Hi! My name is Damir. I’m co-founder at IFAB.ru and i’m pretty good at these scary things

  • Startups
  • E-Commerce
  • Process development
  • Process implementation
  • Project management
  • Financial modeling
  • Business strategy

You can reach me out via these networks

Are you hiring? Check out my CV

My CV page

Криминология – краткие ответы

ВОПРОС 1. Понятие, предмет, задачи и система криминологии.

 

Криминология – общетеоретическая наука о преступности, ее причинах и условиях, ей сопутствующих, личности тех, кто совершает преступления, а также о методах контроля за преступностью и борьбы с ней (включая в понятие борьбы с преступностью и ее предупреждение).

Основная часть предмета криминологии – преступность, т.е. форма социального поведения людей, нарушающая нормальное функционирование общественного организма.

Преступность — не простая сумма совершенных преступлений, а явление, имеющее свои закономерности сущест­вования, связанное с другими социальными явлениями, а часто ими и определяющееся.

Преступность в своих проявлениях многообразна, многолика, что создает трудности как для ее теоретического осмысления, так и для практики борьбы с ней. Она различается по тяжести отдель­ных ее составляющих, по территориям, видам, характеристике лиц, совершающих преступления, и по многим другим парамет­рам. Криминологически это очень важная констатация, ибо она снимает облегченное представление о преступности, о формах и методах борьбы с ней, о всякого рода несбыточных программах и планах ее искоренения, ликвидации, да еще в короткие сроки. И, напротив, нацеливает общество на трудную (и не всегда успеш­ную) борьбу с преступностью, на недопустимость «лихих кавале­рийских наскоков» на нее, обязывает глубоко анализировать ее причины, условия, ей способствующие, изучать тех, кто соверша­ет преступления, разрабатывать разумные средства контроля за преступностью, предупреждения преступлений, определять те меры, которые связаны с решением экономических, социально-культурных, воспитательных задач, осуществляемых обществом, государством, различными их ячейками.

Вторая составная часть предмета криминологии — причины преступности и условия, ей способствующие.

Далее, в предмет криминологии в качестве его составляющей входит личность преступника.

Классификация конкретных социальных типов преступников весьма важна. Убийцы отличаются от воров, представляя собой специфический тип личности; мошенники — от «белых воротнич­ков», хотя последние могут применять методы мошенничества; расхитители имущества — от сексуальных насильников й т.д. Изучение типов личности тех, кто совершают преступления, тре­бует разработки как общих, так и индивидуальных мер и методов предупреждения преступлений. Однако при этом следует иметь в виду временный характер нахождения в «мундире» личности пре­ступника (иначе зачем говорить об исправлении и перевоспитании преступников). И если для уголовного права преступник тот, кто совершил деяние, содержащее все элементы состава преступле­ния, то для криминологии определение понятия «личность пре­ступника» более сложная задача, ибо связана с отнесением чело­века к определенной, осуждаемой обществом страте этого же об­щества, с неизбежным вопросом: сколь долго такое состояние человека может продолжаться?

В предмет криминологии, наконец, входит предупреждение  преступности. Проблема предупреждения преступности неотрывна от других составляющих предмета криминологии-. Она как бы завершает  все, что связано с наличием преступности в человеческом  обществе и борьбой с ней. Понимание преступности как явления, всеми своими корнями уходящего в поры общества, ее причин, отражающих противоречивость его функционирования, личности тех, кого само общество превращает в преступников, и есть та база, на которой рождается теория предупреждения преступности.

Деление преступности на уровни определяет и особенности ин­дивидуальной профилактики, ибо отдельные преступления совер­шаются людьми, каждый из которых неповторим, а воспитатель­ная работа с ним требует индивидуального подхода. В этой части криминология вступает в контакт прежде всего с такой наукой, как психология. Не случайно среди правовых наук прочное место завоевала ныне юридическая психология.

Теория предупреждения преступности неразрывно связана (как и остальные составные предметы криминологии) с пробле­мой прогнозирования преступности, а также планирования пре­дупредительных мер.

Завершая рассмотрение предмета криминологии, отметим, что в него входит и проблема жертвы преступления –  виктимология.

Исследования показывают, что поведение преступника неред­ко обусловлено как поведением его жертвы, так и особыми ка­чествами ее, а также взаимоотношениями преступника с по­терпевшим, сложившимися ранее либо в процессе столкновения. Нередко преступное поведение провоцируется отрицательным по­ведением потерпевшего. В преступлениях, где наличествуют мо­тивы межличностного порядка, это видно особенно отчетливо.

Криминология систематизи­рует преступления а) по сферам деятельности преступников; б) по степени их организации; в) по составу преступного контингента; г) по причинам не только самих преступлений, но и того социаль­ного распределения преступников, которое наблюдается в стране.

Если взять за основу подходы к криминологии как к науке, то обобщенно система кри­минологии выглядит следующим образом.

Сначала рассматриваются понятия, предмет, задачи науки. Вслед за этим — история и состояние криминологии как науки; затем анализируются ее ключевые проблемы (преступность, лич­ность преступника, причины и условия преступности, ее про­гнозирование и методы изучения, предупреждение преступности, включая планирование борьбы с преступностью); вслед за этим анализируются наиболее опасные и распространенные виды пре­ступности.

Задачи криминологии.

Первая группа — познавательные задачи. Криминология в процессе изучения преступности и преступника далеко не исчер­пала свой предмет. По крайней мере, три аспекта этого предмета требуют дальнейшего углубленного анализа. Во-первых, это зако­номерности существования и движения преступности. Во-вторых. Это особенности личности преступника и «механиз­мов» совершения преступлений различного вида. В-третьих, вопрос о том, как должна меняться стратегия борь­бы с преступностью с учетом тех социальных изменений, которые происходят в мире.

Вторая группа задач — прогностические. Мало констатировать плохое или хорошее состояние дел. Нужно смотреть в будущее. Криминология обязана предвидеть и предсказать развитие собы­тий. Разумеется, речь идет лишь о вероятностном прогнозе, при котором намечаются основные тенденции того или иного явления, но нет абсолют­ного ручательства за возможные в будущем цифры. И все же без такого прогноза практика борьбы с преступностью становится без­оружной, а то и дезориентированной. А для надежного прогнози­рования в сфере криминологии надо овладеть всеми теми знания­ми, которыми уже сегодня располагает эта наука.

Третья группа: реко­мендации криминологов в адрес государственных и общественных организаций.

Четвертая задача — просвещение населения. Много­летний опыт борьбы с преступностью учит тому, что одни лишь правоохранительные органы’ без поддержки народа преодолеть преступность не в состоянии. Необходимо развеять миф о непобедимости преступни­ков, дать людям основные криминологические сведения, научить смелее и активнее бороться с преступными акциями и избегать того, чтобы оказаться жертвой преступника.

 

ВОПРОС 3. Значение криминологии в организации борьбы с преступностью и ее взаимосвязь с другими науками.

 

На первом месте здесь связь криминологии с уголовным правом.

И уголовное право, и криминология изучают преступление и преступность. Но делают они это по-разному. Уголовное право — наука об ответственности за совершение преступлений. Поэтому и преступление она изучает с юридических позиций, как понятие и совокупность признаков (состав) определенного акта противоправного поведения. Уголовное право изучает и наказание, нала­гаемое судом за совершение преступления, смягчающие и отяг­чающие ответственность обстоятельства, определяет принципы назначения наказания и освобождения от него.

Уголовное право не обращается к тем явлениям, событиям и поступкам человека, которые предшествуют преступлению; его непосредственно не интересуют причины преступности и условия, способствующие совершению преступлений. А личность преступ­ника сводится в уголовном праве к понятию субъекта преступле­ния, который характеризуется в основном двумя свойствами: воз­растом и вменяемостью (плюс признаки так называемого специ­ального субъекта). За границами уголовного права остаются нравственные, социальные и психологические особенности преступника. Но все то, что не входит в предмет уголовного права, как раз интересует криминолога, в частности «механизм» пре­ступного поведения и причины противоправного развития со­бытий.

Органичная связь криминологии с уголовным правом состоит в том, что уголовное право определяет границы, рамки предмета криминологии. Ведь перечень преступных деяний определяется  уголовным кодексом. А именно этот круг деяний и изучается кри­минологией.

Криминология тесно связана с наукой уголовного процесса, изучающей процедуры предварительного расследования и судеб­ного рассмотрения дела. В уголовно-процессуальном законода­тельстве содержится прямое предписание: следователь, прокурор, суд обязаны по каждому уголовному делу выявлять причины и условия, способствующие совершению преступлений, и предлагать меры, направленные на их устранение.

Еще одна юридическая наука — криминалистика, которая изучает методику, технику и тактику расследования преступлений, получает от криминологии данные о состоянии преступности, особенностях «механизмов», «способов» совершения различ­ных преступлений и о свойствах личности преступников. Криминалистика использует эти сведения для разработки наиболее эффективных методов раскрытия преступлений. Криминология связана и с уголовно-исполнительным правом, изучающим принципы и условия назначения и отбывания наказаний. Многие преступления совершаются в местах лишения свободы или лицами, вышедшими из заключения, поэтому взаимодействие криминологов и специалистов по уголовно-исполнительному праву весьма полезно.

Есть еще несколько наук, обычно относимых к циклу юридических. Это судебная статистика, судебная медицина и судебная «атрия. И с ними криминология имеет непосредственные контакты. Так, она широко использует данные судебной статистики. А разработки судебных психиатров помогают криминологу составить более полное представление об особенностях личности. различных категорий преступников.

Далее укажем на тесную связь криминологии с психологией (общей и юридической), предметом которой является внутренняя жизнь человека, его поведение в природе и обществе. С полным основанием можно назвать криминологию или, по крайней мере, определенную ее часть — психологией преступника.

 

ВОПРОС 5. Взаимосвязь криминологии с другими науками.

См. вопрос 3.

ВОПРОС 6. Возникновение криминологии.

Существует несколько подходов к появлению преступности и, соответственно, зарождению науки криминологии.

  1. примитивно-рационалистическая концепция причин преступности – Философы-просветители XVIII в. (Монтескье, Вольтер, Беккариа и др.) впервые сделали попытку противопоставить средневе­ковому объяснению мира объяснение, основан­ное на рациональном, научном, во многом стихийно-материа­листическом понимании природы и общества. С этих же позиций они стремились определить понятия преступления, преступности и ее причин. Английский философ-материалист и просветитель А. Коллинз считал, что свободомыслие изгоняет дьявола, освобождает разум от суеверий. Освобождение разума выступало как неизбежная предпосылка освобождения человека, а стремление распростра­нить свет и знания разума — как высшая цель и предназначение философии. В политическом плане это была борьба за права лич­ности, против влияния церкви и феодального государства, за де­мократию против абсолютизма, за раскрепощение самого челове­ка от пут феодальной зависимости.

В 1839 г. французская академия морали и политических наук в Париже предложила в качестве задачи для исследования раскрыть путем прямого наблюдения, каковы те элементы в Париже или в ином крупном городе, из которых состоит часть населения, образующая опасный класс вследствие своих грехов, невежества и бедности. Пришли к выводу, что бед­няки представляют собой ту же опасность для общества, что и действительные преступники, от которых их мало что отличает. К их числу он отнес почти восьмую часть рабочего класса Парижа. Моральным дефектам личности были приписаны  те жалкие условия, в кото­рых находились эти люди.

Возникновению нового представления о личности преступни­ка, а следовательно, и о причинах преступности предшествовал один из наиболее грандиозных в истории социальных переворотов –           смена феодального строя буржуазным, замена религиозного мировоззрения философией гуманизма и просвещения.

Философы-просветители сформулировали понятие преступления как акта свободной воли человека, который не игрушка в руках высших сил, но сознатель­но действующий и свободный в своих поступках индивидуум.

Наполняются новым содержанием понятия добра и зла, добро­детели и порока, которые отныне не потусторонние, внеземные категории — они вытекают из самой природы. При этом зло, по­рок преступление — нарушения естественного, нормального, ра­зумного порядка вещей.

Собственность, ее свободное приобретение и обладание ею ста­новятся объективно олицетворением позитивного действия и по­ведения; посягательство на собственность — столь же естествен­ным, натуральным преступлением. Истоки преступления, как и истоки добродетели, — в самом человеке.

В Европе к началу XVI в. произошло важное социальное и экономическое событие — началось массовое обезземеливание крестьян. Пашни превращались в пастбища, земледеление совер­шенствовалось, число рук, необходимых для обработки земли, резко сокращалось. Крестьяне массами изгонялись из деревень. Началось жестокое приучение крестьянских масс к железной дисциплине капиталистического производства.

Такой оказалась оборотная сторона постулата свободной воли, абстрактного гуманизма в реальном социальном контексте, цена выведения спекулятивным путем категорий добра и зла из приро­ды человека. Поистине трагичным явилось противоречие между постулатом господства свободы и разума в обществе, пришедшем

на смену феодализму, с его реальной социальной природой и ре­альной историей капитализма эпохи первоначального накоп­ления.

Основанные на разуме высокие этические идеалы, выдвинутые просвещением, понимание природы человека и общества, основан­ное на спекулятивном мышлении, т.е. достигнутое путем логичес­ких рассуждений, стали легкой добычей развившихся к этому вре­мени естественных наук, которые «взбунтовались и с поистине плебейской жаждой правды действительности до основания раз­рушили возведенные фантазией великолепные сооружения»1. Ве­дущее место среди этих наук заняли биология и антропология.

  1. антропологические концепции причин преступности – как только была развеяна легенда об анатомических откло­нениях, предрасполагающих к преступлению, возникли новые те­чения подобного же рода, в основу которых были положены либо особенности эндокринной системы (желез внутренней секреции), либо психофизическая конституция людей (теория немецкого психиатра Э. Кречмера), либо врожденные свойства нервной сис­темы (экстраверты и психопаты английского психиатра А. Айзен-ка) и т.д.3

Развитие генетики, возможность в не столь отдаленном буду­щем расшифровки генетического кода, законное само по себе стремление подвести научную базу под изучение преступности вновь вызвали к жизни попытки увязать противоправное поведе­ние с биолого’анатомическими, врожденными чертами личности, например с особенностями хромосом.

Между тем преступность — не биологическая, а социальная категория. Ее изменчивость с изменением социальных условий является бесспорным фактом. Бесспорна также стабильность био­логически наследуемых признаков. Но если из двух сопоставляе­мых явлений одно беспрерывно меняется, а другое нет, то трудно усмотреть основание для того, чтобы приписать им причинно-следственную связь. Индивидуальные свойства и качества, в том числе и врожденные, связанные с уникальным характером гене­тической программы каждого человека, безусловно, предопреде­ляют многое в его поведении. Предопределяют (на уровне возмож­ного), но не являются причиной.

  1. социологические концепции преступного поведения – Исследования статистиков в области преступности проводи­лись применительно к возрасту, полу, национальности, профессии и образованию преступников, к экономическим условиям, ко вре­мени года. Центральный вывод, к которому они пришли, заклю­чался в том, что ежегодная сумма всех преступлений, а также суммы конкретных видов преступлений сохранялись примерно одинаковыми каждый год. Такая же закономерность была обна­ружена и в цифрах преступлений, характеризующих состояние преступности в определенных социальных условиях, в городе или деревне и т.д.

Было выявлено, что, складываясь из отдельных преступных актов, образуется явление, отличное от составляющих его частей, т.е. преступность как социальный феномен, который существует только в обществе и зависит от условий этого общества.

Впервые, следовательно, в криминологии была подчеркнута важность социальных условий, продемонстрирована социальная детерминированность преступности, ее относительная независи­мость от воли и усмотрения отдельных людей, ее производный характер от условий социальной среды.

Концепция социального детерминизма позволила превратить казавшиеся случайными и разрозненными факты в серьезный по­казатель господствующих социальных условий. Впервые в исто­рии человеческой мысли преступность стали рассматривать в ка­честве социального явления.

Позиция социального детерминизма в криминологии влечет за собой чрезвычайно важные выводы. И первый из них заклю­чается в том, что, не изменив социальных условий, вызываю-

щих к жизни преступления, тщетно было бы пытаться ради­кально повлиять на преступность. Если основанием преступнос­ти являются объективные (т.е. не зависящие от воли людей) фак­торы, то преступность отныне перестает казаться всего лишь по­рождением эгоистических устремлений некоторых людей. Такое представление о преступности возникает стихийно и является чрезвычайно устойчивым. Действительно, кажется очевидным, что совершают преступления те, кто хотят их совершить (свобод­ная воля). Хочет совершить преступление тот, кто эгоистичен, испорчен, невоспитан. Достаточно уговорить этих людей (или запугать их) — и преступления уменьшатся, преступность ис­чезнет.

Если же не все в поведении людей зависит от их намерений, желаний (от их воли), если их поступками движут и объективные факторы, тогда ни жестокие наказания, ни самое совершенное уго­ловное законодательство, ни самая идеальная машина юстиции сами по себе радикально повлиять на преступность не в силах.

В начале XX в. возникла необходимость дать новое истолкова­ние социальных явлений и в том числе преступности, ввести новые категории и понятия и среди них, прежде всего, категории и поня­тия современной духовной культуры общества, исходя из положения о том, что нет и не может быть общества без культуры, что именно наличие духовной культуры — принципиальная черта любых форм чело­веческого общежития, что, не исследуя ее специфических зако­нов, нельзя объяснить никакое социальное явление, в том числе и преступность. Все дело в том, какова эта культура.

  1. структурно-функциональный анализ в криминологии – Структурно-функциональный анализ представляет собой метод объяснения социальных фактов с помощью выявления их функций, вскрытия той объективной роли, которую эти факты играют в общественной жизни, показывая при этом, каким обра­зом исследуемые явления взаимодействуют друг с другом и с об­ществом в целом. Цель структурно-функционального анализа — объяснение изучаемых фактов путем установления их значения для больших социальных структур, частью которых эти факты являются.

Исходя из центрального постулата функционального анализа, согласно которому то, что постоянно существует в обществе, во­площает определенную социальную функцию, был поставлен во­прос о том, какую функцию в таком случае выполняют преступ­ление и наказание.

К началу XX в. стало очевидным, что наиболее интенсивно пре­ступность растет в тех странах, в которых бурно развивается ка­питалистическое производство, происходит индустриализация, развиваются города, где нарастают и ускоряются социальные перемены.

В 80-е годы XX в. в американской криминологии возникло новое направление — так называемая радикальная криминоло­гия, которая, во многом придерживаясь марксистских взглядов, обвинила буржуазное общество в порождении неравенства, со­циальной несправедливости, преступности. В работах Р. Куинни, А. Платта, А. Тейлора, Д. Янга и других авторов проводились идеи независимых и честных криминологических исследований, которые, по их мнению, не должны потакать существующей госу­дарственной политике и юридической практике.

 

ВОПРОС 7. Развитие криминологии в России.

Впервые преступность в России систематически начала изу­чаться в рамках социологической школы уголовного права.

Первым криминалистом, призвавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности, был

профессор Московского университета М.В. Духовской. Главной причиной преступлений Духов­ской считал общественный строй, «дурное экономическое устрой­ство общества, дурное воспитание и целая масса других условий». Безусловно, заслугой Духовского было активное использование материалов уголовной статистики в изучении причин преступ­ности.

Характерной чертой социологической школы уголовного права было рассмотрение преступления не только как юридического по­нятия, но и как социального явления. Представители этого на­правления ставили перед собой зада­чу всестороннего изучения взаимосвязи, существующей между со­циальной средой и преступностью. В своих научных трудах глав­ное внимание они сосредоточили на отыскании факторов преступ­ности и на определении вероятности, с которой тот или иной фактор способен вызывать нарушения уголовно-правовых запре­тов. Сводя причины преступности к действию многочисленных от­дельных и влияющих с разной силой факторов, социологическая школа в качестве мер воздействия на преступность предлагала от­дельные, подчас незначительные реформы. Провозгласив пре­ступность явлением социальным, теоретики социологической школы тем не менее не дали полного, развернутого определения основного предмета своего исследования.

Криминалисты-социологи подразумевали, что познание пре­ступности целиком зависит от полноты изученности ее факторов, а потому основное внимание эта школа уделяла анализу много­численных данных, свидетельствующих о статистической зависи­мости между различными социальными, экономическими и лич­ностными характеристиками преступников, с одной стороны, и фактами нарушения уголовного закона — с другой. Поэтому важ­нейшим методом исследования закономерности развития пре­ступности социологическая школа считала статистический ана­лиз.

Направлением, которое перешло на новые методологические позиции в изучении преступности, было левое крыло социологи­ческой школы уголовного права России.

Представители этого направления, показав методологическую ограниченность теории факторов, ее неспособность вскрыть дейст­вительные причины преступности, сделали верный вывод о том, что только на основе диалектического метода можно дать адекват­ное теоретическое описание преступности. Криминалисты-со­циологи левого крыла не только ясно осознавали, что преступность есть определенное состояние социального организма, но и старались в своих исследованиях раскрыть внутреннюю связь, существующую между эмпирическими закономерностями преступности и социально-экономическим устройством общества.

Изучение преступности продолжалось и в первые годы сущест­вования советского государства. Анализ состояния преступности, ее причин, личности преступника проводился органами юстиции, милиции, работниками государственного аппарата, научными со­трудниками, общественностью и студентами. Научно-методичес­кой базой проведения криминологических исследований явля­лись статистические учреждения, в которых была сосредоточена так называемая моральная статистика3, а также кабинеты но изу­чению преступности и преступника, создаваемые различными ве­домствами и учреждениями в крупных городах страны. Первые шаги в деле изучения личности правонарушителя сделал Петро­градский криминологический кабинет, образованный в 1918 г. по инициативе Петроградского Совета4.

Первый кабинет, о деятельности которого имеется более пол­ная информация, был образован в 1922 г. в Саратове, Работа Са­ратовского губернского кабинета криминальной антропологии и судебно-психиатрической экспертизы велась в трех направлени­ях: 1) изучение преступника и преступности; 2) изыскание наибо­лее рациональных методов перевоспитания преступников; 3) про-изводство экспертиз для судебных органов уголовного розыска и для администрации исправдома1.

Обследование преступников велось до криминально-диагнос­тической карточке, которая включала социологическое, психоло­гическое, физическое и медицинское обследования. Особое внима­ние обращалось на нервную систему и психопатические аномалии. Целью социологического обследования было выявить социальный облик преступника. Психологическое обследование должно было определить хотя бы в общих чертах характер обследуемого и в сочетании с социологическим дать представление о личности пра­вонарушителя.

Криминально-диагностические карточки, кроме их чисто на­учного использования в целях изучения личности преступника, имели и практическое значение: на их основе составлялись крат­кие характеристики заключенных и указывались наиболее целе­сообразные методы исправительно-трудового режима для них.

в 1923 г. при Административном отделе Московского Совета был создан кабинет по изучению личности преступника и преступности. В нем работали криминалисты-со­циологи, психиатры, психологи, антропологи, биохимики, ста­тистики. Впоследствии кабинет был передан в ведение Мосздравотдела, и это определило направление его деятельности.

Московский кабинет разработал несколько форм анкет. Про­грамма детального обследования содержала 43 вопроса, которые заполнялись несколькими специалистами: криминалистом, соци­ологом, психологом, антропологом, психиатром, биохимиком. Выясня­лись условия детства правонарушителей, причины повторного со­вершения преступлений, особенно молодыми заключенными, чтобы выявить в каждом конкретном случае влияние тех социаль­но-экономических условий, в которых проходила прошлая жизнь обследуемого. Заключение социолога давало материал и для пра­вильного выбора меры наказания для обвиняемого.

В конце 50-х годов с развенчанием периода культа личности положение дел с проведением криминологических исследований изменилось к лучшему.

В новое уголовно-процессуальное законодательство (1961) бы­ли включены нормы, регламентирующие обязанности органов следствия, прокуратуры и суда выявлять по каждому уголовному делу причины и условия, способствующие совершению преступ­лений.

В эти годы значительная работа была выполнена сектором уго­ловного права ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР, ВНИИ охраны общественного порядка при МООП СССР, сектором по изучению и предупреждению преступности Института государ­ства и права Академии наук СССР.

Заметно оживилась деятельность по изучению преступности и ее причин кафедр уголовно-правового цикла юридических фа­культетов университетов и институтов.

Основы советской криминологии впервые стали преподавать в 1964 г. на юридических факультетах Московского университета и Свердловского юридического института.

В этот период, в самом начале 60-х годов, были опубликованы первые теоретические труды по проблемам криминологии (а не в рамках уголовного права, как ранее).

В 1963 г. был образован Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности.

Для этого и последующего периодов характерна бурная акти­визация криминологических (теоретических и прикладных) ис­следований. Опубликовано значительное число монографий и по­собий, положительно оцененных практикой.

Криминология как самостоятельная наука и учебная дисцип­лина все более утверждается в качестве научной базы для разра­ботки уголовной политики, научно-методической основы нормо­творчества и практики борьбы с преступностью.

В 1966 г. выходит первый отечественный учебник по крими­нологии, подготовленный Всесоюзным институтом по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, выдер­жавший затем три издания и приведший к созданию в начале 80-х годов первого в истории советской (и русской) науки Курса кри­минологии1.

Развитие науки привело к созданию кафедр криминологии в ряде высших юридических учебных заведений страны.

 

ВОПРОС 9. Социологические и психологические методы криминологических исследований.

Социологические методы используются в специально организованных обследованиях и имеют целью собрать юридически значимую информацию, отсут­ствующую в официальной отчетности правоохранительных орга­нов и других юридических учреждений.

К этим методам, применяемым в криминологии, можно отне­сти: опрос в различных его формах, социологическое наблюде­ние, социальный эксперимент и др.

Опрос — распространенный конкретно-социологический метод получения данных. Он позволяет: 1) собрать сведения, которых нет в официальной отчетности и других мате­риалах; 2) за короткий срок и при небольших затратах сил и средств опросить представительные группы изучаемых лиц; 3) формализовать его проведение в целях облег­чения обобщения и анализа получаемых сведений.

Посредством опроса выявляются: общественное мнение о при­чинах преступлений и правонарушений, о латентных преступле­ниях, об эффективности профилактических мероприятий и мер Уголовного наказания; отношение опрашиваемых к нравственно-правовым ценностям, праву, установленному правопорядку, служебным обязанностям; настроения, правосознание, социальные ориентации и мотивация правонарушителей, пострадавших и т.д. Опросы могут выражаться в форме бесед, интервью и анкетирования.

х Беседа с лицами, мнение которых изучается, проводится по хорошо  продуманному плану в форме свободного общения. Она требует от исследователя предварительной подготовки и умения устанавливать с опрашиваемыми психологический контакт.

Преимуществом данного метода является возможность уточ­нить и углубить изучаемые вопросы в процессе проведения бесе­ды, недостатками — его трудоемкость и малая возможность фор­мализации, что затрудняет дальнейшую обработку и обобщение полученных сведений.

Интервью представляет собой ту же целенаправленную беседу ведущуюся по строго разработанным вопросам. Грань между ин­тервью и беседой как формами изучения общественного мнения условна. Интервью в отличие от беседы скоротечно, более жестко запрограммировано и содержит ограниченное число вопросов. Этот вид опроса позволяет в короткий срок охватить большие контингенты опрашиваемых и получить относительно сопоставимые результаты для последующего обобщения и анализа. Интервью делят на несколько видов: а) свободное, б) стандартизированное, в) панельное, г) групповое.

Свободное интервью — упрощенный вариант направленной бе­седы, где опрашиваемому предлагается круг вопросов, в плане ко­торых он ведет свободный рассказ, уточняемый исследователем. Стандартизированное (формальное) интервью предполагает стро­го сформулированные вопросы, задаваемые по возможности в оди­наковой форме. Панельное интер­вью представляет собой неоднократное его проведение с одними и теми же лицами (или одним и тем же контингентом лиц) через определенные промежутки времени в целях установления дина­мики их взглядов и мнений. При групповом интервью исследователь получает мнение группы, которое не всегда выражает мнение большинства.

Анкетирование — один из наиболее распространенных и эффективных методов сбора первичной социологической и статисти­кой информации. Анкетирование по сравнению с беседой и интервьюированием представляет собой как бы следующую ступень еше более жестко запрограммированного опроса.

Анкетный метод в криминологии по сравнению с другими фор­мами опроса имеет ряд преимуществ. Он позволяет: 1) произвести обследования достаточно больших групп граждан, должностных лиц или правонарушителей в короткий срок и с наименьшей за­тратой сил и средств; 2) максимально формализовать опрос, обеспечив достаточную сопоставимость данных, их статистическую об­работку и анализ, в том числе и на ЭВМ; 3) соблюсти анонимность ответов,  способствующую выявлению действительного  мнения респондентов. К недостаткам этого метода относятся: 1) жесткая определенность вопросов, не позволяющих в конкретных случаях клубить опрос; 2) невозвращение опрашиваемыми значительной части анкет и наличие в них ошибок и неточностей; 3) возможность взаимных влияний на мнение опрашиваемых при организованных опросах в учебных и трудовых коллективах. Главным же недостатком анкетирования, как и иных форм опроса, является субъективный характер получаемых сведений.

Социологическое наблюдение именуется таковым условно, в целях   отличия его от наблюдения статистического.

Применение социологического наблюдения в органическом единстве с другими аналитическими методами помогает работни­кам правоохранительных органов при изучении и предупрежде­нии преступлений, при анализе результатов своей работы, при вы­работке реальных стратегий борьбы с преступностью и т.д. Дан­ные наблюдения отражают не столько факты сознания, как при опросе граждан, сколько объективную картину изучаемого явле­ния. Она может быть искажена лишь в сознании самого исследо­вателя под влиянием его ошибочных взглядов, предубеждений, оценок, интерпретаций.

