Hi! My name is Damir. I’m co-founder at IFAB.ru and i’m pretty good at these scary things

  • Startups
  • E-Commerce
  • Process development
  • Process implementation
  • Project management
  • Financial modeling
  • Business strategy

You can reach me out via these networks

Are you hiring? Check out my CV

My CV page

Правоохранительные органы – экзамен

 

  1. Понятие и цели оперативно-розыскной деятельности, ее назначение и место в решении задач борьбы с преступностью.

 

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (ст. 1 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

 

ОРД является одной из форм правоохранительной деятельности.

 

Основными целями ОРД являются добывание информации, выявление скрытых преступлений, признаков и фактов преступной деятельности, их субъектов, розыск скрывшихся лиц. Данное направление деятельности установлено и санкционировано государством.

 

Основным направлением ОРД является защита интересов граждан и государства.

 

ОРД является строго подконтрольной. Реализуется при помощи специфических средств и методов, к которым относят оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ).

 

Осуществление ОРД может быть произведено негласно, т. е. до возбуждения уголовного дела. При проведении мероприятий соблюдение формальностей необязательно, как при следственной деятельности. Отличительная особенность оперативно-розыскной деятельности заключается в том, что она носит разведывательно-поисковый характер. Такой вид ОРД при сложных преступлениях дает возможность обеспечения продуктивности, безопасности участников ОРМ, предотвращения и нейтрализации возможных противодействий со стороны преступников.

 

ОРД признается гласной в том случае, если ясны содержание и цели ОРМ и если ее участники не скрываются от окружающих.

 

Гласный и негласный варианты работы определяются непосредственно в ходе выбора цели ОРД.

 

Статьей 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» определены оперативные подразделения, которые имеют право осуществлять ОРД. К ним относятся подразделения:

 

1) органов внутренних дел РФ;

 

2) органов Федеральной службы безопасности;

 

3) Федеральных органов государственной охраны;

 

4) таможенных органов РФ;

 

5) Службы внешней разведки РФ;

 

6) Федеральной службы исполнения наказаний;

 

7) органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

 

Результаты ОРД могут быть использованы в качестве основания возбуждения уголовного дела, для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использования и доказывания по уголовным делам. При этом сведения, полученные с помощью ОРД, не являются доказательством.

 

  1. История развития оперативно-розыскной деятельности.

 

В данном пункте можно выделить несколько значимых этапов:

  1. регламентация розыска до преобразований Петра I;
  2. правовая регламентация розыскной работы со времени преобразований Петра I и до 60 – х годов ХIХ в.;
  3. нормативно-правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности с 60-х гг. ХIХ в до начала ХХ в (до марта 1917 г.).

 

  1. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в советский период (середина 1918 г. – август 1991г.).

 

 

  1. Второй, советский период разделен на четыре достаточно значимых этапа: середина 1918г. – 1930 г.; 1931 г. – 1952 г.; 1953 г. – середина 70-х г.г.; середина 70 – х г.г. – август 1991г.

 

  1. Правовое регулирование ОРД в современный (постсоветский) период (с марта 1992 г. по настоящее время).

 

Наряду с указанными основными периодами в нормативной регламентации оперативно-розыскной деятельности, в ХХ столетии нами выделяются еще два, относительно кратковременных, но весьма содержательных (условно названных переходными) периода:

 

1) с момента отказа Временного правительства от нормативных правил розыска царской России и до установления в Советской России собственных нормативно-правовых рамок негласной розыскной работы (март 1917 г. – середина 1918 г.);

2) период современной “смены вех”, т.е. период постепенного замещения нормативных актов Советского Союза российскими нормативными актами и, одновременно, регламентация оперативно-розыскной работы не в подзаконных актах, а на уровне законов (август 1991 г. – март 1992 г.).

 

Таким образом, история развития правового регулирования ОРД в России в XVIII – ХХ вв. насчитывает три основных периода.

 

Анализ содержания соответствующих нормативных актов свидетельствует о зависимости выбора властями того или иного уровня правового регулирования сыскной работы от социально-политической и экономической обстановки в стране. С ростом демократических завоеваний уровень правовой регламентации негласной работы правоохранительных органов и спецслужб неуклонно возрастал и, наоборот, с началом очередной полосы внутренних потрясений, войн и т.п. законодатель, как правило, ужесточал правовой режим негласной работы этих органов и служб.

 

1.1. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности с преобразований Петра I до 60 – х г.г. ХIХ в

 

История правовой регламентации сыскной работы на Руси начинается с ХVIII в. Еще в первой редакции “Русской Правды” (“Суд Ярослава”) упоминалось о таких формах розыска, как “свод” и “гонение следа” (описанном в ст. 77 Пространной правды. В условиях, когда древнее Русское государство еще не имело специальных органов уголовного розыска, правило “куда приведет след, там и находится преступник” позволяло осуществлять розыск без представителей государственной власти. Они являлись прообразом будущего уголовного розыска (проводимого как в рамках современного уголовного процесса, так и в ходе оперативно-розыскной деятельности.). Однако как раз с преобразований Петра I , направленных на формирование новой государственности, становится наиболее заметной тенденция на усиление регламентации тайной сыскной работы (понимаемой в “широком” смысле слова), впоследствии названной оперативно-розыскной.

 

Именно в годы правления Петра I предпринимается попытка ввести регулярную полицию, создается орган политической полиции – Тайная канцелярия розыскных дел (1718 г.)[См.,ВеретенниковВ.И. Из истории Тайной канцелярии. 1731 – 1762, Харьков, 1911; Гурлянд И.Я. Приказ великого государя Тайных дел., Ярославль,1902; Российское законодательство Х – ХХ веков. В 9-ти томах.,Т. 4., М., Юрид. лит-ра., 1986.], восстанавливается институт сыщиков[См., Крылов И.Ф. , Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие., Л., Изд-во Ленинград.ун-та.,1984, С.90.] и, кроме того, издается инструкция (1719 г.), которая разрешала создавать розыскные команды из военнослужащих[См., Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ.соч., С.90]. Разведывательная работа именно в эти годы впервые приобретает правовую основу. Однако эти акты не предназначались для регламентации собственно ОРД, и поэтому нет достаточных оснований утверждать о наличии системного подхода в правовом регулировании негласной работы в это время.

 

Основным нормативным актом этого периода является изданный в 1782 году Устав благочиния, или Полицейский. Он содержал важные правила организации полиции, а также положения, касающиеся компетенции полицейских органов (в частности, на полицию возлагались обязанности по контролю за общественными организациями). По мнению некоторых ученых, именно Устав благочиния окончательно отделил судебную власть от следственно-розыскной, а последняя была передана в руки общей полиции. Причем Устав не потерял значения и в начале ХIХ в.

 

В первой половине ХIХ в., т.е. до известной судебно-правовой реформы 60 – х годов, было принято еще несколько актов, в той или иной мере регламентировавших розыск: “О средствах к исправлению полиции в городах”, “Учреждение и наказ министру полиции” и Положение о земской полиции 1837 года. Вместе с тем в первой половине ХIХ в. компетенция полиции оставалась в основном той же, что и ранее.

 

1.2. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности во второй половине ХIХ в. – начале ХХ в. (до марта 1917 г.)

 

Со второй половины ХIХ в. и до начала ХХ в. отмечаются две волны нормативно-правовых преобразований полицейской системы, которые непосредственно затронули организацию розыскной работы: реформы 1862 г. и 1880 г. Если важнейшей причиной первой “волны” являлась крестьянская реформа 1861 г., то вторая была вызвана желанием Александра II “положить предел беспрерывно повторяющимся покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок” (О создании Верховной распорядительной комиссии по охране государственного и общественного спокойствия: Указ // ПСЗ. Собр. 2. Т.55 № 60492). Поэтому совершенствование правовой регламентации сыскной работы проходило под знаком разработки более действительных правил борьбы с нарастающей революционной деятельностью. В это время принимается серия нормативных актов.

 

В частности, в Положении о негласном полицейском надзоре (1882 г.) предусматривалось проведение полицией негласного надзора как способа предупреждения государственных преступлений посредством наблюдения за лицами сомнительной благонадежности.

 

Еще в начале ХХ в. в России уголовный сыск, важнейшая часть оперативно-розыскной деятельности, было урегулирован Законом от 06 июля 1908 г. “Об организации сыскной части”. В соответствии с ним в 89 городах Российской Империи в структуре полицейских управлений для производства розыска по делам общеуголовного характера как в городах, так и в уездах были образованы сыскные отделения. Законом предусматривался контроль со стороны прокуроров за деятельностью сыскных отделений. Причем первые вправе были давать поручения чинам сыскных отделений по производству розыска. Кроме того, в Законе были сформулированы задачи сыскных отделений. Ими являлись производство розыска по делам общеуголовного характера. Наряду с этим сыскные отделения обязаны были проводить дознание по преступлениям, а также выполнять отдельные поручения не только прокуроров, но и судебных следователей. Таким образом, совершенствующаяся полицейская практика начала ХХ в. с неизбежностью привела к необходимости регулирования отношений в оперативно-розыскной деятельности на законодательном уровне, то, что и произойдет через восемьдесят с небольшим лет, оперативная практика наших дней приведет к такому же выводу и современного российского законодателя.

 

Отметим, что временные границы окончания этого этапа правового регулирования оперативно-розыскной деятельности не совпадают с датой свержения самодержавия и победы Февральской буржуазно-демократической революции 23 – 27 февраля 1917 г., т.к. отдельные нормативные акты, регламентирующие сыскную работу, формально не были отменены и продолжали действовать еще некоторое время.

 

1.3. Первый переходный период (март 1917 г. – середина 1918 г.)

 

Его характерными чертами являлись следующие:

 

Во-первых, временное буржуазно-демократическое правительство под давлением широких революционных масс вынуждено было отметить царские нормативные акты о “широкой” оперативно-розыскной деятельности, в частности Положение о контрразведывательных отделениях и “Наставление по контрразведке в военное время”. Им же были ликвидированы политическая полиция и жандармери (военная контрразведка осталась нетронутой).

 

Кроме того, учитывая значимость такого звена полиции, как сыскные отделения, Временное правительство предложило их не “упразднять, а передать в ближайшем будущем Министерству юстиции”[См. Мулукаев Р.С. Полиция в России (IХ – начало ХХ в.) ., С. 100.].

 

Во-вторых, первые месяцы после Великой Октябрьской социалистической революции (до середины 1918 г.) в Советской России негласная работа вообще не регламентировалась. Ее регулирование проводилось на основе “революционного сознания”. Наряду с этим оригинальным “правовым” источником применялись также правила Временных положений.

 

Вместе с тем следует отметить, что уже в июле 1917 года в столице создается Управление уголовного розыска. Причем розыск и следствие ведутся в рамках общего суда и местного самоуправления.

 

1.4. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в советский период (середина 1918 г. – август 1991 г.)

 

За более чем семьдесят лет правления Советской власти в правовом регулировании негласной оперативной работы можно выделить несколько самостоятельных этапов.

 

Первый этап (середина 1918 г. – 1930 г.) – это период возникновения и становления правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в Советской России. Точную дату отсчета данного периода установить достаточно сложно, т.к. в начале своей деятельности органы ВЧК не имели агентурного аппарата. Его создание было официально разрешено лишь после решения Президиума ВЧК в феврале 1918 года и лишь спустя несколько месяцев органы ВЧК начали устанавливать внутреннее агентурное наблюдение в антисоветских партиях, организациях, группах и на особо важных объектах. Поэтому условно начало этого этапа определено с середины 1918 года.

 

Субъекты оперативно–розыскной деятельности: органы ВЧК – ГПУ при НКВД РСФСР – ОГПУ при СНК СССР и оперативно-розыскные подразделения рабоче-крестьянской милиции НКВД. Отметим, что до октября 1918 года центрального аппарата уголовного розыска вообще не существовало, и руководили оперативно-розыскными органами местные советы. Впоследствии, в 1922 году уголовный розыск был выведен из органов милиции. В центре же было создано Управление уголовного розыска, ведавшее оперативно-розыскной деятельностью на всей территории РСФСР. В дальнейшем органы уголовного розыска неоднократно подвергались реорганизации. Причем “политика Коммунистической партии всецело определяло направления и формы борьбы ВЧК с врагами Советской власти, а претворение в жизнь политической линии партии составляло главное содержание всей деятельности чекистских органов”.

 

В это время происходит трансформация взглядов власть имущих на предназначение негласной работы. От попыток воплотить на практике принцип “цель оправдывает средства” и направить деятельность ВЧК на беспощадную борьбу с контрреволюцией – до реализации нормативно-правовых установок по … осуществлению негласного надзора за “противосоветскими политическими партиями, группами и лицами”, пересечением всякого рода контрреволюционных явлений, а также шпионажа, спекуляции, бандитизма и преступлений по должности.

 

Объективные и субъективные факторы, наиболее повлиявшие на суть, содержание и форму правового регулирования оперативно – розыскной деятельности.

 

Среди них отметим следующие:

совершение Великой Октябрьской социалистической революции;

гражданская война и разруха в стране, разгул политического бандитизма и преступности в целом;

принципиальная смена приоритетов в уголовно-правовой политике Советского государства по сравнению с политикой царского самодержавия и установками буржуазно-демократического Временного правительства;

практическое преодоление заблуждений коммунистической теории о необходимости отказа от применения негласных сил и средств в оперативно-розыскной деятельности;

образование в 1922 году Союза ССР и т.д.

 

Второй этап (1931 – 1952 г.г.) – это период реакции и его господства в правовом обеспечении ОРД. Хотя уже со второй половины 20 – х годов организационно-правовые изменения и развития авторитарного политического режима (в том числе в спецорганах, осуществлявших ОРД), точкой отсчета данного этапа правового регулирования негласной работы автором выбрана дата принятия Инструкции по учету и агентурной разработке антисоветских и контрреволюционных элементов по линии Секретно-политического отдела (объявлена приказом ОГПУ № 298/175 в июле 1931 г.). По существу правовое регулирование ОРД было переориентировано и подчинено цели и задачам карательно-репрессивной политики государства, т.е. острие отечественной контрразведки направлялось во внутрь страны на борьбу с так называемыми “враждебными силами”.

 

Среди предпосылок к переходу на данный этап правового регулирования ОРД следует выделить усиление влияния диктата И.В. Сталина в коммунистической партии и государстве, фактическое подчинение органов безопасности интересам одной личности.

 

Субъекты, осуществляющие ОРД.

 

На данном этапе происходила бесконечная трансформация специальных служб и правоохранительных органов. До 27 декабря 1932 г. наличествовала самостоятельная деятельность ОГПУ и рабоче-крестьянской милиции НКВД проводилась и единая работа специальных служб и правоохранительных органов. Например, постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел. ОГПУ вошло в его состав как Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР “Смерш”, МГБ, КГБ – вот далеко не полный перечень названий субъектов, осуществлявших ОРД на этом довольно непродолжительном историческом этапе.

 

Среди нормативных актов, регулирующих ОРД данного периода назовем постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 03 февраля 1941 г. “О разделении Наркомата внутренних дел СССР на два наркомата”. В указанном постановлении были изложены правомочия НКГБ по осуществлению ОРД (в “широком” смысле слова).

 

На НКГБ возлагались задачи по:

ведению разведработы за границей;

борьбе с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок внутри СССР;

оперативной разработке и ликвидации остатков всяких антисоветских партий и контрреволюционных формирований среди различных слоев населения СССР и пр.;

охране руководителей партии и правительства.

 

Характерные черты и особенности данного этапа.

 

Во-первых, правовое регулирование оперативно – розыскной деятельности полностью переориентировано на решение задач по укреплению личной власти И.В. Сталина.

 

Во-вторых, бурно протекал процесс подчинения порядка регламентации оперативно-розыскной деятельности целям карательной политики государства.

 

В-третьих, именно в это время произошла окончательная трансформация и закрепление в нормативных актах не правовых положений (прежде всего – о политическом преследовании и проведении “актов возмездия”).

 

В-четвертых, на практике фактически игнорировались “устаревшие” положения нормативных актов о прокурорском надзоре за негласной работой (в частности, за оперативно-розыскными мерами органов дознания).

 

Третий этап (1953 – середина 70 – х годов). За этот временной отрезок происходит постепенный отказ власть имущих от порочной практики закрепления произвола в нормативных актах, регламентирующих ОРД, что являлось характерным для периода культа личности И. В. Сталина. Именно в январе 1953 года выходит постановление ЦК КПСС “Об органах МГБ”, в соответствии с которым органы госбезопасности были в очередной раз отделены от органов внутренних дел, а в сентябре того же года произошла ликвидация Особого Совещания при МВД СССР.

 

Субъектами, осуществляющих ОРД, являлись МГБ – КГБ при СМ СССР и МООП – МВД СССР.

 

Характерные черты и особенности данного этапа:

формирование двух различных нормативно-правовых ведомственных платформ (в МВД и КГБ при СМ СССР), предназначенных регулировать единую по сути оперативно-розыскную деятельность;

закрепление в ст. 29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и в аналогичных статьях Уголовно-процессуальных кодексов союзных республик правил об обязанностях органов дознания по осуществлению оперативно – розыскной деятельности;

отказ от нормативного закрепления тотального беззакония, характерного для предыдущего периода правового регулирования ОРД;

нормативно-правовое закрепление попыток законодателя возродить вневедомственный (прокурорский) надзор за законностью ОРМ, применяемых органами дознания.

 

Четвертый или последний этап в советской истории (середина 70 – х годов – август 1991 года.) – это период стабилизации правового регулирования ОРД и, одновременно, время подготовки “революционных” изменений ее правовой регламентации.

 

Субъектами, осуществляющих ОРД, являлись органы внутренних дел и безопасности (последовательно КГБ при Совете Министров СССР, КГБ СССР и межреспубликанская служба безопасности).