Наблюдение бывает полным, включенным и наблюдением-участием. При полном наблюдении исследователь изучает соци­ально-правовые и криминологические явления и процессы пас­сивно «со стороны». Включенное наблюдение предполагает изуче­ние социально-правовых явлений «изнутри». Это возможно тогда, когда исследователь находится в той обстановке, которую изучает. При наблюдении-участии наблюдатель активно участвует в изу­чаемых им процессах и явлениях.

Социальный эксперимент в криминологии качественно отли­чается от эксперимента в естественных науках. Его применение в праве и криминологии строго ограничено. Эксперименты в праве, в законотворчестве возможны только на основе нормативного ре­шения. Криминологические эксперименты не требуют норматив­ного разрешения, но возможны лишь в позитивном плане (напри мер, при разработке организационных мер предупреждения преступлений и т.д.), т.е. когда они, позволяя получить необходимую информацию, которую нельзя добыть другими способами, не создают экспериментальных криминогенных условий и ситуаций.

Психологические методы исследования используются в криминологии для изучения психологии криминальных группировок, правосознания граждан и правона­рушителей, группового мнения, личности преступников, мотива­ции преступного поведения, криминогенности пограничных состояний и других психических отклонений вменяемых или ограниченно вменяемых лиц. Результаты психологических криминологических исследований особенно важны для изучения личностных причин преступного пове­дения, разработки мер индивидуальной профилактики и ресоциализации осужденных.

 

ВОПРОС 10. Статистические и математические методы в криминологии.

Метод массового статистического наблюдения криминологи­ческих явлений означает, что только путем изучения большого количества преступлений, субъектов этих действий и т.д. можно установить объективные закономерности в преступности, ее при­чинности, эффективности правоприменительной деятельности судов, прокуратуры, милиции и других правоохранительных ор­ганов. Изучение единичных явлений или в небольшом количестве в силу случайных отклонений не позволяет выявить действитель­ные закономерности. При массовом же наблюдении случайные ко­лебания взаимно погашаются и остаются следствия, обусловлен­ные общими причинами.

Организация статистического наблюдения включает: опреде­ление его целей и задач; выбор надлежащего объекта; установление единиц наблюдения, совокупности, измерения; составление программы наблюдения. Цели статистико-криминологического исследования могут быть самыми разными. Они обусловлены кон­кретной криминологической обстановкой и предопределяют выбор объекта наблюдения.

Статистическое наблюдение в криминологии может иметь две организационные формы: 1) официальный учет и отчетность, ко­торые рассматривались выше; 2) специально организованное об­следование, позволяющее собрать сведения, которых нет в офици­альной отчетности. Например, при изучении преступности может возникнуть необходимость выяснить степень доверия граждан к правоохранительным органам.

Сводка и группировка данных наблюдений по качественно определенным   признакам   —   следующий   специфический   метод  криминологического обследования. На этапе cводки  начинается «переход» от характеристик случайного и единичного к устойчивому и массовому, от отдельных преступлении – к  преступности.

Статистические группировки могут быть типологическими, когда изучаемые явления группируются по качественным призна­кам, структурными, которые разрабатываются на основе коли­чественных признаков, и аналитическими (корреляционными), позволяющими обнаружить взаимосвязь и зависимость изучае­мых явлений. Группировки также могут быть простыми, сложны­ми, комбинированными, многомерными, первичными, вторичны­ми и т.д. Результаты группировок криминологических показате­лей могут быть изложены в разнообразных таблицах и графиках.

Статистический количественный анализ дает возможность уг­лубить изучение, установить и измерить закономерности и взаи­мозависимости массовых правовых, криминологических и социо­логических явлений. Результаты статистического исследования на этом этапе выражаются в процентах, коэффициентах, индексах и других обобщающих показателях, не включающих частные, индивидуальные или случайные отклонения. В них раскрываются основные тенденции, типичные черты, корреляции, характеристики.        Всесторонний качественный анализ криминологических количественных явлений применяется на всех этапах статистического исследования и при наблюдении, и при группировке, и при количественном анализе. Качественный анализ является основополагающим. Отступление от него может привести исследователя в плен механистических представлений и схоластических расчетов.

Математические методы криминологических исследований, как правило, являются составной частью более глубокого статис­тического, социологического, сравнительного и исторического анализа криминологических данных в целях их системного и мо­дульного анализа, моделирования криминологических процессов, выявления упорядоченности и типологии объектов изучения, оценки надежности статистической информации и др.1 Обще­известно, что наука начинается с измерения (сопоставимого срав­нения), а последнее без математики невозможно. В реализации этой идеи имеются две’трудности: 1) не всегда удается перевод качественных криминологических фактов в количественные ве­личины, т.е. их квантификация; 2), пока юристы, в том числе и криминологи, недостаточно владеют математическими методами анализа. Эти недостатки преодолеваются, особенно последний. В учебные планы юридических вузов в настоящее время введено преподавание математики и информатики, которые в совокупнос­ти с более высоким уровнем преподавания юридической статисти­ки, поскольку она стала доступной и необходимой, способны су­щественно повысить математическую подготовку юристов нового поколения.

 

ВОПРОС 12. Криминологическое прогнозирование.

Криминологическое прогнозирование представляет собой научное предсказание основных изменений (тенденций, закономерностей) развития преступности или вероятности совершения преступления конкретными лицами в обозримом будущем. В широком понимании  оно  может  включать  также  прогнозирование явления новых общественно опасных явлений, требующих своевременной криминализации, прогнозирование утраты обществен­ной опасности отдельных видов преступлений, требующих декри­минализации, прогнозирование эффективности действия уголов­но-правовых   норм,   профилактических   мер,   прогнозирования развития самой криминологической науки и ее возможностей.

Криминологическое прогнозирование может быть научным и обыденным. Обыденное, или эмпирическое, предсказание опирается на повседневный опыт практических работников правоохра­нных органов и других лиц, как-то связанных с контролем над преступностью и укреплением правопорядка, на их житейские наблюдения, обыденное сознание, интуицию. Оно постоянно используется в повседневной жизни и деятельности органов сис­темы уголовной юстиции. Научный прогноз разрабатывается на основе системных знаний преступности, причин преступности и отдельных преступлений, мотивации преступного поведения, за­кономерностей развития криминогенных и антикриминогенных факторов в прогнозируемом будущем, на основе общенаучных и частнонаучных методов прогнозирования. Научный прогноз вы­водится из объективных данных, а не из субъективных представ­лений, которые нередко доминируют в обыденном предсказании будущего.

Цель криминологического прогнозирования заключается не в по­лучении точных количественных и иных показателей, а в выявлении возможных тенденций и закономерностей развития пре­ступности, поведения конкретных лиц или наступления иных криминологически значимых процессов.

Криминологическое прогнозирование всегда является вероятностным и многовариантным (например, пессимистическим, усредненным и оптимистическим). Разница между вариантами может быть значительной. Ее границы задаются многозначностью вероятных изменений в течение прогнозируемого периода как криминогенных, так и антикриминогенных факторов. И это дает основание считать криминологическое прогнозирование вторичным по отношению к прогнозированию социально-экономических, социально-демографических, социально-психологических и иных явлений, с которыми причинно связано противоправное поведение.

Научное криминологическое прогнозирование только тогда оправдает свое социальное назначение, когда оно будет процес­сом творческим и непрерывным, включенным в общую систему борьбы с преступностью, ее предупреждения и контроля. Органи­зация данной деятельности должна иметь следующие этапы: ана­лиз криминологической обстановки — прогнозирование преступ­ности, ее отдельных видов и других криминологически значимых явлений в определенном будущем — разработка и планирование мероприятий по их предупреждению и пресечению — практичес­кое проведение запланированной работы, а далее по той же схеме: анализ криминологической обстановки с учетом результатов про­веденной работы, коррекция прогностических выводов и т.д.

  1. Прогнозирование преступности и его методы. Из огромного арсенала прогностических методик криминология заимствует лишь те, которые на современном этапе развития науки и практики применимы для предвидения тенденций преступности. Это:

экстраполяция;

метод экспертных оценок;

моделирование.

Экстраполяция представляет собой распространение выводов, получен­ных при изучении прошлой и настоящей преступности, на ее бу­дущие тенденции. А поскольку преступность и связанные с ней явления имеют динамические и структурные показатели, выра­женные в абсолютных и относительных величинах, то и на буду­щее они могут предсказываться путем продолжения имеющихся тенденций в тех же количественных единицах. Прогностические выводы могут быть дифференцированы по видам, группам пре­ступлений и их причинным обстоятельствам.

Метод экспертных оценок в криминологическом прогнозировании дополняет экстраполяцию. Он представляет собой спе­цифическую форму опроса (анкетирования) высококвалифици­рованных и опытных специалистов (криминологов, социологов, экономистов, психологов и др.) для установления возможных тенденции преступности в прогнозируемый период. Этот метод пригоден для среднесрочного и долгосрочного прогнозирования при отсутствии необходимой основы использования других, более точных прогностических методик. Его недостатком явля­ется субъективный и неформализованный характер прогности­ческих оценок.

Метод моделирования преступности в прогностических целях предполагает построение моделей преступности, анализ которых в различных обстоятельствах может заменить в известных преде­лах изучение будущей преступности. Под моделью в широком по­нимании подразумевается реальный или мысленный образ (изо­бражение, описание, схема, чертеж, график и т.п.) или прообраз каких-либо объектов (явлений), используемый при определенных условиях в качестве их «заместителя». Создание удовлетворительной модели преступности в целях ее изучения и прогнозирования весьма перспективно. Ее функции могут выполнять лишь модели реальные, построенные в виде схем, формул, матриц. В настоящее время выделяются два направления математического моделирования преступности: а) моделирование преступности в виде внесения множественной регрессии, б) матричное моделирование преступности.

  1. Прогнозирование индивидуального преступного поведения и его методы. Обоснованный прогноз возможного поведения виновного – одно из требований, учитываемых при решении важных вопросов уголовной ответственности, но опора на прогностические выводы не должна противоречить правовым основаниям ответственности.

Из прогноза преступности в целом, ее отдельных групп и видов в первую очередь следует исходить при определении условной статистической группы возможных правонарушений. Назовем такой подход дедуктивным. Он ориентирует на определенные социальные группы или категории граждан, оптимизирует процесс прогнозирования и ставит его на надежную статическую базу. Параллельно с дедуктивным прогнозированием должна осуществляться встречная прогностическая деятельность – от непосредственного изучения поведения конкретных лиц, их отношения к труду, окружающим людям, к самим себе – к статистическим закономерностям индивидуального преступного поведения и преступности в целом (индуктивный подход).

Прогнозирование первичного преступного поведения и прогно­зирование рецидива укладываются в четыре условные ситуации:

латентную, когда формирующаяся криминальная направлен­ность субъекта не проявляется вовне, но криминогенные отклоне­ния в направленности и мотивации поведения субъекта обозначи­лись. Вероятность предвидения возможного преступного поведе­ния в этой ситуации небольшая, но действенность целенаправленной профилактической социальной помощи может быть достаточно высокой. Точность прогноза повышается в зависимости от уровня криминогенности условий жизни субъекта, его окружения и степени их «соответст­вия» его доминирующим мотивам;

предпреступную, когда в поведении субъекта наряду с отклонениями в направленности действий отмечаются аморальные поступки, административные нарушения, нередко граничащие с преступлениями. В этой ситуации субъект может раскрыть свой умысел,  высказывать  угрозу,   осуществлять  подготовительные мероприятия и т.д. Вероятность совершения преступления данными лицами  относительно высокая;

преступную, когда субъект совершил преступление и в отношении него ведется уголовное дело. В процессе следствия и суда возможно множество ситуаций, требующих прогностических выводов. Прогнозная информация его поведения до совершения преступления дополняется характеристикой поведения виновного в время и после его совершения, а также теми специфическими изменениями,  которые наступают в социально-правовом статус субъекта и в его психологии. Точность прогноза здесь может быть высокой;

постпреступную, когда субъект отбывает наказание и, напри­мер, представляется к условно-досрочному освобождению. В этой ситуации, как и в предыдущей, прогнозируется возможный реци­див. Прогнозная информация здесь дополняется характеристикой поведения виновного в период отбывания наказания, и это может повысить надежность прогностических выводов, если, конечно, они делаются не на формальных основаниях.

Индивидуальное прогнозирование — далеко не решенная про­блема и в науке, и в практике. Особенно много ошибок в этом сложном вопросе совершается в настоящее время. Судебная прак­тика, например, переполнена случаями ареста подозреваемых и освобождения из-под стражи по формальным основаниям (по тя­жести совершенного деяния, по внесенному залогу и т.д.). Нали­чие формальных оснований освобождает от ответственности сле­дователей, прокуроров, судей, но не решает проблемы по сущест­ву. Поэтому следственные изоляторы переполнены неопытными, случайными преступниками, которые признали себя виновными и не могут профессионально защищаться или «откупиться». До­казать вину опасного, опытного и богатого преступника, на ко­торого работают несколько адвокатов, сложнее. А если и появ­ляются основания для его ареста, суды освобождают таких по­дозреваемых или обвиняемых под крупные залоги и они спокойно исчезают из поля зрения правоохранительных орга­нов (и даже из страны) или «разваливают» дело путем запугива­ния либо подкупа свидетелей.

Решение проблемы лежит в более четком и непосредственно правовом регулировании индивидуального прогнозирования путем глубокого изучения личности виновного, мотивации его по ведения и разработанных на этой основе относительно доступны: методов индивидуального прогнозирования.

К ним относятся те же методы: экстраполяция, экспертные оценки и моделирование. Совпадая по названиям с методами прогнозирования преступности, они имеют иное конкретное содержание.

Метод экстраполяции в том виде, в каком он применяется для прогнозирования преступности, пригоден при прогнозировании индивидуального преступного поведения лишь на уровне дедуктивного подхода при отборе наиболее криминогенных групп граждан. На уровне же индуктивного подхода его применение специфично. Он представляет собой не что иное, как распространение ранее проявленных субъектом своих асоциальных наклонностей на возможное будущее поведение.

Эвристический метод групповых (экспертных) оценок допол­няет экстраполяцию. В отличие от прогнозирования преступности он представляет собой специфическую форму прогностического опроса должностных и других лиц (родителей, учителей, воспита­ли, руководителей, начальников, представителей обществен­ных организаций, работников милиции, товарищей по работе  и т.д.), которые обязаны (или могли) изучать и фактически знают деловые, психологические и моральные качества изучаемых  граждан.

Метод моделирования преступного поведения в прогностичес­ких целях предполагает построение соответствующих моделей изучение, которых может заменить в известных пределах иссле­дуемый объект. Под прогностической моделью понимается модель объекта прогнозирования, исследование которой позволяет полу­чить информацию о возможных состояниях объекта в будущем. Следовательно, этот «заменитель», построенный по принципу структурного или функционального подобия реального преступ­ного поведения, может давать информацию о возможном поведе­нии моделируемого объекта.

  1. Прогнозирование общественно опасного поведения и криминализация деяний.

Криминализация деяний может быть опережающей, своевременной и отстающей.

Опережающая криминализация строится на относительно на­дежном прогнозе законодателя о том, что такие-то действия (без­действие) в ближайшем будущем или с наступлением определен­ной ситуации могут стать общественно опасными, а следователь­но, они должны быть заблаговременно криминализированы.

Своевременная криминализация также строится на относи­тельно надежном прогнозе о том, что развитие общественных от­ношений в заданном направлении превратит отдельные и малозна­чительные действия (бездействие) в массовые тяжкие и особо тяж­кие деяния.

Запоздалая криминализация деяний осуществляется под дав­лением общественно опасных реалий, когда дальнейшее затягива­ние процесса ее осуществления грозит серьезными последствиями для личности, ее прав, экономики, безопасности и других общест­венных отношений.

Запоздалая приминализация деяний — одна из главных составляющих в тенденции отставания социально-правового контроля над преступность от ее неблагоприятных изменений. Такое отставание наметилос во второй половине XX столетия, когда особо интенсивно стал увеличиваться уровень преступности за счет новых деяний, явля­ющихся следствием научно-технической, информационной, эко­номической, сексуальной и прочих революций, который наклады­вался на одновременно развивающиеся гуманистические устрем­ления народов.

 

 

ВОПРОС 13. Общее понятие преступности. Ее причины.

Преступность — это социально-правовое исторически изменчи­вое негативное массовое явление, слагающееся из всей совокупнос­ти совершаемых в тот или иной период в государстве (регионе, мире) преступлений, имеющих количественные (состояние, дина­мика) и качественные (структура и характер преступности) показа­тели. Приведенная дефиниция преступности доминирует в крими­нологии, особенно отечественной. Но наряду с определением пре­ступности как социального явления она рассматривается и через иные родовые понятия.

Преступность допустимо рассматривать как разновидность отклоняющегося от нормы поведения. Последнее существует объ­ективно, независимо от того, признано оно уголовно наказуемым или нет, поскольку пограничной линией отсчета отклонения могут быть не только уголовно-правовые запреты, но и исторические на­циональные традиции, нормы морали, других отраслей права. Но только криминализация его особо опасных форм в уго­ловном законе делает соответствующие виды отклоняющегося по­ведения преступными, а преступность становится относительно оп­ределенным и правовым явлением. При отступлении от принципа законности преступность утрачивает этот основополагающий при­знак. Потому она не может рассматриваться как любое поведение, отклоняющееся от аморфных моральных, религиозных и иных норм и установок, существующих в той или иной стране, хотя пос­леднее может и должно изучаться в связи с преступностью.

 

Преступность — негативное явление. Цена ее огромна. Пре­ступления причиняют невосполнимый вред личности, экономике, экологии, общественному порядку, общественной безопасности, государственной власти и другим объектам посягательства. Точ­ных и обобщенных данных ущерба, причиняемого преступностью, нет.

Практика показывает, что среди неопознанных трупов и лиц без вести пропавших есть значительное число умышленно убитых. Ежегодный преступный вред (физический, материальный, моральный) представляет собой огромные величины, свидетельствующие об особо негативном ха­рактере преступности, учтенной и латентной. В цену преступнос­ти включаются и огромные затраты общества, направляемые на борьбу с ней, восстановление справедливости, наказание винов­ных и содержание их в изоляции.

Преступность имеет количественные признаки, которые характеризуют состояние и динамику преступности, а также количественные признаки – раскрывают структуру и характер деяний.

ПРИЧИНЫ:

  • экономические отношения

  • социальные отношения

  • политические интересы;

  • нравственное состояние общества.

Причины преступности на социологическом уровне необходимо, прежде всего, искать в экономических отношениях, и в противоречиях, несбалансированности хозяйственного механизма, пороках и недостатках экономической политики, а также в системе распределительных отношений.

Любые экономические отношения, их противоречивость рож­дают преступность. Рыночные отношения изначально отягощены преступностью. Объясняется это тем, что они основаны на конку­ренции, а значит — на подавлении конкурентов, на запрограм­мированной избыточности рабочей силы, т.е. безработице, на вы­жимании прибыли в возможно больших размерах, на столь же запрограммированном имущественном и социальном расслоении людей. Экономически (прежде всего с точки зрения производства товаров и услуг) рыночная экономика доказала свою жизнеспособ­ность, хотя для этого потребовалось не одно столетие, однако мно­гие негативные ее последствия, в частности высокая преступность, в том числе в экономически благополучных странах, — реаль­ность. А погоня за деньгами значительно обескровила духовный потенциал человеческого общества.

При определенных условиях экономическая преступность может перерасти и перерастает в корыстно-насильственную и просто насильственную преступность. А вслед за этим возникает и преступность должностных лиц, ибо экономические причины столь же затрагивают их, как и все другие слои общества. Так называемые мелкие хищения, например, — не просто преступле­ния, зачастую вызываемые нехваткой средств, но и зеркальное отражение преступности должностных лиц.

В то же время наиболее крупные преступления совершают представители благополучных в экономическом, материальном отношении слоев населения. Для них практи­чески нет материальных проблем. Вспомним великого француз­ского писателя О. Бальзака, который говорил, что за каждым на­житым состоянием стоит преступление. Данное суждение прямо относится к современным деятелям организованной и коррупци­онной преступности. Это в то же время означает, что нет и не может быть однозначной связи между экономическими отноше­ниями и преступностью, например между бедственным матери­альным состоянием человека и его поведением. Экономические отношения определяют преступность, но не предопределяют ее в конкретных случаях, ибо все, что происходит в жизни, проходит через сознание человека, а оно хотя и зависит от общих законо­мерностей, не является их игрушкой. В то же время не случайно западные криминологи занимались и занимаются преступностью ix воротничков» — тех, кто стоит на высших ступенях общественной лестницы. Именно потому, что они, во-первых, обладают «большими возможностями для различных манипуляций с денежными и иными средствами, а во-вторых, распоряжаются, управляют ими, приумножая свое богатство. Причем психологичес­ки они привыкают к этому потоку жизни и перестают преступное считать преступным. И либо побеждают, становясь в числе проче­го и в ряды политических лидеров (хотя все знают, что состояние их нажито преступным путем), либо терпят крах, теряя все, что нередко ставит их тоже в ряды преступников, но иного рода.

Причины преступности следует искать во всей палитре отно­шений человека с внешней средой как социального существа, в том, что является содержанием социального бытия человека во всех его сложностях и противоречиях.

Ничто не разводит людей на различные полюса столь непримиримо, как политическое несогласие.

Если в социальной сфере господствует вопиющее неравенство людей, несоответствие слов делам, в семьях процветают мораль­ная нечистоплотность и жестокость по отношению к детям, сред­ства массовой информации и культуры пропагандируют насилие и порнографию, воспитывают людей на идеях вседозволенности, а образцах низкопробного искусства при забвении всего того, что составляет золотой фонд человеческой культуры, это и есть воспитание безнравственности, ведущей прямой дорогой к пре­ступности.

 

 

ВОПРОС 15. Динамика преступности.

Советская эпоха привнесла свой опыт в решение не только по­литических, социальных, экономических, правовых, но и крими-нолого-статистических проблем. Уголовная статистика в СССР не была сколько-нибудь устойчивой: менялись единицы измерения, уголовное законодательство, правовые дефиниции, принципы и формы учета криминальных явлений и процессов. За время суще­ствования СССР так и не было разработано единой государствен­ной отчетности для всех правоохранительных органов. Она носила в основе своей ведомственный характер и служила ведомствен­ным, а не государственным и тем более не народным интересам.

В период революции, иностранной интервенции и Граждан­ской войны фактическая преступность на территории бывшей цар­ской России была чрезвычайно высокой. В один миг рухнули многовековые устои российского общественного поведения, госу­дарственные, правовые, нравственные, религиозные. Практичес­ки все жители страны — и «красные», и «белые», и неопределив­шиеся были втянуты в криминальный водоворот либо в качестве преступников (соучастников), либо жертв преступлений. Прямы­ми и косвенными ее жертвами (потерпевшими) стали от трети до половины населения страны. Это не очень точная экспертная оцен­ка криминальных событий. Ибо какого-либо учета жертв классо­вой борьбы не велось ни «белыми», ни «красными». Не было не только учета преступлений, но и их законодательного определе­ния. Революционная расправа масс и создание репрессивных ор­ганов опережали законодательную криминализацию общественно опасного поведения. Эти органы наделялись беспредельными дис­креционными полномочиями и действовали на основе революци­онного правосознания.

С 1922—1924 гг. в СССР учитывались уголовные дела, а затем осужденные. С этого времени было издано шесть работ, охватываю­щих 5-летний период по СССР и 8-летний — по РСФСР. Учет су­димости (преступности) в те годы был неполным и неточным. Та­ковым он практически оставался до 60-х годов. Необходимо при этом иметь в виду то, что фактическое отсутствие в те годы инсти­тута освобождения от уголовной ответственности, в определенной мере приравнивало уровень судимости к уровню учтенной пре­ступности.

Динамика судимости в перестроечный и переход­ный периоды слабо коррелируется с динамикой регистрируемой и тем более фактической преступности: преступность росла, а суди­мость сокращалась. Интенсивное увеличение «ножниц» между трендами реальной, регистрируемой и наказуемой преступности (особенно в постсталинский, перестроечный и постсоветский пе­риоды) было разительным и многопричинным.

Более объективно тенденции преступности в СССР (России)

могут быть выявлены по двум большим периодам: (1917—1922) — (1956—1960) — (1990—2001). Существенно отличаясь друг от друга по направленности уголовной политики, содержанию уго­ловного и уголовно-процессуального законодательства, следствен­но-судебной практики и учету преступлений, эти периоды внутри себя имеют относительную общность, которая гарантирует некую удовлетворительную сопоставимость криминологических показа­телей, распределенных во времени и пространстве.

Преступность в годы Великой Отечественной войны. Любая современная война для любой страны представляет чрезвычай­ную ситуацию, способствующую более высокому уровню пре­ступности. Кроме того, во время войны идет перераспределение преступности между тылом и фронтом. Самая разрушительная для нашей страны Великая Отечественная война продолжалась четыре года и велась главным образом на территории СССР. Миллионы погибших и искалеченных; тыся­чи разрушенных городов, поселков, деревень, заводов, фабрик, коммуникаций; десятки миллионов людей остались без хлеба и крова. И это не могло не повлиять на рост преступности. При всей неполноте данных, она увеличилась в несколько раз, а су­димость — в 2,5—3 раза.

Число осужденных за преступления, предусмотренные указа­ми военного времени, было значительным. Оно почти вдвое пре­вышало количество осужденных общими судами, но изменялось примерно так же, как и число осужденных военными трибунала­ми.

Широчайшая уголовная ответственность за малейшие наруше­ния трудовой дисциплины, сделавшая преступниками 18 млн че­ловек, вместе с беспощадной войной и беспощадными политичес­кими репрессиями серьезно подточили силы народа. 1953— -1956 гг. после смерти Сталина были переломными. Дальнейший пресс сорокалетнего жесточайшего насилия народ вряд ли мог вы­держать.

Изменения тенденций преступности в 1960—1991 гг. С ослаб­лением тотального контроля за деятельностью и поведением людей во второй половине 50-х годов уголовная преступность в СССР начала изменяться не по «нашим», а по общемировым зако­нам, открытым еще К. Марксом, т.е. стала расти быстрее, чем чис­ленность населения. Эта тенденция установилась не сразу. Первые реальные   попытки   разрушения   тоталитаризма   появились   в г. после XX съезда КПСС, когда был подвергнут критике культ личности Сталина, а также после польских волнений и особенно после венгерского восстания. Если принять за базу 1956 г., год первой попытки разрушения сталинизма, то в 1957г. преступность возросла на 16,9%, в 1958 г. — на 29,9%.
Закономерный в те годы рост преступности увеличился в результате широкой и недифференцированной амнистии уголовных преступников от 27 марта 1953 г., большинство из которых впоследующие годы вновь оказались в местах лишения свободы.

Принятие Основ уголовного законодательства в 1958 г., пред­определивших некоторую гуманизацию и сужение сферы дейст­вия уголовного закона, привело к сокращению учтенной преступ­ности в 1959 г. на 30,2%.

Расхождение провозглашенного курса на искоренение пре­ступности с помощью общественности и реальной криминологи­ческой обстановкой в стране в 1966 г. стало очевидным и для ру­ководства страны. 23 июля 1966 г, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по усилению борьбы с пре­ступностью *, за которым последовало изменение уголовного зако­нодательства и внесение коррективов в уголовную политику. В 1966 г. учтенная преступность возросла на 18,1%. С этого года, года первого усиления уголовной ответственности, преступность стала интенсивно расти. В связи с этим только ЦК КПСС принял более 15 открытых и закрытых постановлений, направленных на усиление борьбы с преступностью и ее снижение, а в уголовные законы практически непрерывно вносились изменения и дополне­ния в тех же целях. Однако положение дел не только не улучша­лось, а последовательно и закономерно ухудшалось.

Зарегистрированная преступность в России с начала пере­стройки и до распада СССР изменялась по тем же законам, как и в Союзе в целом, т.е. интенсивно росла. После образования Рос­сийской Федерации (1991 г.) этот рост продолжался до 1994 г. Затем в динамике учтенной преступности появились колебания с преимущественным ее снижением. И это было связано не столько с реальным улучшением криминологической обстановки в стране, сколько с неспособностью правоохранительных органов контроли­ровать преступность и с манипуляцией учетом преступных прояв­лений, в результате чего интенсивно росла латентная преступ­ность. За 1991—2001 гг. население в России сократилось на 3,4 млн человек (на 2,3%), а преступность возросла на 790 тыс. (на 36,3%). Реальный прирост преступности был многократно выше.

Большинство «взлетов» преступности в те или иные годы свя­зано с существенными изменениями уголовной политики и уго­ловного законодательства, судебной и регистрационной практики. Подъем преступности в 1983 г., например, был обусловлен не столько реальным увеличением преступных проявлений, сколько их большим «выявлением» на основе постановления Президиума Верховного Совета СССР от 12 января 1983 г. «О деятельности Прокуратуры СССР». рост преступности в 1988—1991 гг. связан с проявлением об­щемировой тенденции в «перестроечных» условиях существенного разбалансирования и бытия, и сознания.

 

ВОПРОС 16. Качественные характеристики преступности.

Качественные признаки раскрывают структуру и характер деяний. Структура преступности измеряется в удельных весах или долях различных групп и видов преступлений к их общему числу. Характер преступности выражается в качественных оценках, таких как общественная опасность, тяжесть, рецидивность и др.

Структура преступности может включать: 1) удельные веса различных видов (по статьям УК) и групп (по главам и разделам УК) преступлений; 2) соотношение преступлений по категориям (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие); 3) распределение преступлений по городам и селам, по социаль­ным сферам, экономическим районам, территориям, временам года; 4) соотношение умышленных и неосторожных преступле­ний; о) удельные веса корыстных, насильственных и других видов (по мотивации) преступлений; 6) доли ситуативной, рецидивной, профессиональной, групповой, организованной или вооруженной преступности; 7) удельный вес раскрытых и нераскрытых пре­ступлений; 8) доли мужчин, женщин, несовершеннолетних, ранее судимых, безработных, лиц, совершивших преступления в состо­янии алкогольного или наркотического опьянения, и других ка­тегорий граждан в структуре выявленных правонарушителей; 9) удельный вес лиц, освобожденных от уголовной ответственности, осужденных к лишению свободы и другим видам наказания. Структура преступности может быть рассчитана также по многим другим уголовно-правовым, криминологическим, процессуаль­ным, социально-демографическим и иным признакам.