 

После создания в середине 70 – х годов “фундаментальных правовых основ агентурной работы” ее правила существенно не менялись на протяжении более чем десятилетия (во всяком случае, в органах безопасности), хотя объективная необходимость в этом имелась.

 

Застойные тенденции в правовом регулировании ОРД фиксировались на уровне ведомств, но далее этого, как свидетельствует история, дело почти не двигалось. Отдельные просчеты, имевшие место в оперативной работе, стали перерастать в нечто большее.

 

Особенности правового регулирования ОРД на данном этапе:

отсутствие современных изменений в основных правовых положениях;

продолжающаяся ведомственная разобщенность нормативно-правовой регламентации единой сыскной работы;

обилие внутриведомственных нормативных актов, порой, по-разному регулирующих схожие (или не тождественные) ситуации ОРД;

появление “первых ласточек” предстоящего законодательного регулирования основных нормативных положений ОРД – закрепление нормативных положений об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в нескольких законодательных актах (Основах уголовного судопроизводства, Закона СССР “О Государственной границе СССР” и “Об органах государственной безопасности в СССР”, а также в Законе РСФСР “О милиции”).

 

1.5. Второй переходный период (август 1991 г. – март 1992 г.)

 

Он начался с распадом СССР и длился до момента принятия в суверенной России 13 марта 1992 года Закона об ОРД. Особенностью этого периода являлось то, что на этом достаточно небольшом временном отрезке в основном продолжали действовать нормативные акты бывшего СССР (юридически уже не существующего), т.е. в основном секретные акты КГБ СССР и МВД СССР.

 

Кроме того, отметим, что правовое регулирование ОРД в России развивалось и продолжает развиваться не только во времени, но и в пространстве.

 

Широко известно, что только в течении ХХ столетия на территории бывшей царской России возникали, существовали и исчезали десятки различных государственно-правовых образований. Королевство Польское как неотъемлемая часть Российской Империи в начале века и суверенное Польское государство в дальнейшем, а затем Республика Польша. Великое княжество Финляндское как “особая” область государства Российского в начале рассматриваемого периода, во внутренних делах управляется особыми установленными на основании особого законодательства, и Финляндская Республика, как суверенное государство, – впоследствии. А образование в 1922 году СССР и вхождение в него ряда государств (последним по времени было вхождение в 1944 году Тувы)? А выход в конце 80 – х – начале 90 – х годах из состава СССР Прибалтийских республик, республик Закавказья, Средней Азии и др.? Наконец, распад векового союза славянских народов – российского, украинского и белорусского. Все это, разумеется, самым непосредственным образом влияло правовое регулирование ОРД.

 

1.6. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в современный период (март 1992 г. – настоящее время)

 

Современный (постсоветский) период правового регулирования ОРД в России можно назвать наиболее значительным среди всех периодов в отечественной  истории правовой регламентации оперативно-розыскной деятельности. С правового регулирования негласной работы в основном на подзаконном  уровне сделан  резкий скачок на уровень законодательной  регламентации.

 

Характерные черты и особенности данного этапа:

закрепление общих правил ОРД на развивающем уровне правового регулирования вместо подзаконного (т.е. перераспределение нормативно-правового материала с ведомственного на законодательный уровень);

выделение основных правил ОРД из ранее имевшегося в подзаконных актах конгломерата правовых предписаний и их обособление в оперативно-розыскном законе, т.е. начало процесса кодификации правовых норм ОРД (в начале в Законе об ОРД, а затем – в ФЗ об ОРД);

резкое усиление значения соблюдения прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности;

необходимость учета в правовой регламентации отдельных направлений ОРД такого фактора, каким является непосредственное действие конституционных норм;

нормативное закрепление неразрешенного противоречия между старым и новым пониманием цели ОРД: в “узком” смысле слова – между необходимостью борьбы с преступностью и защите человека и общества от преступных посягательств; в “широком” смысле слова – между необходимостью борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью “противника и враждебных элементов” (получением информации о них) и обеспечением безопасности личности, общества и государства;

законодательное определение ОРД;

существенное законное расширение субъектов (государственных органов), наделенных правами на осуществление ОРД и резкое обострение необходимости правовой регламентации, с одной стороны, специфики каждого из субъектов (включая раздел сфер влияния), а с другой – выделение общих правовых положений, единых для всех субъектов, осуществляющих ОРД;

необходимость обязательной государственной регистрации в Минюсте России ведомственных оперативно-розыскных актов, затрагивающих права и законные интересы граждан, а также нормативных актов, которые носят межведомственный характер;

правовая регламентация вневедомственного контроля и надзора за состоянием законности в ОРД;

включение в сферу правового регулирования общественных отношений, которые ранее не подвергались воздействию права, например, возникающие в сфере частной детективной деятельности.

 

  1. Общие задачи оперативно-розыскной деятельности и их содержание.

 

Согласно ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами ОРД являются:

 

1) выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

 

2) осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

 

3) добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

 

Задачи ОРД тесно связаны между собой, но в то же время каждая из них является самостоятельной. В указанном законе задачи ОРД выстроены по приоритету: личность – общество – государство.

 

Задачи, указанные в п. 1 ст. 2, выполняются в целях борьбы с преступностью.

 

Выявление преступлений включает в себя такие оперативно-розыскные мероприятия, как сбор информации о скрытых общественно опасных деяниях и действиях преступников, выдаваемых за законные, а также добычу новых фактов и сведений о преступной деятельности подозреваемых и обвиняемых.

 

Пресечение преступлений имеет очень важное значение в ОРД. Под пресечением преступлений понимаются задержание участников преступления сразу же после его совершения либо прекращение начатого криминального деяния в ходе неоконченного преступления или покушения на него. Также под пресечением преступления следует понимать разложение или разобщение организованных преступных группировок.

 

Задачи ОРД, предусмотренные п. 2 ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», являются составной частью ОРД. Данные мероприятия представляют собой систему организационных, процессуальных, оперативно-розыскных и иных специальных мероприятий. Их комплексное осуществление дает возможность быстро обнаружить розыскиваемых, установить негативные факторы, позволяющие им проживать на нелегальном положении и способствующие укрывательству преступников. Специфика данной задачи ОРД состоит и в том, что розыскная работа должна иметь структурно-организационное обеспечение практически на всех уровнях системы уполномоченных органов, в частности МВД РФ.

 

В соответствии с п. 38 ст. 5 УПК РФ розыскные меры – это меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления.

 

Задачи ОРД, предусмотренные п. 3 ст. 2, осуществляются в целях раскрытия преступлений. Вся информация, которая собрана оперативным путем, должна быть оформлена соответственно уголовно-процессуальному законодательству. В противном случае такая информация не будет являться доказательством.

 

  1. Характеристика частных задач отдельных оперативных подразделений (служб), осуществляющих ОРД.

 

Оперативные подразделения органов ФСБ России осуществляют ОРМ по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым (ст. ст. 188 – 190, 193, 205 – 208, 210, 211, 222 (ч. 2 и ч. 3), 271 – 281, 283, 284, 304, 322, 323, 353 – 355 и 359 УК) отнесены законом к их ведению, а также по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя России. Кроме того, на органы ФСБ России федеральными законами и иными нормативными правовыми актами федеральных органов государственной власти могут возлагать и другие задачи в сфере борьбы с преступностью (ст. 10 Закона об органах ФСБ России).

 

Оперативные подразделения органов внутренних дел действуют согласно Закона о милиции. Так, основными задачами криминальной милиции являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, по делам, о которых производство предварительного следствия обязательно (предварительное следствие обязательно по всем уголовным делам, за исключением преступлений, предусмотренных ст. ст. 112 (ч. 1), 115, 116, 118, 119, 121, 122 (ч. 1 и ч. 2), 127 (ч. 1), 129, 130, 153 – 157, 158 (ч. 1), 159 (ч. 1) , 160 (ч. 1), 161 (ч. 1), 163 (ч. 1), 165 (ч. 1 и ч. 2), 166 (ч. 1), 231 (ч. 1), 233, 240 (ч. 1), 243 – 245, 256, 258, 260 (ч. 1), 261 (ч. 1), 297, 308, 310, 311 (ч. 1), 312, 313 (ч. 1), 314, 315, 319, 324 – 326 и 329 УК, по которым предварительное следствие производится только в тех случаях, когда это признает необходимым суд или прокурор) законодательством России (ст. 8 Закона о милиции), а основными задачами милиции общественной безопасности являются обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного правопорядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений, раскрытие преступлений, по делам, о которых предварительное следствие не обязательно, розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения которых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности (ст. 9 Закона о милиции.).

 

Компетенция оперативных подразделений органов налоговой полиции в ОРД определена с учетом предписаний ст. 11 Закона о федеральных органах налоговой полиции. В ней установлено, что ОРМ проводят с целью предупреждения, выявления и пресечения фактов сокрытия доходов от налогообложения и уклонения от уплаты налогов, дознание и предварительное следствие, по которым отнесено к ведению органов налоговой полиции.

 

Оперативные подразделения таможенных органов России осуществляют ОРД в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством России преступлением, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов России (это уголовные дела о контрабанде, незаконном экспорте технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, невозвращение на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. ст. 188 – 190, 194 УК)), а также при запросах международных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России по таможенным вопросам (ст. 224 Таможенного кодекса РФ).

 

  1. Соотношение ОРД с уголовно-процессуальной деятельностью и криминалистикой.

 

УПК РФ (устанавливает базовые положения осуществления ОРД)

 

Согласно п. 7 Приказа Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13 мая 1998 г. N 175/226/336/201/286/410/56 «результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе».

 

Это и имеется в виду в ст. 89 УПК РФ, когда говорится, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным кодексом. Статья 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в этом вопросе так же отсылает к УПК РФ, кроме того, согласно ей, представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, что в практике представления рапорта об обнаружении признаков преступления никогда не встречается.

 

Рапорта об обнаружении признаков преступления невозможно отнести даже к такому виду доказательств, как иные документы, так как согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ они должны быть получены, истребованы или представлены в порядке, установленном статьей 86 УПК, то есть путем производства следственных или иных процессуальных действий.

 

Кроме того, согласно определения, закрепленного в ст. 1 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно. При таких обстоятельствах невозможно проверить в открытом судебном заседании, были ли законные основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии со статьей 7 вышеуказанного закона, и были ли соблюдены условия проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии со статьей 8 того же закона, то есть соответствовала ли закону деятельность органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия до возбуждения уголовного дела.

 

В заключение отмечу, что согласно п. 2.1. Определения Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. № 448-О «результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации».

 

Согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных кодексом. Поэтому практика использования в качестве доказательств по уголовному делу рапортов об обнаружении признаков преступления является не соответствующей законодательству.

 

Криминалистика

Криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности — наиболее близкие по теоретическому и практическому содержанию юридические науки. Они имеют одни объекты изучения — преступную деятельность различных видов и деятельность по ее раскрытию. Много общего и в истории их развития, тактике и методике проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. И это не случайно, ибо многие исходные теоретические положения, приемы и методы оперативно-розыскной деятельности сформировались в рамках криминалистики. Соответственно многие положения и рекомендации криминалистики легли в основу указанной научной дисциплины.

Сближает указанные дисциплины и их важная роль в обеспечении раскрытия преступлений. Совместно криминалистическими и оперативно-розыскными средствами раскрываются практически все преступления.

 

  1. Соотношение ОРД с контрразведывательной и частной детективной деятельностью.

 

 

ФЗ «О Внешней Разведке»

 

Статья 13. Методы и средства разведывательной деятельности

 

 

В процессе разведывательной деятельности органы внешней разведки Российской Федерации могут использовать гласные и негласные методы и средства, особый характер которых определяется условиями этой деятельности.

 

Методы и средства разведывательной деятельности не должны причинять вред жизни и здоровью людей и наносить ущерб окружающей среде.

 

Применение методов и средств разведывательной деятельности в отношении граждан Российской Федерации на территории Российской Федерации не допускается.

 

Органы внешней разведки Российской Федерации для достижения целей разведывательной деятельности вправе использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, снятие информации с технических каналов связи, а также другие методы и средства, отвечающие требованиям части второй настоящей статьи.

 

Порядок использования негласных методов и средств разведывательной деятельности определяется федеральными законами и нормативными правовыми актами органов внешней разведки Российской Федерации.

 

Содержание нормативных правовых актов по вопросам применения негласных методов и средств разведывательной деятельности составляет государственную тайну.

 

Обеспечение собственной безопасности осуществляется органами внешней разведки Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”.

 

ФЗ «О ФСБ»

 

Статья 9. Контрразведывательная деятельность

 

Результаты контрразведывательных мероприятий могут быть использованы в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством для использования результатов оперативно-розыскной деятельности.

 

Статья 9.1. Борьба с терроризмом

 

Результаты мероприятий по борьбе с терроризмом могут быть использованы в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством для использования результатов оперативно-розыскной деятельности.

 

Статья 10. Борьба с преступностью

 

Деятельность органов федеральной службы безопасности в сфере борьбы с преступностью осуществляется в соответствии с законодательством об оперативно-розыскной деятельности, уголовным и уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, а также настоящим Федеральным законом.

 

Закон  «О ЧАСТНОЙ ДЕТЕКТИВНОЙ И ОХРАННОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

 

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность (ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»). В данном случае основанием для проведения ОРМ является выдача разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

 

В целях сыска разрешается предоставление следующих видов услуг:

 

1) сбор сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса;

 

2) изучение рынка, сбор информации для деловых переговоров, выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров;

 

3) установление обстоятельств неправомерного использования в предпринимательской деятельности фирменных знаков и наименований, недобросовестной конкуренции, а также разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну;

 

4) выяснение биографических и других характеризующих личность данных об отдельных гражданах (с их письменного согласия) при заключении ими трудовых и иных контрактов;

 

5) поиск без вести пропавших граждан;

 

6) поиск утраченного гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями имущества;

 

7) сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса. В течение суток с момента заключения контракта с клиентом на сбор таких сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя или суд, в чьем производстве находится уголовное дело.

 

  1. Соотношение ОРД с криминологией, уголовным и уголовно- исполнительным правом.

 

Теория ОРД органически связана с наукой криминологией, изучающей закономерности и тенденции развития преступности, ее причины и условия, личность преступников, механизм детерминации и генезис преступного поведения.

 

Все категории криминологии, отражая углубленные знания многочисленных явлений, порождаемых преступностью, оказывают непосредственное влияние на организацию и тактику ОРД.

 

Структура субъектов ОРД, их отраслевая и линейная специализация определяются структурой преступности, и не только ее видами, но и формами, учение о которых разработано в теории криминологии (рецидивной, несовершеннолетних, групповой, профессиональной, организованной). Но это лишь один аспект использования криминологической характеристики преступности в организации ОРД. Важнейшим элементом этой организации является оценка оперативной обстановки на всех уровнях функционирования субъектов ОРД.

 

Уголовное право

 

Как известно, уголовное право охватывает совокупность юридических норм, которые определяют преступность и наказуемость деяний, опасных для общества, условия и порядок назначения мер уголовного наказания, а также условия и порядок освобождения от уголовной ответственности и наказания.

 

В этой связи следует рассматривать значение для ОРД не отдельных норм уголовного права, а некоторых правовых институтов.

 

Внутренняя структура уголовного права характеризуется достаточным многообразием институтов; имеются и межотраслевые институты, весьма значимые для ОРД: уголовной ответственности, освобождения от нее и др.

 

Рассмотрим наиболее значимые из них, т.е. выполняющие для ОРД существенные ориентирующие, а в ряде случаев и моделирующие функции. Имеются в виду выбор направлении ОРД, постановка локальных целей, выбор структуры ОРМ и наполнение их содержанием, которое позволяет использовать оперативно-розыскную информацию для решения уголовно-правовых задач.

 

Уголовно – исполнительное право

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) оперативными подразделениями Федеральной службы исполнения наказания России (ФСИН РФ) , которая осуществляется для обеспечения безопасности осужденных, персонала исправительных учреждении и иных лиц, выявления, предупреждения и раскрытия готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлении и нарушении установленного порядка отбывания наказания; розыска осужденных, совершивших побег из  исправительных учреждении (ИУ), а также осужденных, уклоняющихся от  отбывания лишения свободы; содействия в выявлении и раскрытии преступлении, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение. Закрепление этих задач в ст. 84 Уголовно-исправительного кодекса РФ обусловлено, прежде всего, наличием такого явления как пенитенциарная преступность, которая характеризуется такими свойствами  как масштабность, особая опасность и жестокость. Осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы в силу различных причин свершают убийства, допускают причинение вреда здоровью разной степени тяжести, совершают побеги, нападения на охрану, преступления против  половой свободы и половой неприкосновенности личности, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, предпринимают попытки дезорганизации работы ИУ. Зачастую такие деяния тщательно подготавливаются, совершаются тайно, а действующие нормы криминальной субкультуры способствуют уничтожению следов, сокрытию доказательств и нейтрализации свидетелей. В таких условиях выявление, предупреждение и раскрытие пенитенциарных преступлений одними уголовно-процессуальными средствами становится практически невозможным. Поэтому значительная нагрузка ложится на оперативные подразделения ФСИН РФ, уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности в полном объеме.

 

  1. Понятие и система принципов оперативно-розыскной деятельности.

 

Прежде чем определить понятие “оперативно-розыскная деятельность”, требуется уяснить смысл сказанного термина. В статье 1 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” (далее Федеральный Закон об ОРД) определено, что оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемый гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

 

оперативно-розыскная деятельность – это разновидность деятельности государства. Только Российская Федерация в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность каких-либо субъектов, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за реализацией норм Федерального Закона об ОРД в оперативно-розыскной деятельности.