Для оценки некоторых структурных показателей криминоло­ги иногда используют вспомогательный коэффициент поражае-мости, или, точнее, вовлеченности в преступность различных групп и слоев населения. Этот показатель представляет собой от­ношение удельных весов преступников из определенной катего­рии граждан ко всем гражданам данной категорий в структуре населения.

Структура преступности включает характер преступности, сте­пень ее опасности для разных объектов посягательства, причин­ные связи преступности с различными явлениями и процессами. Например, корыстная преступность в значительной мере детерми­нируется экономическими процессами, а насильственная — соци­ально-демографическими и социально-психологическими. Изуче­ние структурных показателей во времени дает возможность вы­явить реальные тенденции составных частей преступности, опираясь на которые можно более надежно прогнозировать пре­ступность, ее отдельные группы и виды.

Характер преступности — ее особый качественный показатель, тесно связанный со структурой преступности, но акцентирующий  внимание не столько на количественном распределении деяний по видам, сколько на основном содержании видов преступного пове­дения, доминирования этих видов в структуре учтённой и реаль­ной преступности, на распределении преступлений по группам на­селения, социально-экономическим сферам и т.д.

Характер преступности, как правило, определяется основными направлениями борьбы с преступностью по ее группам, видам и содержанию, а в связи с этим он более или менее адекватно отра­жается в особенной части криминологии, в которой рассматрива­ются основные виды реальной преступности.

Критериев выделения таких видов много. Исходным является уголовно-правовой критерий. В этом случае виды преступного по­ведения чаще всего повторяют групповые и видовые объекты по­сягательства, т.е. разделы и главы УК РФ. С криминологической точки зрения данный критерий недостаточно продуктивен.

Наиболее подходящий криминологический критерий — соци­альное содержание мотивации преступного поведения. Исходя из него как субъективного отражения объективных причин и как ре­зультата взаимодействия личности преступника и криминогенной среды молено выделить следующие наиболее распространенные виды преступлений: политические, насильственно-эгоистические (агрессивные), корыстные, анархическо-индивидуалистическиеи легкомысленно-безответственные1. Они открывают многие кри­минологические возможности, но данная классификация не явля­ется исчерпывающей.

 

 

ВОПРОС 17. Количественные характеристики преступности.

Количественные признаки1 характеризуют состояние и дина­мику преступности. Состояние преступности измеряется в абсо­лютных (уровень) и относительных (коэффициент) показателях.

Уровень преступности представляет собой общее число пре­ступлений или лиц, их совершивших, за определенный период времени и на определенной территории. Уровень преступности на­ряду с учетом общего (абсолютного) количества совершенных пре­ступлений и лиц, их совершивших, может учитывать количество корыстных, насильственных, неосторожных и других преступле­ний, а также преступности несовершеннолетних, женщин, воен­нослужащих, отдельных видов преступлений (убийств, разбоев, краж и др.).

Важное значение при оценке состояния преступности имеют сведения об удельном весе преступлений по степени тяжести (не­большой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие), по формам и видам вины (умышленные и неосторожные), по видам и группам преступлений (умышленное убийство, кража, грабене и т.д., преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, организо­ванная преступность и т.п.), по видам мотивации (корыстные, на­сильственные, анархические, легкомысленные), по субъектам преступления (мужчины, женщины, несовершеннолетние, безра­ботные, должностные лица и пр.), по месту и способам совершения преступления (бытовые, уличные, с применением огнестрельного оружия, средств передвижения и т.д.), по количеству жертв пре­ступлений, по характеру и размерам причиненного вреда (ущерба) и многим другим показателям преступности и преступников.

Следующим индикатором общего состояния преступности яв­ляется ее распределение по административно-территориальным образованиям (география преступности), по сферам социальной жизни, отраслям производства, формам собственности и другим важным параметрам жизни и деятельности людей.

 

Коэффициент рассчитывается по формуле: КП =—– ——– ,

где П — абсолютное число учтенных преступлений; Н — абсолют­ная численность всего населения. Оба показателя берутся в одном и том же территориальном и временном объеме. Число преступле­ний обычно рассчитывается на 100 тыс. населения. Но при малых числах преступлений и населения (в городе, районе, начпредпри-ятии) КП может рассчитываться на 10 тыс. или на 1 тыс. жите­лей. Однако в любом случае эти числа означают размерность рас­сматриваемого коэффициента, которая обязательно указывается: число преступлений на 100 тыс. или 10 тыс. населения.

Динамика преступности — следующий комплексный количе­ственный показатель. Она отражает изменение преступности во времени. Во времени изменяется как состояние (уровень) преступ­ности (количественный показатель), так и ее структура (качест­венный показатель). За временной интервал обычно принимается год. Но изменение преступности может отслеживаться по пятиле­тиям, что сглаживает ее динамику, по месяцам и даже по дням, что дает возможность выявить все ее колебания. Выбор интервала зависит от цели и характера исследования преступности.

В криминологии также используется такой показатель, как интенсивность преступности (интенсивность — от лат. intensio — напряжение, усиление), представляющий собой сложный качест­венно-количественный параметр криминологической обстановки в стране, регионе, районе или населенном пункте, указывающий на уровень преступных проявлений, темпы их роста или степень их общественной опасности (тяжести). В связи с этим конкретные показатели интенсивности преступности могут быть индикатора­ми и уровня, и динамики, и структуры.

 

ВОПРОС 18. Причины и условия преступлений и преступности, классификация.

 

Причинность, как известно, объективно существующая связь, за­висимость между двумя или несколькими явлениями, при кото­рой одно из них (причина) порождает другие (следствия).

Причины пре­ступности и условия, ей способствующие, объединяются общим термином детерминации преступности, т.е. объективной зависи­мости причинной обусловленности ее от других явлений природы и общества.

Экономические отношения и преступность

Причины преступности на социологическом уровне необходи­мо, прежде всего, искать в экономических отношениях, в их про­тиворечиях, несбалансированности хозяйственного механизма, пороках и недостатках экономической политики, а также в сис­теме распределительных отношений.

Экономические отношения многообразны. Очевиден и объек­тивный во многом их характер. Так, рыночные отношения имеют свои закономерности, плановая экономика — другие. Вопрос только в том, что на первом плане: экономические процессы или прожекты, игнорирующие экономические регуляторы либо во­люнтаристски подстегивающие их.

Любые экономические отношения, их противоречивость рож­дают преступность. Рыночные отношения изначально отягощены преступностью. Объясняется это тем, что они основаны на конку­ренции, а значит — на подавлении конкурентов, на запрограм­мированной избыточности рабочей силы, т.е. безработице, на вы­жимании прибыли в возможно больших размерах, на столь же запрограммированном имущественном и социальном расслоении людей. Экономически (прежде всего с точки зрения производства товаров и услуг) рыночная экономика доказала свою жизнеспособ­ность, хотя для этого потребовалось не одно столетие, однако мно­гие негативные ее последствия, в частности высокая преступность, в том числе в экономически благополучных странах, — реаль­ность. А погоня за деньгами значительно обескровила духовный потенциал человеческого общества.

Существовавшая в нашем обществе административно-командная экономическая система, вопреки прежним суждениям о ней, тоже порождала преступность и будет порождать ее там, где подобная система будет существовать.

И если рыночные отношения неотрывны от открыто провозгла­шаемого лозунга: «Обогащайтесь!», то при административно-ко­мандной системе это было скрыто от глаз. Кроме того, немало видов преступной при прежней системе деятельности, например, спекуляция, частнопредпринимательская деятельность, коммер­ческое посредничество и ряд других, в рыночной системе стали вполне законными и даже престижными.

При определенных условиях экономическая преступность может перерасти и перерастает в корыстно-насильственную и просто насильственную преступность. А вслед за этим возникает и преступность должностных лиц, ибо экономические причины столь же затрагивают их, как и все другие слои общества. Так называемые мелкие хищения, например, — не просто преступле­ния, зачастую вызываемые нехваткой средств, но и зеркальное отражение преступности должностных лиц.

В то же время наиболее крупные преступления совершают представители благополучных в экономическом, материальном отношении слоев населения. Для них практи­чески нет материальных проблем. Вспомним великого француз­ского писателя О. Бальзака, который говорил, что за каждым на­житым состоянием стоит преступление. Данное суждение прямо относится к современным деятелям организованной и коррупци­онной преступности. Это в то же время означает, что нет и не может быть однозначной связи между экономическими отноше­ниями и преступностью, например между бедственным матери­альным состоянием человека и его поведением. Экономические отношения определяют преступность, но не предопределяют ее в конкретных случаях, ибо все, что происходит в жизни, проходит через сознание человека, а оно хотя и зависит от общих законо­мерностей, не является их игрушкой. В то же время не случайно западные криминологи занимались и занимаются преступностью ix воротничков» — тех, кто стоит на высших ступенях общественной лестницы. Именно потому, что они, во-первых, обладают «большими возможностями для различных манипуляций с денежными и иными средствами, а во-вторых, распоряжаются, управляют ими, приумножая свое богатство. Причем психологичес­ки они привыкают к этому потоку жизни и перестают преступное считать преступным. И либо побеждают, становясь в числе проче­го и в ряды политических лидеров (хотя все знают, что состояние их нажито преступным путем), либо терпят крах, теряя все, что нередко ставит их тоже в ряды преступников, но иного рода.

Социальные отношения и преступность

Причины преступности следует искать во всей палитре отно­шений человека с внешней средой как социального существа, в том, что является содержанием социального бытия человека во всех его сложностях и противоречиях.

Наиболее уязвимые проблемы социальных отношений  — национальные отношения и проблема равенства.

Национализм является причиной и наиболее тяжких преступ­лений — против государства, против личности и др.

Социальные отношения, влияющие на преступность, могут быть результатом неблагоприятно сложившейся экологической ситуации, когда целые народы ставятся в невыносимые условия жизни. Причем преступность в таких случаях бывает двоякого рода. Прежде всего преступность должностных лиц, обнаружив­ших пагубное влияние на окружающую среду и здоровье людей в экологической ситуации, связанной с производством, но скрыва­ющих это и тем усугубляющих вредные последствия, и преступ­ность жертв ситуации, часто связанная с пьянством как следстви­ем осознания бесперспективности жизни, ухудшением физическо­го состояния, нервными и психическими болезнями их лично или их близких, рождающимся на этой почве стремлением причинить кому-то вред.

Социальные конфликты общего плана, приводящие к соверше­нию преступлений, могут отражать также недовольство человека своим социальным статусом, полученным (или не получен­ным) образованием, обстановкой в трудовом коллективе, в кото­ром либо бурлят конфликты, либо творятся безобразия, процвета­ют беззаконие, преступное поведение должностных лиц. Бывает и так, что сложившаяся социальная ситуация втягивает человека в преступную деятельность. Ныне, в условиях перехода к рынку, когда ослаблен или совсем разрушен социальный контроль, де­нежное вознаграждение часто устанавливается произвольно, с на­рушением принципа социальной справедливости. А социальная несправедливость есть источник конфликтов и преступности.

На преступность влияет не только конкретное проявление со­циальных несообразностей, конфликтов и несправедливости, но и общая атмосфера в обществе, когда провозглашенные лозунги оп­ровергаются делами властей.

. Политические интересы и преступность

Ничто не разводит людей на различные полюса столь непримиримо, как политическое несо­гласие. Политические интересы в подавляющем большинстве случаев связаны и с борьбой за власть, в процессе которой в выборе средств политические антиподы не очень-то церемонятся. Траги­ческие страницы человеческой истории написаны кровью людей, проливаемой политиками ради политических интересов и в борьбе за власть. Отцы убивали сыновей, жены травили своих мужей или своих соперниц, фавориты проливали кровь своих соперников, товарищи по партии ликвидировали друг друга, терзаемые завистью.

При этом парадокс общественных отношений заключается в том, что политики в ажиотаже, вызванном политическими амби­циями и притязаниями, как бы не видят (и не хотят видеть), что стимулируют преступность, и лишь под влиянием населения, страдающего от преступников, вынуждены предпринимать уси­лия для борьбы с преступностью. Более того, они же и возмуща­ются преступностью. Противники существующей власти всегда спекулируют на этом. Связь политических интересов с преступ­ностью криминологи (как, впрочем, и ученые других специаль­ностей) старались обходить либо касались ее очень осторожно, и 9еРьезных исследований на эту тему практически нет1. Между тем преступность, вызванная политическими конфликтами, — реальность. И не только в виде особой группы преступлений, обозначен­ных в уголовных кодексах как преступления против государства (в разных вариациях), но и как криминологическое следствие по­литических, в том числе межнациональных, столкновений, при­водящих к обычным уголовным преступлениям — насилиям, раз­боям, грабежам, кражам, убийствам и т.п. При этом непосредст­венные исполнители этих преступлений бывают втянутыми в ситуации, когда подобные преступления ими совершаются даже без осознания того, что истоки их — в политических интересах людей и групп, которых исполнители не знают и даже не подозре­вают об их существовании.

Опасность политических и национальных конфликтов и их криминогенность заключаются еще и в том, что к политическим движениям примыкают и пользуются политической нестабиль­ностью в своих корыстных интересах обычные уголовники, неред­ко становящиеся активными участниками политических кампа­ний, а при определенных условиях проникающие в различные эшелоны власти, тем самым легализующиеся. Это характерно не только для лиц, занимающихся хищениями, коррупцией, теми преступлениями, которые мы называем экономическими, но и для уголовников иного, более традиционного рода. Причем они обла­дают даром привлекать к себе людей, во многих случаях отнюдь не меньшим, чем политики, а большим, особенно с учетом того, что они умеют играть на человеческих слабостях, держать люей в руках или умело подталкивать к поступкам, о которых впоследствии человек не хотел бы говорить и даже вспоминать.

. Нравственное состояние общества и преступность

Причины преступности следует искать и в нравственном со­стоянии общества, в наличии или отсутствии тех или иных мо­ральных ценностей и установок.

Если в социальной сфере господствует вопиющее неравенство людей, несоответствие слов делам, в семьях процветают мораль­ная нечистоплотность и жестокость по отношению к детям, сред­ства массовой информации и культуры пропагандируют насилие и порнографию, воспитывают людей на идеях вседозволенности, а образцах низкопробного искусства при забвении всего того, что составляет золотой фонд человеческой культуры, это и есть 1итание безнравственности, ведущей прямой дорогой к пре­ступности.

Следует иметь в виду, что нравственное разложение шире, чем аморализм в отношениях между полами. Нравственное разложение — это и оплевывание прошлого, истории страны, и воспитание в эгоистическом духе, духе вопиющего индивидуализма и противопоставление одних социальных групп населения другим, разжигание национальной розни, и многое другое, что расщепляет общество как единый в достижении конечных результатов организм,  где благо каждого есть благо всех, а благо всех есть благо каждого. Разобщение  людей и разжигание розни между ними есть антинравственная политика,  напрямую ведущая к преступлениям.

Кроме причин преступности в криминологии выделяются также условия, способствующие совершению преступлений (их называют также обстоятельствами, способствующими достиже­нию преступного результата). Под ними понимаются те явления и факты реальной действительности, которые прямо преступле­ний не вызывают, но их наличие может способствовать возник­новению у человека намерения совершить преступление.

Ликвидация условий, способствующих совершению преступ­ай как правило, не требует больших материальных затрат. Это мера, способствующая восстановлению нарушенного порядка, нацеленная и в будущее, ибо добросовестный администратор будет стремиться обезопасить свое предприятие от преступлений. Она позволяет также создать обстановку нетерпимости к преступлени­ям в коллективе, что имеет немаловажное значение. Так протяги­вается нить зависимости и взаимовлияния отдельного факта на явление в целом, что, кстати, недооценивают многие, скептически относясь к конкретной профилактической деятельности.

 

ВОПРОС 20. Предупреждение преступлений: понятие, цели и принципы.

предупреждение преступности — многоуровневая система мер осуществляющих их субъектов, направленная на: а) выявление Устранение либо ослабление и нейтрализацию причин преступности, отдельных ее видов, а также способствующих им условий; б) выявление и устранение ситуаций на определенных территори­ей в определенной среде, непосредственно мотивирующих или провоцирующих совершение преступлений; в) выявление в структуре населения групп повышенного криминального риска и снижение этого риска; г) выявление лиц, поведение которых указывает на реальную возможность совершения преступлений, и оказание на них сдерживающего и корректирующего воздействия, а в случае необходимости — и на их ближайшее окружение.

Цели предупредительной деятельности должны сообразовы­ваться с состоянием и возможностями общества..

Реальные цели на ближайшие три-пять лет3:

  • противодействие криминогенным процессам и явлениям в
    обществе на всех уровнях— глобальном, локальном, индивидуальном; сдерживание и сокращение преступности;
  • упреждающее устранение угроз правам, свободам и законным интересам граждан, интересам общества и государства в связи с возможностью перехода части членов общества на путь совершения преступлений;
  • коррекция жизненной позиции и поведения этих членов
    общества, условий их жизнедеятельности “для обеспечения ресоциализации; способствование созданию и укреплению в обществе демократической, экономической, политической, социальной и психологической стабильности, атмосферы спокойствия и без­опасности.

Предупреждение преступности — это система взаимосвязанных элементов,  интегрированных в процессе этой деятельности и ее результатов; а) подход к предупреждению преступности как особой области социально-правового регулирования и управле­ния, обладающей целостностью; б) выделение взаимодополняю­щих задач и направлений; сочетание глобального, локального и индивидуального уровней взаимодействия; в) охват предупреди­тельной деятельностью всех сфер жизни общества; г) воздействие На криминогенные процессы и явления объективного характера, на личности и криминальные ситуации, формирующиеся под их влиянием, с тем чтобы пресекать, нейтрализовать или ослаблять это влияние на возникновение криминальных мотивов и стерео­типов поведения; д) сочетание сдерживающего и подавляющего воздействия на криминогенные процессы и явления; е) целена­правленное развитие организационных структур, специализиро­ванных на предупредительной деятельности; з) наличие единого информационно-аналитического, программного, координацион­ного, ресурсного, организационно-управленческого и правового обеспечения предупредительной деятельности..

Как любая система социального управления, предупреждение преступности опирается на совокупность принципов — руководя­щих идей, являющихся обязательным ориентиром для задач и со­держания соответствующей деятельности. Это принципы закон­ности, демократизма, социальной справедливости и гуманизма, комплексности, дифференциации и индивидуализации, своевре­менности и необходимой достаточности, научной обоснованности.      Предупреждение преступности осуществляется в строгом соот­ветствии с законодательством, с компетенцией субъектов предуп­редительной деятельности, разграничением полномочий между Федерацией, субъектами Федерации, муниципальными образова­ниями. Меры воздействия на группы повышенного криминально­го риска и на отдельных граждан применяются только при нали­чии достаточных данных, определяющих в соответствии с законом основания предупредительного воздействия на таких лиц при не­уклонном соблюдении их прав и законных интересов.

Демократические начала предупреждения преступности про­являются в широком участии в профилактической деятельности как общественных и религиозных объединений, так и населения в Целом; во включении, в систему предупредительной деятельнос­ти мер по выработке солидарной позиции общественного мнения; в осуществлении органами законодательной власти и представи­тельными органами местного самоуправления, а также собрания-ми граждан контроля за предупредительной деятельностью путем получения информации о ней, соответствующей оценки и выдви­жения требований по совершенствованию предупредительной де­тальности и устранению нарушений.

Социальная справедливость и гуманизм деятельности по предупреждению преступности проявляются в ее упреждающей защите ценностей общества, прав и законных интересов физически лиц, которым может быть причинен вред преступлениями; в устранении нарушений закона в деятельности различных органов, пред­приятий, учреждений, организаций и отдельных лиц, которые (нарушения) являются питательной средой для преступности; в выяв­лении, устранении условий для легализации и законном изъятии средств и иного имущества, нажитых незаконным путем; в обеспе­чении соответствия мер предупредительного воздействия их кон­кретным задачам, не допуская при этом физических страданий и унижения человеческого достоинства лиц, к которым они приме­няются, нарушения других аспектов требования «не навреди».

Комплексность в деятельности по предупреждению преступ­ности проявляется в программно-целевом подходе, всестороннем анализе и прогнозе ситуации и использовании на этой основе мер экономического, воспитательного, управленческого, правового характера для воздействия на всю совокупность причин и условий преступности, ее отдельных видов, а также возможного возникно­вения криминальных ситуаций и перехода членов общества на преступный путь. Комплексность предполагает также координа­цию деятельности субъектов предупреждения преступности, соче­тания воздействия на личность и среду, разработку типовых мо­делей предупредительной деятельности, для того чтобы обеспе­чить взаимодействие усилий всех субъектов профилактики.

Принцип дифференциации и индивидуализации предупреди­тельной деятельности означает соотнесение характера и интенсив­ности намечаемых мер с конкретными задачами воздействия, с учетом статуса и особенностей личностей, к которым применяют­ся профилактические меры, условий их жизнедеятельности и ди­намики поведения.

Своевременность и достаточность предупредительной деятель­ности означает ее ориентацию на возможно более ранний этап возникновения ситуаций, создающих угрозу совершения преступле­ний. При этом предупредительные меры должны применяться в объеме и с такой степенью интенсивности, которые позволят реализовать в каждом случае весь комплекс предупредительных целей

Научная обоснованность как принцип предупреждения пре ступности предполагает: а) обеспечение соответствия разрабатываемых задач и мер предупредительной деятельности социальной и криминальной ситуации и ее тенденции, а также основным ценностям общества, существующим возможностям кадрового, ресурсного и уровню правового регулирования; б) государственный заказ на научные разработки в сфере предупреждения преступности, осуществляемый на базе прогноза развития ситуации и учета уже обозначившихся потребностей практики; создание организационной базы для экспериментальной программы научных разработок и сопровождения их в процессе внедрения; г) создание современной информационной базы на машин­ных программах и носителях, обеспечивающей мониторинг ситуации, ее прогноз в сопоставлении с состоянием предупредительной деятельности; д) использование современных методов оценки эф­фективности предупредительной деятельности на основе выявле­ния корреляционных и содержательных связей между решения­ми, принимаемыми и осуществляемыми для предупреждения преступности, и изменениями в ее количественно-качественных характеристиках (в целом и по отельным видам в масштабе стра­ны, региона, местности и т.д.); для оценки эффективности пре­дупредительной деятельности существенно прослеживание изме­нений в общественном мнении по вопросу об уровне безопасности от преступных посягательств; е) обязательное проведение крими­нологической экспертизы проектов законов, нормативно-ведомст­венных актов, социально-экономических программ и т.п. с целью научно обоснованного анализа и прогнозирования тех или иных возможных криминогенных последствий и принятие своевремен­ных мер к их недопущению.

ВОПРОС 22. Понятие и основные направления индивидуального предупреждения преступлений.

Различают следующие стадии индивидуальной профилактики:

  • ранняя профилактика – удается  выявить источники криминальных/ иных антиобщественных влияний на лицо (группу лиц) до того, как это влияние устойчиво сказалось на их поведение. Задача – пресечь действия источника негативного влияния и разъяснить профилактируемому лицу опасность таких контактов; одновременно выясняется, в силу каких жизненных обстоятельств для профилактируемого лица эти контакты оказались привлекательными, с тем чтобы воздействовать и на соответствующие жизненные обстоятельства;

  • непосредственная профилактика – поведение лица свидетельствует о развитии у него негативных интересов, привычек, стереотипов; непосредственное участие в административных правонарушениях; здесь задачи стоят в удержании лица от дальнейшего сползания на преступный путь, а затем в корректирующем воспитательном воздействии с одновременным оздоровлением среды;

  • профилактика на этапе преступного поведения, т.е. в усло­виях далеко  зашедшего  процесса  криминализации  личности
    когда количество и характер совершаемых правонарушений в сочетании с характером связей и времяпрепровождения в целом указывают на вероятность совершения преступлений в ближайшем
    будущем; в этих случаях неотложной задачей является удержание
    от преступления путем демонстративных мер контроля и жестких
    разъяснений правовых последствий преступлений; одновременно
    принимаются меры разобщения сформировавшейся криминальной микросреды и привлечения к ответственности ее лидеров хотя
    бы за такие легко доказываемые преступления, как вовлечение в
    потребление наркотиков, вовлечение несовершеннолетних в ан­тиобщественные действия, незаконное хранение оружия, хулиганство и т.д. Этим будет не только ликвидирован источник кри­минальных влияний на профилактируемых лиц, но и показана неосновательность расчетов на безнаказанность преступной дея­тельности. После решения этой неотложной задачи можно переходить к длящемуся воспитательному и корректирующему воздействию на профилактируемых лиц;
  • профилактика рецидива, специфика которой связана со
    специальным объектом воздействия — лицами, осужденными к
    наказаниям, не связанным с лишением свободы, или вернувшимися из мест лишения свободы, а также широким применением мер правового воздействия (процессуальных представлений И определений об устранении обстоятельств, способствующих преступлению; административный надзор и т.д.). Задачи же профлактического воздействия на этом этапе идентичны предыдущим этапам в зависимости от характера поведения профилактируемого лица.

 

ВОПРОС 23. Принципы предупреждения преступности.

 

Как любая система социального управления, предупреждение преступности опирается на совокупность принципов — руководя­щих идей, являющихся обязательным ориентиром для задач и со­держания соответствующей деятельности. Это принципы закон­ности, демократизма, социальной справедливости и гуманизма, комплексности, дифференциации и индивидуализации, своевре­менности и необходимой достаточности, научной обоснованности.      Предупреждение преступности осуществляется в строгом соот­ветствии с законодательством, с компетенцией субъектов предуп­редительной деятельности, разграничением полномочий между Федерацией, субъектами Федерации, муниципальными образова­ниями. Меры воздействия на группы повышенного криминально­го риска и на отдельных граждан применяются только при нали­чии достаточных данных, определяющих в соответствии с законом основания предупредительного воздействия на таких лиц при не­уклонном соблюдении их прав и законных интересов.

Демократические начала предупреждения преступности про­являются в широком участии в профилактической деятельности как общественных и религиозных объединений, так и населения в Целом; во включении, в систему предупредительной деятельнос­ти мер по выработке солидарной позиции общественного мнения; в осуществлении органами законодательной власти и представи­тельными органами местного самоуправления, а также собрания-ми граждан контроля за предупредительной деятельностью путем получения информации о ней, соответствующей оценки и выдви­жения требований по совершенствованию предупредительной де­тальности и устранению нарушений.

Социальная справедливость и гуманизм деятельности по предупреждению преступности проявляются в ее упреждающей защите ценностей общества, прав и законных интересов физически лиц, которым может быть причинен вред преступлениями; в устранении нарушений закона в деятельности различных органов, пред­приятий, учреждений, организаций и отдельных лиц, которые (нарушения) являются питательной средой для преступности; в выяв­лении, устранении условий для легализации и законном изъятии средств и иного имущества, нажитых незаконным путем; в обеспе­чении соответствия мер предупредительного воздействия их кон­кретным задачам, не допуская при этом физических страданий и унижения человеческого достоинства лиц, к которым они приме­няются, нарушения других аспектов требования «не навреди».

Комплексность в деятельности по предупреждению преступ­ности проявляется в программно-целевом подходе, всестороннем анализе и прогнозе ситуации и использовании на этой основе мер экономического, воспитательного, управленческого, правового характера для воздействия на всю совокупность причин и условий преступности, ее отдельных видов, а также возможного возникно­вения криминальных ситуаций и перехода членов общества на преступный путь. Комплексность предполагает также координа­цию деятельности субъектов предупреждения преступности, соче­тания воздействия на личность и среду, разработку типовых мо­делей предупредительной деятельности, для того чтобы обеспе­чить взаимодействие усилий всех субъектов профилактики.

Принцип дифференциации и индивидуализации предупреди­тельной деятельности означает соотнесение характера и интенсив­ности намечаемых мер с конкретными задачами воздействия, с учетом статуса и особенностей личностей, к которым применяют­ся профилактические меры, условий их жизнедеятельности и ди­намики поведения.

Своевременность и достаточность предупредительной деятель­ности означает ее ориентацию на возможно более ранний этап возникновения ситуаций, создающих угрозу совершения преступле­ний. При этом предупредительные меры должны применяться в объеме и с такой степенью интенсивности, которые позволят реализовать в каждом случае весь комплекс предупредительных целей

Научная обоснованность как принцип предупреждения пре ступности предполагает: а) обеспечение соответствия разрабатываемых задач и мер предупредительной деятельности социальной и криминальной ситуации и ее тенденции, а также основным ценностям общества, существующим возможностям кадрового, ресурсного и уровню правового регулирования; б) государственный заказ на научные разработки в сфере предупреждения преступности, осуществляемый на базе прогноза развития ситуации и учета уже обозначившихся потребностей практики; создание организационной базы для экспериментальной программы научных разработок и сопровождения их в процессе внедрения; г) создание современной информационной базы на машин­ных программах и носителях, обеспечивающей мониторинг ситуации, ее прогноз в сопоставлении с состоянием предупредительной деятельности; д) использование современных методов оценки эф­фективности предупредительной деятельности на основе выявле­ния корреляционных и содержательных связей между решения­ми, принимаемыми и осуществляемыми для предупреждения преступности, и изменениями в ее количественно-качественных характеристиках (в целом и по отельным видам в масштабе стра­ны, региона, местности и т.д.); для оценки эффективности пре­дупредительной деятельности существенно прослеживание изме­нений в общественном мнении по вопросу об уровне безопасности от преступных посягательств; е) обязательное проведение крими­нологической экспертизы проектов законов, нормативно-ведомст­венных актов, социально-экономических программ и т.п. с целью научно обоснованного анализа и прогнозирования тех или иных возможных криминогенных последствий и принятие своевремен­ных мер к их недопущению.

 

ВОПРОС 24. Общее и специальное предупреждение.

Предупреждение преступности традиционно подразделяется на общесоциальное и специальное (криминологическое).

Важнейшим направлением общесоциального предупреждения преступности является социально-правовой контроль. Осозна­ние на всех уровнях его значимости, а также создание благопри­ятных условий для его реализации — основа стратегии государст­ва по борьбе с преступностью в целом.

Под социально-правовым контролем мы донимаем целена­правленную организацию жизни и деятельности людей на основе законов, суть и исполнение которых прозрачно, понятно и доступ­но для отслеживания гражданам, общественным организациям, политическим партиям и другим образованиям гражданского об­щества, средствам массовой информации, парламенту, право­охранительным и иным исполнительным органам и судам, а за нарушение законов (без всяких изъятий и неправомерных им­мунитетов, по конституционному принципу «все равны перед за­коном и судом») неотвратимо следует гражданско-правовая, дис­циплинарная, служебная, административная и уголовная ответ­ственность.

Рассмотрим механизм общесоциального предупреждения пре­ступности на некоторых примерах. Концепция обеспечения на­циональной безопасности приоритетные направления обоснован­но связывает с устранением деформаций в структуре российской экономики, преодолением спада производства, поддержкой отрас­лей, являющихся основой расширенного воспроизводства и обес­печенности занятости населения. Это, в свою очередь, требует сти­мулирования капитальных вложений, разработки и внедрения ее временных технологий, разработки и осуществления целевых программ сбережения ресурсов и экономического подъема депресивных регионов и т.д. Антикриминогенное воздействие этих мероприятий будет осуществляться «по цепочке»: сохранение   -создание новых рабочих мест — сокращение безработицы и расширение возможностей трудоустройства выпускников образовательных учреждений — сокращение так называемой вынужденной преступности, мотивация которой связана с удовлетворением элементарных жизненных потребностей; снижение бытовой преступности, мотивационно обусловленной настроениями безнадежности; ограничение преступных форм социального протеста

Другая «цепочка»: наведение порядка в регулировании ис­пользования государственной и муниципальной собственности, активизация государственного контроля — сокращение экономи­ческой и должностной преступности, преступных нарушений ин­тересов службы коммерческих и некоммерческих организаций; ограничение возможностей «отмывания» преступно нажитых средств и иного имущества; уменьшение возможностей использо­вания криминального насилия в конкурентной борьбе и т.д.

Аналогичный антикриминогенный эффект дают мероприятия по обеспечению своевременной выплаты заработной платы, посо­бий, пенсий. Очевиден эффект общесоциальных мероприятий, на­правленных на определение прожиточного минимума в соответст­вии с реалиями.

Не   меньшее   значение   для   предупреждения   преступности имеют общесоциальные мероприятия по поддержке развития об­разования и культуры в обществе, сохранению и развитию духовно-нравственного наследия. Достоверно установлена четкая образ­ная зависимость между образовательным и культурным уровнем людей, их воспитанностью и риском совершения преступлений. Нельзя недооценивать в этой связи значение педагогического и правового воспитания населения, как и противодействия «анти­воспитанию», осуществляемому рядом СМИ, пропагандирующих вседозволенность,   потребительский  идеал   «красивой  жизни», жестокость, подмену культуры ее суррогатами, обычаи и жаргон преступной среды. Важная роль в предупреждении экстремизма и терроризма принадлежит упорядочению межнациональных от­ношений в разных регионах страны.

Упомянем, наконец, антикриминогенную значимость крупно­масштабных мероприятий по борьбе с загрязнением экологичес­кой и информационной среды (от этого во многом зависит вероят­ность совершения преступлений в стрессовой и иной конфликтной ситуации); мероприятий по поддержке позитивной досуговой де­ятельности, существенно снижающих риск «пьяных» и других си­туативных преступлений.

К разряду крупномасштабных мероприятий, требующих осо­бой осторожности и тщательной предварительной криминологи­ческой экспертизы, с учетом целесообразности, своевременности, обоснованности и общественной безопасности, относится, например, широко дискутируемая проблема официального разрешения свободного обращения в стране короткоствольного огнестрельного оружия.

Таким образом, весь круг крупномасштабных мероприятий и

Законодательных инициатив по осуществлению экономического,

политического, социального реформирования нашей страны оказывается в то же время в той или иной степени причастным к предупреждению преступности.

Перейдем к характеристике специального (криминологичес­
кого) предупреждения преступности. Ее основные черты: а) на­правленность принимаемых мер именно на предупреждение пре­ступности, ее отдельных видов и конкретных преступлений;
иными словами, масштабность целей, несмотря на их значимость
для нормальной жизнедеятельности общества, существенно мень­ше, чем мероприятий, реализующих общесоциальное предупреж­дение: они носят, в буквальном смысле, специальный характер,
привязаны непосредственно к борьбе с преступностью и только к
ней; б) арсенал средств специальной профилактики характеризуется соответственно взаимодействием общеуправленческих и об­щевоспитательных мер и социальных и правовых мер, рассчитан­ных именно на воздействие на преступность, ее отдельные виды
или недопущение конкретных преступлений; в) субъектами специального предупреждения преступлений являются организационные структуры, для которых борьба с преступностью составляет основную (одну из основных) функцию либо, по крайней мере, вы­делена в перечне функций.

Таким образом, специальное (криминологическое) предупреждение преступлений включает комплекс мер, специально предназначенных и целенаправленных на борьбу с преступ­ностью, которые осуществляются органами, предприятиями, учреждениями, организациями, имеющими нормативно выделен­ные функции, связанные с этой борьбой.

Общесоциальное и специальное предупреждение преступности взаимосвязаны и представляют собой взаимоподкрепляющие друг друга виды деятельности.  При этом органы, разрабатывающие специальные меры, вправе и обязаны на основе анализа социальной и криминальной ситуации сигнализировать о необходимости учета тенденций этой ситуации в содержании крупномасштабных мер общесоциального уровня.

Серьезное и постоянное внимание на федеральном уровне должно быть уделено нелегальной миграции населения, опреде­ленная часть которого неизбежно вливается в число правонаруши­телей, а отдельные представители охотно пополняют ряды пре­ступного элемента.

 

 

 

ВОПРОС 25. Механизм преступного поведения: мотивация, планирование, виктимологический аспект.

 

Механизм преступного поведения – последовательность развития преступных действии возникновение преступных намерений, принятие решения совершить преступление, планирование своих поступков и, наконец» осуществление их преступником.

Механизм умышленного преступления обычно включает три основных звена: мотивацию преступления; планирование пре­ступных действий; их реализацию.

. Под мотивом обычно понимается внутреннее побуждение к тому или иному поступку.

Мотивы преступлений разнообразны. Есть множество различ­ных классификаций преступных мотивов.

Главную роль в формировании мотивов преступного поведения играют потребности субъекта. Потребности человека отражают его зависимость от внешнего мира, нужду в чем-либо. Классифицируя различные потребности, молено выделить шесть основных групп: материальные потребности; 2) потребность в безопасности; потребность в социальном общении (уважении, признании, одобрении); 4) сексуальные потребности; 5) потребность в знаниях; 6) мировоззренческие потребности.

Следует заметить, что каждый вид по­требности может иметь разную степень интенсивности и разную направленность. Например, в материальных потребностях разли­чают четыре разновидности: а) потребности жизненно необходи­мые, без удовлетворения которых человек может погибнуть; б) по­требности нормальной интенсивности, характерные для данного общества или его преобладающей части; в) гипертрофированные (завышенные) потребности, удовлетворения которых для всех граждан общество пока не обеспечивает; г) извращенные потреб­ности, противоречащие интересам общества и развитию личности (алкоголь, наркотики и т.п.). Материальные потребности вызыва­ют корыстную мотивацию поступков.

Однако корыстные мотивы порождаются и гипертрофирован­ными (завышенными),* и извращенными потребностями. Стремле­ние к «большим деньгам», сверхдоходам ведет к крупным хи­щениям, финансовым махинациям, нарушению налогового, та­моженного законодательства, а то и к заказным убийствам. Пьянство, употребление наркотиков порождают не только агрес­сивную, но и корыстную мотивацию.

Еще одна категория причин появления того или иного мотивааЭТо интерес. Он близок к потребности и отличается от нее только тем, что включает осознание как самой потребности, так и того пути, на котором ее можно удовлетворить. Например, извра­щенная потребность властвовать над людьми может породить карьеристские интересы на работе или интересы доминирования (лидерства) в семье, а то и насилия над близкими.

Чтобы те/ иные потребности, интересы, влечения  или эмоции переросли в мотив преступления, субъект психологически должен преодолеть еще один внутренний «барьер»  – систему ценностных ориентаций, которая включает и правосознание личности.

При определении линии своего поведения человек опирается на сис­тему своих ценностных представлений (ориентации), в которой одни ценности располагаются выше других, им отдается предпо­чтение по сравнению с другими, а это, в свою очередь, влияет на мотивацию поступка, выбор целей и средств их достижения. Цен­ности при этом играют троякую роль.

Во-первых, они могут стимулировать складывающийся мотив поведения и укреплять антиобщественные намерения субъекта.

Во-вторых, ценностные ориентации в иных случаях тормозят антиобщественные проявления и блокируют формирование моти­ва преступления.

В-третьих, ценностные ориентации могут стать и самостоятель­ным источником мотива преступления. Искаженные идеологичес­кие представления, например национализм или религиозный фа­натизм, могут породить террористические или другие преступные мотивы и намерения.

В качестве составных элементов ценностных ориентации вы­ступают нравственное и правовое сознание личности. Эти катего­рии можно рассматривать как определенные инструменты соци­ального (внешнего) и психологического (внутреннего) контроля,

который препятствует возникновению мотивов преступного поведения.

 

Вторым звеном умышленного преступления является планирование преступной деятельности. Здесь кристаллизуется, оформляется замысел субъекта, и преступление из абстрактного намерения превращается в ощутимую реальность. Но его еще не поздно остановить.

Хотя планирование преступления, как и любого другого поступка, подчиняется общим закономерностям планирования операций, но имеются и дополнительные требования:

  1. преступление – незаконный акт, и потому оно совершается, как правило, скрытно;
  2. по той же причине преступление осуществляется по возможности быстротечно и так, чтобы не осталось следов;
  3. преступление может вызвать сопротивление потерпевшего и активность правоохранительных органов;

 

  1. после его совершения субъект, как правило, скрывается сам и держит в тайне свое преступное деяние.

Все эти особенности совершения преступления также принимаются во внимание преступником, если планирование производится им достаточно продуманно.

Планирование как звено механизма преступного поведения на­полняется различным содержанием в зависимости от вида пре­ступления, личности преступника и текущей обстановки. Но в самом общем случае оно включает три элемента: выбор цели, выбор объекта посягательства и определение средств достижения цели.

Под целью совершения преступления обычно понимается тот результат, к которому стремится преступник. Таких результатов м/б несколько, причем они зависят друг от друга. Поэтому выделяют основную цель (например, при убийстве – лишение жизни), промежуточную (подобрать соучастников, выяснить образ жизни потерпевшего), конечную (например, получить деньги от заказчика убийства).

При выборе преступником объекта посягательства учитываются: полезность/ выгодность объекта для достижения поставленной цели; доступность объекта для данного лица, безопасность посягательства на этот объект.

Завершающим элементом планирования является определение способа совершения преступления (средств достижения цели).

Суммируя и группируя преступные способы достижения це­лей, можно указать на следующие основные их разновидности: а) действия вопреки существующим в обществе социальным ин­ститутам (так обстоит дело при различных проявлениях насилия, а также при хищении чужого имущества); б) действия в обход со­циальных институтов (обман, разные формы уклонений от обязан­ностей и ответственности); в) использование социальных институ­тов в своих целях (должностные злоупотребления, коррупция).

Выбор преступником определенного средства достижения цели (способа совершения преступления) зависит от следующих обсто­ятельств: эффективности данного, средства достижения цели; от­носительной безопасности для преступника; умения (навы­ков) преступника; привычных стереотипов поведения. Как прави­ло, преступники-профессионалы действуют привычными им способами; это хорошо известно криминалистам и используется при розыске подозреваемых.

 

ВОПРОС 26. Жертва преступления. Виктимология.

Учение о жертве преступления — виктимология (victima — жертва) — часть более широкого учения о жертвах не только преступлений, но и последствий несчастных случаев, природ­ных и техногенных катастроф, эпидемий, войн и иных воору­женных конфликтов, политических противостояний.

Криминологическая виктимология изучает:

  • социологические, психологические, правовые, нравствен­ные и иные характеристики потерпевших, знание которых позволяет понять, в силу каких личностных, социально-ролевых и
    других причин они стали жертвой преступления;
  • место дотерпевших в механизме преступного поведения,
    ситуациях, которые предшествовали или сопровождали такое
    ведение, т.е. оценка того, насколько поведение потерпевшего

препятствовало или способствовало преступному поведению  либо было нейтрально;

  • отношения, связывающие преступника и жертву, причем длительные, так и мгновенно сложившиеся, которые часто предшествуют преступному насилию;

поведение жертвы после совершения преступления, что имеет значение не только для расследования преступлений и изобличения виновных, но и для предупреждения новых правонару­шений с их стороны.

Исходя из поведения потерпевшего, ситуации, предшествующие преступлению, можно разделить на четыре группы.

  1. Ситуации, в которых действия потерпевших носят провоцирующий характер, содержат в себе повод к совершению преступления (насилие и т.д.). Это противоправное или (и) аморальное ведение.
  2. Ситуации, в которых действия потерпевшего носят неосторожный характер, создавая тем самым благоприятные условия для совершения преступления (например, оставление без присмотра личных вещей в таких местах, где относительно велика возможность их похищения). Неосторожность поступков потер­шего понимается, конечно, не в уголовно-правовом, а в крими­нологическом смысле.

3 Ситуации, в которых действия потерпевшего являются пра­вомерными, но вызывают противоправное поведение преступника (например, правильная критика в адрес человека, нетактично ве­дущего себя в общественном месте, порождает с его стороны наси­лие по отношению к сделавшему замечание лицу).

  1. Ситуации, в которых действия потерпевшего не отвечают необходимым требованиям предосторожности, предусмотритель­ности (профессиональная виктимность: инкассаторы, сотрудники служб охраны, безопасности и др.).

 

ВОПРОС 27. Виктимизация и виктимологическая профилактика преступности.

(+вопрос 29).

Термин «виктимизация» означает наращивание опасности для людей стать жертвой.

Виктимологическая профилактика – одно из наиболее важных направлений борьбы с преступностью, когда предупредительные условия направлены не на поведение преступника, а на поведение жертвы. Это деятельность правоохранительных органов, общественных организации, социальных институтов по выявление и устранению обстоятельств, формирующих «виновное»поведение жертвы, установление людей, составляющих группу криминального риска, и применение к ним профилактических мер. Виктимологическая профилактика может осуществляться как в отно­шении общества в целом или отдельных социальных групп (например, с помощью средств массовой информации), так и кон­кретных лиц, т.е. профилактические усилия здесь различны по своим масштабам. При этом названная профилактика должна осу­ществляться одновременно с выявлением лиц, могущих стать на преступный путь, и воздействием на них. Данное обстоятельство тем более важно подчеркнуть, что нередко будущие жертвы вра­щаются в том же порочном криминальном круге, что и будущие преступники. Вот почему необходимо изучение уголовной и око­лоуголовной субкультуры, социально-психологических и иных процессов, протекающих в ее рамках.

Необходимо отметить, что речь идет не только о том, чтобы вовремя пресечь аморальное, неосторожное или противоправное поведение людей, которое может дать повод к совершению пре­ступления, создать для него условия. Разумеется, соответству­ющая деятельность очень важна и она должна быть самостоя­тельным направлением в борьбе с преступностью. Вместе с тем виктимологические усилия должны быть сосредоточены и на по­терпевших, которым грозит опасность со стороны подозреваемых (обвиняемых, осужденных) и их сообщников, а также и на свиде­телях по уголовным делам и сотрудниках правоохранительных органов. По этому пути идет мировая практика, имеется законо­дательная система защиты жертв преступлений, создаются фонды для оказания им материальной помощи, центры психологической поддержки, потерпевшим предоставляется жилье, в котором они могли бы скрываться от преступников, и т.д. К сожалению, такая работа в России еще только начинается.

Мероприятия виктимологической профилактики могут быть сведены в две основные группы. К первой относятся меры, направленные на устранение ситуаций, чреватых возможностью причинения вреда (распространение специальных памяток, извещение граждан о типичны действиях преступников, о необходимых мерах личной безопасности, помощь в защите жилища и имущества, проведение разъяснительных бесед, обеспечение порядка в общественных мест и т.д.). Вторую группу составляют меры воздействия на потенциальную жертву с тем, чтобы восстановить или активизировать в ней внутренние защитные возможности (беседы, обучение приемам самообороны, оповещение о предстоящих ситуациях, контроль за поведением потенциальной жертвы, ориентирование на поддержание постоянной связи с правоохранительными органами и др.).

 

ВОПРОС 31. Общее понятие личности преступника.

Личность преступника представляет собой совокупность соци­ально значимых негативных свойств, развившихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми. Эта личность, являющаяся субъектом деятельности, по­знания и общения, конечно, не исчерпывается только указанными свойствами, которые к тому же поддаются коррекции. В то же время социальный характер личности преступника позволяет рас­сматривать его как члена общества, социальной группы пли иных общностей, как носителя социально типичных черт. Включение преступника в активное и полезное групповое общение — важное условие его исправления.

личность всех совершивших преступления должна быть предметом криминологического по­знания, что имеет огромное практическое значение, в первую оче­редь для профилактики преступлений.

В целом личность преступника можно охарактеризовать как некую модель, социальный и психологический портрет, обладаю­щий специфическими чертами. Преступникам присущи антиоб­щественные взгляды, отрицательное отношение к нравственным ценностям и выбор общественно опасного пути для удовлетворе­ния своих потребностей или непроявление необходимой активнос­ти в предотвращении отрицательного результата. Это определение охватывает и тех, кто совершил преступление умышленно, и тех, кто виновен в преступной неосторожности.

Криминологическое изучение личности преступника осущест­вляется главным образом для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его про­филактики. В этом проявляется теснейшее единство трех узловых криминологических проблем: личности преступника, причин и механизма преступного поведения, профилактики преступлений. При этом, однако, личность преступника центральная в том смыс­ле, что ее криминологические особенности первичны, поскольку являются источником, субъективной причиной преступных дей­ствий. Если говорить о целенаправленной коррекции поведения, то его невозможно изменить, если указанные особенности останут­ся прежними.

Изучение личности преступника должно строиться на право­вой основе, т.е. должна изучаться личность тех, кто по закону признается субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения пре­ступления, удостоверенного судом, и до отбытия уголовного нака­зания, а не до момента констатации исправления. После отбытия наказания человек уже не преступник, а потому не может рассмат­риваться как личность преступника. Человек освобождается от наказания не потому, что исправился, а потому, что истек уста­новленный законом срок наказания. Действительное же его ис­правление, если под этим понимать положительную перестройку системы нравственных и психологических особенностей, ведение социально одобряемого образа жизни, может иметь место значи­тельно позже отбытия наказания или вообще не наступить. В пос­леднем случае нужно говорить не о личности преступника, а о личности, представляющей общественную опасность.

Тем не менее, нужно изучать не только тех, кто уже совершил вступление, но и тех, чей образ жизни, общение, взгляды и ориентации еще только свидетельствуют о такой возможности, которая реальностью может и не стать. Значит, в сфере криминологических интересов находятся алкоголизм, наркомания, бродяжничество, проституция и другие непреступные антиобщественные явления и соответственно личность тех, кто совершает такие поступки. Все это служит базой научно обоснованной системы профилактики преступлений, в том числе ранней, но изучение ука­зных лиц выходит за пределы личности субъекта преступления. В предмет криминологии входят не только личность собственно преступника, но и тех, кто может стать на преступный путь, что исключительно важно для борьбы с преступностью.

Можно представить исследование проблем личности преступника, которая, как и любая личность, постоянно изменяется и развивается, в виде некоего пути. Этот путь весьма условно и от­носительно делится на четыре «части»: 1) формирование личнос­ти преступника, личность в ее взаимодействии с конкретной жизненной ситуацией до и во время совершения преступления; 2) личность преступника в процессе осуществления правосудия в связи с совершенным им преступлением; 3) личность преступника в период отбывания наказания; 4) период адаптации к новым ус­ловиям освобожденных от наказания в связи с возможностью со­вершения нового преступления.

 

 

ВОПРОС 32. Соотношение социального и биологического в личности преступника.

Одна из коренных проблем изучения личности преступника – соотношение социального и биологического. Эта проблема имеет научное, практическое, правовое значение. От ее решения во многом зависит объяснение причин преступности и определение главных направлений борьбы с нею.

Изучение вопроса о соотношении социального и биологическо­го в личности преступника требует многостороннего подхода с ис­пользованием достижений философии, социологии, психологии биологии, криминологии и других наук, рассмотрения человека не с абстрактно-антропологических позиций, а как продукта кон­кретно-исторического процесса. В этом смысле человек имеет об­щественную природу, а личность может формироваться только при условии включения индивида в систему общественных отно­шений. Социальный характер жизнедеятельности человека — его отличительная черта. Это отнюдь не означает игнорирования био­логических факторов, однако они могут носить лишь характер ус­ловия, способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.

В подтверждение того, что биологические факторы могут сами по себе приводить к преступному поведению, что предрасположен­ность к такому поведению биологически детерминирована и мо­жет передаваться наследственно, часто приводят данные о том, что среди преступников немало лиц, страдающих расстройствами пси­хической деятельности.

Действительно, как было сказано выше, среди преступников, особенно убийц, насильников, хулиганов, многократно судимых лиц, высок удельный вес лиц, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. Достижения патопсихологии и психиатрии, некоторые криминологические данные дают основания считать, что ослабление или искажение психической деятельности любого происхождения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жесто­кость, снижению волевых процессов, повышению внушаемости, ослаблению сдерживающих контрольных механизмов. Они пре­пятствуют нормальной социализации личности, приводят к инва­лидности, мешают заниматься определенными видами деятель­ности и вообще трудиться, что повышает вероятность совершения противоправных действий и ведения антиобщественного образа жизни. Значимость указанных факторов возрастает в современ­ных условиях общей психической напряженности, увеличения количества эмоционально-стрессовых расстройств, состояний психической  дезадаптации.

Однако это вовсе не означает, что аномалии психики являются причиной   совершения   преступлений.   Во-первых,   среди массы преступников субъектов с такими аномалиями не так уж и много /Не более 20%). Во-вторых, даже наличие аномалий у конкретного  ЛИца далеко не всегда свидетельствует о том, что они и криминогенную роль в его противоправном поведении.

В-третьих, как доказано многими эмпирическими исследования не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формиро-вания индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Разумеется, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего содер­жания этих черт.

Констатация какой-то психической аномалии (например, пси­хопатии, олигофрении в степени легкой дебильности, органичес­кого поражения центральной нервной системы и т.д.) отнюдь не объясняет, почему данный человек совершил преступление. Мо­тивация, внутренние причины преступного поведения не отраже­ны в диагнозе, который лишь определяет наличие того или иного расстройства, его степень, тяжесть и т.д. Поэтому понять субъек­тивные причины преступления, представленные в мотиве, можно лишь путем психологического изучения личности. Дефекты пси­хики, если, конечно, они имеются, вовсе не являются мотивами преступного поведения, хотя и могут влиять на них.

Среди насильственных преступников, например, немало пси­хопатов. Как установлено, психопатия — один из факторов, спо­собствующих совершению подобного рода преступлений. В то же время давно известно, что люди страдающие психопатией, успеш­но работают и выполняют многие другие обязанности. Поэтому основное значение имеет не аномалия сама по себе, а социальный облик лица, сформированный обществом.

 

ВОПРОС 33. Субъекты специального предупреждения преступности.

В предупреждении преступности уча­ствуют представительные органы, органы исполнительной влас­ти, судебные органы; весь комплекс предприятий, учреждений и
организаций, функционирующих в различных сферах социальной
жизнедеятельности;  общественные (религиозные) объединения
населения и отдельные граждане. Предупредительная деятельность осуществляется названными органами или организациями «попутно» в процессе решения гораздо более общих задач. Поэтому необходимо выде­лить систему предупреждения преступности в более узком значении, т.е. взаимодействующие органы и организации, которые:
преследуют специально выделенные цели предупредительной
Деятельности; б) наделены соответствующими правами и обязанностями; в) обладают определенной компетенцией по воздействию на те или иные криминогенные факторы; г) имеют информационное, методическое, ресурсное, кадровое обеспечение предупредительной деятельности. Эта система включает органы и
организации:

  • разрабатывающие и применяющие государственную концепцию предупреждения преступности и политическую линию предупредительной деятельности, устанавливающую значимость Деятельности, ее место в обществе, реальные цели, принципы, круг объектов и средств воздействия и т.д.; правовые акты, регулирующие  предупреждение преступности
  • осуществляющие информационное, методическое, ресурсное, кадровое обеспечение и научное сопровождение

предупредительной деятельности;

  • осуществляющие управление  системой  предупреждения

преступности (в целом или по отдельным направлениям и уровням), в том числе по форме координации;

  • непосредственно применяющие   меры   предупреждения преступности, в том числе ее отдельных видов и конкретных преступлений.

Надо различать также федеральные органы, органы субъек­тов Федерации, муниципальные органы и организации, осущест­вляющие целенаправленное предупреждение преступности; го­сударственные (муниципальные) и частные субъекты этой дея­тельности. Для формирования адекватных требований к объему, содержанию и эффективности предупредительной деятельности различных ее субъектов очень важно учитывать также степень специализации профилактических задач и функций в общем комплексе задач и функций соответствующего органа или орга­низации. Эта специализация может проявляться в характере и объеме задач и функций по вовлечению и устранению (нейтра­лизации, ослаблению) криминогенных процессов и явлений; по предупреждению возникновения и устранению криминальных ситуаций, создающих благоприятные или провоцирующие воз­можности для совершения преступлений; по удерживанию от со­вершения преступлений и социальной адаптации лиц, входящих в группы повышенного социального риска и конкретных лиц, поведение которых сигнализирует о вероятности перехода на преступный путь.

По степени специализации в сфере предупреждения преступ­ности выделим, во-первых, законодательные (представительные) органы, постоянная задача которых — развивать правовое регу­лирование предупредительной деятельности, которая осуществляется в рамках их широкой конституционной компетенции.

Во взаимодействии с органами исполнительной власти в сфере предупреждения преступности функционируют хозяйствующие структуры, некоммерческие организации, общественные и религиозные объединения, организации, обеспечивающие позитивные нормы досуга, СМИ, учебные и трудовые коллективы, самоуправляющиеся организации жильцов и т.д. Они в меру своей компе­тенции и возможностей участвуют в предупреждении преступ­ности в рамках основных функций и используя главным образом общевоспитательные формы воздействия. Это воздействие реали­зуется внутри организации в процессе деятельности и управления ею.

Предупредительная деятельность органов и учреждений социаль­ного обслуживания (социальной помощи и защиты), образования, здравоохранения выделена в относительно самостоятельное на­правление их деятельности, хотя и производная от основных задач
и функций. В этой связи можно говорить о частичной специализации.

Так, для органов социального обслуживания населения выделены задачи и функции моральной, психолого-педагогической, материальной, правовой поддержки и помощи лицам, попавшим в криминогенные условия жизни из-за нужды, различных конфликтов, социального одиночества, отсутствия определенных занятий и места жительства и т.д. Для этого в системе оказания социальных услуг населению организуются центры помощи и социальной реабилитации; осуществляется специализация подготовки и переподготовки  персонала.

Не менее значимо выделение профилактических задач и функ­ций для органов и учреждений здравоохранения. Они наделены необходимыми полномочиями по противодействию распростране­ния заболеваний, представляющих опасность для окружающих’ (венерических, ВИЧ-инфекции и т.д.); по принятию лечебно-про­филактических мер, предупреждению общественно опасного по­ведения лиц, страдающих психическими расстройствами. Органы и учреждения здравоохранения взаимодействуют с органами со­циального обслуживания в адаптации к жизни в обществе лиц из групп повышенного социального риска.

Органы и учреждения образования должны противодействовать формированию у учащихся отклонений в развитии и поведении, создавать условия для коррекции этих отклонений и социальной адаптации их носителей. В частности, органы и учреждения образования: а) выявляют семьи с повышенным криминальным риском и в зависимости от причин семейного неблагополучия принимают  непосредственно или во взаимодействии с органами и учреждениями     социального    обслуживания,     здравоохранения, правоохранительными   органами   меры   оздоровления   условий жизни и воспитания учащихся1; б) принимают аналогичные меры для пресечения действия источников криминального или иного антиобщественного влияния в учебном коллективе или в бытовом окружении учащихся2; в) столкнувшись с фактами отставания в психическом развитии или иными психическими аномалиями у учащихся3, образовательное учреждение принимает меры к пере­воду этих лиц, имеющих повышенный криминальный и виктимный риск, в учреждения с комфортной для них учебно-воспита­тельной и оздоровительной средой; г) принимают аналогичные меры в отношении детей-инвалидов; д) в связи с повышенным криминальным риском учащихся, хронически отстающих в учебе (например, из числа выходцев из семей с низкой культурой или из местностей, где отсутствуют полноценные возможности пред­шествующей ступени образования), принимают меры педагоги­ческой помощи, для того чтобы обеспечить выравнивание с основной массой учащихся; е) осуществляют информационное вза­имодействие с правоохранительными органами для помещения учащихся,  поведение  которых  свидетельствует  о  вероятности перехода на преступный путь и требует исправительного воздействия в условиях закрытого воспитательного или лечебно – воспитательного учреждения для  несовершеннолетних  по  решению суда1; ж) используют предусмотренные законом возможности трудоустройства выпускников   образовательных   учреждений,    лиц, оставивших эти учреждения, для того чтобы предупреди переход на преступный путь в результате отсутствия определенных занятий.