 

Научное определение оперативно-розыскной деятельности

 

Базируясь на теории вопроса, можно сделать вывод о целесообразности трактовки ее определения в “узком” и “широком” смысле слова.(см. далее)

 

В “узком” смысле слова оперативно-розыскная деятельность – это основанный на федеральном законодательстве вид социально полезной юридической деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющих собой систему поведенческих актов конспиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-розыскных действий и принятия оперативно – значимых решений, осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при наличии объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств (т.е. речь идет о Уголовно-розыскной деятельности).(см. далее)

 

В “широком” смысле слова в определении оперативно-розыскной деятельности изменяется содержание одного из основных субъективных элементов – цели. Вместо ее узкой направленности (защита охраняемых законом объектов от преступных посягательств) целью данной деятельности выступает обеспечение безопасности человека и общества (разумеется, включая и государство).

 

Таким образом, в определении оперативно-розыскной деятельности можно выделить две группы признаков:

 

1)объективные;

2)субъективные.

 

Субъективные признаки динамичны, подвижны. К ним относятся:

установление той или иной (“узкой” или “широкой”) цели такой деятельности: условие регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности на уровне закона (всех или их части – большей или меньшей);

запрет или, наоборот, разрешение на применение тех или иных специальных сил, средств и методов (совершение оперативно-розыскных действий);

определение пределов гласности (или конспиративности) в оперативно-розыскной деятельности.

 

В свою очередь группа объективных признаков определения оперативно-розыскной деятельности также складывается из связанных между собой (и с субъективными признаками) условий (затруднения или невозможности достижения поставленной цели посредством использования иных законных мер) и совокупности признаков, характеризующих объективность содержания оперативно-розыскной работы.

 

Принципы

 

Под принципами данной деятельности понимаются руководящие идеи, основополагающие начала, выработанные оперативно-розыскной практикой, которые закреплены в нормах законодательных и иных нормативных актах, регулирующих общественные отношения в области оперативно-розыскной деятельности, и которые отражают политические, экономические и социальные закономерности развития современного российского общества, а равно нравственные и правовые представления россиян относительно сущности, цели, задач и процедур осуществления оперативно-розыскной деятельности.

 

а.) В науке о праве принципы классифицируются на общеправовые, межотраслевые и отраслевые (специальные). Изложенное относится и к принципам оперативно-розыскной деятельности, рассматриваемой нами как разновидность юридической науки.

б.) В данной деятельности общие (общеправовые) и межотраслевые принципы. Это такие, как законность, гуманизм, равенство граждан перед законом и соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществление оперативно-розыскной деятельности. Среди межотраслевых принципов назовем, такие как конспирация, разведывательной активности, сочетание гласных и негласных методов и средств, сотрудничества с населением и опоре на его помощь, подотчетности и подконтрольности, высшим органам государственной власти и управления. Кроме того, должностные лица органов-субъектов оперативно-розыскной деятельности осуществляют свою деятельность в соответствии с принципами, предусмотренными законами, определяющими нормативно-правовой статус органов, в штаты которых они входят.

в.) Для оперативно-розыскного процесса важно и то, что при использовании в установленном законом порядке результатов оперативно-розыскной деятельности должностные лица оперативных подразделений обязаны руководствоваться принципами, предусмотренными или выводимыми из норм Уголовного, Уголовно-процессуального, Таможенного, Налогового, Уголовно-исполнительного кодексов, а также Кодекса об административных правонарушениях.

г.) Вместе с тем оперативно-розыскную деятельность характеризуют и специальные (отраслевые и внутриотраслевые) принципы (оперативность, применение конфидентов, всесторонность, полнота и объективность производства дела оперативного учета).

 

Подчеркнем, что все принципы ОРД самостоятельны, причем среди них нет главных и второстепенных. Внутри системы принципов не может и не должно быть противопоставления одного принципа другому.

 

  1. Содержание принципов оперативно-розыскной деятельности.

 

Конституционный принцип законности

непосредственно указан в ст. 3 Федерального Закона об ОРД и состоит в том, что участники оперативно-розыскной деятельности (оперативники, конфиденты и др.) обязаны точно исполнять требования Конституции Российской Федерации, законодательства и иных правовых актов, составляющих правовую основу оперативно-розыскной деятельности.

 

Обеспечение законности в ОРД обязательно предполагает:

ее осуществление исключительно субъектами, уполномоченными на то оперативно-розыскным законодательством;

то, что никакие события и ничьи деяния не могут стать объектом ОРД, а также никто не может подвергаться воздействию оперативно-розыскных средств, методов и действий иначе, как по решению оперативного работника (оперативника), принятому в соответствии с законодательством в области оперативно-розыскной деятельности;

надлежащее применение оперативно-процессуальных норм, в частности проведение оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с основаниями и с соблюдением соответствующих условий в установленном законодателем порядке и др.;

оформление хода оперативно-розыскного процесса соответствующими документами. Поэтому в случае установления физических лиц и их сообществ, деятельность которых указывает на основании для проведения оперативно – розыскных мероприятий, может заводиться соответствующее дело оперативного учета, где и сосредоточиваются документы, отражающие процесс подготовки и осуществления ОРМ. Однако дела оперативного учета могут не заводиться в случае проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц в связи с необходимостью в сборе данных, требующихся для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о допуске к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно – розыскных мероприятий; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

 

В указанных ситуациях оперативно-розыскной процесс оформляется отдельными документами, учитываемыми согласно правилам делопроизводства, установленным в органах, осуществляющих ОРД.

 

Начало и осуществление оперативно-розыскные мероприятия могут быть только в интересах:

 

1) поиска и фиксации фактических данных, необходимых для установления конкретных лиц и их сообществ, причастных к противоправной деятельности;

 

2) выявления обстоятельств совершения преступлений и различных противоправных деяний, а также иной информации об оперативной обстановке на территориях и объектах оперативного обслуживания;

 

3) поиска и фиксации фактических данных, необходимых для раскрытия преступлений;

 

4) оперативно-розыскного производства по делам оперативного учета, заводимых по фактам тайных, с элементами маскировки преступлений;

 

5) оперативно-розыскного сопровождения предварительного следствия по уголовным делам;

 

6) оперативно-розыскного обеспечения деятельности органа, осуществляющего ОРД, в особых условиях (правовой режим чрезвычайного, военного положения, иные чрезвычайные обстоятельства);

 

7) оперативно-розыскного обеспечения деятельности органа, осуществляющего ОРД, по нейтрализации опасности, угрожающей сотрудникам оперативных подразделений, членам их семей и близким; лицам, оказывающим оперативным работникам содействие на гласной и конфиденциальной основе, а также потерпевшим, свидетелям, другим участникам уголовного процесса;

 

8) оперативно-розыскного обеспечения исполнения заданий, поступающих из иных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и подразделений субъектов оперативно-розыскной деятельности;

 

9) раскрытия преступлений международного характера, в том числе в рамках сотрудничества с Интерполом;

 

10) оперативно-розыскного обеспечения и исполнения запросов, поступающих в органы, осуществляющие оперативно–розыскную деятельность, в соответствии с международными договорами (соглашениями) Российской Федерации о сотрудничестве с соответствующими международными организациями и правоохранительными органами зарубежных государств в сфере борьбы с преступностью;

 

11) исполнения поручений следователя, указаний прокурора или определений суда по находящимся в их производстве уголовным делам, а также оказания им содействия в производстве отдельных уголовно-процессуальных действий;

 

12) обнаружения разыскиваемых лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклонившихся от уголовного наказания, а также без вести пропавших граждан;

 

13) обеспечения безопасности Президента Российской Федерации, а также других лиц, охраняемых в соответствии с Федеральным законом “О государственной охране”;

 

14) обеспечения охраны государственной границы Российской Федерации;

 

15) обеспечения оперативной проверки конкретных лиц, если решается вопрос об их соответствии работе на важных государственных постах, в государственных органах, а также учреждениях, организациях, иных объектах, о доступе к государственным или иным охраняемым законом секретам;

 

16) обеспечения режима и правопорядка, установленного уголовно-исполнительным законодательством в пенитенциарных учреждениях;

 

17) обеспечения возмещения ущерба, нанесенного в результате преступления.

 

Обязанность должностных лиц оперативных подразделений при проведении оперативно-розыскных мероприятий учитывать их соответствие степени общественной опасности противоправных посягательств и угрозе, различным интересам общества и государства:

привлечения к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении законности;

разработку и принятие мер, направленных на устранение причин и условий нарушений законности;

неотвратимость ответственности в случае нарушения законности.

 

В качестве гарантий законности оперативно-процессуальной деятельности выступают судебный контроль и прокурорский надзор за оперативно-процессуальной деятельностью. Гарантом законности при ее осуществлении также является ведомственный контроль.

 

Принцип гуманизма

 

В оперативно-розыскной деятельности принцип гуманизма – один из присущих данной деятельности общеправовых принципов, вытекающих из оперативно-розыскной практики и содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности. Он отражает всего несколько сторон гуманизма в праве: уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина (ст. 3; ст. 5; ч. 2 и ч. 4 ст. 8; ч. 3 ст. 10; п. 1 ч. 1 ст. 14 Федерального Закона об ОРД), предупредительный характер оперативно-розыскной деятельности (ст. 2; ч. 1 ст. 10 Федерального Закона об ОРД), осуществление оперативно-розыскных мероприятий в исключительных случаях, т.е. тогда, когда иными мерами невозможна или объективно затруднена защита охраняемых интересов от преступных посягательств (ч. 3 и ч. 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД).

 

Гуманизм в оперативно-розыскной деятельности проявляется в приоритетности мер, которые принимают органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направленных на предупреждение совершения лицами преступлений. В ОРД запрещается выполнять оперативно-розыскные действия или выносить решения, унижающие достоинства лица, приводящие к незаконному распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящие под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющие ему физические или нравственные страдания.

 

Принцип гуманизма органически присущ оперативно-розыскной деятельности. Его конкретизация во многих статьях Федерального Закона об ОРД свидетельствует, о том, что он отражает сущность оперативно-розыскной деятельности.

 

Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности. На этот принцип законодатель указал особо. Кроме его упоминания в ст. 3 Федерального Закона об ОРД, он конкретизирован в предписаниях ст. 5 “Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности”. В частности, Законом гарантируется следующее:

лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно–розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящем органе, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность (прокурору или в суд);

лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т.е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, или в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и которое располагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации (в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны);

орган, осуществляющий ОРД, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе).

 

Равенство граждан перед законом в оперативно-процессуальной деятельности

 

Этот принцип означает, что мероприятия оперативно-процессуальной деятельности проводятся независимо от гражданства, пола, национальности, возраста, места проживания, образования, социального, служебного и имущественного положения и должности лиц, их политических и религиозных взглядов, принадлежности к партиям или к иным общественным организациям (ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД). Упомянутые факторы не должны влиять на оперативно-процессуальную деятельность, если иное не предусмотрено законом.

 

Отраслевые принципы оперативно-розыскного процесса

 

Принцип конспирации – является одним из непосредственно определенных законодателем принципов ОРД. Он заключается в организации этой деятельности таким образом, чтобы сохранить в тайне от посторонних лиц (прежде всего от совершающих преступления) тактику, содержание, формы и методы, силы и средства совершения, конкретных оперативно-розыскных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий и операций.

 

Организация оперативно-розыскной деятельности на основе этого принципа является крайней мерой со стороны общества и государства, вынужденных защищать своих граждан от преступной деятельности. Прежде всего, такой, которая протекает в условиях не очевидности, с различными ухищрениями со стороны лиц, совершающих преступления, пытающихся скрыть свою криминальную деятельность.

 

Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств. Этот принцип также назван законодателем в ст. 3 Федерального Закона об ОРД. Он проявляется в оперативно-розыскной деятельности двояко:

 

во-первых, информация о цели, задачах и принципах оперативно-розыскной деятельности, основаниях для совершения конкретных оперативно-розыскных действий, для заведения и прекращения дел оперативного учета на граждан России, а также о видах и способах контроля за оперативно-розыскной деятельностью в соответствии с Федеральным Законом об ОРД открыта для каждого;

 

во-вторых, не подлежит разглашению информация, которая в соответствии с действующим законодательством составляет государственную или иную тайну, а равно касается личной жизни, чести и достоинства граждан, получена в ходе оперативно-розыскной деятельности, кроме как в случаях и в порядке, установленных в оперативно-розыскном законодательстве.

 

Осуществление оперативно-розыскной деятельности только уполномоченными на то законом субъектами. Этот принцип вытекает из содержания предписаний ст. 13 и других Федерального Закона об ОРД, а также иных законодательных актов и характеризует уголовно-розыскную деятельность, во-первых, как сугубо юридическую и, во-вторых, как проводимую исключительно теми субъектами (оперативные сотрудники, оперативные подразделения и др.), которым полномочия на это предоставил российский законодатель.

 

Принцип оперативности (наступательности) выработан уголовно-розыскной практикой и вытекает из содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности (см., например, ст. 1 , абз. 2 ст. 2, п. 1. ст. 14 Федерального Закона об ОРД). Под оперативностью понимается система характеризующих оперативно-розыскной деятельностью уголовно-розыскную деятельность качеств, в которую входят быстрота и непрерывность уголовно-розыскной деятельности, активность ее участников, согласованность и массированность привлекаемых сил и средств.

 

Оперативность состоит в том, что оперативники и иные должностные лица обязаны (в пределах своих полномочий):

проводить действительную работу по предупреждению совершения преступлений;

проявлять инициативу в их обнаружении; своевременно и обоснованно заводить дело оперативного учета;

предпринимать все предусмотренные законодательством в области оперативно-розыскной деятельности действия для установления лиц, намеревающихся совершить или совершивших преступление, с целью создания условий для последующего неотвратимого применения к ним мер, предусмотренных уголовно процессуальным законодательством, а также выяснять причины совершения преступлений и условий, способствовавшие и способствующие их совершению.

 

Этот принцип проявляется в направленности оперативно-розыскной деятельности на опережение:

умышленного совершения лицами общественно опасных противоправных деяний (т.е. на предупреждение совершения преступлений, обнаружение их на этапе, называемом в теории права “голым умыслом”);

действий лиц, совершивших неоконченное преступление (т.е. на недопущение дальнейшего развития протекающей преступной деятельности).

 

В принципе оперативности отражена защитная функция оперативно – розыскной деятельности, раскрывается поисковый, предупреждающий характер данного вида юридической деятельности.

 

Принцип всесторонности, полноты и объективности производства деле (оперативного или сыскного учета) в ОРД проявляется многоаспектно:

 

всесторонность подразумевает выдвижение всех возможных оперативных версий по делу и их равноценную проверку. Причем оперативник не вправе перелагать обязанность отработки выдвинутых оперативных версий на иных участников оперативно-розыскной деятельности;

 

полнота означает такую степень глубины исследования (отработки) оперативных версий, которая позволяет однозначно принять соответствующее обоснованное и мотивированное юридически значимое решение;

 

под объективностью подразумевается непредвзятый подход к толкованию исследуемых обстоятельств сыскного дела, недопущение однобокости, отсутствие как обвинительного, так и оправдательного уклона в ходе оперативной проверки и разработки. Кроме того, оперативник обязан принять меры к установлению причин и условий совершения общественно опасного деяния (если таковое будет установлено). Запрещается также домогаться сообщений агентов и получения сведений от других участвующих в деле оперативного учета лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

 

Принцип привлечения конфидентов к оперативно – розыскной деятельности отражает один из ее сущностных аспектов (см. ст. 1, п. 2 ст. 15, ст. 17 и ст. 18 Федерального Закона об ОРД).

 

Конфидент – обобщенное название категории физических лиц, участников оперативно-розыскной деятельности (агентов, штатных негласных сотрудников оперативно-розыскных органов и др.), которые вступили на основаниях и в порядке, предусмотренных законодательством в области оперативно-розыскной деятельности, в отношения тайного (конспиративного) сотрудничества с оперативно-розыскным органом в лице его представителя-оперативника, выступающего от имени и по поручению России, для оказания ему содействия в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности.

 

Без использования в оперативно-розыскной деятельности конфидентов она как таковая перестанет существовать и воплотится в иной вид социально полезной юридической деятельности (прежде всего, в уголовно-процессуальную). Оперативно-розыскные и оперативники в достижении целей оперативно-розыскной деятельности опираются на конфиденциальное содействие отдельных лиц (см. ст. 17 Федерального Закона об ОРД).

 

  1. Морально-этические принципы оперативно-розыскной деятельности.

 

Принцип гуманизма

 

В оперативно-розыскной деятельности принцип гуманизма – один из присущих данной деятельности общеправовых принципов, вытекающих из оперативно-розыскной практики и содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности. Он отражает всего несколько сторон гуманизма в праве: уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина (ст. 3; ст. 5; ч. 2 и ч. 4 ст. 8; ч. 3 ст. 10; п. 1 ч. 1 ст. 14 Федерального Закона об ОРД), предупредительный характер оперативно-розыскной деятельности (ст. 2; ч. 1 ст. 10 Федерального Закона об ОРД), осуществление оперативно-розыскных мероприятий в исключительных случаях, т.е. тогда, когда иными мерами невозможна или объективно затруднена защита охраняемых интересов от преступных посягательств (ч. 3 и ч. 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД).

 

Гуманизм в оперативно-розыскной деятельности проявляется в приоритетности мер, которые принимают органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направленных на предупреждение совершения лицами преступлений. В ОРД запрещается выполнять оперативно-розыскные действия или выносить решения, унижающие достоинства лица, приводящие к незаконному распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящие под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющие ему физические или нравственные страдания.

 

Принцип гуманизма органически присущ оперативно-розыскной деятельности. Его конкретизация во многих статьях Федерального Закона об ОРД свидетельствует, о том, что он отражает сущность оперативно-розыскной деятельности.