К числу частично специализированных субъектов предупреждения преступности надо отнести также контрольно-ревизионные органы, нотариат (в том числе частный нотариат и аудит), а также юридическую службу предприятий, учреждений, организаций независимо от форм собственности.

Заслуживает серьезного внимания целенаправленная ориентация на участие в предупреждении преступлений частных охранных и детективных предприятия, казачьих обществ.

К числу специализированных субъектов предупреждения пре­ступности относятся правоохранительные органы (их службы, подразделения, организации, учреждения). Это органы внутрен­них дел, Федеральной службы безопасности, юстиции, прокура­туры, суда, таможенного комитета8.

Для специализированных органов предупреждения преступ­ности характерны: а) не просто выделенность задач и функций предупредительной деятельности как производных от основной компетенции, но и приоритетность этих задач и функций в рамках

обеспечения законности, общественной и государственной безопасности, борьбы с преступностью; б) осуществление предупредительной деятельности до того, как она примет процессуальные нормы, и в этих формах; в) наличие у сотрудников, осуществляющих предупредительную деятельность, правомочии представителей власти, включая право применять законные и обоснованна меры государственного принуждения1; г) тенденция к специализации предупредительной деятельности в организационном, кадровом, ресурсном обеспечении, но в сочетании с жестким требо­ванием участия в предупредительной деятельности всех служб подразделений, учреждений, организаций в меру возложенных служебных задач; д) наличие механизма межведомственной коор­динации целенаправленной предупредительной деятельности для обеспечения комплексности и взаимоподкрепления принимаемых мер; е) выделение задач и функций предупреждения преступности в самих правоохранительных органах.

В системе специального предупреждения преступлений особую роль занимают профилактические мероприятия, осуществляе­мые оперативными подразделениями субъектов оперативно-ро­зыскной деятельности (ОРД) на основе положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

 

ВОПРОС 34. Латентная преступность: понятие, виды.ю причины и методы оценки.

Латентная преступность представляет реальную, но скрытую или незарегистрированную часть фактически совершенных пре­ступлений.

По механизму образования латентная преступность распадает­ся на три составные части:

незаявленные преступления — те, которые были совершены, но потерпевшие, свидетели, должностные лица и другие гражда­не, в отношении которых они совершены, очевидцами которых они были или о которых они осведомлены, не сообщили об этом в правоохранительные органы;

неучтенные преступления — те, о которых правоохранитель­ные органы были осведомлены, но они их не зарегистрировали и не расследовали;

неустановленные преступления — те, которые были заявлены, зарегистрированы, их расследовали, но в силу халатности или недостаточного желания оперативных и следственных работников, их слабой профессиональной подготовки, ошибочной уголовно-правовой квалификации и иных причин в фактически содеянном не было установлено события или состава преступления.

Масштабы латентной преступности в точности, как правило, не известны. Они определяются путем применения различных со­циологических, статистических и аналитических методик (срав­нительный анализ взаимосвязанных показателей уголовной ста­тистики; сопоставление сведений уголовного учета с данными ад­министративных и дисциплинарных нарушений, с данными медицинских учреждений об оказании помощи по поводу телес­ных повреждений, со статистикой жалоб, заявлений, писем граж­дан в правоохранительные и другие государственные органы; оп­росы граждан, осужденных и заключенных; экспертные оценки специалистов и др.).

Незаявленные преступления в основном связаны с недоверием граждан и жертв преступлений к органам правоохраны; с невери­ем в способность правоохранительных органов раскрыть преступ­ление и защитить заявителя; с нежеланием связываться с мили­цией («затаскают»); с опасением мести со стороны преступников;

с нежеланием огласки факта посягательства, например изнасило­вания; с заключением компромиссной сделки с преступником; с тем, что лицо не вполне осознает себя жертвой преступления, и другими причинами.

Незарегистрированные преступления носят общемировой ха­рактер, но в силу исторических и иных причин они особо широко распространены в России. Общий уровень скрываемых органами правоохраны преступлений оценивается в пределах 30% и более от заявленных. По отдельным видам преступлений эти показатели колеблются в широких пределах. Причин и поводов к фальсифи­цированному учету много: ложная демонстрация милицией и дру­гими правоохранительными органами своей способности контро­лировать преступность, неспособность этих органов справиться с растущей преступностью, уход их от труднораскрываемых уголов­ных дел, кадровая и техническая неукомплектованность право охранительной системы, слабая профессиональная подготовка сотрудников, широкораспространенные злоупотребления и корруп­ция в системе уголовной юстиции и др.

 

ВОПРОС 35. Характеристика личности преступника: уголовно-правовая, социально-демографическая, социально-психологическая, индивидуально-психологическая.

Социально-демографическая характеристика: выборочные криминологические исследования и статистические данные свидетельствуют о том, что среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Однако в некоторых видах преступлений доля женщин выше, чем в преступности в целом, например среди виновных в хищениях чужого имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением и некоторых других Расхитительниц-женщин сравнительно больше среди работавших в системе торговли и общественного питания, легкой и пищевой промышленности.

Крими­нологией давно установлено, что лица молодого возраста чаще со­вершают преступления агрессивного, импульсивного характера. Противоправное же поведение лиц старших возрастов менее им­пульсивно, более обдуманно, в том числе и с точки зрения возмож­ных последствий такого поведения. Наконец, возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интере­сов, образ жизни, что не может не сказываться на противоправных действиях.

Немногим более половины преступле­ний совершают лица в возрасте 16—29 лет, но наиболее кримино­генной группой населения, выделяемой в статистике, являются лица в возрасте 30—49 лет. Наименьшая доля среди преступников падает на лиц старше 60 лет. Основную массу таких преступлений, как убийства, нанесе­ние тяжкого вреда здоровью, кражи, грабежи, разбои, хулиганство, изнасилования, совершают лица в возрасте до 30 лет. Среди тех, кто совершил должностные преступления и хищения имуще­ства замаскированными способами, преобладают преступники старше 30 лет.

Почти половина преступников к моменту совершения преступления не состояли в браке, что вдвое выше, чем доля не состоящих в браке среди всего населения. При этом коэффициент преступности среди не состоящих в браке почти в два раза выше, чем среди состоящих. За время отбывания наказания в местах лишения свободы чаще распадались семьи осужденных женщин, чем мужчин. Иначе говоря, жены дольше ЖДУТ своих мужей, чем мужья жен.

Существует и другая закономерность: с ростом числа судимос­тей увеличивается количество лиц, не состоящих в зарегистриро­ванном браке.

Подавляющее большинство лиц, совершающих преступления, участвовали в общественно полезном труде, однако многие из них, особенно из числа хулиганов, воров, разбойников и грабителей, часто меняли место работы, имели перерывы, иногда значитель­ные, в своей трудовой деятельности. Среди тех, кто не работали, не учились и не получали пенсии, немало женщин, которые до осуждения занимались домашним хозяйством. Среди неработаю­щих достаточно велика доля преступников-рецидивистов.

Уровень образо­вания лиц, совершающих преступления, ниже, чем других граж­дан, причем особенно низка доля лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование. Самый низкий уровень образования у лиц, виновных в совершении насильственных, насильственно-ко­рыстных преступлений, хулиганства, наиболее высокий — у со­вершивших должностные преступления и хищения путем присвоения, растраты или злоупотребления доверием.

Большинство пре­ступников были полностью трудоспособными, лишь примерно каждый 8—10-й имел ограниченную трудоспособность. Однако в практической работе важно знать не только о наличии инвалид­ности, но и о том, какими заболеваниями или расстройствами страдает тот или иной человек, попавший в орбиту предупреди­тельной деятельности правоохранительных органов. Особого вни­мания заслуживают в этой связи расстройства психической дея­тельности, поскольку именно такие расстройства оказыва­ют значительное влияние на поведение человека, в том числе про­тивоправное.

Наличие психических аномалий помогает понять  совершение лишь отдельных видов преступлений — в основном, некоторых насиль­ственных преступлений и хулиганских действий, либо связанных со значительной деградацией личности преступника, с ее постоян­ным антиобщественным образом жизни. Основная же масса преступ­лений (насильственные, кражи, и т.д.) совершаются, как правило, психически вполне здоровыми людьми.

Преступники хуже усваивают требования правовых и нравственных норм, которые не оказыва­ют на них существенного влияния. Такие люди очень часто не понимают, чего от них требует общество. Возможно, это связано с необычностью их установок и восприятия, поэтому любые жиз­ненные ситуации существенно искажаются. Причем, поскольку нормативный контроль поведения нарушен, оценка ситуации про­исходит не с позиций социальных требований, а исходя из личных переживаний, обид, проблем, влечений и инстинктов.

Существуют и другие нарушения социальной адаптации, кото­рые вызываются отсутствием мотивированности к соблюдению со­циальных требований. В этом случае человек понимает, что от него требует окружение, но не желает эти требования выполнять. Это порождается отчуждением личности от общества и его ценнос­тей, от малых социальных групп (семьи, трудовых коллективов и т.д.). У таких людей плохая социальная приспособляемость. Поэтому у них возникают немалые сложности при попытках адап­тироваться в тех же малых группах. Отчужденность преступников проявляется, например, в том, что у них невысокий уровень образования и производственной квалификации, отсутствует семья и слабы связи с родственниками, они часто меняют место работы и место жительства.

Среди преступников немало лиц с ярко выраженной индиви­дуальностью, лидерскими способностями, большой предприимчи­востью и инициативой. Эти качества в сочетании с негативно ис­каженными ценностными ориентациями, нравственными и пра­вовыми взглядами обычно выделяют лидеров преступных групп и преступных организаций, являясь общественной характеристи­кой последних. Эти же качества могут быть основанием для клас­сификации преступников, показателем их общественной опаснос­ти и общественной опасности того или иного вида преступного по­ведения. В то же время указанные качества должны с успехом использоваться в профилактике преступлений и исправлении пре­ступников. Необоснованное ограничение свободы или принужде­ние, ненужное подавление инициативы ведут к стандартизации, усреднению личности, лишают ее индивидуальности, тем самым мешая развитию и совершенствованию человека. Индивидуальное начало является, таким образом, существенным моментом пре­дупреждения преступлений, предполагая всестороннее значение и учет особых, неповторимых качеств каждого человека, своеоб­разие его природных и социальных свойств.

 

ВОПРОС 36. Типология личности преступника.

В отечественной криминологии имеется опыт создания типологий преступников по мотивам совершенных преступлений.

По мотивационным критериям можно выделить «корыстный», «престижный», «игровой», «насиль­ственный» и «сексуальный» типы. Их выделение носит условный характер.

Мотив — главный, но не единственный признак для типологии преступников. Их типологические группы могут быть построены и по характеру преступной направленности, и по степени общест­венной опасности.

По характеру преступной направленности могут быть выделе­ны следующие типы: корыстный, насильственный, корыстно-на­сильственный и «универсальный». «Универсальный» тип преступника назван так потому, что составляющие его лица способны совершать самые разные пре­ступления — экономические и сексуальные, присвоение имуще­ства и истязания и т.д. Следовательно, у них можно обнаружить определенную гибкость и изменчивость мотивов, сочетание раз­ных из них.

Более сложная типология по степени общественной опаснос­ти. Попытки ее построения по этому признаку уже предпринима­лись, причем в качестве ведущего обстоятельства признавалась стойкая антиобщественная установка, что проявлялось в длительном преступном поведении. Однако такой признак не всегда представляется достаточным: нетрудно представить себе карманного вора, который на протяжении длительного времени совершает ражи, но тем не менее нет оснований относить его к числу особо

опасных преступников. Представляется, что в основание названной типологии нужно положить следующий признак: отношение преступника к главной ценности — человеческой жизни. В соответствии с этим можно выделить следующие типы: «Абсолютно опасный» — совершающий серийные убийства, в том числе наемные и сексуальные, а также убийства нескольких человек одновременно, как правило, ранее незнакомых, либо общеопасным способом (в ходе совершения терроризма).

«Особо опасный» — совершающий убийства, как правило конфликтной ситуации, а также длительное время корыстные (с причинением большого материального ущерба) и корыстно-на­сильственные преступления. Сюда же следует отнести руководи­телей преступных организаций.

«Опасный» — совершающий преступления против личности нарушающие общественный порядок и т.д., но не посягающие на жизнь.

«Представляющий незначительную опасность» — остальные

преступники, в первую очередь те, которые совершили преступле­ния непредумышленно или в силу неблагоприятного стечения личных обстоятельств, но не против жизни человека.

 

ВОПРОС 37. Понятие механизма преступного поведения.

Механизм преступного поведения – это последовательность развития преступных действии возникновение преступных намерений, принятие решения совершить преступление, планирование своих поступков и, наконец, осуществление их преступником. Другими словами: это процесс взаимодействия личности и внешней среды, формирующий преступное поведение человека и реализующий его. В нем участвуют психические компоненты и состояния личности, которые присущи и правомерному поступку. Но в преступном поведении все они или, по крайней мере, некоторые из них наполнены специфическим содержанием – антиобщественной направленностью.

Механизм умышленного преступления обычно включает три основных звена: мотивацию преступления; планирование пре­ступных действий; их реализацию. Названные звенья последо­вательно переходят одно в другое. Но это характерно не для всякого преступления. Например, преступления, совершен­ные в состоянии аффекта (сильного душевного волнения), обычно не содержат стадии планирования: от возникновения мотива субъект  сразу переходит к действию. А в преступлениях, совершаемых о неосторожности, нет и стадии мотивации.

Механизм преступного поведения тесно связан с личностью преступника и с внешней физической и социальной средой. Он не может  существовать в отрыве от личности, потому что все психические процессы, из которых складывается этот механизм, суть процессы, происходящие в самой личности, организме, мозге человека. Личность не только осуществляет мотивацию, планирование, исполнение задуманного, но также предвидит возможный  результат своих действий.

Столь же тесно связан механизм преступного поведения и с окружающей внешней средой: ведь преступник действует не в бездушном пространстве. Мотивы его поступка рождаются на основе внутренних и внешних влияний, во взаимодействии интере­сов человека с особенностями переживаемой им жизненной ситуа­ции. При планировании преступником будущих действий невоз­можно отвлечься от внешней среды. А исполнение преступления затрагивает эту среду самым непосредственным образом.

Анализ содержания и особенностей функционирования меха­низма преступного поведения весьма важен как с теоретической, так и с практической точек зрения. В научном отношении он важен потому, что раскрывает свойства личности преступника и те стороны внешней среды, которые образуют причины и условия, способствующие совершению преступлений. В практическом — потому, что помогает определить меры, способные предотвратить преступление, изменить направленность личности правонаруши­теля.

Анализ механизма преступного поведения показывает, что по­ведение становится антиобщественным и противоправным не в одной какой-то точке причинной цепочки, ведущей к преступному деянию. Здесь надо отметить два обстоятельства: во-первых, как правило, антиобщественный характер поступка складывается по­степенно, начиная с незначительных отклонений от социальных норм; во-вторых, «критическая точка» развития, после которой поведение явно приобретает преступный характер, может быть расположена в самых разных звеньях рассматриваемого механиз­ма. В силу этих обстоятельств обычно имеются достаточно боль­шие возможности для предотвращения нежелательного развития событий. Во многих случаях можно вовремя пресечь преступное поведение, повернуть намерения и действия лица в ином направ­лении и тем самым предотвратить преступное деяние.

 

ВОПРОС 38. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности.

Организованная преступность – сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах орга­низациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных това­ров и услуг. Это преступления, часто выходящие за пределы го­сударственных границ, связанные не только с коррупцией обще­ственных и политических деятелей, получением взяток или тайным сговором, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

На международном семинаре ООН по вопросам борьбы с орга­низованной преступностью (Суздаль, 1991 г.) выделены два основ­ных пути развития организованной преступности. Во-первых, это запрещенные виды деятельности (такие, как имущественные пре­ступления, отмывание денег, незаконный оборот наркотиков, на­рушения правил валютных операций, запугивание, проституция, азартные игры, торговля оружием и антиквариатом) и, во-вто­рых, участие в сфере экономики (прямое или с использованием таких средств, как вымогательство). Такое участие в законной экономической деятельности всегда тяготеет к использованию противоправных методов конкуренции.

Организованную преступность эксперты ООН разделяют на не­сколько видов. Один из них, традиционный, составляют мафиоз­ные семьи, существующие по принципу иерархии. Они имеют свои внутренние правила жизни, нормы поведения и отличаются большим разнообразием противоправных действий. К другому типу относятся профессионалы. Члены таких организаций объ­единяются с целью исполнения определенного преступного замыс­ла. Организации такого рода непостоянны и не имеют такой жест­кой структуры, как организации традиционного типа. К группе профессионалов относятся формирования, занимающиеся фаль­шивомонетничеством, кражами автомобилей, разбоем, вымога­тельством и т.п. Состав профессиональной преступной организа­ции может постоянно меняться и ее члены могут участвовать в различных однотипных преступных предприятиях. Кроме того, существует много организованных групп, которые контролируют определенные, территории.

Существуют также организованные преступные формирова­ния, которые разделяются по этническим, культурным и истори­ческим связям. Такие связи соединяют их со странами и региона­ми происхождения и создают, таким образом, основную преступ­ную сеть, выходящую за национальные границы. Используя общность происхождения, языка, обычаев, они способны оградить себя от действий правоохранительных органов.

Выделение этих типов организованных преступных групп не всегда означает наличие четких границ между ними. Почти каж­дое организованное сообщество преступников можно рассмат­ривать как носитель множества совокупных признаков (напри­мер, городские уличные формирования, в том числе молодежные банды). Организованной преступности свойственно быстрое при­способление, адаптация форм ее деятельности к национальной по­литике, уголовному правосудию и к защитным механизмам раз­личных государств.

Обобщенная характеристика организованной преступной дея­тельности была дана в докладе Генерального секретаря ООН «Воз­действие организованной преступной деятельности на общество в Целом»:

— организованная преступность — это деятельность формиро­ваний преступных лиц, объединившихся на экономической осно­ве. Эти группы очень напоминают банды периода феодализма, ‘ко­торые существовали в средневековой Европе. Экономические вы­годы извлекаются ими путем предоставления незаконных услуг и Токарев или путем предоставления законных услуг и товаров в Незаконной форме;

—  организованная преступность предполагает конспиратив­ную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерар­хически построенных структур координируются планирование и

осуществление незаконных деяний или достижение законных
целей с помощью незаконных средств;

  • организованные преступные группы имеют тенденцию уста­навливать частичную или полную монополию на предоставление
    незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку, таким образом, гарантируется получение более высоких доходов;
  • организованная преступность не ограничивается лишь осу­ществлением заведомо незаконной деятельности или предоставле­нием незаконных услуг. Она включает также такие изощренные
    виды деятельности, как «отмывание» денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществляемые с помо­щью электронных средств. Незаконные преступные группы проникают во многие доходные законные виды деятельности.

В ряде случаев организованная преступность представлена крупными, построенными по иерархическому признаку организа­циями, структура которых скорее напоминает традиционные кор­поративные объединения. Но в основном организованные преступ­ные формирования не имеют строго определенной структуры, сравнительно невелики по размеру, отличаются гибкостью, зна­чительной степенью авантюризма и быстрой адаптируемостью. Фактически подлинная сила и эффективность организованной преступности обусловлены именно ее аморфностью. В отличие от оформленных корпоративных структур организованная преступ­ность скорее напоминает сеть социальных связей в обществе. Для лучшего понимания эти структуры следует рассматривать не с точки зрения их деления на мелкие и крупные организации или на оформленные структуры и неформальные сети, а с точки зрения непрерывного превращения малых структур в крупные, а гибких организаций одной сети в бюрократические структуры. Некото­рые группы могут сочетать в себе элементы сложившейся иерар­хической структуры на одних уровнях с размытой и гибкой сис­темой взаимоотношений на более низких уровнях.

 

ВОПРОС 39. Криминологическая характеристика преступности в ВС РФ. Причины и условия преступности в армии.

Харак­терными чертами преступности военнослужащих явля­ется: 1) относительная стабильность; 2) несовпадение основ­ных показателей роста или снижения по сравнению с общеуголов­ной преступностью до 1990 г.; 3) схожие тенденции развития пре­ступности военнослужащих и общеуголовной преступности после 1991 г.; 4) увеличение латентности пре­ступности военнослужащих в 1990-х гг.; 5) отставание социально-правового контроля над преступностью военнослужащих; 6) более низкий коэффициент преступности среди военнослужащих по сравнению с коэффициентом общеуголовной преступности; 7) приоритетное влияние на преступность военнослужащих иных факторов, отличных от факторов, влияющих на общеуголовную преступность.

Целесообразно выделить следующие укрупненные блоки при­чин преступности военнослужащих.

1, Организационно-управленческие. Поддержанию надлежащего порядка в армии способствуют: а) качественное не­сение службы офицерами; б) качественное несение службы млад­шими командирами; в) качественная организация быта молодых солдат. Следует констатировать, что ни
одно из трех вышеперечисленных положений в Вооруженных
Силах не отвечает современным требованиям.

Кроме того, назначение на руководящие должности некоторых офицеров не всегда соответствует их морально-волевым качествам и вызывает определенное раздражение среди других офицеров. Со­ответственно исполнение приказов и распоряжений, исходящих от такого начальника, со стороны подчиненных не подкрепляется необходимой разумной инициативой, что пагубным образом Может отразиться на межличностных отношениях в воинском Коллективе.

  1. Социальные. Вооруженные Силы не должны думать о про­
    кормлении самих себя, однако в последние несколько лет вынуждены заниматься в основном именно этим.

К социальным причинам преступности военнослужащих сле-дует также отнести распространение среди них пьянства, а в пос­ледние годы наркотизма. Причем пьянство характерно в основном для офицеров и является своего рода негативной традицией Наркотизм под влиянием внеармейских условий присущ значительной части военнослужащих срочной службы, так как в армию призываются юноши, уже по­знавшие наркотики. Впрочем, согласно некоторым данным, из’  15—18% военнослужащих срочной службы, употребляющих нар­котики в армейских условиях, значительная часть приобщилась к ним именно в армии.

  1. Социально-психологические.

Вряд ли в каком-либо ином государственном институте так резко проявляются возрастные отличия, как в армии. Эти разли­чия характерны в первую очередь для военнослужащих срочной службы, являясь одной из причин «дедовщины», но они также актуальны и для офицеров. Например, известны случаи, когда немолодые офицеры подавали рапорты об увольнении или перево­де на другое место службы из-за того, что их непосредственными начальниками становились более молодые коллеги.

  1. Информационные. У Вооруженных Сил практически нет
    рекламы. Агитационная телевизионная пропаганда, призывавшая юношей на службу, была обречена на неудачу, так как негативный материал об армии имел значительно большую аудиторию и более весомый общественный резонанс.

До настоящего времени средства массовой информации сфор­мировали в обществе исключительно негативное мнение об армии.

  1. Идеологические.

Агрессия, насилие, культ сверхчеловека, насаждаемые средст­вами массовой информации, также коррелируют с преступностью военнослужащих. Характерно, что традиции русской армии, сол­даты которой отличались «рыцарским» отношением к врагу и к Мирным жителям в настоящее время забыты.

  1. Культурные. Бедность культурной жизни нашего общества известна. Если в центральных городах и областных центрах ест развлекательные учреждения, то в «глубинке» в подавляюще большинстве случаев нет ни музеев, ни театров. Однако имен военнослужащими, призванными из «глубинки», в последние сколько лет пополняются ряды военнослужащих.

Несколько лучше обстоит дело с офицерским корпусом, чтo объясняется в том числе и традициями  Однако уровень культуры офицеров низшего и сред­него звена остается низким. Многие из них не готовы к работе с мо­лодежью, допускают грубость в отношении подчиненных (в том числе и офицеров).

  1. Политические. Продолжается борьба между различными партиями и движениями за влияние на Вооруженные Силы. Иногда эта борьба выходит за рамки установленных законом правил. К сожа­лению, это приводит к: а) дезориентации военнослужащих; б) от­рицательному влиянию на психику молодых военнослужащих; в) росту конфликтов между военнослужа­щими на политической почве.
  2. Национальные. Вооруженные Силы России по-прежнему
    комплектуются военнослужащими разных национальностей. При
    условии дальнейшего нарастания межнациональных противоре­чий и конфликтов, для разрешения которых не принимается аде­кватных мер, национальные причины противоправного поведения
    военнослужащих будут усугубляться.
    Экономические. Поскольку военно­служащие сами денег не зарабатывают, экономические причины
    проявляются несколько своеобразно: а) военнослужащие, не получающие месяцами денежного довольствия, совершают корыстные преступления (например, кражи) для прокормления себя и семьи; ” Распределяемые финансовые ресурсы в условиях проводимой реформы расхищаются вышестоящими начальниками; в) предоставление каких-либо льгот либо военнослужащим, либо фондам, создаваемым для военнослужащих, неминуемо приводит к совершению преступлений экономической направленности; г) к иму­ществу Вооруженных Сил проявляют активный интерес представители криминальных группировок, связанных с организованной преступностью.
  3. Правовые. После известных августовских событий 1991 г одним из самых пострадавших в системе правоохранительных oрганов оказалась военная прокуратура. Общественное мнение счи­тало, что за гибель военнослужащих в армии должна отвечать именно она. Без преувеличения можно сказать, что в этот момент из военной прокуратуры ушли многие опытные кадры. После рас­пада Советского Союза процесс «бегства» военных юристов при­нял, казалось бы, необратимый характер. Из России уехало около 400 офицеров — военных юристов. Дело дошло до того, что в не­которых отдаленных восточных гарнизонах служили один-два офицера. При общей численности 3100 офицеров некомплект в системе военной прокуратуры доходил до 800 человек. В этих ус­ловиях использовались любые средства, чтобы работа не была ос­тановлена: среди следователей появились студенты 1—2 курсов юридических вузов. Разумеется, такое положение дел сказалось отрицательно на качественной стороне предварительного следст­вия. Более того, в прокуратуру проникли случайные люди, кото­рые беспокоились, прежде всего, о собственном материальном бла­гополучии. Причины преступлений военнослужащих не выявля­лись, профилактика отсутствовала. Характерно, что в результате поспешного принятия в 1992 г. Федерального закона «О прокура­туре Российской Федерации* (с последующими изменениями и дополнениями от 18 августа 1995 г.) прокуратура лишилась права законодательной инициативы, а деятельность военной прокурату­ры стала регламентироваться 5 статьями вместо 33, предусмотрен­ных бывшим союзным Положением о военной прокуратуре.

 

ВОПРОС 40. Криминологическая характеристика личности преступников среди военнослужащих. Предупреждение преступлений.

Личность преступника — военнослужащего срочной службы. Преступники — военнослужащие срочной службы совершают в основном насильственные преступления, причем довольно часто связанные с межличностными противоречиями, или преступле­ния, явившиеся следствием неудачного разрешения таких проти­воречий (например, незаконное оставление части из-за «дедовщи­ны»)- Реже ими совершаются корыстные преступления, и если совершаются, то чаще всего в соучастии с офицерами. Впрочем, если они совершают корыстные преступления самостоятельно, то это связано либо с хищением оружия или иного воинского имуще­ства, либо с кражами и грабежами на улицах во время нахождения за пределами части (законного или незаконного). Корыстная мо­тивация при этом может быть разной: от простой жажды наживы до необходимости добычи денег для откупа от старослужащих сол­дат.

Преступников — военнослужащих срочной службы можно ти-пологизировать на: 1) случайных, для которых совершенное пре- ступление — результат их неадекватной реакции на внезапно воз­никшие острые конфликтные ситуации; 2) устойчивых, которые отличаются постоянной агрессивной направленностью и сформи­рованным стереотипом применения грубой силы; 3) злостных, для которых агрессивное поведение является нормой.

 

Преступникам-военнослужащим присущи следующие черты: 1) скудность духовных потребностей и интересов; 2) пренебрежи­тельное отношение к военной службе; 3) неполнота, искаженность или дефектность правосознания; 4) доминирование примитивно-бытовых побуждений извращенного характера; 5) легкость моти­вации при неглубокой критической оценке жизненной ситуации, в которой совершается преступление; 6) слабая развитость пред­видения последствий своих действий; 7) эмоциональная неустойчивость.

Обобщая сказанное, отметим, что для личности преступника— военнослужащего срочной службы характерны:

  • Молодой (19-21 год) и агрессивно-разрушительное поведение, присущее этому возрасту;
  • несложившаяся, неустойчивая психика;
  1. зависимость несложившейся психики от множества косвенных факторов, объективных и субъективных;

 

  1. удовольствие от опасности и риска;

 

  1. противоправное анархическое допризывное поведение;

 

  1. опыт употребления спиртных напитков и наркотиков;
  2. негативное социальное положение (либо уровень дохода ниже прожиточного минимума, либо не превышающий таковой; воспитание одним родителем (чаще всего матерью); сироты);
  3. низкий образовательный уровень;
  4. опыт общения в неформальной молодежной среде;
  5. переоценка роли мотива поведения и недооценка объективной общественной опасности правонарушения, а также неумение давать верную оценку своим конкретным действиям;
  • неразвитость привычки сопоставлять свое поведение с законом, незнание или в лучшем случае поверхностное знание зако­нов, зависимость правосознания от мнения ближайшего окружения;
  • участие в неформальной армейской структуре и занятие 8
    ней одного из лидирующих положений;
  • хорошее физическое развитие и стремление к регрессив­ным человеческим ценностям;
  • убеждение в своей правоте и ненависть к лицам, сумевшим
    получить отсрочку от призыва в армию;
  • возбудимость, вспыльчивость, ничем не спровоцированное агрессивное поведение.
  • Личность преступника командира и начальника.

В отличие от преступников — военнослужащих срочной служ­бы личность преступников-командиров имеет разные характеристики в зависимости от преступлений, которые совершаются.

Главной особенностью личности такого преступника, соверша­ющего насильственные преступления, является ее дезадаптация, а в более широком аспекте — отчуждение. В свою очередь, отчуж­дение: а) затрудняет усвоение человеком социальных норм, регу­лирующих межличностные отношения; б) приводит к формиро­ванию негативного отношения к среде, ощущению враждебности окружающих; в) вызывает потребность признания среди себе по­добных: г) подталкивает к нарушениям установленных правил по­ведения; д) порождает отсутствие эмпатии, т.е. неумение чувство­вать эмоциональные состояния другого человека. Исходя из этого, тревожность, порождаемая в основном отчуждением личности, представляет такое ее свойство, которое выражается в субъектив­но серьезных опасениях за свое биологическое или (и) социальное существование, в беспокойстве и опасениях, страхах перед небы­тием, несуществованием. На уровне межличностного общения тревожность проявляется в частном случае — социофобии, т.е. в боязни проявить себя в какой-либо ситуации, в страхе общения.

При этом особую тревогу вызывают факты злоупотребления служебным положением со стороны высших армейских должностных лиц. Довольно часто это происходит под прикрытием каких-либо фондов (в том числе ветеранских). Для личности командиров совершающих корыстные преступления, характерны не только алчность и стяжательство, но и абсолютное безразличие к нуждам подчиненных. Коррумпированность и «круговая порука» для выс­ших офицеров означают тесную связь с представителями испол­нительной и законодательной власти. Иногда без них совершение корыстных преступлений становится невозможным.

Личности преступников командиров и начальников, совершающих корыстные преступления, присущи следующие черты:

  • возраст от 21 года (окончание военного училища) и старше, т.е. в психологическом аспекте это сложившиеся личности;
  • агрессивно-насильственный опыт, приобретенный в военных училищах и низкая общая и правовая культура. Низкая пра­вовая культура проявляется двояким образом: незнание права; с
    звательное нарушение норм права. В свою очередь, незнание норм
    права обусловлено: а) обилием нормативных документов, в том числе приказов  и  распоряжений  вышестоящих  начальников; б) незнанием законодательных актов, которыми командир должен  руководствоваться в повседневной жизни; в) как следствие предыдущего пункта, нарушение закона, выражающееся в издании незаконных приказов, распоряжений, а также неправомерном  поведении; г) наконец, отсутствие в обществе традиций законопослушного поведения.

Преступник-командир (начальник) — это сло­жившаяся личность, часто холерического темперамента, имею­щая опыт агрессивно-насильственного поведения (приобретенный в военных училищах), корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией «временщика» и безразличная к судьбам подчиненных и к армии вообще.

Несколько слов следует сказать об особенностях личностных свойств преступников-военнослужащих, совершающих преступ­ления по неосторожности (небрежное обращение с оружием, на­рушение правил полетов и эксплуатации боевой техники и др.). Представляется, что для этой категории преступников характер­ны следующие черты: 1) эгоизм и стремление к достижению сугу­бо личных целей; 2) стремление скрыть другие нарушения, допу­щенные по небрежности; 3) ложно понятые интересы службы; 4) правовой нигилизм; 5) коммуникативность поведения в случа­ях, когда нарушения допускаются в связи с нежеланием идти про­тив воли сослуживцев; 6) тревожность и неуверенность в собствен­ных силах; 7) слабая подготовка, в том числе и психологическая, для работы со сложной техникой в экстремальных ситуациях.

Наиболее социаль­но значима характеристика потерпевшего от насильственных по­сягательств, вызванных негативными традициями «дедовщины». Такой личности присущи следующие черты: 1) незавершенность становления личности и психики; 2) слабое физическое и недоста­точное интеллектуальное развитие (довольно часто более или менее ярко выраженное слабоумие и откровенные физические изъяны, например маленький рост, отсутствие мышечной массы и т.д.); 3) наличие в поведении особенностей, которые восприни­маются окружающими военнослужащими как отклонение от нормы и вызывают негативную реакцию; 4) замкнутость либо об­щение в узком кругу; 5) неприспособленность к самостоятельной жизни и надежда на помощь родителей (на бытовом уровне это называется «маменькин сыночек»); 6) более молодой по сравне­нию со старослужащими возраст (разница в 1 год и больше); 7) принадлежность к темпераменту, который менее всего подхо­дит для условий военной службы, например меланхолик.

 

ВОПРОС 41. Криминологическая характеристика преступности в местах лишения свободы.

 

Преступность в местах лишения свободы можно разделить на две неравные и непохожие друг на друга части: преступления, со­вершаемые арестованными и осужденными, и преступления, со­вершаемые представителями администрации этих мест. Если пер­вые по большей части насильственные, то вторые — корыстные.

В местах лишения свободы России подавляющая часть насиль­ственных преступлений совершается в исправительных колониях общего и строгого режимов, меньше всего в тюрьмах. Это наиболее опасные преступления, поэтому и регистрируемость их достаточно высокая. В целом же агрессивные проявления можно разделить на две большие группы:’ насильственные преступления и насиль­ственные проступки, не зарегистрированные в качестве преступ­ных. Разумеется, вторая группа не только более многочисленна, но и питает преступную часть, кроме того, многие насильственные акты, не зарегистрированные в качестве преступных, на самом деле являются таковыми (оскорбления, клевета, побои, истяза­ния, хулиганство, насильственное мужеложство). Поэтому при анализе состояния правопорядка в местах лишения свободы надо уделять внимание не только преступному насилию, но и насиль­ственным действиям, которые не фиксируются в качестве пре­ступных. Латентность этих правонарушений велика.

Специфическим тюремным преступлением с высоким уровнем латентности является насильственный гомосексуализм. Лица, ко­торые подвергаются этому, как и те, которые вступают в гомосек­суальные связи добровольно (как правило, умственно отсталые), обычно более слабые по характеру и физически неспособны про­тивостоять угрозам и насилию. Они образуют изолированную группу «отвергнутых», или так называемых опущенных. Туда же входят лица, совершившие сексуальные преступления против Детей и подростков, их убийства, нанесение им телесных повреж­дений, а также содействовавшие правоохранительным органам или имеющие родственников в этих органах.

Большинство тех, кто арестован за преступления против детей, подростков, как правило, «отвергаются» уже в след­ственных изоляторах, незначительная часть — в ко­лониях, причем в первые месяцы отбывания наказания. Лица, наказаказанные за сексуальные преступления, «отвергаются» способом, подчеркивающим именно эти деяния, причем с издеватель­ствами над ними, их избиением.

Сами «отвергнутые» в силу личностных особенностей и своего статуса не в состоянии без помощи администрации улучшить свое положение. Однако администрация не всегда активна в предуп­реждении таких преступлений и оказании, помощи пострадав­шим. Поэтому пресс унизительного положения «отвергнутых » не ослабевает, и если в данный момент открыто не попирают их че­ловеческое достоинство, то делают это в иной форме: с ними просто не общаются, не позволяют сидеть и стоять рядом, обедать за одним столом и т.д. Запрет на общение распространяется на всех: контактировать они могут лишь друг с другом. Оскорбительный статус закрепляется за определенным лицом на весь срок пребы­вания в местах лишения свободы и даже после отбытия наказания.

Если в колонии сильна власть преступных группировок, объ­ектом гомосексуального и другого насилия может стать любой осужденный. Отсюда острые конфликты, кровавые стычки, могу­щие привести к групповым беспорядкам. Поэтому многие осуж­денные отличаются повышенной тревожностью, испытывают по­стоянное беспокойство.

К большинству лиц, которые допускают насильственные дей­ствия, администрация мест лишения свободы применяет, по вы­борочным данным, предупреждение или выговор; помеще­ние в штрафной изолятор (ШИЗО), в дисциплинарный изолятор (ДИЗО) и в помещение камерного типа (ПКТ). Намного реже применяются такие взыскания, как внеочередное дежурство, лишение права посещения кино, концерта и т.д., отмена улучшенных условий содержания. Однако примене­ние в основном суровых санкций в большинстве случаев не приво­дит к желаемым результатам:

Особую группу составляют преступления, совершаемые сотрудниками мест лишения свободы. Их немного:  злоупотребление должностными полномочиями; присвоение или растраты; превышение должностных полномо­чий; получение взятки;  должностной подлог.

 

ВОПРОС 42. Причины и условия преступности в местах лишения свободы, предупреждения этого вида преступности.

 

Причины прежде всего связаны с природой такого уголовного наказания, как лишение свободы, принудительным помещением в однополые коллективы самых аморальных членов общества.

Негативные субъективные состояния и переживания осужден­ных во многом вызываются ощущаемой ими враждебностью среды, опасением быть избитым, обиженным или оскорбленным, причем очень часто без надежды на то, что обидчик будет наказан. Само ожидание нападения формирует у человека агрессивную ус­тановку к окружающим, постоянную готовность к отпору, даже в тех случаях, когда в действительности никакой угрозы нет. Вот почему грубость, хамство, угрозы, побои, оскорбления становятся стилем поведения в местах лишения свободы.

Высокий уровень психологической напряженности в исправи­тельных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах, постоян­ные конфликты, огрубление нравов, в числе других причин вы­званы плохими бытовыми условиями осужденных, стадным обра­зом жизни, недопустимой полной открытостью практически каждого. Постоянно, круглые сутки, находясь среди других лиц, осужденный становится как бы голым, он в значительной мере лишается возможности уединиться, сосредоточиться, задуматься о себе, о содеянном и своей вине, о своей жизни и ее перспективах, об ответственности перед близкими и т.д.

Таким образом, если в совокупности оценивать условия жизни в местах  лишения свободы, в том числе бытовые, то следует прийти к  выводу, что эти условия сами по себе становятся причиной высокой эмоциональной, межличностной и межгрупповой напряженности, тревожности, раздражительности. Эти индивидуально-психологические и социально-психологические явления и процессы в свою очередь порождают насилие, в том числе и как способ защиты. Иными словами, материальные факторы жизни осуж­денных создают их особую психологическую предрасположен­ность к насилию и поиску запрещенных законом путей улучшения своего положения, например дачи взяток.

Насилие заложено в самой сути мест лишения свободы пото­му, что в небольшой коллектив на ограниченном физическом про­странстве попадают самые худшие в нравственном плане однопо­лые существа. Это преступники, собранные вместе для прожива­ния и работы в наихудших условиях, т.е. это люди, в жизни которых преступление не предположение, не возможность, а уже свершившийся факт, способ, с помощью которого они уже решали свои жизненные проблемы, и многие делали это неоднократно. По мере ограничения сферы общения осужденных, углубления про­тиворечий между формальной и неформальной нормативно-цен­ностной системами конфликты становятся острее. Увеличивается их латентный период и реже восстанавливаются позитивные от­ношения между участниками конфликта. В таких условиях за­трудняется контроль за протеканием конфликтов со стороны ад­министрации. Если в воспитательных колониях и колониях обще­го режима при помощи  администрации разрешается каждая вторая конфликтная ситуация, то в учреждениях строгого режима эта возможность падает до 20—25%. Кстати, многие осужденные считают, что порядка было бы больше, если бы начальник отряда был более независим и от руководства колонии, и от коллектива.

Среди причин преступного насилия в местах лишения свободы особое место занимают те, которые связаны с недостатками и упущениями в деятельности администрации. Указанные недостатки имеют не только прямое криминогенное значение, но и существен­но затрудняют процесс исправления осужденных.

В целом указанные недостатки можно сгруппировать следую­щим образом: 1) применение представителями администрации на­силия к осужденным (от словесных оскорблений до рукоприклад­ства), что может вызвать ответную агрессию по отношению не только к должностным лицам, но и к другим преступникам; 2) по­пытки добиться некоего подобия дисциплины путем подстрека­тельства к физическим расправам одних осужденных (как прави­ло, неформальных лидеров и их окружения) над непокорными; такое иногда бывает в колониях для несовершеннолетних; 3) не­справедливое разрешение возникающих в среде преступников конфликтов, причем наиболее опасны и аморальны случаи, когда предпочтение отдается явно более сильному или заведомо непра­вому, например «вору в законе» или другому подобному лидеру; 4) нежелание администрации вообще вмешиваться в конфликты между преступниками; 5) неумение, а иногда нежелание админи­страции защитить обижаемого, отвергаемого, что, помимо всего прочего, создает общую атмосферу «беспредела» и уверенность лишенных свободы в том, что они полностью во власти произвола; 6) сокрытие фактов насильственных преступлений от учета, неже­лание реагировать на них, что формирует цепную реакцию агрессии и жестокости; 7) непонимание, что в современных условиях унижение личного достоинства, в какой бы форме оно ни проявлялось и от кого бы ни исходило, воспринимается крайне болезненно. Столь же остра реакция осужденных на помехи в получении материальных благ, в первую очередь продуктов питания, а также препятствия в общении с родными и близкими, дрУгИ1 лишенными свободы, в проведении досуга и т.д.; 8) неудовлетворительная организация охраны и надзора за осужденными, слабый контроль, в том числе оперативный, за их поведением.

Администрация  многих пенитенциарных  учреждений не

должной мере отдает себе отчет в том, что она должна строже регулировать и контролировать процессы, протекающие в субкультуре осужденных. Это необходимое условие для повышения эффективности деятельности по исправлению преступников, по профилактике правонарушений в их среде.

Криминогенное значение могут иметь недостатки и упущения в воспитательной деятельности мест лишения свободы. Их можно сгруппировать следующим образом.

  1. Отсутствие дифференцированного воспитательного воздей­ствия на осужденных. Сейчас еще плохо выявляются субъектив­ные причины, которые привели данного человека к совершению
    преступления и которые могут вновь породить преступное поведе­ние. Воспитательное воздействие на взяточника, например, прак­тически такое же, как на осужденного за убийство.
  2. Сотрудники исправительных учреждений недостаточно владеют приемами и навыками педагогического воздействия на осуж­денных, не умеют профессионально использовать данные о психо­логии личности конкретного лица (если такие данные имеются) в своей воспитательной работе.
  3. В пенитенциарных учреждениях отмечается низкий уровень общеобразовательного обучения осужденных, которое, как известно, обладает немалым воспитательным потенциалом. Во многом утрачены воспитательные возможности труда.

Когда подозреваемый или обвиняемый в совершении преступ­ления берется под стражу, особенно если это происходит с ним впервые, данное обстоятельство воспринимается и переживается как сильнейший стресс. Поэтому человек мобилизует все свои внутренние ресурсы для защиты от обвинения, сохранения собст­венного достоинства, отпора возможной агрессии со стороны тех, кто тоже лишен свободы, и т.д. В связи с этим у него почти не остается сил на то, чтобы разобраться в себе самом, в им содеянном, определить собственную вину и меру ответственности с тем, чтобы прийти к подлинному покаянию, а не просто к форменному признанию себя виновным, что обычно не имеет ничего общего покаянием. Обвиняемый во время суда, а затем и после осуждения, если он направлен для отбывания наказания в места лишения свободы, также продолжает находиться в «обороне», что мешает ему сосредоточиться на субъективных нравственных проблемах. осужденные, как показало специальное исследование, чаще всего думают о разных, действительных и мнимых, несправедливостях допущенных по отношению к ним, пытаются хоть как-то воспол­нить то, что отнято у них тюрьмой. Понятно, что и здесь у них мало возможностей сосредоточиться на своей вине и прийти к дей­ствительному покаянию.

Причины, порождающие преступления как арестованных и осужденных, так и представителей администрации мест лишения свободы, должны быть объектом профилактического воздействия. В частности, необходимо: 1) строже контролировать жизнь осуЖденных, особенно конфликты в их среде, справедливо разрешат] конфликты, не допускать распространения тюремной субкульту­ры; 2) обеспечивать защиту жизни, здоровья, чести и достоинства лишенных свободы; 3) противодействовать проникновению алкоголя, наркотиков и других запрещенных предметов, пресекать все  связи, которые могут привести к нарушениям правопорядка. И меньшее значение имеет улучшение воспитательной работы в колониях и иных заведениях, укрепление контроля за их деятельностью со стороны вышестоящих органов Министерства юстиции России, прокуратуры и общественных организаций..

 

 

ВОПРОС 43. Криминологическая характеристика заключенных, совершающих преступления.

Что же представляют собой те лишенные свободы, которые прибегают к преступному насилию?

Подавляющее большинство — лица в возрасте до 30 лет со сред­ним и неполным средним образованием, 80% из них ранее суди­мы, причем 28,9% привлекались к уголовной ответственности один раз, 17,5% — два раза, 32% — три раза и более. Основная масса тех, кто применяют насилие, осуждены за кражи, грабежи и разбои (74,2%), очень мало оказалось тех, кто наказаны за убий­ства и нанесение тяжкого вреда здоровью, но много виновных в изнасиловании (23,7%). Невысокий удельный вес убийц и нане­сших тяжкий вред здоровью можно объяснить тем, что они вообще составляют не очень значительную долю среди осужденных.

Наиболее часто совершают преступления и иные нарушения правопорядка те, кто находятся в местах лишения свободы пер­вые три года, т.е. в период адаптации к новым условиям жизни.

Чтобы понять саму атмосферу в местах лишения свободы, складывающиеся там отношения и вспышки насилия, отметим, что среди осужденных немало лиц с психическими аномалиями. Вместе с тем это и криминологическая проблема, поскольку без знания специфики  внешних  проявлений  тех  или  иных  психических расстройств у конкретных лиц нельзя успешно предупреждать новые  правонарушения с их стороны, в том числе насильственные. По-видимому, наличие психических аномалий при всем том, что они еще плохо выявляются и лечатся, а карательно-воспитательное воздействие обычно осуществляется без учета этого весьма важно­го факта, во многом объясняет факты стойкого неподчинения тре­бованиям администрации, непринятие условий пребывания в мес­тах изоляции от общества.

По выборочным данным, из числа осужденных (психически здоровых) отрицательно характеризуются 24,1%, положитель­но — 47,1%, нейтрально — 28,7%. Отрицательные характеристи­ки в большинстве имеют лица с ущербной психикой.

Среди отрицательно характеризующихся осужденных больше всего психопатов, алкоголики занимают лишь второе место. Не­мало здесь и лиц, страдающих остаточными явлениями травм че­репа и органическими поражениями центральной нервной систе­мы. Эти лица должны привлекать особое внимание.

В целом в местах лишения свободы лица с психическими ано­малиями составляют 20—25%. Поведение психопатов и лиц, стра­дающих остаточными явлениями травм черепа и органическими заболеваниями центральной нервной системы, значительно хуже, чем других осужденных, в том числе имеющих иные патологии в психике. Известно, что одним из источников антиобщественного поведения является постоянное общение с теми, кто совершает противоправные действия и аморальные поступки. Для психопа­тов такое общение нежелательно вдвойне, поскольку они не толь­ко сами совершают правонарушения, но и толкают на это других лиц, нередко становятся лидерами преступных групп.

Для психопатов, олигофренов и лиц, имеющих остаточные яв­ления травм черепа, наиболее характерно общение с осужденными за насильственные преступления и хулиганство, т.е. с лицами, преступные действия которых имеют много общего между собой. Можно предположить, что те психологические и социальные ме­ханизмы,, которые приводят представителей данной категории лиц с психическими аномалиями к насильственному и дезоргани­зующему, а порой и вандалическому правонарушающему поведе­нию, стимулируют их общение с преступниками, осужденными за аналогичные преступления.

 

ВОПРОС 47. Криминологическая характеристика насильственной преступности и хулиганства.

Среди насильственных преступлений наиболее устойчивую и значительную часть составляют убийства, умышленное причине­ние вреда здоровью, истязания, похищения людей, изнасилова­ния, разбои, насильственные грабежи, вымогательство и сопря­женное с насилием хулиганство. Их состояние и динамика пре­имущественно и характеризуют насильственную преступность в целом..

В плане криминологической характеристики наиболее близки между собой убийства, умышленное причинение вреда здоровью, истязания и сопряженное с насилием хулиганство. Основным признаком, объединяющим все перечисленные преступления, является физическое либо психическое насилие над личностью как способ действий для достижения различных криминальных целей. Во всех этих случаях механизм преступного поведения связан с агрессивно-пренебрежительным отношением к личности, ее жизни, здоровью, неприкосновенности.

Убийства относятся к категории наиболее тяжких насильст­венных посягательств. Их удельный вес в структуре зарегистриро­ванной преступности в России составил в последние годы 1,2%. Это в 30 раз больше, чем, например, в Великобритании2.

По коэффициенту убийств в расчете на 100 тыс. человек населения России занимает одно из ведущих мест в мире, более чем вдвое опережая по данному показателю США.

Острой выглядит проблема неопознанных трупов, число которых в России растет из года в год. Ежегодно подвергаются захоронению тысячи неопознанных трупов, уходят от ответственности убийцы. Нельзя не учитывать также факты инсценировки убийств под самоубийства, несчастные случаи и т.п. к тому же значительное число умерших в сельской местности не подвергается патологоанатомическому исследованию.

В группе наиболее опасных преступлений против личности самым распространенным видом продолжает оставаться умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Продолжает оставаться высокой доля зарегистрированных случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, по­влекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

На фоне бытового, ситуативного в целом характера современ­ной насильственной преступности увеличивается доля организо­ванных, заранее подготовленных преступлений, нередко отлича­ющихся особой дерзостью, изощренностью, жестокостью. Среди лиц, совершающих рассматриваемые преступления, возрастает доля злостных, «при­вычных» преступников со специфической (агрессивно-насильст­венной) направленностью. В их противоправном поведении все от­четливее просматриваются признаки криминального профессио­нализма. Ежегодно значительное число убийств совершается по найму. При этом раскрываемость их весьма низка. Чаще всего жертвами этих преступлений становятся предприни­матели и коммерсанты, а также лидеры уголовной среды. Последних «устраняют» на почве раздела сфер влияния между конкурирующими организованными преступными группи­ровками. В подавляющем большинстве «заказные» убийства со­вершаются с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Обращает на себя внимание тот факт, что около 60% «заказных» убийств из числа раскрытых совершили лица, работавшие в качестве – охранников в различных коммерческих структурах.

Происходит увеличение доли тяжких преступлений против личности в так называемой маргинальной (социально неустойчи­вой) среде. Речь идет о слое деклассированных и полудеклассиро­ванных элементов: тунеядцах, нищих, бродягах, беспризорных детях, алкоголиках, наркоманах, социально неадаптировавшихся субъектах с уголовным прошлым, проститутках, сутенерах и т.п., образующих «социальное дно». Тяжкие насильственные преступ­ления они совершают на почве мести, ссор, сведения счетов, стрем­ления скрыть или облегчить совершение другого преступления. Выборочные исследования показывают, что в этой среде соверша­ется примерно половина всех убийств и тяжких телесных повреж­дений.

Увеличивается доля особо жестоких преступных посягательств на личность, нередко совершаемых с элементами цинизма, глум­ления над людьми, садизма. Кроме того, происходит определенное снижение «порога» мотивации при посягательствах на личность; Увеличивается количество неадекватных и даже внешне бессмыс­ленных преступлений, мотив которых фактически связан с внут­ренней готовностью к преступлениям, активным поиском повода и ситуации для агрессивно-насильственных действий.

Среди лиц, совершающих рассматриваемые преступления, растет доля рецидивистов. Наблюдается также рост специального, многократного и пенитенциарного рецидива преступлений данной категории.

Существенный структурный элемент насильственной преступ­ности — молодежные группировки с агрессивными проявления­ми в поведении их участников, со склонностью к групповому пьянству, наркомании, токсикомании, нарушениям общественно­го порядка. С этими группировками связан рост насильственной преступности на улицах и в других общественных местах. Каждое четвертое убийство и причинение тяжкого вреда здоровью совер­шаются на улицах, площадях, в парках и скверах.

Исключительную опасность в рассматриваемом плане пред­ставляют и экстремистские националистические проявления в ряде регионов. В последнее время опасную для общества ак­тивность проявляют секты так называемых сатанистов («детей тьмы»), проповедующие откровенно человеконенавистническую агрессивную идеологию. С деятельностью этих «служителей дья­вола» связаны и некоторые ритуальные убийства.

Значительное число убийств и причинения тяжкого вреда здо­ровью совершаются иностранными гражданами, особенно из стран ближайшего зарубежья.

Следует отметить увеличение доли преступников, имеющих патологические отклонения в психике, не исключающие вменяе­мости .

Обращает на себя внимание увеличение доли тяжких преступ­лений против жизни и здоровья с корыстной мотивацией.

Вместе с тем нередки и ситуативные, непредумышленные по­сягательства на личность, в основе которых лежат сравнительно мелкие корыстные мотивы: достать деньги на выпивку, приобрес­ти наркотики, отдельные дефицитные вещи и т.д.

В сферах досуга и частично быта распространены преступления против жизни и здоровья, совершаемые из хулиганских побужде­ний. В них проявляются социальная и психологическая ущерб­ность личности преступников, искаженные средства удовлетворе­ния потребности в самоутверждении, враждебность, цинизм и жестокость по отношению к окружающим.

Постоянно растет число преступных посягательств на жизнь и здоровье сотрудников правоохранительных органов.

Растет число убийств, сопряженных с изнасилованием. Эти преступления чрезвычайно опасны; они свидетельствуют об осо­бой эгоцентрической направленности личности виновных, их пре­дельном аморализме, крайней жестокости. Нередки случаи совер­шения таких деяний преступниками-садистами. Именно эти сек­суальные маньяки совершают серии убийств и изнасилований, в которых число потерпевших исчисляется десятками.

 

Наблюдается тенденция к ужесточению насилия при соверше­нии разбоев и грабежей. Весьма настораживает также рост числа разбойных нападений с применением огнестрельного оружия. Чаще всего оно применяется при нападениях на таксистов, инкас­саторов, сбербанки, иные хранилища материальных ценностей. Типичными стали разбойные нападения на водителей авто-мото­транспорта и жилища граждан, офисы коммерческих структур. В этих случаях чаще всего и применяются оружие, а также пытки и истязания жертв.

Широкое распространение в последнее десятилетие получило такое криминальное явление, как рэкет (что означает в букваль­ном переводе крупный шантаж, вымогательство путем угроз и на­силия). Рэкет осуществляется как в сфере нелегального бизнеса (в отношении различного рода подпольных дельцов, шулеров-кар­тежников, содержателей притонов, проституток и др.), так и ле­гального (в отношении руководителей коммерческих структур, функционеров совместных предприятий и пр.). Страх, вызывае­мый реальной угрозой расправы, заставляет потерпевших выпла­чивать установленные вымогателями квоты. Вымогательство в ре­альной жизни приобретает все большую устойчивость.

 

ВОПРОС 49. Криминологическая характеристика личности корыстных преступников.

Криминологический портрет лиц, совершивших корыстные преступления, характеризуется четырьмя группами признаков: и демографические, 2) социально-ролевые, 3) психологические и 4) уголовно-правовые.

К числу психологических признаков личности совершивших корыстные преступления относятся: 1) стойкость корыстной уста­новки (направленности)1; 2) уровень готовности к насильствен­ным  способам  реализации  корыстного  мотива  преступлений; 3) характер мотивации, стимулирующей возникновение корыст­ной установки или ее реализацию; 4) отношение к нравственным и правовым нормам, регулирующим отношения собственности и экономической деятельности, в том числе к уголовно-правовым запретам на совершение корыстных преступлений.

Уголовно-правовые признаки. Доля профессиональных преступников в сфере экономики в последние годы увеличилась.

К числу демографических признаков личности совершивших корыстные преступления относятся: пол, возраст, уровень образо­вания, место проживания, степень оседлости, уровень жизни.

Семь из каждых десяти, совершивших корыстные преступле­ния, были мужчины, каж­дый десятый не достиг 18-летнего возраста. Среди совершивших корыстные преступления в среднем преобладают лица, имеющие среднее и неполное среднее образование. Доля лиц, имеющих высшее образование, среди со­вершивших преступления против интересов службы в коммерчес­ких и иных организациях, в несколько раз превышает долю имею­щих высшее образование среди всего населения.

Подавляющее большинство лиц, совершивших корыстные пре­ступления, — городские жители, что в основе соответствует структуре населения в целом по признаку места проживания.

Социально-ролевая характеристика лиц, совершивших ко­рыстные преступления, включает следующие признаки: а) граж­данство; б) сфера занятости; в) профессия; г) семейное положение. Среди лиц, совершивших корыстные преступления (преиму­щественно кражи и грабежи), иностранные граждане составляли около 1,5%.

Нигде не были заняты более половины совершивших корыст­ные преступления. Среди занятых и совершивших корыстные преступления абсолютно преобладали лица, связанные преимуще­ственно с физическим трудом  и не имеющие стабильной семьи, что значительно превышало среднестатистические данные по населению в целом.

ВОПРОС 50. Состояние, динамика и структура преступности женщин.

Преступность женщин отличается от преступности мужчин своими количественными показателями, характером преступле­ний и их последствиями, способами и орудиями совершения, ролью, которую выполняют при этом женщины, выбором жертвы преступного посягательства, влиянием на их правонарушения семейно-бытовых и сопутствующих им обстоятельств.

Наиболее распространенными преступлениями женщин явля­ются кражи, хищения чужого иму­щества путем присвоения или растраты, обман потре­бителей. Значительно реже женщины совершают хи­щения с помощью грабежей, разбоев и мошенничества, а также хищения в крупных размерах. Подавляющее большинство их хи­щений имеют непосредственное отношение к выполняемой работе. Три четверти хищений совершаются в городах, что и понятно, по­скольку на селе значительно меньше коммерческих предприятий, торговых точек, предприятий общественного питания, строек и т.д.

Увеличение доли женщин среди лиц, совершивших преступления против государственной власти, — достаточно характерная черта современной преступности.

За последние годы возросло число краж, совершенных женщи­нами. По выборочным данным, число совершенных ими краж личного имущества граждан увеличилось с 17 до 20% в структуре их преступности.