 

Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности. На этот принцип законодатель указал особо. Кроме его упоминания в ст. 3 Федерального Закона об ОРД, он конкретизирован в предписаниях ст. 5 “Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности”. В частности, Законом гарантируется следующее:

лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно–розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящем органе, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность (прокурору или в суд);

лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т.е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, или в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и которое располагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации (в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны);

орган, осуществляющий ОРД, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе).

 

Равенство граждан перед законом в оперативно-процессуальной деятельности

 

Этот принцип означает, что мероприятия оперативно-процессуальной деятельности проводятся независимо от гражданства, пола, национальности, возраста, места проживания, образования, социального, служебного и имущественного положения и должности лиц, их политических и религиозных взглядов, принадлежности к партиям или к иным общественным организациям (ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД). Упомянутые факторы не должны влиять на оперативно-процессуальную деятельность, если иное не предусмотрено законом.

 

  1. Понятие и содержание правовой основы оперативно-розыскной деятельности.

 

Согласно ст. 4 Федерального Закона об ОРД (“Правовая основа оперативно–деятельности”) такую основу составляют Конституция Российской Федерации, Федеральный Закон об ОРД, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, издают в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством России нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

Условно всю правовую основу ОРД можно разделить на четыре раздела.

 

1) Конституционный раздел является ведущим регулятором отношений, возникающих в сфере ОРД. К нему относятся нормы, закрепленные Конституцией РФ, решения Конституционного Суда РФ по вопросам конституционных норм;

 

2) Международные правовые акты. К ним относятся акты общего характера, ратифицированные, РФ или акты, к которым РФ присоединилась.

 

К числу международных правовых актов, регламентирующих наиболее важные отношения в сфере ОРД, относятся:

 

а) Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.;

 

б) Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 19 декабря 1966 г.;

 

в) Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Советом Европы 4 ноября 1950 г.;

 

г) Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам, принятая Советом Европы 20 апреля 1959 г., и др.

 

На основе международных договоров действуют Национальное центральное бюро Интерпола в России, Антитеррористический центр государств-участников СНГ, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств-участников СНГ, являющихся международными субъектами ОРД.

 

3) Законодательный раздел. В него входят:

 

а) ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»;

 

б) Уголовный кодекс Российской Федерации

 

от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ;

 

в) УПК РФ (устанавливает базовые положения осуществления ОРД);

 

г) Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ;

 

д) Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции»;

 

е) Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации»;

 

ж) иные федеральные законы, содержащие нормы, регулирующие ОРД.

 

4) Подзаконный раздел. К нему относятся Указы Президента РФ, акты Правительства РФ, решения Верховного Суда РФ и акты Генеральной прокуратуры РФ, а также межведомственные и ведомственные нормативные акты федеральных органов исполнительной власти.

 

Органы, осуществляющие ОРД, издают нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

  1. Значение, структура и характеристика оперативно-розыскного закона.

 

Оперативно-розыскной закон – это собирательный термин, под которым понимают комплексный нормативный правовой акт России высшей юридической силы, предназначенный регулировать общественные отношения преимущественно в области оперативно-розыскной деятельности, а также в некоторых иных видах деятельности правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации, связанных с оперативно-розыскной деятельностью, в частности в контрразведывательной и уголовно-процессуальной деятельности.

 

Первый в современной истории России был Закон Российской Федерации от 12 марта 1992 года “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”. Его сменил и в настоящее время действует Федеральный Закон об ОРД, принятый 05 июля 1995 года, подписан Президентом Российской Федерации 12 августа 1995 года № 144 – ФЗ и вступил в силу со дня официального опубликования в “Российской газете” от 18 августа 1995 г.

 

В Федеральный Закон об ОРД четыре раза вносились изменения и дополнения: Федеральными Законами от 18 июля 1997 года № 101 –ФЗ “О внесение изменений и дополнений в Федеральный закон “О государственной охране” “и Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности, от 21 июля 1998 г. № 117 – ФЗ “О внесение изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы”, от 05 января 1999 г. № 6 – ФЗ “О внесение изменений в Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”” и от 30 декабря 1999 года № 225 – ФЗ “О внесение изменения в Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности””.

 

Федеральный Закон об ОРД состоит из преамбулы и шести глав, включающих 23 статьи. Он содержит ряд бланкетных (отсылочных) юридических норм (ст. 4, ч. 3 и ч. 8 ст. 5, ч. 4, 7 и 8 ст. 6, п. 5 ч. 1 и ч. 8 ст. 8, ч. 2 ст. 9, ч. 1 и ч. 5 ст. 10, ч. 1 – 3 ст. 11, ч. 2 ст. 12, ч. 3 и ч. 4 ст. 13, п. 3 и п. 6 ст. 14, п. 5 ч. 1 ст. 15, ч. 1, 2, 4 – 6 ст. 16, ч. 3 – 9 ст. 18 , ст. 19, ст. 20, ч. 1ст. 21). Отдельные нормативные положения этого Закона декларативны (абз. 3 ст. 2, ч. 2 и ч. 9 ст. 5 п. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 15, ст. 22).

 

Федеральный Закон об ОРД, в преамбуле, определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории России, и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

 

Федеральный Закон об ОРД является “ядром” оперативно-розыскного законодательства.

 

Кроме того, нормы Федерального Закона об ОРД образуют систематизирующий нормативно-правовой массив для дальнейшего кодификационного процесса в области сыскной деятельности, включая оперативно-розыскную и контрразведывательную, и разработки соответствующего кодекса.

 

В Федеральном Законе об ОРД имеются исключения из правил осуществления оперативно-розыскной деятельности, их насчитывается восемь: они содержатся в ч. 4, 5 и 8 ст.5, ч. 8 ст. 8, ч. 3 ст. 9, ч. 4 ст. 13, ч. 2 ст. 16 и ч. 3 ст. 21.

 

Кроме того, в Федеральном Законе об ОРД предусмотрены специальные “перечни”, т.е. перечисления определенных правил по порядку, а также списки с таким перечислением. Законодатель непосредственно называет шесть списков.

  1. Перечень оперативно-розыскных мероприятий, приведенный в ч. 1 ст. 6 Федерального Закона об ОРД, может быть изменен или дополнен только федеральным законом.
  2. Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, согласно предписаний ч. 8 ст. 6 Федерального Закона об ОРД устанавливается Правительством РФ.
  3. Перечень категорий руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, которые полномочны утверждать мотивированное постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающего конституционные права граждан, согласно правил ч. 2 ст. 9 “Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий” Федерального Закона об ОРД устанавливается ведомственными нормативными актами.
  4. Перечень дел оперативного учета и порядок их ведения в соответствии с ч. 5 ст.10 “Информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности” Федерального Закона об ОРД определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
  5. Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, согласно предписаний ч. 3 ст. 13 “Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность” Федерального Закона об ОРД может изменяться или дополняться только федеральным законом.
  6. Перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы согласно правил ч. 3 ст. 13 Федерального Закона об ОРД

 

  1. Документирование в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности.

 

Дело оперативного учета в оперативно-розыскной деятельности

 

Под делом оперативного учета понимается предусмотренная Федеральным Законом об ОРД форма концентрации материалов оперативно-служебного документирования в целях собирания, накопления, систематизации и анализа фактических данных (информации), проверки и оценки итогов оперативно-розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующего решения должностными лицами оперативно-розыскного органа.

 

Таким образом, дело оперативного учета служит способом обобщения полученных (получаемых) в ходе оперативно-розыскных мероприятий сведений. Законодатель особо оговорил, что факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина (ч. 3 ст. 10 Федерального Закона об ОРД). Включением данного указания в Федеральный Закон об ОРД обращено внимание правоприманителей на то, что согласно Конституции РФ (ст. 23 и ст. 25) ограничение прав и свобод человека и гражданина допустимо только при наличии судебного решения и в случаях, указанных в федеральном законе. На это же обратил внимание и Конституционный Суд РФ. В своем определении он установил, что заведение дела оперативного учета не дает оснований проводить ОРМ, ограничивающие конституционные права граждан, с нарушением требований Конституции и федерального закона.

 

Дело оперативного учета следует отличать от уголовного дела. Среди многих отличий выделим два:

 

1) наличие дела оперативного учета не влечет каких-либо юридически значимых последствий для проходящих по нему лиц;

2) заведение дела оперативного учета не связано с возможностью совершать (не совершать) предусмотренные Федеральным Законом об ОРД ОРМ.

 

В соответствии с ч. 5 ст. 10 Федерального Закона об ОРД перечень дел оперативного учета (виды дел) определяются в нормативных правовых актах органов, осуществляющих ОРД. Несмотря на закрытый в основном характер дела оперативного учета, известны общие открытые требования, которые предъявляют к их классификации. Так, перечень дела оперативного учета формируют в зависимости от определений стадий оперативно-розыскного процесса.

 

В данной связи различают:

дело оперативной проверки (предварительной);

дело оперативной разработки;

дело оперативного контроля (оперативного надзора);

дело оперативного розыска (практике известны и иные критерии, которыми руководствуются при систематизации дела оперативного учета.).

 

Заведение дела оперативного учета – это практически реализованное решение должностного лица оперативно-розыскного органа (соответствующего руководителя) начать производство того или иного дела оперативного учета. Единственным должностным лицом, которое может его завести, является руководитель оперативного подразделения (перечни этих руководителей изложены в нормативных актах соответствующих оперативно-розыскных органов).

 

Отметим, что законодатель не связывает напрямую факт заведения дела оперативного учета с возможностью подготовки и проведения какого-либо ОРМ. Тем не менее, оперативно-розыскная практика свидетельствует, что отдельные ОРМ, которые требуют значительных организационных усилий (например, контролируемая поставка, оперативный эксперимент), проводятся, как правило, в рамках дела оперативного учета. Другие же (например, наблюдение, опрос, отожествление личности), наоборот, могут послужить средством получения информации, содержащий основания для заведения дела оперативного учета.

 

Заведение дела оперативного учета определенного вида (оперативной проверки, оперативного розыска и др.) имеет и иное значение – оно свидетельствует, во-первых, о начале оперативно-розыскного процесса (путем заведения оперативной проверки) и, во-вторых, о переходе рассмотрения оперативно значимой информации из одной стадии оперативно-розыскного процесса – в другую (например, преобразовании дела оперативной проверки в дело оперативной разработки).

 

По существу, эти основания совпадают с некоторыми основаниями для проведения ОРМ. Так, дело оперативного учета может быть заведено только при наличии оснований, предусмотренных п. 1 – 6 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД.

 

Ими являются:

 

наличие возбужденного уголовного дела;

ставшие известными оперативно-розыскным органам сведения о:

 

 

1) признаках подготавливаемого. Совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достоверных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) события или действия, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России;

3) лица, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и обнаружении неопознанных трупов;

 

поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве;

запросы других оперативно-розыскных органов по основаниям, указанным в ст.7 Федерального Закона об ОРД;

постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном российским законодательством;

запросы международных правоохранительных организаций и органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России.

 

 

С учетом того, что законодатель не сделал специальной оговорки о закрытом (исключительном) перечне оснований для заведения дела оперативного учета, допустимого конкретизировать такие основания, указанные в п. 1 – 6 ч.1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД, в нормативных актах оперативно-розыскных органов, что и происходит на практике. Это правомерно также потому, что дело оперативного учета есть лишь одна из форм организации ОРД, а согласно ч. 2 ст. 4 Федерального Закона об ОРД органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, полномочны издавать нормативный акты, регламентирующие именно организацию проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

Важнейшим условием при этом является недопустимость расширений оснований для заведения дела оперативного учета, предусмотренных п. 1 – 6 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД. В нормативных актах оперативно-розыскных органов можно только их конкретизировать, исходя из специфики работы.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 10 Федерального Закона об ОРД различают три цели:

 

1) собирание и систематизация сведений;

2) проверка и оценка результатов оперативно-розыскной деятельности;

3) принятие на их основе соответствующих решений оперативно-розыскными органами.

 

Общие положения производства дела оперативного учета

 

В соответствии с ч. 5 ст. 10 Федерального Закона об ОРД порядок ведения дел оперативного учета определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Вместе с тем известны общие требования.

 

Дело оперативного учета классифицируют в соответствии с признаками конкретного состава преступления, проверка обстоятельств вероятного совершения которого проводится по данному делу оперативного учета (т.е. дается “ окраска ” дела в итоге проведенной сыскной квалификации деяния). Заведению дела оперативного учета предшествует вынесение соответствующим должностным лицом (оперативником) постановления, которое подлежит утверждению руководителем оперативно-розыскного органа.

 

Решения, принимаемые по материалам дела оперативного учета, оформляются, прежде всего, в виде постановлений. Различают постановления о заведении дела оперативного учета, его продлении и прекращении. Постановление может быть вынесено и в других случаях, предусмотренных нормативными актами оперативно-розыскных органов.

 

Работа по делам оперативного учета строится по специальному плану (организационных и оперативно-розыскных мероприятий и т.п.).

 

Все получаемые по делу оперативного учета оперативно-служебные документы (постановления, планы, сводки, рапорты, справки и др.), а также иные документы (письменные поручения следователя, указания прокурора о проведении в рамках дела оперативного учета ОРМ и др.) приобщают к делу, систематизируют, подшивают и вносят во внутреннюю опись.

 

Так как организация и тактика проведения ОРМ составляет государственную тайну (ст. 6 Федерального Закона об ОРД и п. 4 ст. 5 Закона о государственной тайне), материалы дела оперативного учета получают определенный гриф секретности (“ секретно ” и др.), а доступ к ним возможен согласно правил в рамках соблюдения режима секретности.

 

Все производство по делам оперативного учета должно осуществляться оперативниками под контролем руководителя оперативно-розыскного органа. Контроль реализуется в различных формах:

путем утверждения постановления и планов;

заслушивание исполнителей;

проверки содержания оперативно-служебных документов;

дачи указаний о направлении производства дела оперативного учета и др.

 

При уничтожении материалов дела оперативного учета существо полученных сведений допускается переносить в соответствующую информационную систему. Информация хранится в ней и используются в порядке, который устанавливается для функционирования информационных систем.

 

Об уничтожении материалов дела оперативного учета выносится, как правило, отдельное мотивированное постановление. Нецелесообразность уничтожать оперативно-служебные документы, которые отражают результаты ОРМ, проведенных на основании судебного решения.

 

Прекращение дела оперативного учета – это решение соответствующего руководителя оперативно-розыскного органа прекратить производство того или иного дела оперативного учета в связи с появлением предусмотренного Федеральным Законом об ОРД для этого основания.

 

В ч. 4 ст. 10 Федерального Закона об ОРД изложены предписания о двух основаниях (видах) прекращения дела оперативного учета:

 

1) в случаях решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных ст. 2 Федерального Закона об ОРД;

2) установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач.

 

Как правило, дело оперативного учета прекращается при решении конкретных задач оперативно – розыскной деятельности в случае:

предупреждения совершения конкретного преступления;

выявления, пресечения или раскрытия определенного преступления;

выявления и установления лица, подготавливающего, совершающего или совершившего преступление, и прекращение его преступной деятельности;

установления места нахождения лица, скрывающегося от органа дознания, следователя и суда или уклоняющегося от уголовного наказания;

розыска без вести пропавшего, и др.

 

Обстоятельствами, свидетельствующими об объективной невозможности решения задач ОРД, служит, как правило, получение достоверной информации о:

не подтверждении сведений, на основании которой было заведено дело оперативного учета;

декриминализация общественно опасного деяния, в связи с вероятным совершением которого на лицо было заведено дело оперативного учета;

акта амнистии, если он устраняет применение наказания за преступление, совершенное лицом, в отношении которого было заведено дело оперативного учета;

истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности;

постоянном (длительном) пребывании лица, объекта оперативной заинтересованности, в состоянии или условиях, которые исключают возможность совершения преступления (например, психические заболевание или иная тяжелая болезнь, арест);

смерти проверяемого лица.

 

Принятие решения о прекращении дела оперативного учета по любому из предусмотренных нормативными актами оперативно-розыскных органов основанию подлежит оформлению посредством вынесения соответствующего постановления, которое должно быть утверждено руководителем, наделенным правом санкционировать заведение дела оперативного учета.

 

Кроме того, в данном случае подлежит учету требование ч. 7 ст. 5 Федерального Закона об ОРД о хранении в течение года материалов, в совершении преступления не доказана, об уничтожении этих материалов, отражающих результаты ОРМ, проведенных на основании судебного решения, об уведомлении об этом судьи.

 

  1. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

 

Согласно ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

 

Лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд.

 

Лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т. е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления или в связи с отсутствием в деянии состава преступления и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и считает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны.

 

В случае, если будет отказано в представлении запрошенных сведений или если указанное лицо полагает, что сведения получены не в полном объеме, оно вправе обжаловать это в судебном порядке. В процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность отказа в представлении этому лицу сведений, в том числе в полном объеме, возлагается на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность (п. 4 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

 

В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан представить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в представлении которых было отказано заявителю, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.

 

В случае признания решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в представлении необходимых сведений заявителю необоснованным судья может обязать указанный орган представить заявителю сведения, предусмотренные ч. 4 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

 

  1. Понятие и виды оперативно-розыскных мероприятий.

 

ОРД представляет собой строго подконтрольную деятельность.

 

ОРД реализуется посредством применения специфических средств и методов, к которым относят оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ).

 

Оперативно-розыскные мероприятия – это составной структурный элемент оперативно-розыскной деятельности, который состоит из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач, в рамках которых применяются гласные и негласные силы, средства и методы.

 

ОРМ носят разведывательно-поисковый характер.