Кражи всех видов чаще совершаются женщинами в городах. Среди них значительная доля тех, кто постоянно совершает кражи и уже наказывался за это. В основном это женщины старших воз­растов, многие из них долгие годы ведут бездомное существо­вание.

Для женщин характерны кражи, совершенные «путем дове­рия», особенно на железнодорожном транспорте и из квартир.

В последние годы несколько увеличилось число женщин, осужденных за соучастие в изнасиловании.

Среди всех совершенных женщинами преступлений, за которые они отбывают наказание в местах лишения свободы, наиболь­шую долю составляют тяжкие преступления, особо тяж­кие, преступления средней тяжести, менее тяж­кие.

 

ВОПРОС 51. Причины преступности женщин.

Причины преступности женщин связаны с такими явлениями:

  • значительно более активным участием в oобщественном производстве; 2) ослаблением главных социальных институтов и в первую очередь семьи; 3) возросшей напряженность в обществе, конфликтами и враждебностью между людьми, что более остро воспринимается женщинами; 4) ростом наркомании, алкоголизма, проституции, бродяжничества и попрошайничества среди женщин.

Женщины намного больше, чем раньше трудятся в социально-производственной сфере и активнее участвуют в общественной жизни. В н.в. они составляют примерно половину численности рабочих и служащих и большинство в таких сферах как здравоохранение, народное образование, культура и искусство, наука и научное обслуживание и ряд других. Свыше полумиллиона женщин руководят предприятиями, учреждениями, организациями, около миллиона – возглавляют цеха, участки, отделы и другие структурные подразделения. Дезорганизация во всех этих сферах гораздо чувствительнее для женщин, чем для мужчин.

В большинстве отраслей и производств отсутствуют ограничения и запрещения для использования труда женщин. Их труд используется  наравне с мужским, для них установлена равная с мужчинами продолжительность рабочего дня, определены одинаковые нормы и расценки. В то же время женщины в гораздо большей мере, чем мужчины, подвержены воздействию неблагоприятных факторов, физически они намного слабее мужчин.

Криминологическая значимость этих обстоятельств заключается в том, что многие женщины не выдерживают столь непосильных нагрузок, да и сама работа непрестижна. Как показало выбо­рочное исследование, большая часть женщин-бродяг ранее были заняты на тяжелых, малоквалифицированных или непрестиж­ных работах. По данным другого обследования, из числа женщин осужденных к лишению свободы, каждая пятая не имела квали­фикации.

Положение женщин на селе, где особенно велика доля ручного труда, еще сложнее. Гораздо хуже, чем в городе, поставлено меди­цинское, торговое, культурно-бытовое обслуживание, значитель­но меньше удобств в домах. Многие поселения расположены вда­леке от крупных культурных и промышленных центров. На селе короче продолжительность жизни, выше смертность детей и лиц трудоспособного возраста. Поэтому неудивительно, что женщины из деревень и поселков едут в город, пополняя ряды бродяг, по­прошаек, проституток, воровок, проявляют агрессивность, попав в новую среду и неудачно адаптировавшись в ней.

Тяжелая, малоквалифицированная работа огрубляет, очерст­вляет женщину, лишая ее таких природно присущих ей черт, как женственность, мягкость, слабость, чувствительность. Она стано­вится резкой, агрессивной, склонной решать возникающие ситуа­ции с помощью силы. Это одна из причин возросшей в наши дни доли совершаемых женщинами преступлений против личности, их агрессивности, жестокости.

Сочетание напряженной профессиональ­ной деятельности женщин с исполнением ею семейных, материн­ских обязанностей приводит к самым нежелательным последстви­ям. Это выражается в том, что она все время работает с перегруз­ками, постоянно испытывает усталость, нервное напряжение, боязнь не справиться с многочисленными делами, у нее появля­ются высокая тревожность, психические расстройства, состояние дезадаптации, ощущение враждебности мира.

Из-за этого некоторые женщины перестают дорожить и семьей, и работой, начинают вести антиобщественный образ жизни, при­обретая средства к существованию противоправным путем.

Очень сложным оказывается положение женщин из числа бе­женцев. Их неустроенность, отсутствие жилья, работы и связей многих толкает на путь бродяжничества, попрошайничества, про­ституции, совершения правонарушений.

Нельзя не отметить и такой фактор, в немалой степени связанный с возросшей социальной мобильностью женщин, как возмож­ность их более тесного и длительного общения с ранее судимыми лицами и лицами, совершающими преступления. В подобном об­щении происходит криминогенное заражение женщин, особенно молодых, усвоение ими негативных установок и стереотипов по­ведения, приобщение к антиобщественному образу жизни. Жизнь молодой женщины может сложиться трагически, если она свя­жется с группой правонарушителей или (и) наркоманов, с мафи­озными структурами.

Молодые женщины из необеспеченных и малообеспеченных семей, не имеющие возможности приобретать модную одежду и другие престижные вещи, склонны совершать кражи, грабежи и разбои, заниматься проституцией; проявляемые же при этом ожесточенность, агрессивность и вандализм служат средством психологической компенсации за пережитые унижения.

 

ВОПРОС 52. Криминологическая характеристика личности-женщин – преступниц.

Как и среди всех преступников, наиболее значительную группу среди преступниц составляют лица в возрасте до 30 лет. Разумеется, это наиболее общая картина, потому что среди их отдельных категорий соотношение различных возрастных групп может быть иным. Так, среди крупных расхитительниц и взяточниц преобладают лица средних и старших возрастов, их больше и среди женщин-рецидивисток, например воровок из числа бродяг.

Среди женщин 30 и особенно 40 лет высок удельный вес оди­ноких, что обусловлено распадом их супружеских связей и поте­рей родителей. Вместе с тем именно в этом возрасте наблюдается наибольшая активность женщин в общественном производстве, расширяются их социальные контакты. В эти годы женщины на­значаются на руководящие должности.

К моменту совершения преступлений более половины женщин были замужем. У тех из них, которые затем не были лишены сво­боды, семья, как правило, сохранилась. Гораздо хуже обстоят се­мейные дела у тех, кто отбывает наказание в местах лишения сво­боды. По многим наблюдениям, мужчина фактически или юриди­чески заводит себе новую семью довольно быстро, иногда, даже сразу после осуждения супруги.

Среди преступниц сравнительно высока доля лиц с высшим и средним специальным образованием, а также тех, кто имеет специальность. Наиболее высокую квалификацию имеют осужденные за тяжкие насильственные преступления,  крупные хищения и взяточничество. Однако до 40% к моменту совершения преступлений не имели определенных занятий, причем в это число не входят домохозяйки.

Среди отбывающих наказание в колониях женщин снизилось число рабочих, служащих, крестьян, домохозяек, пенсионеров, зато возросло число предпринимательниц и лиц без определенных занятий.

По выборочным данным, около 25% осужденных к лишению свободы женщин имели различные психические аномалии. Чаще всего это алкоголизм, психопатии, олигофрении, органические Поражения центральной нервной системы, последствия черепно-мозговых травм. 33,3% женщин проходили судебно-психиат-рическую экспертизу в период следствия, 7,7% госпитализиро-вались в психиатрические стационары после привлечения к уго­ловной ответственности. Наибольшее распространение имеют психопатии и остаточные явления органических поражений го­ловного мозга. «Аномальных» преступниц  несколько больше среди несовершеннолетних. Среди них немало и тех, у кого были обнаружены венерические заболевания.

Процесс реабилитации у освобожденных мест лишения свободы женщин может быть более трудным, чем мужчин, так как у них более резко обрываются социально полезные связи. В целом основной массе преступниц по сравнению преступниками меньше присущи асоциальные установки, у них отсутствуют устойчивые преступные убеждения, социально-пси­хологическая адаптация хотя и нарушена, но все же серьезных дефектов нет. Этого, конечно, нельзя сказать о преступницах-ре­цидивистках, утративших социально полезные контакты и пред­ставляющих собой дезадаптированные личности.

Для преступниц вообще довольно характерны стойкость аффек­тивных психотравмирующих переживаний и высокая импульсив­ность. Это приводит к неадекватному восприятию и оценке возни­кающих жизненных ситуаций, плохому прогнозированию послед­ствий своих поступков, дезорганизованное™ и необдуманности поведения. В связи с совершением противоправных действий жен­щины чаще испытывают чувство вины, беспокойство за свое будУ” щее, причем это беспокойство усиливается в период отбывания на­казания в местах лишения свободы.

 

ВОПРОС 53. Предупреждение женской преступности.

Женщи­на в обществе должна иметь принципиально иной жизненный статус, ее следует избавить от роли основной и даже равной с муж­чинами «добытчицы» материальных благ. Ее силы и внимание должны быть сосредоточены на семье, на детях. В качестве основ­ных принципов профилактической работы с женщинами должны быть гуманность и милосердие, понимание причин, толкнувших их на преступление или безнравственные поступки. Гуманностью и милосердием к женщинам должны быть проникнуты законы — уголовный, уголовно-процессуальный, другие нормативные акты, например, правила внутреннего распорядка в исправительных уч­реждениях.

Работа по предупреждению преступности женщин должна ох­ватывать прежде всего те сферы жизнедеятельности, в которых формируются негативные черты их личности и в которых они чаще совершают преступления. Помимо семьи, это быт и произ­водство.

Помимо финансовой и материальной государство и общество обязаны оказывать помощь семье по уходу за детьми, в связи с болезнью одного из ее членов и ее распада, одиноким матерям. Социальная поддержка последних должна включать выплату денежного пособия и предоставление возможности больше им зарабатывать, поднять социальный престиж своего труда и т.д.

Кроме профилактики должна оказываться непосредственная помощь самим женщи­нам, в частности:

— оказание государственной и общественной помощи подросткам, оказавшимся в силу отчуждения в неблагоприятных условиях и допускающих антиобщественные поступки. Сюда нужно отнести весь комплекс индивидуальных воспитательных мероприя­тий, установление опеки и попечительства, направление в детские дома, спецшколы, спецучилища, школы-интернаты, устройство на  работу или учебу и т.д., а также оказание медицинской помощи;

— проведение повседневной воспитательной работы в сочета­нии с постоянным контролем за поведением (силами работников правоохранительных органов, общественных и церковных орга­низаций, педагогов, врачей и т.д.). Контроль должен включать применение запретительных или ограничительных мер в целях блокирования их нежелательных контактов, предупреждения бесцельного времяпрепровождения (например, путем ограниче­ния пребывания в вечернее время в общественных местах);

— применение к девушкам, допускающим проступки, общественных,  административных, гражданско-правовых и принудительных мер воспитательного характера.

Вторым объектом профилактики женской преступности явля­ется сфера их трудовой деятельности. Здесь в числе первых задач должно быть сокращение рабочего дня или рабочей недели при сохранении прежней заработной платы для тех, кто имеет детей, введение дополнительных отпусков, улучшение условий труда, существенное сокращение числа женщин, занятых на тяжелых и вредных работах.

Производственная занятость не должна вытеснять заботу семье, воспитание детей.

Нужно преодолеть еще одну трудность — существенные различия в заработках мужчин и женщин, связанные с необоснованной межотраслевой и внутриотраслевой дифференциацией в оплате

труда.

В перспективе, по мере укрепления экономики, должна быть

решена еще одна очень сложная и столь же важная социальная задача: предоставить женщине право свободного выбора: или ра­ботать и заниматься общественной деятельностью, или быть до­мохозяйкой и воспитывать детей, или совмещать эти занятия.

 

ВОПРОС 55. Причины и условия преступности несовершеннолетних. Особенности ее общесоциального и специального предупреждения.

причины преступности несовершеннолетних можно классифицировать на две большие группы:

—  связанные с личностными особенностями несовершенно­
летних;

— порожденные недостатками общественного устройства.

В свою очередь, первая группа причин классифицируется на следующие подвиды: 1) рост корыстной агрессии; 2) подростко­вый нигилизм, причем в душе внешне беспристрастных людей не­редко кипят страсти, за грубостью у юношей нередко скрывается робость; 3) сексуальная агрессия; 4) хулиганская мотивация; 5) катастрофическое снижение интеллектуального потенциала.

Вторая группа причин включает: 1) рост безработицы, которая Как известно, в первую очередь оказывает негативное влияние на  молодежь, поскольку именно им тяжелее всего найти подходящие  для них рабочие места из-за отсутствия надлежащей квалификации  и  опыта работы.   Как  установлено  проведенными исследованиями, безработица становится мощным стимулом фор­мирования криминальной психологии; 2) негативные процессы, происходящие при формировании современных семейных отно­шений. Причины преступности несовершеннолетних, лежащие в недрах семьи, вызваны: а) неправильной позицией родителей (по­требительское отношение к окружающему миру, в том числе и к собственным детям); 2) отсут­ствием времени для воспитания детей; 3) неполнотой семьи и чувством ущербности из-за этого у детей; 4) невер­ным отношением родителей к социальным запретам, выражен­ным в постулате, что, если нельзя, но очень хочется, то можно; 3) беспризорностью, которая стала настоящим бедствием для нашей страны; 4) падение уровня среднего образования (школа пере­стала быть координирующим центром воспитания несовершенно­летнего);   5) рост  потребительского  отношения  к  жизни; 6) бес­контрольность и слабость ранней профилактики в отношении от­клоняющегося поведения несовершеннолетних. Вышеперечисленные негативные факторы развиваются на Фоне ухудшающейся общей демографической ситуации, когда за Последние 10 лет уровень смертности в стране стабильно опережает уровень рождаемости.

Предупреждение преступности несовершеннолетних имеет две особенности: 1) превалирующая роль системы социальной профи­лактики; 2) специфика специальных мер (на ранней стадии преду­преждения правонарушений).

Система социальной профилактики включает: реализацию основных положений Закона о молодежи; решение семейных проблем; материальное обеспечение детского спорта; нравственно-духовную работу с подростками; усиление медико-психологической работы с подростками, имеющими психические и физиологические отклонения; прекращение пропаганды культа насилия; улучшение дошкольного и школьного образования и др.

Социальные меры: с неформальными группировками несовершеннолетних покончить в принципе невозможно, поэтому необходимо в максимальной степени использовать позитивные моменты, которые могут дать такие группировки и всячески нейтрализовать негативные аспекты влияния. Использовать лишение свободы в качестве наказания для несовершеннолетних следует в минимальной степени. Необходимо сокращать формальные правила поведения и развивать позитивную инициативу несовершеннолетних. Следует разрушать мифические романтические образы, создаваемые криминальным миром. Требуется целенаправленная программа по улучшению качества подготовки сотрудников, отвечающих за предупреждение преступности несовершеннолетних и др.

 

ВОПРОС 54. Предупреждение преступности несовершеннолетних.

Органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в пределах своей компе­тенции обязаны обеспечивать соблюдение прав и законных инте­ресов несовершеннолетних, осуществлять их защиту от всех форм дискриминации, физического или психического насилия, оскор­бления, грубого обращения, сексуальной и иной эксплуатации, выявлять несовершеннолетних и семьи, находящиеся в социально опасном положении, а также незамедлительно информировать:

  • органы прокуратуры — о нарушении прав и свобод несовер­шеннолетних;
  • комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, образуемую органом местного самоуправления, — о выявленных случаях нарушения прав несовершеннолетних на образование, труд, отдых, жилище и других прав, а также о недостатках в деятельности органов и учреждений, препятствующих предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

— орган опеки и попечительства — о выявлении несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей или законных представителей либо находящихся в обстановке, представляющей угрозу их жизни, здоровью или препятствующей их воспитанию;

— орган управления социальной защитой населения — о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства в связи с безнадзорностью или беспризорностью, а также о «явлении семей, находящихся в социально опасном положении;

  • орган внутренних дел — о выявлении родителей несовершеннолетних или их законных представителей и иных лиц, жес­токо обращающихся с несовершеннолетними и вовлекающих их в совершение преступления или антиобщественных действий или совершающих по отношению к ним другие противоправные деяния, а также о несовершеннолетних, совершивших правонаруше­ния или антиобщественные действия;
  • орган управления здравоохранением — о выявлении несо­вершеннолетних, нуждающихся в обследовании, наблюдении или лечении в связи с употреблением спиртных напитков, наркотических средств, психотропных или одурманивающих веществ;
  • орган управления образованием — о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства в связи с самовольным уходом из детских домов, школ-интернатов и других дет­ских учреждений либо в связи с прекращением по неуважительным причинам занятий в образовательных учреждениях;

—  орган по делам молодежи — о выявлении несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в этой связи в оказании помощи в организации отдыха, досуга, занятости.

 

+вопрос 55 со слов  «система социальной профилактики» до конца.

ВОПРОС 56. Криминологическая характеристика, детерминанты и предупреждение терроризма.

Терроризм   представляет   повышенную   опасность  потому,

что он:

  • часто влечет за собой массовые человеческие жертвы, наносит многим людям непоправимые телесные увечья и психические травмы, приводит к разрушению материальных и духовных цен­ностей (в том числе культовых), которые иногда бывает трудно, а подчас и невозможно воссоздать. Террористы часто уничтожают людей, не имеющих к их конфликтам и проблемам никакого отношения;
  • способен сращиваться в ряде случаев с организованной преступностью, в первую очередь в связи с незаконным оборотом наркотиков и оружия;
  • может использовать ядерное и иное оружие массового поражения для достижения своих целей;

— таит в себе угрозу провоцирования серьезных военных кон­фликтов и даже войны, не говоря о национальных и религиозных конфликтах;

—  влечет за собой ухудшение общественно-политической и экономической ситуации в данной стране или регионе мира, снижение уровня жизни населения.

Сейчас террористы используют более жесткие, более изощрен­ные меры проведения террористических актов, на более высоком технологическом уровне. Современная техника позволяет сделать террористу такой же снайперский выстрел, какой может сделать профессиональный контртеррорист. Если в начале века террорис­ты-революционеры в основном не обладали специальной военной Подготовкой, доходили до всего опытным путем, фактически не имели тренировочных лагерей, то представители современных групп имеют такие базы в своей стране и за рубежом, специальную технологию, квалифицированных инструкторов, многие из которых прошли подготовку в частях специального назначения.

Субъектами терроризма могут быть государство, его высшие и местные органы, его воинские части и карательные учрежде­ния, правоохранительные органы, партии (движения) и их бое­вые звенья, партизанские формирования, отдельные группы, отдельные лица.

В зависимости от того, кто является субъектом терроризма, какие цели с помощью терроризма преследуются, в чем состоит его смысл, можно различать следующие виды терроризма.

  1. Политический терроризм связан с борьбой за власть и направлен на устрашение, а в ряде случаев и на устра­нение политических противников и их сторонников.
  2. Государственный терроризм определяется потребностью в
    устрашении собственного населения, его полного подавления и по­рабощения, и вместе с тем уничтожения тех, кто борется с тира­ническим государством или может быть заподозрен даже в непри­язни к нему.
  3. Религиозный терроризм осуществляется ради того, чтобы
    утвердить, заставить признать свою религию, свою церковь, обеспечить ей господство и одновременно ослабить другую конфессию, нанести ей возможно более ощутимый урон.
  4. Корыстный терроризм, при котором страх должен охватывать тех, кто препятствует получению материальных благ, коммерческих соперников и тех, кто вынужден платить дань преступникам, либо тех, кого принуждают принять заведомо невыгодные условия.
  5. «Криминальный» терроризм тесно примыкает к корыстному и во многом сливается с ним. Его цель — уничтожение соперников и устранение их сторонников при конфликтах между орга­низованными группами преступников.
  6. Националистический терроризм преследует цель путем уст­рашения вытеснить другую нацию, захватить ее имущество и землю, иногда — избавиться от ее власти, отстоять свое нацио­нальное достоинство и национальное достояние.
  7. «Идеалистический» терроризм может быть выделен в связи с тем, что террористические акты могут совершаться ради пере­устройства мира, «счастливого будущего», победы «справедливос­ти» и т.д., но пытаются добиться этого опять-таки с помощью уст­рашения, уничтожения тех, кто думает иначе, а тем более препят­ствует, «Идеалистические» террористы не менее страшны, чем любые другие, они не останавливаются перед жертвами, тем более что среди них много фанатиков.

Самостоятельным видом терроризма является международно-государственный,  распространившийся после Второй мировой войны между идеологически противоборствующими странами, затем — слаборазвитыми  странами против богатых государств,  а также развитыми странами против развивающихся и других   государств в целях военно-политической экспансии и расширения зоны влияния.

Формами международно-государственного терроризма явля­ются поддержка, финансирование, предоставление оружия, баз Для обучения террористов, укрытие их от возможного наказания и т.д.

Внутренний терроризм также может быть осуществлен двумя Субъектами: собственным государством против своего народа и внутренними террористическими организациями и отдельными лицами против своих политических и экономических конкурентов.

Международные и внутренние террористические акты по среде, технологии и форме совершения могут быть наземными, воздушными, морскими, технологическими, информационными, ядерными, биологическими, химическими, генетическими и т.д. Особо распространен наземный, воздушный, химический и биоло­гический терроризм. Наибольшую опасность может представлять ядерный терроризм, посягательства на объекты применения атом­ной энергии, использование ядерных материалов, радиоактивных веществ, источников радиоактивного заражения.

ПРИЧИНЫ ТЕРРОРИЗМА:

  • нерешенность социальных, в т.ч. национальных и религиозных, проблем;

  • война и военные конфликты;

  • наличие стран или социальных групп, отличающихся от своих ближних и дальних соседей высоким уровнем материального благосостояния и культуры, диктующих свою волю другим странам и социальным группам;

  • существование тайных или полутайных обществ и организаций;

  • давние традиции использования в России терроризма для решения в первую очередь политических задач;

  • нерешенность важных экономических, финансовых и организационных вопросов.

Наряду с названными причинами действию террористов могут способствовать некоторые условия:

  • слабость государственной власти, ее учреждений  институтов, неспособность правоохранительных органов своевременно выявлять и обезвреживать террористов и их пособников, задерживать преступников;

  • одобряющее, поддерживающее отношение к террористам их социального окружения, населения, отдельных групп;

  • наличие значительной группы людей, профессионально настроенных на военную службу, однако, вытесненных с нее и не нашедших себе применения;

  • рост экстремизма и радикальных устремлений в связи с растущими противоречиями и конфликтами, а также уменьшающимися надеждами на их нормальное разрешение.

Эффективными мерами борьбы с терроризмом, особенно его предупреждения, могут быть:

— жесткий социально-правовой контроль за хранением и обо­ротом огнестрельного оружия, боеприпасов, ядерных взрывных устройств, радиоактивных, химических, биологических, взрыв­чатых, токсических, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых веществ;

—- работа по выявлению и ликвидации источников финансирования террористической деятельности. Известны несколько таких источников: поддержка некоторых государств-изгоев, спонсорст­во коммерческих структур, помощь преступных сообществ и дру­гих формирований организованной преступности, самофинанси­рование в виде легальной и криминальной коммерческой деятель­ности;

— создание эффективной системы просвещения граждан в духе уважения и терпимости к иным социокультурным, этническим, национальным и религиозным традициям и особенностям разных народов, населяющих нашу многонациональную и многоконфес-сиальную страну. Особое место в этом должны занимать телевиде­ние и другие средства массовой информации, так как большая часть совершаемых терактов специально рассчитана на массовый отклик СМИ. Они не должны выступать вольными или невольны­ми пособниками террористов и распространять их идеи;

  • осуждение насилия, применяемого в политических, экономических, национальных и религиозных целях, а также пресечение распространения в печати технологий изготовления и приме­нения взрывных устройств и других средств террористической деятельности;
  • расширение активного международного сотрудничества на
    различных уровнях в общей борьбе с национальной и транснациональной террористической деятельностью. Обмен информацией и совместные действия спецслужб разных стран в целях активной и предметной борьбы с распространением терроризма в разных странах, регионах и в мире в целом.

Необходимо решение внутренних и международных социаль­ных, религиозных, этнических, экономических проблем, которые могут вызвать террористические проявления.

 

ВОПРОС 57. Предупреждение насильственных преступлений.

Общесоциальное предупреждение насильственных преступле­ний: целенаправ­ленная работа по воспитанию в человеке совестливости, приви­тие ему культуры общения и нравственных личностных идеалов, уважения к человеческой личности, ее неприкосновенности, не­терпимости к любым актам насилия над ней, к проявлениям грубости, агрессивности, цинизма, по возрождению в значительной мере утраченных традиций взаимопомощи, милосердия, сострада­ния ко всему живому; улучшение полового воспитания подрост­ков и молодежи, подготовку их к семейной жизни, воспитание уважения к достоинству женщины, отвращения к распущенности и  вседозволенности.

К основным направлениям специально-криминологической (специально целенаправленной) профилактики в рассматривае­мой сфере относятся:

— последовательная и настойчивая борьба с пьянством и наркотизмом на основе постановки четких и реальных целей, надле­жащей комплексности и координации;

— своевременность реагирования на правонарушения, совер­шаемые на почве семейных и других бытовых конфликтов и мо­гущих перерасти в преступления;

— обеспечение решительной борьбы с хулиганством и эффективной охраны общественного порядка на улицах и в других об­щественных местах;

—  решительное усиление борьбы с разжиганием расовой и межнациональной розни;

  • пресечение криминогенных влияний на несовершеннолет­них и молодежь рецидивистов и профессиональных преступ­ников;
  • улучшение качества профилактической работы в маргинальной среде;
  • активация деятельности по выявлению антиобщественных молодежных группировок со склонностью ее участников к на­силию;

— активация деятельности по ликвидации организованных преступных групп и сообществ;

— своевременность профилактического воздействия на лиц с повышенной степенью виктимности;

  • активизация борьбы с фактами незаконного изготовления, сбыта, хранения и ношения холодного и огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, с их хи­щениями;

  • использование уголовно-правовых мер так называемой двойной превенции для своевременного реагирования на угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, побои, истя­зания, на приготовление к совершению тяжких насильственных преступлений, массовых беспорядков, группового хулиганства;

  • обеспечение справедливой ответственности за насильственные преступления на основе ее дифференциации и индивидуали­зации;
  • решительное противодействие пропаганде жестокости и на­силия средствами массовой информации, распространению в общественном сознании культа силы, суперменства, ориентации мо­лодежи на противоправные насильственные варианты разрешения жизненных проблем; переориентация СМИ на пропаганду образа законопослушного гражданина.

В системе специальных мер борьбы с насильственными пре­ступлениями выделяются меры общей, групповой и индивидуаль­ной профилактики.

Исходя из деления специальных мер общепрофилактического характера на организационные (связанные с организацией пред­упредительной деятельности) и функциональные (по ее непосред­ственному осуществлению), к числу первых следует отнести изу­чение и анализ информации об уровне, структуре и динамике на­сильственной преступности в регионе, криминологи­ческое планирование, профилактическую отработку отдельных территорий и объектов и т.д.

К функциональным относятся меры по осуществлению профилактического контроля и воздействия в соответствующей микро среде: систематическое обследование мест, где наиболее часто совершаются преступления против личности и общественного порядка; обеспечение дисло­кации милицейских служб с учетом места и времени совершения большинства рассматриваемых деяний; проведение специальных профилактических рейдов, проверок, отдельных комплексных операций; осуществление мероприятий, направленных на свое­временное выявление и изъятие незаконно хранимого оружия, пресечение фактов его противоправного изготовления в производ­ственных условиях; обеспечение профилактической деятельности других государственных органов и общественных организаций и поддержание с ними постоянного взаимодействия; правовое вос­питание граждан и т.д.

Исключительно важным направлением в деятельности по борьбе с насильственными преступлениями является групповая и индивидуальная профилактика.

 

ВОПРОС 60. Понятие и общая характеристика организованной преступности. Уровень, структура и динамика организованной преступности.

Организованная   преступность   имеет   собственную   систему внутреннего управления и противодействия государству в интересах получения сверхприбылей за счет ограбления государ­ева и общества. Созданы боевые формирования, специфические яловые структуры,  оснащенные современными  материально-техническими средствами,  обеспечивающие безопасность пре­ступных сообществ. Преступные формирования способны содер­жать специалистов различных сфер политической, экономичес­кой  и  научной  деятельности,   консультантов  по  правовым  и другим вопросам. Организованная преступность располагает в настоящее время довольно прочными и влиятельными позиция­ми в государственных органах, включая правоохранительные, мощным аппаратом лоббирования своих интересов в представи­тельных структурах.

Организованная преступность – сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах орга­низациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных това­ров и услуг. Это преступления, часто выходящие за пределы го­сударственных границ, связанные не только с коррупцией обще­ственных и политических деятелей, получением взяток или тайным  сговором, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

В конце XX — начале XXI в. наблюдается быстрый рост орга­низованной преступности в мире. Эта угрожающая тенденция обу­словлена значительными достижениями в развитии технологий и средств связи и беспрецедентным расширением международной коммерческой и экономической деятельности, перевозок, туризма. Транснациональные преступные организации эффективно ис­пользуют сложившуюся международную обстановку. В результа­те преступность не только расширяется, но и становится более до­ходной.

Интернационализация организованной преступности отража­ется в расширении рынков сбыта наркотических средств, краде­ных вещей, оружия и других незаконных товаров и услуг, кото­рые поставляются и обрабатываются через сеть преступных ком­мерческих организаций, охватывающую весь мир. Объем этих сделок составляет сотни миллиардов долларов, что превышает на­циональные бюджеты многих государств.

Организованную преступность эксперты ООН разделяют на не­сколько видов. Один из них, традиционный, составляют мафиоз­ные семьи, существующие по принципу иерархии. Они имеют свои внутренние правила жизни, нормы поведения и отличаются большим разнообразием противоправных действий. К другому типу относятся профессионалы. Члены таких организаций объ­единяются с целью исполнения определенного преступного замыс­ла. Организации такого рода непостоянны и не имеют такой жест­кой структуры, как организации традиционного типа. К группе профессионалов относятся формирования, занимающиеся фаль­шивомонетничеством, кражами автомобилей, разбоем, вымога­тельством и т.п. Состав профессиональной преступной организа­ции может постоянно меняться и ее члены могут участвовать в различных однотипных преступных предприятиях. Кроме того, существует много организованных групп, которые контролируют определенные, территории.