 

ОРМ направлены на получение информации о лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступления, о наличии материальных следов противоправной деятельности, местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также без вести пропавших граждан.

 

Проведение ОРМ имеет место только в том случае, если иными средствами невозможно обеспечить выполнение поставленных задач.

 

Согласно ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при осуществлении ОРД проводятся следующие ОРМ:

 

1) опрос;

 

2) наведение справок;

 

3) сбор образцов для сравнительного исследования;

 

4) проверочная закупка;

 

5) исследование предметов и документов;

 

6) наблюдение;

 

7) отождествление личности;

 

8) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

 

9) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;

 

10) прослушивание телефонных переговоров;

 

11) снятие информации с технических каналов связи;

 

12) оперативное внедрение;

 

13) контролируемая поставка;

 

14) оперативный эксперимент.

 

При проведении ОРМ используются информационные системы, видео– и аудиозапись, кино-и фотосъемка.

Если ОРМ связаны с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи, то они реализуются посредством использования оперативно-технических сил и средств органов Федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими ОРД.

 

  1. Оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых не связано с ограничением конституционных прав граждан.

 

1) опрос;

 

Опрос граждан — беседа с гражданами, которым могут быть известны факты, обстоятельства, значимые для выполнения поставленной перед оперативным сотрудником задачи. Это могут быть сведения о преступлениях, лицах, его совершивших, следах преступной деятельности и т.п.

Данное мероприятие носит поисковый, разведывательный характер и направлено на обнаружение скрытой или скрываемой информации, имеющей значение для решения поставленных перед оперативным сотрудником задач.

В зависимости от конкретной ситуации, опросы могут быть предварительно подготовленными или неподготовленными.

В первом случае тщательно изучается личность человека, с которым предстоит вступить в общение, его интересы, отношение к исследуемому событию, сильные и слабые стороны и т.п. Получение информации об этих обстоятельствах может быть гласным или негласным путем. Используя первый путь, нередко изучают служебные характеристики, записи в трудовой книжке, истории болезни, приговоры по предыдущим судимостям, личные дела лиц, находившихся в местах лишения свободы, и т.п.

Второй путь позволяет перепроверить полученные легальными методами данные с помощью наблюдения, прослушивания телефонных переговоров и т.п.

Опрос граждан допускается только при их добровольном согласии на беседу. При этом оперативный работник может проводить опрос лично, непосредственно, либо поручать его проведение другому должностному лицу ОРД, действующим по поручению указанного сотрудника. При этом по просьбе опрашиваемого лица сотрудник оперативного подразделения обязан обеспечить конфиденциальность опроса. Однако в ходе такой беседы не исключается и использование правил конспирации в интересах получения информации от указанных лиц, располагающих сведениями, необходимыми для решения задач оперативно-розыскной деятельности, однако не желающих предоставить ее сотруднику оперативного подразделения.

Истинные цели опроса из тактических соображений могут зашифровываться либо опрашивающий может скрыть свою профессиональную принадлежность. В случаях, когда от опрашиваемого поступила просьба о конфиденциальном характере сообщаемых сведений, данные о нем не разглашаются, и это лицо впоследствии в качестве свидетеля в ходе предварительного или судебного следствия не допрашивается.

 

Опрос как оперативно-розыскное мероприятие следует отличать от допроса, производимого по уголовному делу. Допрос – прерогатива следователя ил лица, производящего дознание. Он осуществляется с обязательной фиксацией в протоколе установленной формы с предупреждением допрашиваемого свидетеля или потерпевшего об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Оперативный сотрудник может производить допрос только по поручению должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Опрос – как бы привилегия оперативника.

Результаты разведывательного опроса могут быть оформлены либо объяснением, либо рапортом.

В первом случае составленный документ может быть приобщен к материалам уголовного дела, и впоследствии опрошенный, как правило, допрашивается в качестве свидетеля по уголовному делу.

Во втором случае, при оформлении результатов опроса в форме рапорта, полученные сведения используются в качестве ориентирующей информации при выдвижении версий, планировании расследования, а также как источник о лице, обладающем определенной информацией. Этот рапорт также может быть приобщен к материалам уголовного дела.

Постоянно вызывает дискуссии вопрос о применении в ходе опроса технических средств (магнитофона, видеокамеры, кинокамеры). Использовать такие средства возможно как гласным путем, так и негласным, но в любом случае факт звуко-, видеозаписи оперативно-розыскного мероприятия оформляется рапортом сотрудника, их применявшего. В этом документе должны быть отражены основные параметры произведенной записи, в частности вид магнитофона, тип магнитной пленки, условия производства записи, текст записанного сообщения и т.п. Вопросы опрашиваемому должны задаваться в спокойном тоне. Недопустимо вслух оценивать и комментировать ответы опрашиваемого. Запрещается также задавать наводящие и безнравственные вопросы. Так, наводящие вопросы в самой формулировке содержат желаемый для опрашиваемого ответ. Особенно не уместны они при опросе несовершеннолетних, ведь у них повышенная внушаемость, которая может привести к искажению истины. “ Улавливающие ” вопросы рассчитаны на то, чтобы поймать опрашиваемого на случайной оговорке. Они обычно направлены на запутывание опрашиваемого. Очень осторожно нужно применять и косвенные вопросы, т.е. такие, об истинной направленности которых опрашиваемый не осведомлен.

При осуществлении опроса определенных категорий граждан используются детекторы определения симуляции, например, полиграфы, являясь специфической разновидностью данного оперативно-розыскного мероприятия, когда в ходе беседы с гражданами используются технические средства, т.к. в ходе проводимой по специальным методикам беседы с опрашиваемым лицом фиксируются его психофизиологические параметры (реакции) на задаваемые вопросы.

Информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, не может применяться в качестве доказательств, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение.

Опрос проводится по заданиям оперативных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации в соответствии с Федеральным Законов об ОРД, а в системе МВД Российской Федерации и согласно ведомственному нормативному акту МВД России (Инструкции МВД РФ от 28 декабря 1994 г. № 437).

Опрос граждан с использованием полиграфа проводят специально подготовленные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений, прошедшие соответствующую подготовку и имеющие допуск к работе с полиграфными устройствами.

Ощутимый вред в общении оперативного сотрудника с гражданином наносит обман. Он подрывает авторитет органов правосудия.

В ходе опроса опрашиваемый вправе в любой момент отказаться от дальнейшего участия в его проведении. Отказ от опроса не может рассматриваться в качестве подтверждения причастности опрашиваемого к совершению преступления и свидетельствовать о сокрытии известных ему сведений, а также вести к ущемлению его законных прав и свобод.

Практика показывает, что опрос граждан – одно из самых распространенных ОРМ. При опросе нельзя применять угрозы, любого рода физическое воздействие, нельзя понуждать к даче показаний против самого себя или близких родственников, нельзя допускать действия, унижающие достоинств личности.

 

2) наведение справок;

 

Наведение справок — это сбор информации об интересующих оперативные подразделения субъектах, в том числе о лицах, причастных к преступной деятельности, хранящихся в местных, региональных и общероссийских информационно-поисковых систем также различных документах.

Наведение справок предполагает сбор сведений о самых разных аспектах жизни проверяемых лиц, в том числе о его биографии, его связях, образовании, умениях и навыках, о роде занятий, имущественном положении, месте проживания, фактах совершения в прошлом административных правонарушений и уголовных преступлений и т.п. Весь перечень данных, которыми могут заинтересоваться оперативные подразделения, привести затруднительно.

Для наведения справок используются информационно-поисковые системы МВД, а также любых других государственных учреждений и организаций. В необходимых случаях запросы с наведении справок в других министерствах и ведомствах должны оформляться руководителями органов внутренних дел.

Полученная информация при условии соблюдения требований ч. 6 ст. 5, ст. 12 Федерального Закона об ОРД, а также ст. ст. 74 – 84, ст. ст. 86 – 89 УПК РФ может приобщаться к материалам уголовного дела. Одно из требований допуска полученной информации в качестве источника доказательств — возможность проверки и перепроверки документа в ходе следственных действий или посредством судебной экспертизы.

Наведение справок производится как лично оперативным сотрудником, так и по его поручению другим лицом. Основное отличие наведения справок как оперативно-розыскного мероприятия от следственного действия, направленного на сбор информации, состоит в том, что истинные цели оперативно-розыскного мероприятия могут легендироваться, скрываться.

Результаты изучения документов оформляются либо рапортом (как правило, для внутриведомственного документооборота), либо справкой. В последнем случае справка вместе с подлинниками документов, поступившими из информационно-поисковых систем (требование из ИЦ о судимости, справка ОВД об административных правонарушениях и т.п.), могут приобщаться к материалам уголовного дела.

 

3) сбор образцов для сравнительного исследования;

 

Изъятие образцов для сравнительного исследования – мероприятие предусмотренное ст. 202 Уголовно-процессуального кодекса российской Федерации. Строго регламентировано и нередко применяется в следственной практике.

Тактика сбора образцов для сравнительного анализа в зависимости от решаемых задач может быть основана на гласных или негласных методах. Гласный сбор образцов проводится при условии двух факторов:

добровольного согласия лица, располагающего необходимыми образцами;

возможностью легального отбора образцов.

Поскольку законом не ограничен перечень собираемых образцов, к ним могут быть отнесены любые объекты, в том числе микроследы, микрочастицы, выделения человека, почерк, отпечатки различных частей тела (известны случаи, когда вор – домушник был идентифицирован по отображению ушной раковины, которое осталось на дверном полотне), другие объекты и предметы, могущие иметь отношение к интересующему оперативного работника событию.

В случае необходимости сохранения факта сбора образцов в тайне от окружающих, в том числе от проверяемых лиц, используют негласные, либо зашифрованные формы их получения. При этом могут зашифровываться как цель всего мероприятия, так и принадлежность лица, его осуществляющего, либо поручается лицам, оказывающим конфиденциальные услуги.

Поскольку полученные образцы могут быть в дальнейшем использованы в качестве источников вещественных доказательств, тактически грамотным является привлечение к их отбору соответствующего специалиста. В этом случае специалист оказывает консультационные услуги, сообщая, с помощью каких технических средств наиболее целесообразно изымать конкретные объекты, как их упаковывать, чтобы не нарушить их целостность, не повредить следы, имеющиеся на их поверхности, в какое экспертное учреждение направить данные образцы для исследования. При этом за достоверность и сохранность образца полностью несет ответственность оперативный работник.

В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, затрудняющие нормальное функционирование предприятий, организаций и учреждений, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.

Результаты сбора образцов для сравнительного исследования оформляется справкой оперативного работника, к которому при необходимости прилагаются результаты проведенных специальных исследований.

Одной из тактических особенностей данного мероприятия является согласование со следователем необходимости предварительного исследования образца до возбуждения уголовного дела. Изъятый образец в результате проведенного лабораторного исследования может быть приведен в состояние, исключающее его дальнейшее исследование в ходе предварительного или судебного следствия (недопустимо нарушение внешнего облика, внутреннего строения, изменение свойств, качеств и т.п.). Поэтому чрезвычайно важно совместно со следователем определить возможность и необходимость подобного исследования. Нередко без подобных исследований и необходимость подобного исследования невозможно решить вопрос о наличии в действиях проверяемого (разрабатываемого) лица признаков преступления. Так, при доказывании факта обмана покупателей, совершаемого при продаже быстропортящихся пищевых продуктов (наиболее часто — всевозможных пирожков, пончиков, тортов), предварительные исследования просто необходимы и без справки специалиста затруднительно объективно решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

В других случаях, при отсутствии опасности утраты изъятым образцом своих свойств и качеств, предпочтительнее его направлять следователю, судье в неизмененном виде для последующего исследования в соответствии с уголовно – процессуальным законом.

 

4) проверочная закупка;

 

Проверочная закупка также имеет свои тактические особенности. Сущность данного оперативно-розыскного мероприятия, в обиходе оно называется контрольной закупкой, состоит в совершении мнимой сделки купли-продажи с лицом, подозреваемым, как правило, в обвешивание, обмеривание, обсчете покупателей, завышении цен, продаже низкосортных товаров по цене высокосортных (так называемая пересортица), а также в реализации запрещенных или ограниченных в гражданском обороте предметами, товарами (например, наркотиками, сильнодействующими лекарственными препаратами, оружием и т.п.). В последнем случае проверочная закупка производится только на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

К проверочной закупке могут привлекаться и другие лица, действующие на основании поручения оперативного работника.

Одна из особенностей этого мероприятия состоит в зашифрованность его проведения. Иными словами, факт купли-продажи происходит под видом обычной процедуры с последующим объяснением продавцу о фактической цели закупки, контрольным взвешиванием приобретенного товара и составлением акта о происшедшем.

Существует также негласная форма проверочной закупки, о которой продавцу не сообщается, контрольное взвешивание производится без его участия и по результатам этого мероприятия составляется справка.

Факт проверочной закупки целесообразно зафиксировать с помощью технических средств: фотоаппарата, магнитофона, видеокамеры. Создаваемые при этом новые источники фиксации информации (фотографии, записи на магнитных носителях), нередко способствуют эффективному доказыванию противоправной деятельности виновного или, наоборот, убеждают в ошибочности имевшего место мнения об участии проверяемого лица в преступной деятельности.

Все документы о факте производства проверочной закупки, как правило, передаются в органы предварительного следствия или суда, за исключением случаев, когда может подвергнуться огласке информация о лицах, осуществляющих конфиденциальное сотрудничество с оперативным сотрудником.

 

5) исследование предметов и документов;

 

Исследование предметов и документов — это исследование объектов имеющих отношение к интересующему оперативного работника событию, является логическим продолжением сбора образцов для сравнения. Ведь сбор образцов это своего рода подготовительный этап для исследования с целью выявления криминологически значимых признаков в том или ином объекте. Отдельные объекты исследуются “ сами по себе ”, без предварительного сбора образцов.

Простейшие исследования с применением, скажем, лупы может произвести и сам оперативник, без привлечения специалиста в области криминалистики, так и в других сферах научной деятельности (биологами, судебными медиками, химиками и т. п.). Но так все же бывает редко. Хотя оперативно-розыскное исследование по своим правовым последствиям, можно сказать, “ не тянет ” на экспертизу по уголовному делу, оно должно проводится “ узкими ” специалистами, применяющими научно-технические средства во владеющими соответствующими методиками.

Направление материалов на исследование имеет свои тактические особенности. Так, при направлении предметов и документов желательно получить консультацию о специалистах, имеющих опыт подобных исследований, об учреждениях, где такие производятся, о требованиях к представлению данных объектов.

При получении консультаций необходимо учитывать, что лицо участвовавшее в отборе образцов в ходе такого действия, как следственный осмотр (это – единственное следственное действие, производство которого разрешено до возбуждения уголовного дела), не имеет права на участие в производстве судебной экспертизы. Иными словами, оперативный работник до сбора образцов на исследование должен четко представлять, кто из специалистов будет привлечен для участия в оперативно-розыскном мероприятии и кто должен производить исследование объекта в лабораторных условиях. Непродуманность этих условий нередко влечет за собой утрату доказательственного значения грамотно проведенного исследования.

Данные объекты изучаются, как правило, специалистами ведомственной экспертно-криминалистической службы. Однако при необходимости подобные исследования проводятся специалистами любых научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств. Услуги последних, как правило, платные.

Особенность исследования предметов и документов до возбуждения уголовного дела состоит в том, что в результате этого исследования может быть полностью уничтожен объект или он потеряет присущие ему качества и свойства. Это создает непреодолимые препятствия для дальнейшего исследования объекта, а следовательно, приводит к утрате его доказательственного значения.

Поэтому оправданным является не процессуальное исследование предметов и документов в следующих случаях:

когда данный предмет относится к быстро портящимся подлежит немедленному исследованию (нередко подобные ситуации возникают при исследовании пищевых продуктов);

когда в ходе его исследования не нарушаются его качеств и свойства (например, откопированные следы пальцев рук).

Специалист на основании подписанного начальником оперативного подразделения направления в необходимом объеме производит исследования, оформляя их результаты справкой. Юридическое значение этой справки состоит в том, что ее содержание нередко является объектом изучения при производстве судебной экспертизы (в случае возбуждения уголовного дела). В материалы уголовного дела такая справка не вшивается. Поэтому тактически грамотным решением, если позволяет оперативно-розыскная ситуация, является назначение исследования предметов и документов после возбуждения уголовного дела в рамках производства судебной экспертизы.

 

6) наблюдение;

 

Наблюдение (слежка) — это негласное наблюдение (слежение) за интересующими оперативного работника лицами, в том числе причастными к совершению криминального события, используемыми ими транспортными средствами, с целью получения значимой информации (например, об организации преступной группы, взаимоотношениях ее членов, способах финансирования группы и т.п.).

В настоящее время используется три вида наблюдения:

1) физическое;

2) электронное;

3) комплексное.

Наблюдение можно признать одним из наиболее разработанных мероприятий в оперативно-розыскной деятельности. Его аспекты интересовали специалистов еще в начале XX века. Так, по мнению И.Н. Якимова, наблюдение за преступником путем введения в близкий круг его друзей осведомителей приносит большую пользу

К физическому наблюдению, основанному на визуальном способе слежения, относится деятельность сотрудников, специализирующихся на этих методах работы, осуществляющаяся либо самим сотрудником, либо другими лицами по его заданию. В ходе физического наблюдения могут быть использованы технические средства — фотоаппараты, видеокамеры, позволяющие фиксировать действия наблюдаемого лица в реальном времени.

Электронное наблюдение, основанное на применение специальных технических средств, позволяет организовывать и проводить наблюдение за интересующим лицом как в помещении, в транспортном средстве, так и на открытой местности. При этом привлекаются, как правило, сотрудники оперативно-технических подразделений. В ходе этого вида наблюдения нередко используется аппаратура аудио-, видеозаписи с целью контроля и записи разговоров, действий и операций проверяемого лица.

Комплексное наблюдение позволяет фиксировать в хронологическом порядке, в реальном времени, буквально всю жизнедеятельность проверяемого лица на протяжении всего временного интервала, в течение которого осуществляется данное мероприятие.

Поскольку наблюдение-мероприятие ограниченного характера, то простая (физическая) форма его осуществления используется по решению руководителя оперативного аппарата УВД области (края), как правило, за лицами, подозреваемыми в совершении тяжких преступлений. Квалифицированная (электронная) форма наблюдения проводится только на основании решения суда, поскольку предполагает ограничение конституционных прав гражданина на неприкосновенность жилища.

Результаты проведенного наблюдения фиксируются в справках, с приложением фотографий, магнитных лент и видеокассет, соответствии с ч. 3 ст. 11 Федерального Закона об ОРД могут передаваться органам предварительного следствия или судье. Причем, только подлинная запись. Объективность и достоверность технических источников информации могут быть проверены в ходе отдельных следственных действий (например, при допросе оперативного работника в качестве свидетеля по делу, проведению между ним и заподозренным очной ставки) или в ходе судебной экспертизы (так, имея магнитную запись телефонных переговоров наблюдаемого лица, вымогающего деньги, с его жертвой, как правило, проводят фоноскопическую экспертизу. При этом специалист нередко в состоянии сделать категоричный вывод не только о том, что был записан разговор конкретных лиц, но и определить основные параметры помещения, из которого осуществлялся разговор, о наличии около него оживленных автомобильных или железнодорожных трасс и т.п.). Все это, в своей совокупности, нередко позволяет убедить суд в объективности и достоверности представленной информации.

 

7) отождествление личности

 

Отождествление личности — сложное оперативно-розыскное мероприятие, позволяющее в не процессуальной форме идентифицировать проверяемых лиц по статическим или динамическим признакам внешности (например, по походке, мимике, жестикуляции).

Речь идет о ситуации, которая в оперативно-розыскной работе встречается довольно часто – необходимо опознать представляющее интерес лицо лично, или же по фотографии, субъективному портрету, рисованному портрету, по видеоизображению, дабы сравнить с каким-то “ аналогом ”.

Опознание личности может быть осуществлено как непосредственно, так и опосредованно. В первом случае отождествление осуществляется лицами, ранее непосредственно наблюдавшим данное лицо. Одно из основных правил подобного отождествления личности состоит в том, что факт его проведения, как правило, сохраняется в тайне от проверяемого (разрабатываемого) лица.

Отождествление проводится как в естественных условиях (например, при посещении оперативной группы вместе с потерпевшим рабочего места предполагаемого преступника), так и в искусственных (нередко проверяемое лицо вызывается в ОВД, якобы в паспортное отделение).

Результаты отождествления оформляются либо рапортом, либо справкой оперативного сотрудника, при необходимости — с приложением фототаблиц, видеозаписи сюжетов, предъявляемых для опознания. Целесообразно записать объяснение лица, опознавшего человека в ходе оперативно – розыскного мероприятия, что создает возможность его последующего допроса и, следовательно, легализации процесса опознания.

В некоторых случаях результаты оперативного опознания оформить как выполненное в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ. Для этого необходимо неукоснительно соблюдать несколько условий:

опознание должно производиться после возбуждения уголовного дела;

в опознании должно участвовать не менее двух незаинтересованных лиц, чье участие, возможно, оформить как участие понятых;

опознаваемый должен находиться в естественных условиях, среди не менее двух субъектов, имеющих с ним внешнее сходство;

опознающий должен указать на одно из предъявленных ему лиц и объяснить, по каким признакам он узнал данное лицо.

Так, протоколом опознания был оформлен факт оперативного опознания потерпевшей одного из насильников. Женщина была изнасилована ночью. Группа из трех человек длительное время куражилась над ней, в результате чего она довольно детально запомнила личности насильников. Днем в оперативной машине, с участием двух представителей общественности эта женщина объезжала злачные места данного населенного пункта и около магазина в группе молодых людей твердо узнала одного из насильников. Вся группа была приглашена в милицию, где был составлен протокол этого оперативно-следственного мероприятия, где в качестве статистов были зафиксированы все молодые люди, находившиеся около магазина, а в качестве понятых — двое представителей общественности. Впоследствии, на судебном заседании, результаты этого действия, оформленного в соответствии с требованиями ст.193 УПК РФ, были признаны доказательством по делу.

При осуществлении этого мероприятия запрещается:

оказывать воздействие на участников и искусственно создавать условия, вследствие которых может быть допущена ошибка в отождествлении личности;

допускать действия, исключающие процессуальное опознание и сбор доказательств или ставящие их под сомнение; привлекать в качестве опознающих лиц, страдающих психическими заболеваниями или болезненными расстройствами (например, сильная близорукость, глухота), не позволяющими активно оценить качества предъявляемого для опознания лица.

Наиболее типичная ошибка оперативных сотрудников – предъявление для опознания лица в группе субъектов, содержащихся в изоляторе временного содержания несколько суток. При этом ” статисты “, как правило, небриты, неряшливы, их одежда отдает специфическим запахом, в связи с чем предъявляемое для опознания лицо резко отличается от остальных. Опознающее лицо, осмотрев предъявленных ей лиц, заявляет, что среди них она (он), не задумываясь, узнает лицо не из группы субъектов, содержащихся в изоляторе временного содержания, и указывает на подозреваемого. Впоследствии, на судебное заседании, адвокат подсудимого добивается исключения из доказательств результатов этого опознания как проведенного с нарушением требований уголовного процесса. В результате этого преступник ( если нет других доказательств ) освобождается в зале суда и выпускается на свободу, хотя явно видно,что он является виновным, но в содеянном не сознается.

Свои тактические особенности имеет опознание с использованием служебно-розыскной собаки, процедура которого детально описана в соответствующих ведомственных и криминалистических рекомендациях. Опознанию могут быть подвержены как предметы, имеющие отношение к подозреваемому лицу (шапка, перчатки, обувь и т.п.), так и сам субъект. Результаты проведенного опознания оформляются актом применения служебно-розыскной собаки в присутствии понятых и подшиваются к уголовному делу. Однако существующая судебная практика чрезвычайно редко признает данные акты в качестве доказательства по делу.

 

8) оперативное внедрение;

 

Оперативное внедрение – вершина оперативно-розыскной деятельности. Интересы борьбы с организованной преступностью требуют упреждающих мероприятий оперативного характера для получения информации о преступных действиях и замыслах организованных групп. Поэтому для добычи сведений в ходе контактов с представителями криминальной среды так, чтобы они не знали, что в отношении них проводится оперативно-розыскное мероприятие, применяется проникновение в указанную сферу и общение офицеров особого назначения с лицами, входящими в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды, под легендой, в том числе с имитацией противоправной деятельности, а также с реальным участием в противоправной деятельности и иных проявлениях социальной патологии, ей свойственных. Однако последнее возможно, если законодатель предоставляет указанной категории сотрудников оперативных подразделений дискреционные полномочия. В этом случае соответствующие лица и их сообщества, оказавшиеся в орбите оперативно-розыскной деятельности, хотя и подозревают о том, что они потенциальные объекты оперативно-розыскных мероприятий, однако не находят подтверждения своим предположениям, сомнениям относительно того, попали ли они в поле зрения оперативно-розыскной деятельности или нет и продолжают свою противоправную деятельность, полагая, что о ней никому, и прежде всего органам, осуществляющим ОРД, не известно.

Предпосылки применения подобного способа добывания информации создают оперативно-розыскные законы большинства стран. Однако законодатель по-разному в той или иной стране отвечает на вопрос о том, разрешено ли оперативному работнику (офицеру особого назначения) совершать, хотя бы и формально, противоправные деяния, обусловленные пребыванием его в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды.

Но практика показывает, что без внедрения в такие группы соответствующих источников информации разоблачить преступную группу зачастую невозможно. Именно в оперативном внедрении проявляется творчество руководителей и артистизм исполнителей, сочетающиеся, увы, с немалым риском: идущие на этот шаг рискуют жизнью и это оправдывает себя лишь в следующих ситуациях:

когда доказательства о преступной деятельности не могут быть получены в ходе процессуальных действий;

в условиях дефицита времени, когда процедура принятия решения о возбуждении уголовного дела, его регистрации, создание оперативно-следственной группы, распределения функций между ее членами и т.п. не позволяет предотвратить готовящееся преступление или участники криминального формирования могут скрыться от правосудия.

Оперативное внедрение осуществляется, как правило, оперативными работниками, действующими под легендой, с лицами, заподозренными в совершении преступления. Внедренные лица могут имитировать преступную деятельность, совершать малозначительные преступления, причинять вред законным интересам других лиц при условии правомерного исполнения служебного долга. Достаточно детальных критериев противоправной деятельности внедренного сотрудника пока не разработано. Представляется, что данный сотрудник не имеет права совершать тяжкие преступления, лишать жизни граждан и т.п. В своей деятельности, по нашему мнению, он должен руководствоваться требованиями как ст. 16 Федерального Закона об ОРД, так и нормами Морально-этического кодекса оперативного сотрудника, предложенного настоящей работе.

При осуществлении внедрения оперативные сотрудник имеют право пользоваться документами, зашифровывающими его принадлежность к правоохранительным органам, в том числе сведений о работе, об используемом транспортном средстве и т.п.

Для разоблачения деятельности организованных преступны; сообществ внедрение сотрудника может быть долговременные длящимся несколько месяцев или лет. Кратковременное внедрение может иметь место от нескольких часов до нескольких суток.

Права лиц, внедряемых в состав преступных группировок дополнительно защищены. Сведения о них составляют государственную тайну и могут подлежать опубликованию или преданы гласности только с их письменного согласия.

 

9) контролируемая поставка

 

Контролируемая поставка — сложное, многоэтапное оперативно-розыскное мероприятие, осуществляемое на основании мотивированного постановления сотрудника оперативного аппарата и утвержденного руководителем ОВД. При проведении контролируемой поставки на территории других стран она разрабатываете на основании существующих межгосударственных договоров, соглашений.

Целью этого мероприятия является получение информации о поставке, закупке, продаже, перемещении предметов, веществ продукции, свободная реализация которых либо запрещена, либо оборот которых ограничен. К таким объектам относятся перечисленные в ряде статей Уголовного кодекса РФ. В их числе биологическое оружие, радиоактивные материалы, наркотические средства, сильнодействующие и ядовитые вещества и многие другие.

Различают следующие виды контролируемой поставки:

объект поставки полностью или частично тайно подменяется идентичным (как правило, это используется при раскрытии фактов незаконного оборота наркотиков);

объект поставки не подвергается подмене или изъятию.

Органы, осуществляющие контрольную поставку, обязаны предпринять все меры в пути следования и в месте доставки по сохранности груза, его пребывания в нетронутом состоянии. Действия правоохранительных органов должны быть организованы таким образом, чтобы не дешифровать сущность проводимой операции.

 

10) оперативный эксперимент.

 

Оперативный эксперимент – это оперативное мероприятие мало чем отличается от следственного эксперимента, регламентированного ст. 181 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Нормы этой статьи распространяются и на оперативный эксперимент. Уголовно-процессуальный закон определяет эксперимент как воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых (опытных) действий.

Проводится на основании постановление утвержденного руководителем органа внутренних дел в целях выявления, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, перечень которых определен в ст. 15 УК РФ.

Целью оперативного эксперимента является получение информации в условиях, максимально приближенных к тем, в которых было совершено интересующее оперативного сотрудника событие. Как правило, к его производству привлекаются те же лица, или транспортные средства, воссоздается соответствующая обстановка.

 

Нередко целью данного эксперимента является получение об исключительных свойствах личности. Так, при расследовании деятельности организованной преступной группы только: оперативного (а затем и следственного) эксперимента возможно выявить и впоследствии доказать факт создания и руководства группой конкретным субъектом, поскольку остальные группы преступного сообщества не располагают такими личными качествами, позволяющими выполнить все действия, например по аналогу хозяйственной деятельности предприятий определенной отрасли в данном регионе; по организации производственной деятельности вновь созданного на криминальные средства предприятия, начиная с закупки сырья и заканчивая ” отмыванием ” доходов и т. п.

Оперативный эксперимент не должен провоцировать лицо к совершению противоправных действий; не должен унижать достоинство участвующих в нем лиц; подвергать опасности здоровье окружающих; воспроизводить, повторять все обстоятельства расследуемого преступления и т.п.

Оперативный эксперимент, в отличие от следственного, может быть произведен в отношении неизвестных лиц с целью выявления намерений продолжить совершение серийных преступлений (нередко тайных и открытых похищений) путем применения различных ” ловушек ” или ” приманок “. При этом если в ходе эксперимента проверяемое лицо совершает действия, содержащие признаки преступления, оно привлекается к уголовной ответственности по действующему законодательству.

Результаты следственного эксперимента оформляются актом и могут служить основанием как для выдвижения версий по делу, так и для принятия решения о возбуждении уголовного дела и о задержании подозреваемого в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

 

 

  1. Оперативно-розыскные мероприятия, проведение которые связанны с ограничением конституционных прав граждан.

 

обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

 

контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;

 

прослушивание телефонных переговоров;

 

снятие информации с технических каналов связи.

 

контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений- это способ получения информации о преступной деятельности подозреваемых лиц путем негласного просмотра /перлюстрации / почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

 

Данное ОРМ ограничивает установленное ч.2 ст.23 Конституции РФ право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, потовых, телеграфных и иных сообщений, поэтому его проведение Закон об ОРД допускает только на основании судебного решения и при наличии информации:

 

-о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

 

о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправные деяния, по которым производство предварительного следствия обязательно;

 

о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

 

Субъектом данного ОРМ является Федеральная служба  безопасности.

 

Порядок проведения и оформления результатов регламентируется специальными ведомственными нормативными актами. Проводить при этом возможно при участии специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, так как объекты ОРД в качестве защитного приема могут использовать кодирование и шифровку текста.

 

Ст.9 Закона об ОРД устанавливает процедуру подготовки и санкционирования перлюстрации, нарушение которой влечет ответственность по ст.138 УК РФ.

 

Объектами контроля могут быть письма, телеграммы, посылки, бандероли, денежные переводы и иная корреспонденция, поступающая в конкретный адрес или исходящая из него.

 

Максимальный срок контроля почтовых отправлений не может превышать шести месяцев и указывается в судебном постановлении. При  необходимости продления контроля судья принимает об этом новое решение на основании вновь представленных материалов.

 

Цензура корреспонденции осужденных в местах их содержания является разновидностью контроля почтовых отправлений. Это позволяет получить информацию о настроениях осужденных, их намерениях, о фактах нарушения режима, об их причастности к нераскрытым преступлениям, о нелегальных каналах связи, транспортировки денег, спиртного, наркотиков, оружия. Но это не является оперативно-розыскным мероприятием, так как осуществляется гласно на основе ч.2 ст.91 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в отношении всех осужденных к лишению свободы и без специального судебного решения.

 

При необходимости с почтовых отправлений снимаются копии, фотографируется содержимое посылок, отбираются образцы для исследования. Материальные носители информации могут быть переданы лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, для использования в процессе доказывания.

 

прослушивание телефонных переговоров /ПТП/- это прослушивание тех переговоров, которые ведутся между объектами ОРД и другими лицами, то есть негласное получение информации с использованием абонентских телефонных линий связи;

 

Этот разведывательный метод может осуществляться на любых сетях электросвязи, включая сети общего пользования, ведомственных и внутрипроизводственных. Прослушиваться могут переговоры двух и более абонентов, односторонняя передача информации одного абонента на автоматическое записывающее устройство другого, внутригородские, междугородние и международные переговоры. Значения не имеют технические характеристики каналов связи /проводные линии, радиотелефонные каналы, каналы сотовой, космической связи и другие/.

 

Прослушивание телефонных переговоров, как правило, сопровождается фиксацией получаемой информации на магнитные носители.

 

Основанием для проведения ПТП является наличие в распоряжении субъектов ОРД обоснованных сведений  о связи конкретных лиц с преступлением, при этом устанавливается правила, ограничивающие произвольное использование данного ОРМ и гарантирующие гражданам соблюдение конституционных прав.

 

Ограничения и гарантии включают в себя:

 

круг преступлений, по факту подготовки и совершения которых допустимо применение ПТП, ограничен преступлениями, по которым предварительное следствие обязательно;

 

проведение ПТП возможно при наличии разрешения компетентного руководителя органа, осуществляющего ОРД;

 

проведение ПТП возможно при наличии санкции судьи, которого нужно убедить в том, что есть достаточные данные, указывающие на готовящееся, тайно совершаемое преступление, которое при этом предупредить или раскрыть без ПТП невозможно;

 

в случае возникновения чрезвычайной ситуации и отсутствии времени на получение санкции судьи, а прослушивание необходимо начать немедленно, то при угрозе совершения тяжкого преступления ПТП может быть начато и на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, с незамедлительным уведомлением суда и последующим получением санкции в течение 48 часов с момента начала оперативно-розыскного мероприятия.

 

Подобная процедура возможна и при наличии заявления или письменного согласия граждан в случае возникновения угрозы их жизни, здоровья, собственности с последующим обязательным уведомлением соответствующего суда в течение 48 часов.

 

результаты данного ОРМ могут быть использованы в доказывании пол уголовным делам  после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Это предполагает осуществление следственных действий, связанных с передачей фонограмм с учреждения связи следователю, следственным осмотром и экспертным исследованием на основанием на основе методик идентификации человека по голосу, записанному на фонограмму;

 

монополия  на применение ПТП принадлежит государству. Согласно Указу Президента РФ №891 от 1 сентября 1995 года данное ОРМ проводится с использованием оперативно-технических средств органов Федеральной службы безопасности.