Существуют также организованные преступные формирова­ния, которые разделяются по этническим, культурным и истори­ческим связям. Такие связи соединяют их со странами и региона­ми происхождения и создают, таким образом, основную преступ­ную сеть, выходящую за национальные границы. Используя общность происхождения, языка, обычаев, они способны оградить себя от действий правоохранительных органов.

Выделение этих типов организованных преступных групп не всегда означает наличие четких границ между ними. Почти каж­дое организованное сообщество преступников можно рассмат­ривать как носитель множества совокупных признаков Организованной преступности свойственно быстрое при­способление, адаптация форм ее деятельности к национальной по­литике, уголовному правосудию и к защитным механизмам раз­личных государств.

В ряде случаев организованная преступность представлена крупными, построенными по иерархическому признаку организа­циями, структура которых скорее напоминает традиционные кор­поративные объединения. Но в основном организованные преступ­ные формирования не имеют строго определенной структуры, сравнительно невелики по размеру, отличаются гибкостью, зна­чительной степенью авантюризма и быстрой адаптируемостью. Фактически подлинная сила и эффективность организованной преступности обусловлены именно ее аморфностью. В отличие от оформленных корпоративных структур организованная преступ­ность скорее напоминает сеть социальных связей в обществе. Для лучшего понимания эти структуры следует рассматривать не с точки зрения их деления на мелкие и крупные организации или на оформленные структуры и неформальные сети, а с точки зрения непрерывного превращения малых структур в крупные, а гибких организаций одной сети в бюрократические структуры. Некото­рые группы могут сочетать в себе элементы сложившейся иерар­хической структуры на одних уровнях с размытой и гибкой сис­темой взаимоотношений на более низких уровнях.

В ряде случаев преступные организации создают конкурирую­щие властные структуры (феномен, который иногда рассматрива­ется как «государство в государстве»), основывающиеся на парал­лельной экономике, или экономике «черного» рынка, масштабы которой весьма значительны. Их готовность использовать силу против государства и его представителей означает вызов государ­ственной монополии на предусмотренное законом применение на­силия и сопряжена с причинением вреда в таких масштабах, ко­торые превышают размеры ущерба, наносимого деятельностью большинства террористических групп.

Основные транснациональные преступные организации:

  1. итальянская мафия – остается одной из серьезных организаций преступного мира;
  2. китайские «триады» – занимаются многими видами преступной деятельности, располагают широкой зарубежной сетью, являются крупными поставщиками героина в США;
  3. японская «ягудза» – прибегает к насильственным преступлениям, характерна широкомасштабная борьба между ее различными группами, занимается коррупцией в рамках политической системы, занимается контрабандным ввозом метамфетамина, вывозом оружия из США в Японию;
  4. колумбийские картели – занимаются исключительно наркобизнесом; создали высоорганизованную корпоративную и преступную среду; бизнес основывается на специализации и разделении труда;
  5. нигерийские преступные организации – широкомасштабный оборот наркотиков, мошенничество, вымогательство, изготовление фиктивных удостоверений личности.

 

ВОПРОС 65. Предупреждение криминального наркотизма.

Продолжение.

Особое место среди специальных средств профилактики пре­ступного оборота наркотиков занимает антинаркотическое про­свещение, содержание которого составляют: а) информирование населения о  вреде употребления наркотиков, в том числе о правовых и меди­цинских последствиях приобретения наркотической зависимости об услугах по избавлению от наркотической зависимости или ее уменьшению; б) антинаркотическая пропаганда, в основе которой лежит пропаганда здорового образа жизни; в) антинаркотическое образование в части, относящейся к изучению мер ответственности за совершение правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, формированию навыков раннего распознавания возникновения наркотической зависимости и способов вовлечения в потребление наркотических средств; г) антинаркотическое воспитание, направленное на формирование стойких психологических установок и образа жизни, препятствующих  вовлечению в потребление наркотиков, стимулирующих активное участие в противодействии распространению наркотиков в своем окружении.

 

ВОПРОС 67. Криминологическая характеристика неосторожных преступлений, причины и условия их совершения.

Преступную неосторожность составляет совокупность всех преступлений, совершаемых по неосторожности, имевших место в данном обществе (регионе) за определенный период.

В зависимости от сферы деятельности можно выделить 4 основ­ные группы преступлений, совершаемых по неосторожности:

  • в быту (без использования технических средств);
  • в сфере взаимодействия человека с техникой;
  • в сфере профессиональной деятельности, не связанной с ис­пользованием управленческих функций или технических средств. Здесь имеются в виду преступления, связанные с ненадлежащим исполнением человеком своих профессиональных обязанностей, причиняющих вред обществу;
  • в сфере осуществления должностных (управленческих) функций.

Из года в год в общей структуре преступности неосторожные преступления составляют  12-13%. Причем неосторожные преступления в сфере взаимодействия человека с техникой фигурируют в статистике лишь в разделе «прочие преступления», что не позволяет учесть их реальную долю в общей структуре преступности.

В последние годы обращает на себя внимание устойчивая тенденция к росту и распространенности преступлений, совершаемых по неосторожности.

В широком смысле причины неосторожных преступлений обусловлены противоречиями между субъектами (личность, ее цели, намерения, поведение) и объективными (ситуация, орудие/ средство) обстоятельствами. Надо отметить, что если причиной конкретного преступления,  совершенного по неосторожности, является взаимодействие личности с опасной ситуацией и средствами, то сами дефекты личности, опасные свойства ситуации и орудий (средств), приводящие к криминальной неосторожности, кроются в более глубоких социальных причинах и условиях.

Как говорилось, в самом общем виде механизм преступления представляет собой взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних процессов и состояний, направляющих и конкретизирующих исполнение этого решения. Этот механизм включает такие звенья, как возникновение мотивации к совершению преступления; планирование его; исполнение задуманного; наступление последствий. В неосторожном преступлении первых двух звеньев нет; ошибка субъекта происходит во время выполнения юридически правомерного действия.

Обычно неосторожное причинение вреда является результатом противоречий между объективными требованиями ситуации, предъявляемыми к личности, и неадекватным субъективным восприятием личностью этой ситуации.

 

ВОПРОС 73. Понятие рецидивной преступности: понятие и криминологическая характеристика. Уголовно-правовой рецидив, пенициарный, криминологический.

В теории уголовного права рецидив — это совершение нового преступления лицом, имеющим не снятую и не погашенную в установленном порядке судимость. Это — легальный или юридичес­ки рецидив.

В теории уголовно-исполнительного права — это совершение лицом, ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы нового преступления и осужденным вновь к лишению свободы. Это пенитенциарный рецидив.

Важным показателем совершаемых преступлений является «криминальный стаж». Чем выше «криминальный стаж», тем сложнее разоблачить преступника, тем меньше улик он оставляет на месте совершения преступления, тем более глубокая и стойкая его антиобщественная установка.

В свою очередь, «криминальный станс» зависит от уровня под­готовки профессионального преступника и от степени его мастер­ства и квалификации.

Криминологический рецидив — это повторное совершение уголовно наказуемых деяний как лицами, к которым применялось уголовное наказание либо меры, его заменяющие, независи­мо от снятия или погашения судимости за прежние преступления так и лицами, к которым уголовно-правовые меры воздействия не применялись.

Структура рецидивной преступности определяется широким кругом показателей.

  1. По видам преступлений (особо тяжкие, тяжкие, преступле­ния средней тяжести, преступления небольшой тяжести, неосто­рожные преступления).
  2. По соотношению характера предыдущих и новых преступ­лений (однородные и разнородные).
  3. По количеству судимостей.
  4. По интенсивности рецидива (отрезок времени от освобожде­ния до совершения нового преступления).

Наиболее редко встречаются легкие телесные повреждения клевета, оскорбление.

Существуют следующие виды рецидивной преступности.

  1. Специальный рецидив — совершение однородных, тождест­венных преступлений. Именно специальный рецидив составляет
    основу профессиональной преступности, поскольку в этом случае криминальное мастерство оттачивается и шлифуется годами.
  2. Общий рецидив — совершение разнородных преступлений.

Характерная особенность современной профессиональной пре­ступности — ее устойчивый характер.

Наряду со старыми видами профессиональной преступности (кражи, грабежи, разбои, бандитизм и др.) появились новые виды: похищение людей с целью выкупа, скупка и Сбыт культур­но-исторических ценностей, убийство по найму, компьютерные преступления, интеллектуальное пиратство.

К негативным тенденциям рецидивной преступности следует отнести и ее значительное омоложение, особенно за последние 1о лет. Если раньше средний возраст рецидивистов составлял 40 лет и старше, то в последнее время 77% рецидивистов совершают пре­ступления в возрасте 19—35 лет. Даже у современных так назы­ваемых воров в законе средний возраст не превышает 35 лет.

Для общего рецидива стало характерно совершение преступле­ний в группе, в том числе это касается уличной преступности. На­падение на граждан в вечернее время суток на улицах крупных и небольших городов стало обыденным явлением.

 

ВОПРОС 72. Рецидивная преступность: понятие и криминологическая характеристика. Особенности личности рецидивиста.

Плюсом сюда предыдущий вопрос.

Более половины всех преступлений рецидивистов — это пре­ступления против всех форм собственности, а также хулиганство. При этом на первом месте стоят корыстные преступления, прежде всего кражи, среди которых превалируют кражи из магазинов, квартир, карманные кражи. Затем следуют корыстно-насильст-венные преступления: грабежи, разбои.

Среди тяжких преступлений рецидивисты в основном совершают убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования.

Типичны для рецидивной преступности — сопротивление представителю власти, работнику милиции, а также угоны авто­мобилей.

Наиболее редко встречаются легкие телесные повреждения клевета, оскорбление.

В рецидивной преступности наблюдаются два взаимоисклю­чающих процесса — одни преступники, ранее совершавшие одни и те же преступления, переходят к иным видам криминальной деятельности, другие начинают совершать однородные преступ­ления. Например, рецидивисты, начавшие свою преступную дея­тельность с краж.,  в случае повторного осуждения несут ответст­венность за кражу в более половины случаев. В то же время с увеличением количества судимостей специальный рецидив утра­чивает свое значение и становится общим (в 40% случаев). Объяс­няется это тем, что с течением времени преступникам в результате потери здоровья и общего старения все труднее осуществлять про­никновение в жилище или совершать карманные кражи. По мере роста числа судимостей, особенно у преступников в возрасте, тя­жесть совершаемых преступлений мельчает, вплоть до бродяжни­чества и мелких краж. Большинство рецидивистов, составляю­щих основу профессиональных преступников, если доживают до старости, заканчивают свои дни в качестве бомжей на городских

помойках.

В то же время для специального рецидива увеличение количе­ства судимостей сопряжено с нарастанием тяжести содеянного или его последствий. Ориентируясь на правила поведения, принятые  в преступной среде, стремясь к лидерству, рецидивист пере­ходит от менее тяжких к тяжким преступлениям, например от кражи  к грабежу и разбою.

У рецидивистов с большим стажем интенсивность рецидива высока, особенно у осужденных к лишению свободы. Так, около 70%  повторных преступлений совершается ими в первый год после  освобождения из уголовно-исправительных учреждений.

Более того, около 20% рецидивистов совершают новое преступле­ние, еще находясь в местах лишения свободы.

К негативным тенденциям рецидивной преступности следует отнести и ее значительное омоложение, особенно за последние 1о лет. Если раньше средний возраст рецидивистов составлял 40 лет и старше, то в последнее время 77% рецидивистов совершают пре­ступления в возрасте 19—35 лет. Даже у современных так назы­ваемых воров в законе средний возраст не превышает 35 лет.

Для общего рецидива стало характерно совершение преступле­ний в группе, в том числе это касается уличной преступности. На­падение на граждан в вечернее время суток на улицах крупных и небольших городов стало обыденным явлением.

 

ВОПРОС 74. Предупреждение рецидивной преступности.

.    Говорить о мерах предупреждения следует применительно и в рецидивной, и к профессиональной преступности в равной степени.  Основные направления предупредительной деятельности должны сводиться к двум главным направлениям:

  1. Общие социально-правовые меры борьбы с преступностью.
  2. Специальные превентивные меры.

В первое направление следует включить такие важные аспек­ты профилактической работы, как:

а)  изменение уголовной политики в сторону защиты в первую
очередь прав потерпевших и связанное с этим дальнейшее совер­шенствование действующего законодательства, в том числе и в
сторону его ужесточения по отношению к рецидивистам и преступникам, доказавшим своим многолетним криминальным ста­жем крайне негативное отношение к существующим в обществе правилам поведения;

б) совершенствование экономической, идеологической, организационно-управленческой   сферы   государственной   системы.
в)      разработка и внедрение комплексных программ, нацеленных на принципиально новые организационные построения в масштабах всего общества, с целью недопущения дублирования одних и тех же мер, применяемых различными ведомствами в качестве профилактических, а также позволяющих накапливать и систематизировать опыт работы в указанном направлении всех государ­ственных и общественных служб и институтов.

Специальные превентивные меры должны включать: а) оперативные меры, связанные с получением достоверной и своевременной информации о всех текущих и перспективных из­менениях, происходящих в структуре и характере профессиональ­ной и рецидивной преступности.

б)   организационно-тактические  преобразования.   Имеется
виду налаживание аналитической работы и широкое привлечение
к этой работе психологов, социологов и, конечно, криминологов-

в) надлежащую индивидуальную профилактику, роль и значение которой в настоящее время неоправданно принижены.

г) меры постпенитенциарной адаптации, где необходимо нала­дить связь с трудовым коллективом и ближайшим семейным ок­ружением освобождаемого из мест лишения свободы.

д) широкую наступательную контрпропаганду. Особое внима­ние при этом следует уделить огласке судьбы многих известных
профессиональных преступников, как бывших, так и настоящих,
поскольку большинство из них погибли либо от рук конкурентов,
либо в перестрелках с сотрудниками правоохранительных органов
в молодом возрасте и смерть их не была романтичной.

е)         дальнейшее совершенствование правоохранительной систе­мы.

 

ВОПРОС  75. Причины и условия рецидивной преступности.

К общим причинам и условиям рецидивной преступности отно­сятся:

  1. Негативные условия и особенности социальной среды, при­ведшие к совершению первого преступления будущим рецидивис­том. Как правило, первое преступление накладывается на второе
    именно в результате того, что рецидивисты воспитываются в
    таком социальном окружении, которое практически не дает им
    никакого шанса вырваться из порочного криминального круга.
  2. Недостатки в деятельности правоохранительных органов
    ПРИ расследовании уголовных дел, назначении и исполнении наказания.
  3. Отрицательные последствия изоляции осужденного от обще-
    ства, что в свою очередь означает выключение осужденного из условий обычной жизни, ослабление и даже разрушение социально полезных связей, привыкание к режиму и обстановке в местах лишения свободы и связанные с этим трудности социальной адап­тации после лишения свободы.

Конкретизируя   причины   следует остановиться на следующих.

  1. Криминальные традиции. Преступность сформировала
    собственную субкультуру, которая усиленно насаждается в качестве примера для подражания среди молодых людей. Между тем, проведенными исследованиями доказано, что негативные тради­ции обладают чрезвычайной живучестью: раз возникнув, они имеют стойкую тенденцию к самовоспроизводетву.
  2. Ослабление отдельных нравственных и социальных инсти­тутов.
  3. Недооценка общественной опасности профессиональной преступности, что особенно недопустимо. Долгое время создавалась видимая картина надуманного благополучия, что не позволяло
    принимать правильные и своевременные решения. К сожалению,
    по-прежнему в основе оценки работы правоохранительных орга­нов стоит количественный показатель преступлений. Профессионализация преступника слабо учитывается при определении на­казания.
  4. Отставание форм и методов работы правоохранительных ор­ганов.

 

ВОПРОС 76. Личность рецидивиста.

Доля женщин-рецидивисток в два раза ниже сопоставимых по­казателей среди мужчин-рецидивистов. Однако женщины-рециди­вистки отличаются стойкой антиобщественной направленностью

Существуют три основных типа рецидивистов.

  1. Рецидивисты антисоциального типа. Для них характерна
    высокая криминальная активность. Их поведение отличается пос­ледовательно-преступной направленностью. Среди них преобладают признанные в установленном законом порядке особо опасные рецидивисты и рецидивисты-гастролеры, которые совершают пре­ступления в отдаленных от своего постоянного места жительства регионах, чем в значительной степени затрудняют свое разоблаче­ние. Именно этих рецидивистов можно назвать профессиональными преступниками.
  2. Рецидивисты ситуативного типа. Они целиком зависят от конкретно складывающейся ситуации. С другой стороны, они оче­видно эмоционально неустойчивы и у них практически отсутству­ют какие-либо нравственные начала.
  3. Рецидивисты асоциального типа. Среди них преобладают хронические алкоголики и наркоманы. Можно смело утверждать, что для них характерен распад личности. Способы совершения
    преступлений отличаются крайней формой примитивизма. Личность преступника-рецидивиста — это целостная совокуп­ность взаимосвязанных социально значимых отрицательных свойств, которые во взаимодействии с внешними условиями и об­стоятельствами обусловливают совершение повторных преступ­лений.

Наиболее распространенные побудительные мотивы соверше­ния преступлений рецидивистами: а) корысть; б) хули­ганские побуждения; в) месть, ревность, зависть и другие эмоции; г) негативное влияние других лиц  и иные.

У рецидивистов существенно деформировано нравственное и правовое сознание. Для них характерна алчность, стяжательство, эгоизм, жадность, жестокость, озлобленность, зависть, несамо­критичность, постоянное самооправдание своих противоправных поступков, фатализм (вера в «фарт»). Кроме того, для рецидивис­та-насильника характерна завышенная оценка своей личности и пренебрежение к жизни как к таковой, не только чужой, но зачас­тую и своей.

Весьма любопытно, что рецидивисты лучше рядовых граждан знают Уголовный кодекс, но в то же время более половины из них признались, что в момент совершения преступлений не понимали противоправность своих действий, причем, еще 43% заявили, что вообще не думали об этом. Характерно, что чем больше у рециди­виста судимостей, тем более вероятно, что он признает вынесен­ный в отношении него судом обвинительный приговор несправед­ливым.

Что касается социально значимой деятельности рецидивистов, то многие из них рано приобщились к трудовой деятельности. Причем занимались они в основном неквали­фицированным и тяжелым физическим трудом. Рано начав тру­диться, они также рано и бросали работу.

Рецидивисты имеют среднее (чаще неполное) образование. Ко­личество совершаемых ими правонарушений, не говоря уже об Моральных проступках, в два-три раза превышает количество совершаемых преступлений.

Рецидивисты в криминологическом плане — это лица: 1) ранее судимые, в том числе и те, у которых судимость ли погашена, либо снята; 2) освобожденные от уголовной ответственности с применением мер, заменяющих наказания; 3) невыявленные  преступники (в том случае, когда преступление не раскрыто).

ВОПРОС 77. Понятие и криминологическая характеристика профессиональной преступности.

Профессиональная преступность — разновидность преступно­го занятия, являющегося для субъекта источником средств суще­ствования, требующего необходимых знаний и навыков для до­стижения конечной цели и обусловливающего определенные кон­такты с антиобщественной средой.

Исходя из данного определения, можно выделить следующие пять признаков преступного профессионализма:

  • устойчивый вид преступного занятия (специализация);
  • определенные познания и навыки, которыми должен обладать профессиональный преступник (квалификация);
  • преступления для лица, их совершающего, прежде всего являются источником средств существования;
  • принадлежность преступников к криминальной среде;
  • наличие специфической субкультуры.

Ведущим признаком преступно-профессионально­го занятия выступает противоправный доход. Если данный при­знак налицо, но слабо выражен какой-либо другой, то действия субъекта следует расценивать как криминально-профессиональ­ные по степени и интенсивности их проявления. Структура совре­менной профессиональной преступности состоит из двух больших групп преступлений:

  • преступления имущественного характера (корыстные), составляющие основную массу профессиональной преступности;
  • корыстно-насильственные преступления, которые в количественном отношения и по масштабам причиненного материального ущерба значительно отстают от первой группы, но, тем не менее, представляют повышенную общественную опасность из-за того, что в погоне за материальным достатком преступники при­чиняют вред здоровью граждан и даже лишают их жизни.

Определяющие негативные тенденции современной професси­ональной и рецидивной преступности:

  1. Неблагоприятная динамика групповой преступности.
  2. Значительное увеличение среди профессиональных преступников числа ранее судимых лиц, совершивших тяжкие преступ­ления.

 

  1. Увеличение удельного веса среди профессиональных преступников ранее судимых лиц, совершивших повторно имущественные преступления в соучастии.

Активное вовлечение в число криминальных профессиона­ов высокообразованных специалистов в области новейших технологий, культуры и искусства. 5.         Увеличение временного разрыва между совершением пре-
ступлений и последующим наказанием за это. В среднем, согласно

опенкам специалистов, один рецидивист из числа профессиональ­ных воров и мошенников совершает до 140 преступлений в год, за которые не привлекается к уголовной ответственности.

  1. Рост специального рецидива. Так, за последние 10 лет только
    количество лиц, совершивших повторные преступления, возросло
    на 44%. Что касается специального рецидива, то среди воров-кар­
    манников, квартирных воров, мошенников он достигает соответственно 80, 66,2 и 80% .
  2. Профессиональная преступность омолаживается. Очевидно,
    устойчивость криминального вида деятельности стала присуща
    несовершеннолетним правонарушителям.

 

ВОПРОС 78.Причины и условия профессиональной преступности.

См. вопрос 75.

 

ВОПРОС 79. Предупреждение профессиональной и организованной преступности.

Плюсом см. вопрос 74.

В России создана целая отрасль права, регулирующая борьбу с организованной преступностью, коррупцией и отмывани­ем преступных доходов. В 1996 г. вступил в силу УК РФ, в котором была предусмотрена уголовная ответственность за различные виды организованной преступной деятельности и легализацию преступных доходов.

Федеральным законом <О наркотических средствах и психо­тропных веществах»  введена норма о ликвидации юридического лица, осуществляющего финансовые операции в целях легализации, отмывания доходов, полученных в результате незаконно оборота наркотических средств и психотропных веществ. Ратифицированы Конвенция Совета Европы об отмывании, выявления изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и Международная конвенция (ООН) по борьбе с финансированием  терроризма. Действует Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Указом Президента Российской Федерации образован уполномоченный орган по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем – Комитет РФ по финансовому мониторингу (КФМ России).

Совершенно новым для международно-правовой практики является закрепление в Конвенции ООН мер по предупреждению транснациональной организованной преступности. Такие меры предусматривают предупреждение злоупотреблений со стороны организованных преступных групп процедурами торгов, проводимых публичными органами, и субсидиями и лицензиями, выдаваемыми публичными органами для осуществления коммерческой деятельности. Конвенция ООН обязывает государств-участниц создавать публичные реестры юридических и физических лиц, участвующих в учреждении юридических лиц, управлении ими и их финансировании, а также создать национальный реестр лиц, лишенных права занимать должности руководителей юриди­ческих лиц.

Помимо текст самой Конвенции ООН одновременно были подписаны два протокола к ней: о предупреждении и пресечении торговлей людьми, особенно женщинами и детьми, и против незакон­ного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху. В дальнейшем подписан еще один протокол — по проблеме незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями.

Впервые на высшем международном уровне закреплены в едином. комплексе такие специальные методы расследования, как элек­тронное наблюдение, контролируемые поставки и агентурные операции. Регламентируется сбор и анализ информации о харак­тере организованной преступности и обмен такой информацией подготовка кадров и техническая помощь.

Самым подробным образом в Конвенции ООН описываются процедуры конфискации и ареста доходов от преступлений, совер­шенных организованными преступными группами; международ­ного сотрудничества в целях конфискации, распоряжения кон­фискованными доходами от преступлений или имуществом.

Важнейшим направлением в борьбе с организованной пре­ступностью в Российской Федерации продолжает оставаться укрепление сотрудничества правоохранительных органов госу­дарств — участников СНГ, имеющих, по существу, единое кри­минальное пространство. Основные усилия должны быть сосредо­точены на выполнении Межгосударственной программы совмест­ных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств — участников СНГ. К этим мерам тесно примыкают также и мероприятия по борьбе с международным терроризмом, разрабатываемые миро­вым сообществом.

 

ВОПРОС 80. Понятие и криминологическая характеристика экологической преступности, причины и условия.

Экологическое преступление — это предусмотренное уголов­ным законом общественно опасное деяние (действие или бездей­ствие), посягающее на окружающую среду и ее компоненты. Дру­гими словами, речь идет о противоправном использовании при­родных объектов или вредном воздействии на них, что приводит к негативным, а подчас, необратимым губительным их измене­ниям.

Криминологическое значение имеет дифференциация ответственности за экологические правонарушения. В зависимости от степени общественной опасности ответственность может  быть как уголовной, так и административной.

Состояние экологической преступности в стране характеризуется  постоянным ростом и высокой латентностью нарушений за­конодательства об охране природы.

В борьбе с экологической преступностью крайне редко приме­няются нормы, содержащие уголовную ответственность за нару­шение законов об охране природы.

Исследователи практически единодушно отмечают, что на про­тяжении многих лет сохраняется значительный разрыв между чис­лом уголовно наказуемых деяний и реальным применением соот­ветствующих уголовных норм.

Выборочный анализ зарегистрированных фактов незаконной охоты показывает, что из года в год количество деяний, содержащих признаки преступления, составляют 35—45% общего их числа. В то же время меры уголовной ответственности применяются лишь в 1—3% случаев.

В структуре экологических преступлений на протяжении мно­гих лет болышую часть составляют нарушения правил рыболовст­ва, незаконная охота, загрязнение водоемов и воздуха, нарушения лесного законодательства. Поскольку экологические преступления в большинстве носят латентный характер, следует иметь в виду определенную условность (относительность) статистических данных, которые весьма слабо соотносятся с реальным состоянием охраны окру­жающей среды.

Экологическая преступность порождена как общими, так и специфическими причинами.

Общие причины преступности коренятся в сфере противоре­чий, возникающих при взаимодействии человека и природы: явная переоценка возможностей человека, его якобы способности оптимально воздействовать на окружающую среду, своевременно познавать природу и процессы взаимодействия с ней; ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и не­реальные оценки способности природы к самовосстановлению (ре­генерации); ориентация на сомнительные (нередко ложные) цели и приоритеты в сфере взаимодействия человека и природы; без­различное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенно­му ущербу окружающей среде и т.п.; явное неуважение к эколо­гическому законодательству, регламентирующему взаимодейст­вие человека и природы.

Определению специфических причин экологических преступ­лений во многом может способствовать их качественный анализ. Изучение уголовных дел об экологических преступлениях по­зволяет провести их классификацию на: а) совершаемые долж­ностными лицами; б) совершаемые лицами, не занимающими должностного положения1. Эти преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности, иметь корыстную или иную направленность.

Негативное воздействие на противоправное экологическое по­ведение должностных лиц оказывают: ориентация на мнимое уде­шевление добычи полезных ископаемых и сырьевых ресурсов за счет отказа от своевременных природоохранных мероприятий; иг­норирование побочных вредных последствий экологически значи­мой деятельности; неоправданное упрощение или убыстрение про­изводственного планирования неглубокой переработки и неполно-го использования природных ресурсов и др.

Для лиц, совершающих правона­рушения умышленно, характерны: эгоизм; пренебрежительно отношение к общественным интересам; игнорирование экологического законодательства; неудовлетворительная профессиональная подготовка; неоправданная жестокость, самодурство и др.

должностные экологические преступления по неосторожности совершаются, как правило, лицами, которым свойственны легкомыслие, пренебрежение законами, регламентирующими охрану окружающей среды, некомпетентность и слабая профессиональ­ная подготовленность, социальная пассивность, чувство вседозво­ленности и бесконтрольности и др.

Для личности должностных правонарушителей, совершающих как умышленные, так и неосторожные экологические преступле­ния, характерен внешний довольно устойчивый ореол законопос­лушных членов общества, который во многих отношениях не вы­зывает негативной реакции, чем затрудняется, как правило, свое­временное предупреждение этих преступлений.

При рассмотрении причин экологических преступлений, со­вершаемых лицами, не занимающими должностного положения, целесообразно учитывать особенности, характер и основные виды противоправной деятельности. Прежде всего, это незаконное ры­боловство, охота, морской промысел, лесозаготовки.

К общим причинам этого ряда преступлений относятся: се­рьезные недостатки в планировании, обеспечении и осуществле­нии различных промыслов; отсутствие достаточного развития правомерных средств удовлетворения потребностей; все возрас­тающие потребности в продуктах производственной деятельности, выраженные в состоянии «рынка», высокой «рентабельности» указанной категории преступлений. Кроме того, это слабое, мало­эффективное воздействие на преступную деятельность средств надзора и контроля; неэффективное действие законодательства, регламентирующего уголовную и административную ответственность за экологические преступления (безнаказанность отдельных преступников) и др.

К субъективным причинам относятся: низкий уровень эколо-гического и правового сознания; позиции отдельных групп населения,  заключающиеся в безразличии к преступлениям этого рода либо в наличии устойчивых деформаций, ориентированных на ко­стное извлечение доходов от противоправных промыслов.

Болышое значение в последнее время имеет также и общее обнищание значительной части населения, безработица. В этих условиях доминирует стремление любым путем обеспечить себе и им близким возможность выживания.

Причины указанных преступлений тесно связаны с эколого-географическими условиями, в которых осуществляется противоправная деятельность. Это главным образом зоны, где еще сохранилась возможность активного промысла.

 

 

 


Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Pin It on Pinterest

Яндекс.Метрика