 

ПТП в соответствии с п.5 ст.9 Закона об ОРД может проводиться в течение 6 месяцев со дня принятия судебного решения. При необходимости судья может продлить срок путем принятия дополнительного решения на основании вновь представленных материалов.

 

На основании ст.14 Федерального закона «О связи»предприятия связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности на территории РФ обязаны оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим ОРД, возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий на сетях связи, а в случаях использования средств связи в преступных целях допускается прерывание прослушиваемых переговоров.

 

Право на прерывание  предоставления услуг связи в случае возникновения угрозы жизни и здоровью граждан, а также  угрозы государственной безопасности закреплено в ч.1 ст.15 Закона об ОРД.

 

Порядок проведения ПТП и оформление его результатов регулируются специальными ведомственными приказами и инструкциями.

 

Нарушение тайны телефонных переговоров образует состав преступления, предусмотренного ст.138 УК РФ. Квалифицирующим признаком данного преступления является совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

К техническим каналам связи отнесены телексные, факсимильные, селекторные, радиорелейные, компьютерные сети и различные радиопереговорные устройства, основанные на использовании радиоволн.

 

Основанием для проведения данного ОРМ точно такие же, как и прослушивание телефонных переговоров. Ограничения, установленные в отношении ПТП распространяются и на данное ОРМ.

 

Снятие информации проводится сотрудником оперативного подразделения с привлечением по необходимости других лиц, оказывающих ему добровольное содействие.

 

Результаты снятия информации оформляются при проведении лично сотрудником оперативного подразделения – справкой или рапортом, а при участии других лиц могут быть оформлены актом.

 

В случае использования для снятия информации компьютерных дискет и иных физических носителей копированной информации эти сведения отражаются в виде приложения к документам. Носители информации могут быть представлены следователю или в суд  для использования в процессе доказывания по уголовным делам  при отсутствии в них сведений, составляющих государственную тайну.

 

Допустимость применения данных разведывательных методов для сбора информации в сфере и инфраструктуре преступности зафиксирована и на международном уровне. Так, Всеобщая декларация прав человека 1948 года осуждает не любое, а только произвольное вмешательство в личную жизнь и произвольное посягательство на неприкосновенность жилища, тайну личной корреспонденции.

 

В Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991года, в статьях 2 и 9 отмечается, что права и свободы гражданина, в том числе на неприкосновенность его частной жизни, телефонных переговоров могут быть ограничены только в соответствии с законом и только в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, законных прав и интересов граждан.

 

обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств- это оперативный непроцессуальный осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях поиска следов преступной деятельности, орудий совершения преступления и разыскиваемых преступников;

 

Объектами данного ОРМ могут быть помещения, здания, сооружения, участки местности, транспортные средства, а также документы, личные вещи, одежда, животные или человек, на теле которого имеются следы преступления.

 

Данный метод адаптирован оперативно-розыскной деятельностью, административным и уголовным процессами, административной деятельностью милиции, налоговой полиции, ФСБ, режимной деятельностью органов уголовно-исполнительной системы.

 

Специфика ОРД обусловила применение данного ОРМ в гласном, зашифрованном, и негласном порядке.

 

обследование объектов в гласной форме;

 

Наличие у сотрудников оперативных подразделений административных полномочий позволяет  использовать данное ОРМ для достижения своих целей. Так, сотрудники милиции вправе входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие земельные участки, на территорию и в помещения, занимаемые организациями, и осматривать их в следующих случаях:

 

а)при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений,

 

б) при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление, или произошел несчастный случай,

 

в) для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках.

 

Гласное обследование, осуществляемое в иных случаях, проводится с согласия владельцев осматриваемых объектов.

 

Аналогичными полномочиями наделяется полиция в других странах. Например, в ФРГ согласия владельца на обследование жилого помещения не требуется, если сотрудники оперативного подразделения имеют данные о том, что в помещении:

 

а) находится лицо, которое должно быть доставлено в полицию в принудительном порядке или взято под стражу,

 

б) находится предмет, который должен быть изъят,

 

в) находится источник нарушения общественного порядка, который создает значительные помехи для соседей,

 

г) осмотр жилого помещения необходим для обеспечения защиты от существующей опасности для жизни, здоровья и свободы личности или сохранности предметов, имеющих большую ценность.

 

Законодательство ФРГ предусматривает проникновение и осмотр жилого помещения в ночное время суток в тех случаях, когда в нем скрывается лицо, которое в принудительном порядке должно быть доставлено в полицию или взято под стражу, а также там:

 

происходит сговор, подготовка или совершение значительного преступления,

 

происходит встреча лиц, нарушающих уголовно-правовые нормы, регулирующие право проживания,

 

скрываются преступники, находящиеся в розыске,

 

занимаются проституцией.

 

Законодательство других стран активно использует возможности ОРМ в борьбе с преступностью.

 

Результаты обследования объекта в гласной форме оформляются рапортом или справкой оперативного работника. На основании п.18 ст.11 Закона РСФСР «О милиции» о всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем граждан милиция уведомляет прокурора в течении 24 часов.

 

зашифрованное обследование объектов;

 

При зашифрованном обследовании оперативный работник органов, осуществляющих ОРД, скрывает истинную цель проводимого мероприятия, используя в целях конспирации документы, зашифровывающие его личность и принадлежность к оперативному подразделению. Участие представителя организации, от имени которой проводится обследование, в данном случае обязательно.

 

Зашифрованное обследование оформляется рапортом или справкой оперативного работника.

 

обследование объектов в негласной форме.

 

Данная форма ОРМ имеет три подвида:

 

а) проведение осмотра, без разглашения своей служебной принадлежности и действительных причин, тех помещений которые являются публично доступными,

 

б) проведение осмотра помещений, не имеющих публичного доступа, с согласия соответствующих ответственных лиц,

 

в) оперативное тайное проникновение в публично недоступные объекты с целью проведения мероприятий ОРД.

 

Процедура подготовки и осуществления третьего подвида оговаривается ряд дополнительных  оснований, предусмотренных ст. 8 Закона об ОРД.

 

Ходатайство о проведении данного ОРМ перед судом оформляется мотивированным постановлением руководителя органа, осуществляющего ОРД. Нарушение этой процедуры влечет ответственность по ч.3 ст.139 УК РФ.

 

Специфика данного ОРМ как метода ОРД в том, что оно  обеспечивает сбор данных, указывающих на источники информации, использование которых в уголовном и административном процессе гарантирует привлечение объектов ОРД к ответственности. Это объясняется тем, что оно может проводиться в комплексе с другими ОРМ /сбором образцов для сравнительного исследования, исследованием предметов и документов, полученных в ходе оперативного осмотра/.

 

Результаты обследования в негласной форме могут быть оформлены рапортом или справкой оперативного работника, а также  соответствующими оперативно-служебными документами, представленными на рассмотрение компетентным должностным лицам.

 

Право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений предусмотрено ст.23 Конституции РФ, право на неприкосновенность жилища ст.25 . Статья 9 Закона об ОРД, регламентирующая порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ, основывается на указанных статьях Конституции РФ и устанавливает процедуру получения судебного решения.

 

Судебное решение должно быть получено для проведения следующих оперативно-розыскных мероприятий :

 

контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений,

 

прослушивание телефонных переговоров,

 

снятие информации с технических каналов связи,

 

обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

 

В определении  Конституционного суда от 14 июля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона об ОРД по жалобе И. Г. Черновой указывается :

 

«Предусмотренные статьёй 9 процедура судебного рассмотрения и соответствующая процессуальная мера /санкция судьи/ связаны с решением задач уголовно-правового характера. В данном случае суд общей юрисдикции действует непосредственно в силу требований статей 23/ч.2/ и 25  Конституции РФ и в рамках, определяемых её статьями 118 и 126.

 

Наделение суда полномочием по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан, не ущемляет этих прав, а напротив, создаёт дополнительную гарантию их защиты. Вместе с тем это не судебное разбирательство и даже не подготовительные действия к судебному заседанию. В данных правоотношениях ещё нет сторон, что характерно для уголовного процесса в тех случаях, когда, например, уголовное дело возбуждено по факту и неизвестно, можно ли считать в которой испрашивается судебное разрешение на проведение оперативно-розыскных, проверяемое лицо – не участник процесса и знать о нём не должен.

 

Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае негласные по своему характеру оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-розыскная деятельность утратила бы смысл. Именно поэтому судебное решение выдаётся органу – инициатору проведения оперативно-розыскных мероприятий и не выдаётся проверяемому лицу».

 

Такие материалы рассматриваются судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Следует считать целесообразным рассмотрение материалов в судах основного звена, так как в соответствии с ч.6 ст.9 Закона об ОРД, в случае отказа судьи в проведении ОРМ, орган, осуществляющий ОРД, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд, то есть в суд среднего звена.

 

Право выбора суда, в который необходимо обратиться за решением о проведении ОРМ, принадлежит органу, осуществляющему ОРД. Нельзя согласиться с мнением В.И. Баскова, который в учебном пособии «Оперативно-розыскная деятельность» допускает использование в такой ситуации альтернативной возможности, то есть, если первый районный суд принял решение об отказе, то оперативный работник обращается во второй суд основного звена, так как следующее обращение по этому же вопросу должно быть направлено в вышестоящий суд.

 

Нельзя также согласиться с утверждением, высказанном в научно-практическом комментарии «Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», издание ОЮИ МВД РФ, Омск, 1999 стр.88 :»

 

«Обращение в суд по месту нахождения органа, ходатайствующего о проведении ОРМ, законом допускается, но такой порядок не должен быть приоритетным, поскольку постоянные взаимоотношения по этому поводу суда и оперативных служб могут создать у граждан впечатление  необъективности суда даже при отсутствии для этого оснований». Полагаю, что автор комментария не принимает во внимание следующие обстоятельства :

 

а/ закон не ограничивает свободу выбора суда, в который можно обратиться за разрешением о проведении ОРМ ,

 

б/ орган, осуществляющий ОРД, не информирует граждан о принятом решении обратиться в суд,

 

в/  деловое сотрудничество органов, осуществляющих ОРД, и судов лишь способствует взаимопониманию между ними и гарантирует соблюдение законности и прав граждан, в то время как для желающих обжаловать действия органа, осуществляющего ОРД, отсутствие основания препятствием, как правило, не является.

 

Закон предписывает судьям, уполномоченным рассматривать материалы о возможности проведения ОРМ и принимать решения по существу, единолично и незамедлительно.

 

Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления. Материал может быть представлен в виде мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД. Перечень таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами. Документ можно именовать : «Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о даче разрешения на проведение оперативно-розыскного мероприятия».

 

Рассматривая материалы, судья обращает внимание на следующие обстоятельства :

 

должностное положение лица, подписавшего постановление,

 

соответствие вида оперативно-розыскного мероприятия условиям его проведения, которые определены ст.8 Закона об ОРД,

 

обоснованность проведения именно такого ОРМ,

 

обоснованность запрашиваемого срока проведения ОРМ.

 

По этому поводу в цитируемом ранее определении Конституционного суда указывается :

 

«Судья не вправе отказывать в рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, но не обязан давать разрешение на проведение ОРМ лишь на основании поступившего к нему представлению руководителя органа, осуществляющего ОРД, если не приходит к выводу о необходимости такого разрешения, его обоснованности и законности. При этом надо учесть, что не только постановление руководителя органа, представляющего в суд материалы для рассмотрения, но и само судебное постановление должны быть мотивированными».

 

По требованию судьи ему могут представляться иные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ. Не может быть представлена следующая информация :

 

о лицах, внедрённых в организованные преступные группы,

 

о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД,

 

о лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе,

 

об организациях и тактике проведения ОРМ.

 

По результатам рассмотрения материала судья разрешает проведение ОРМ, которое ограничивает конституционные права граждан, либо отказывает в его проведении, о чём выносит мотивированное постановление.

 

Постановление, заверенное печатью, выдаётся инициатору проведения ОРМ одновременно с возращением представленных им материалов. Решение суда, послужившее правовым основанием для проведения ОРМ, должно храниться в самих органах, осуществляющих ОРД.

 

Руководители судебных органов создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержаться в представленных судье оперативно-служебных документах

 

Срок действия вынесенного судьёй постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. Это значит, что если судья считает стоящие перед оперативными работниками задачи сложными и объёмными, то может установить срок, необходимый для осуществления оперативно-розыскного мероприятия.

 

При этом течение срока не прерывается, а судья при необходимости продления срока действия постановления выносит новое судебное решение на основании вновь представленных материалов.

 

Судьи при рассмотрении материалов должны принимать все меры к исключению разглашения оперативных сведений и содержания принятого им решения. Рассмотрение материалов должно осуществляться в условиях, исключающих присутствие посторонних лиц. Недопустимо поручать техническое оформление вспомогательному персоналу, то есть печатать на машинке, набирать текст на компьютере, ставить оттиски печатей. Орган, осуществляющий ОРД, с согласия судьи, готовит проекты судебного решения.

 

  1. Основание для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

 

  1. Наличие возбужденного уголовного дела.

 

  1. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

 

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

 

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

 

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

 

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

 

  1. Поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

 

 

  1. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, указанным в настоящей статье.

 

  1. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

 

  1. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

 

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений:

 

  1. О допуске к сведениям, составляющим государственную тайну.

 

  1. О допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды.

 

  1. О допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления.

 

  1. Об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий.

 

  1. По обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

 

  1. О предоставлении либо об аннулировании лицензии на осуществление частной детективной или охранной деятельности, о переоформлении документов, подтверждающих наличие лицензии, о выдаче (о продлении срока действия, об аннулировании) удостоверения частного охранника.

 

  1. О достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений при наличии запроса, направленного в порядке, определяемом Президентом Российской Федерации.

 

  1. Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

 

Гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их оперативно-розыскных мероприятий на территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

 

  1. О признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.

 

  1. О лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно.

 

  1. О событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

 

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных частью второй настоящей статьи, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях. Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

При проведении оперативно-розыскных мероприятий по основаниям, предусмотренным пунктами 1 – 4, 6 и 7 части второй статьи 7 настоящего Федерального закона, запрещается осуществление действий, указанных в пунктах 8 – 11 части первой статьи 6 настоящего Федерального закона.

Оперативно-розыскные мероприятия, обеспечивающие безопасность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, проводятся в соответствии с настоящим Федеральным законом и исключительно в пределах полномочий указанных органов, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации. По основаниям, предусмотренным пунктом 5 части второй статьи 7 настоящего Федерального закона, разрешается осуществлять действия, указанные в пунктах 8 – 11 части первой статьи 6, без судебного решения при наличии согласия гражданина в письменной форме.

 

  1. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, их система.

 

Государственным органом, полномочного осуществлять оперативно-розыскную деятельность, выступает оперативно-розыскной орган – правоохранительный орган (МВД России и др.) или специальная служба России (СВР России и др.), имеющие оперативные подразделения и в соответствии с оперативно-розыскным законодательством непосредственно полностью или частично наделенные правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

 

Оперативно-розыскные органы решают определенные Федеральным Законом об ОРД задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами России (ч. 4 ст. 13 Федерального Закона об ОРД).

 

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Федерального Закона о прокуратуре координатором деятельности оперативно-розыскных органов в борьбе с преступностью выступает Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

 

Согласно Федерального Закона об ОРД в России насчитывается десять оперативно-розыскных органов, компетентных проводить оперативно-розыскную деятельность.

 

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 право непосредственного и полного осуществления оперативно-розыскной деятельности на территории России предоставлено восьми оперативно-розыскным органам. Ими являются:

 

1) оперативные подразделения внутренних дел;

2) оперативные подразделения федеральной службы безопасности;

3) оперативные подразделения федеральной службы налоговой полиции;

4) оперативные подразделения федеральной службы государственных органов;

5) оперативные подразделения федеральной пограничной службы;

6) оперативные подразделения таможенного комитета;

7) оперативные подразделения службы внешней разведки;

8) оперативные подразделения Минюста России.

 

Законодатель особо обратил внимание правоприменителей на то, что в России никто, кроме указанных в ч. 1 ст. 13 Федерального Закона об ОРД подразделений государственных органов, не вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность комплексно, с применением всего арсенала специфических средств и методов (однако это не означает, что отдельные ОРМ не вправе осуществлять иные субъекты, которым это право предоставлено законодателем). Кроме того, согласно ч. 2 ст. 13 Федерального Закона об ОРД право на частичное осуществление оперативно-розыскной деятельности предоставлено оперативным подразделениям органа внешней разведки Минобороны России (ГРУ ГШ ВС РФ) и органа внешней разведки ФАПСИ при Правительстве Российской Федерации.

 

Законодатель поставил специальные условия для проведения ОРМ этими оперативно-розыскными органами:

 

Во-первых, ОРМ ими проводятся только в целях обеспечения безопасности этих органов.

 

Во-вторых, этими субъектами ОРМ проводятся только в случае, если их проведение не затрагивает полномочий органов, указанных в п. п. 1 – 7 ст. 13 Федерального Закона об ОРД (т. е. оперативно-розыскных органов, осуществляющих ОРД полностью).

 

Оперативно-розыскные органы следует отличать от некоторых других государственных и негосударственных субъектов.

 

Так, отличие оперативно-розыскных органов от правоохранительных органов заключается в том, что, с одной стороны, не все оперативно-розыскные органы являются сугубо правоохранительными (ими нельзя назвать ГРУ ГШ ВС РФ), а с другой – не все правоохранительные органы являются оперативно-розыскными (в частности органы прокуратуры не полномочны осуществлять оперативно-розыскную деятельность).

 

Отличны оперативно-розыскные органы и органы дознания, в частности, в число последних входят такое субъекты, которые в соответствии с Федеральным Законом об ОРД не являются оперативно-розыскными (командиры воинских частей, начальники следственных изоляторов, органы государственного пожарного надзора, капитаны морских судов и начальники зимовок), хотя согласно УПК РФ являются органами дознания.

 

Весомо отличие оперативно-розыскных органов от российских контрразведывательных органов. Согласно действующему федеральному законодательству не все десять оперативно-розыскных органов одновременно являются контрразведывательными и разведывательными органами. И первыми, и вторыми одновременно выступают только пять: органы ФСБ России, ФПС России, СВР России, ГРУ ГШ ВС РФ и ФАПСИ при Президенте Российской Федерации.

 

В настоящее время в России формируется так называемое оперативно-розыскное сообщество. Его образует совокупность оперативно-розыскных органов, уполномоченных законодателем на проведение оперативно-розыскной деятельности.

 

Начало образования оперативно-розыскного сообщества положено в 1992 году, когда был принят Федеральный Закон об ОРД, в соответствии с которым в него вошло шесть субъектов (в настоящее время их число возросло до десяти и, не исключено, что оно будет расти).

 

виды

 

В зависимости от осуществления оперативно-розыскных мероприятий различают два основных вида этих подразделений:

 

1) осуществляющих оперативно – розыскную деятельность полностью (так, в соответствии с правовыми документами, издаваемыми министерством внутренних дел РФ, оперативно – розыскные мероприятия в полном объеме, установленном Федеральным законом об ОРД, имеют право осуществлять оперативные подразделения уголовного розыска (Главк, управления, отделы, отделения); по борьбе с экономической преступностью; по борьбе с организованной преступностью; по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; по борьбе с преступными посягательствами на грузы ОВД на транспорте; оперативные подразделения уголовно-исполнительной системы; подразделения по собственной безопасности (ст. 8 и ст. 9 Закона о милиции));

2) проводящие только часть оперативно – розыскных мероприятий (в свою очередь, в составе МВД России к числу оперативных подразделений, правомочных осуществлять ОРД в ограниченном объеме, исходя из задач борьбы с преступностью, относятся: подразделения системы Национального центра бюро Интерпола в России (они вправе проводить ОРМ по запросам международных правоохранительных органов и правоохранительных органов иностранных государств; направлять запросы в международные правоохранительные органы и органы иностранных государств на проведение мероприятий по розыску граждан РФ, скрывающихся за рубежом от суда и следствия, без вести пропавших, а также по борьбе с преступностью; осуществлять постоянное взаимодействие с правоохранительными органами РФ и иностранных государств по исполнению указанных запросов; осуществлять оперативные проверки); оперативные подразделения милиции общественной безопасности (местной милиции), компетенцией которых является организация раскрытия преступлений и розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, без вести пропавших (они вправе осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, исключая “контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений”, “прослушивание телефонных переговоров”, “снятие информации с технических каналов связи”, “оперативное внедрение”, “контролируемую поставку”; вести дела предварительной оперативной проверки, оперативно – поисковые и розыскные дела; использовать конфиденциальное содействие граждан они вправе в минимальных объемах);

3) ряд оперативных подразделений внутренних дел осуществляют вспомогательную функцию для способствования иным оперативным подразделениям в решении их полномасштабных задач ОРД. Это подразделения:

 

  • оперативно-поисковые (в их функции входит проведение отдельных оперативно-поисковых мероприятии);

 

  • оперативно-технические (их функции по проведению ОРМ определены в области только оперативно-технических мероприятий);

 

  • подразделения по радиоэлектронному обеспечению безопасности (они вправе проводить специальные оперативно-технические мероприятия).

 

4) Ряд служб органов внутренних дел создается для обеспечения проведения различных оперативно-розыскных мероприятий за счет своей информационной, криминалистической, финансовой, материальной деятельности (финансово-экономические, материально-технические, экспертно-криминалистические, технические, информационные и иные службы).

 

Закономерным является то, что как основная, так и вспомогательные функции оперативно-розыскных органов находят свое структурное обеспечение в виде создания в их составе вышеуказанных управлений, отделов, отделений, групп.

 

Нормативные акты МВД России, посвященные оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений, определяют их:

 

во-первых, как структурную часть органов внутренних дел;

 

во-вторых, как подразделения, осуществляющие посредством гласного или негласного проведения оперативно-розыскных мероприятий свою деятельность в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

 

Представляется целесообразным отметить, что в структуре спецслужб также формируется система оперативных подразделений, обеспечивающих решение возложенных на них задач. Например, если обратиться к ФСБ России, то здесь можно увидеть оперативные подразделения, осуществляющие оперативную деятельность ФСБ как в полном, так и ограниченном объеме.

 

К числу первых относятся подразделения, осуществляющие различные модификации контрразведки.

 

Ко второй — подразделения оперативно-технических мероприятий и оперативно-поисковая служба.

 

 

  1. Сотрудники оперативных аппаратов как субъекты оперативно- розыскной деятельности.

 

Оперативник – это состоящее в штате оперативного подразделения правоохранительного органа или специальной службы России должностное лицо, непосредственно полностью или частично осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на основании и в соответствии с действующим федеральным законодательством [См., Шумилов А.Ю. Основы уголовно-розыскного права. (Правоове регулирование оперативно-розыскной деятельности)., М., Издатель Шумилов И.И., 2000, С. 99.].

 

Оперативник обладает соответствующим юридическим статусом, т.к. совокупностью прав и свобод, гарантированных государством, а также обязанностями и ответственностью, установленных Федеральным Законом об ОРД, законодательными и иными нормативно-правовыми актами России.

 

Оперативники обладают правами и свободами человека и гражданина, с некоторыми ограничениями (обусловленными особенностями ОРД), которые установлены законами России. Так, оперативником может быть лицо, обладающее гражданством только России.

 

Известны различные критерии для классификации этих должностных лиц.

 

Назовем основные:

 

1) по принадлежности к соответствующему оперативно-розыскному органу различают оперативников: органов внутренних дел (сотрудников уголовного розыска, подразделений по борьбе с организованной преступностью, экономическими преступлениями и др.); органов ФСБ России (контрразведчиков территориальных органов, органов безопасности в войсках и др.); и т.д.

 

Вне зависимости от ведомственной принадлежности все оперативники согласно норм Федерального Закона об ОРД обладают равными полномочиями в ОРД;

 

2) по тому, состоят в штате конкретного оперативно-розыскного органа или же нет, различают оперативников: состоящих в штате (на соответствующей должности как гласной, так и негласной) и внештатных оперативных сотрудников;

 

3) по характеру проведения ОРМ различают оперативников:

так называемых агентуристов, т.е. работающих в основном с агентами;

осуществляющих личный сыск, т.е. непосредственно (как гласно, так и конфиденциально) ищущих и выявляющих преступления и лиц, их совершивших;

сотрудников подразделений наружного наблюдения;

сотрудников оперативно-технических подразделений.

 

4) по объему предоставленных полномочий различают;

 

оперативных сотрудников (исполнителей) и руководителей.

 

В оперативно-розыскной деятельности на оперативников возлагаются соответствующие обязанности и им предоставляются права для достижения целей ОРД и решения ее задач.

 

Сотруднику оперативного подразделения требуются условия для осуществления своей деятельности.

 

Для этого необходимо:

назначение на должность в конкретном операппарате, предоставление полномочий, адекватных задачам оперативно-розыскной деятельности;

специализация по линии или профилю оперативно-розыскной работы, соответствующей его способностям (оперативная работа, аналитическая деятельность, оперативно-техническая разведка и др.).

 

Назначение на должность сотрудника оперативного подразделения означает предоставление оперработнику определенных полномочий.

 

Во-первых, должностное лицо оперативного подразделения, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность в полном объеме, в интересах разрешения задач ОРД вправе:

осуществлять сбор, накопление, анализ, проверку и использование информации, связанной со сферой и инфраструктурой преступности, а также иных сведений, необходимых для обеспечения безопасности общества и государства;

создавать и использовать информационные системы, обеспечивающие разрешение задач ОРД;

заводить дела оперативного учета и осуществлять производство по ним с соблюдением условий осуществления оперативно-розыскного процесса;

осуществлять сбор данных, характеризующих личность граждан, необходимых для принятия решения об их соответствии работе на важных государственных постах, а также в определенных учреждениях, организациях, иных объектах, о доступе к государственным или иным охраняемым законом секретам; осуществлять оперативно-розыскные мероприятия при исполнении поручения следователя, указаний прокурора и решений суда по уголовным делам, принятым ими к производству, если эти поручения, указания и решения изложены в письменной форме;

проводить оперативно-розыскные мероприятия по исполнению запросов соответствующих международных правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств, если их исполнение поручено ему руководителем оперативного подразделения;

принимать меры по обеспечению прав и законных интересов физических лиц, конфиденциально сотрудничающих с оперативным подразделением, а также безопасности сотрудников оперативного подразделения, членов их семей, близких родственников и по защите их имущества.

 

Во-вторых, должностное лицо оперативного подразделения, осуществляющего ОРД в полном объеме, в процессе разведывательной деятельности в сфере и инфраструктуре преступности, осуществления оперативной проверки, производства по делам оперативного учета и иным оперативно-розыскным материалам вправе:

осуществлять опрос граждан, должностных лиц, получать от них информацию, использовать их добровольную помощь;

получать с использованием методов конспирации информацию от лиц, если есть основания полагать, что данные сведения имеются в их распоряжении, но они не желают предоставить ее непосредственно оперативному подразделению;

проводить беседы с лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, с применением детекторов симуляции;

устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения конфиденциального сотрудничества с частными лицами;

получать от физических и юридических лиц (независимо от форм собственности) бесплатно или за вознаграждение информацию о готовящихся или совершенных преступлениях, а также об угрозе безопасности общества и государства;

объявлять о назначении вознаграждения за помощь в выявлении и раскрытии преступлений, задержании разыскиваемых лиц и выплачивать его физическим и юридическим лицах, оказавшим соответствующую помощь оперативному подразделению;

привлекать к проведению оперативно-розыскных мероприятий как открыто, так и конфиденциально отдельных частных и должностных лиц, специалистов, экспертов в сфере науки, техники и других областях;

истребовать документы и данные, характеризующие деятельность предприятий, учреждений и организаций (независимо от подчиненности и форм собственности);

наводить справки по учетам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также проверять по информационным системам учреждений, предприятий и организаций (независимо от подчиненности и форм собственности), лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступлений для выяснения их образа жизни, источника и размера их доходов, а также иных сведений, необходимых для решения задач ОРД;

получать информацию из автоматизированных, справочных систем и банков данных, создаваемых органами судебной системы, органами прокуратуры, правоохранительными органами, а также министерствами, ведомствами и другими государственными органами;

беспрепятственно входить в любое время суток на территорию и в помещения предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, а на территорию воинских частей и других режимных объектов по согласованию с их руководителями для выяснения данных, требующихся для разрешения задач ОРД. Изымать в помещении и на территории указанных объектов материалы, документы, сырье, образцы продукции и другие объекты для исследования, в том числе без сообщения об их изъятии;

обследовать жилые помещения, здания, сооружения, участки местности, транспортные средства с согласия их владельцев или обитателей для выяснения обстоятельств совершенного или готовящегося преступления, обнаружения разыскиваемых лиц;

проникать, используя методы конспирации, в квартиру, помещение, транспортные средства и другие, публично недоступные объекты с целью выявления, фиксации, изъятия следов преступления, документов и других предметов-носителей информации об их совершении, предварительного исследования этих объектов, а также для обеспечения проведения оперативно-розыскных мероприятий;

производить проверочную закупку, а также в иной форме собирать образцы для сравнительного исследования; осуществлять предварительное исследование обнаруженных и негласно зафиксированных либо изъятых следов противоправных деяний, иных предметов и документов, сырья, образцов продукции и других объектов для выявления фактов противоправной деятельности;

осуществлять поиск и отождествление личности по приметам;

проводить оперативное обследование физического лица; осуществлять визуальное наблюдение в общественных местах с применением фото-, кино-, видеосъемки, оптических и радиоприборов, других технических средств;

устанавливать оперативное наблюдение и проводить документирование с использованием современных методов и технических средств;

осуществлять оперативный контроль поставок, товаров, веществ и иных материальных ценностей, являющихся предметами противоправной деятельности и предназначенных к провозу, вывозу или ввозу на территории государства;

контролировать путем отбора по отдельным признакам телеграфно-почтовые отправления;

осуществлять оперативное прослушивание телефонных и иных переговоров, а также получать информацию с использованием технических средств, обеспечивающих специальный контроль электросвязи;

проводить оперативные и технологические (на базе применения средств оперативной техники) эксперименты; осуществлять оперативное проникновение в преступные группы, в сферу и инфраструктуру преступной деятельности, на криминогенные объекты негласных работников оперативных подразделений либо сотрудничающих с ними лиц с сохранением в тайне достоверных данных, касающихся их личности;

применять в ходе осуществления ОРМ модель поведения, имитирующую преступную деятельность; осуществлять маркировку специальными химическими и другими веществами объектов в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий;

применять служебно-розыскных собак;

осуществлять личный досмотр лиц, задержанных по подозрению в совершении противоправных деяний, проверять и осматривать документы, удостоверяющие их личность, изымать и осматривать находящиеся при них вещи и документы, а также досматривать их жилые помещения, рабочие и иные места, транспортные средства;

организовывать проведение и принимать участие в проверке финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций (независимо от форм собственности);

привлекать к проведению этих проверок, ревизий и экспертиз квалифицированных специалистов учреждений, организаций, контрольных и финансовых органов;

получать на основании письменного требования от банков, кредитных, таможенных, финансовых и других учреждений, предприятий и организаций (независимо от форм собственности) немедленно, а в исключительных случаях не позднее 10 суток информацию и документы об операциях, счетах, вкладах, внутренних и внешних экономических соглашениях физических и юридических лиц;

привлекать по согласованию с другими органами, имеющими право осуществлять ОРД, силы и средства оперативных подразделений этих органов для проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, если на это имеется разрешение руководителя оперативного подразделения, а в случаях, предусмотренных нормативными актами, руководителей органа, осуществляющего ОРД.

 

В-третьих, должностные лица оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, для обеспечения конспирации своей деятельности вправе:

создавать конспиративные предприятия и организации;

иметь правовой статус гласных или негласных штатных работников;

изготавливать и использовать документы, зашифровывающие личность и ведомственную принадлежность оперативных работников, граждан, сотрудничающих с оперативными подразделениями на конфиденциальной основе, а также оперативных подразделений и их помещений, транспортных средств;

использовать регистрационные и отличительные знаки предприятий, учреждений и организаций, а также осуществлять иные меры по зашифровке оперативных подразделений и их кадрового состава, организации их деятельности с использованием в этих целях иной ведомственной принадлежности;

осуществлять защиту государственной и служебной тайны в оперативных подразделениях, используя в этих целях технические средства.

 

В-четвертых, должностные лица оперативных подразделений вправе пользоваться при проведении оперативно-розыскных мероприятий полномочиями сотрудников правоохранительного органа, в штаты которого они входят, а также правами, предоставленными в соответствии с нормами законов, определяющих правовой статус этих органов.

 

В-пятых, должностные лица оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, вправе:

осуществлять в соответствии с законодательством превентивное задержание лица, причастность которого к тайной, маскируемой противоправной деятельности подтверждается оперативно-служебными документами, отражающими результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с соблюдением условий осуществления ОРД;

проводить с использованием методов конспирации операции по задержанию вооруженных преступников и пресечению тяжких преступлений;

преследовать лицо, совершившее или совершающее преступление, и осуществлять его задержание.

 

В-шестых, должностное лицо оперативного подразделения, проводящее ОРД в полном объеме, может быть уполномочено руководителем органа дознания осуществлять дознание по уголовному делу. При этом должностное лицо оперативного подразделения — дознаватель — до передачи уголовного дела следователю или прокурору вправе возбудить на основе материалов ОРД производство по уголовному делу, принять его к своему производству или направить по подведомственности, а также отказать в возбуждении производства по уголовному делу.

 

В-седьмых, должностное лицо оперативного подразделение вправе содействовать и осуществлять в соответствии с законодательством производство по делам об административных правонарушениях, таможенным и налоговым правонарушениям, нарушениям правопорядка в пенитенциарных учреждениях. При этом указанный оперработник вправе пользоваться полномочиями правоохранительного органа в соответствии с законодательным актом, определяющим нормативно-правовой статус этого ведомства.

 

Следует особо подчеркнуть, что сотрудник оперативного подразделения проводит только ту, определенную данным законом оперативно-процессуальную деятельность, которая необходима для достижения целей и разрешения задач, предусмотренных законами, определяющими нормативно-правовой статус органов, в штаты которых он входит. Кроме того, он правомочен проводить оперативно-розыскные мероприятия только в пределах полномочий и в том объеме, который установлен законами, регламентирующими компетенцию органов, осуществляющих ОРД, а также правовыми актами, регламентирующими организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе действовать тайно, опираясь на содействие физических лиц.

 

Важно то, что должностные лица субъектов оперативно-процессуальной деятельности находятся под защитой государства и имеют установленные законом правовые и социальные гарантии. Ущерб, причиненный имуществу должностного лица — субъекта оперативно-процессуальной деятельности — или близких его родственников в связи со служебной деятельностью данного должностного лица, подлежит возмещению в полном объеме из средств государственного бюджета.

 

Никто не имеет права вмешиваться в оперативно-процессуальную деятельность субъектов оперативно-розыскной деятельности и их должностных лиц. Исключение представляют особо уполномоченные законом лица, осуществляющие это в установленном законом порядке.

 

 

  1. Компетенция органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

 

Работать по достижению общих целей ОРД и решению ее задач (ст.1 и ст. 2 Федерального Закона об ОРД) детализируется применительно к каждому из десяти оперативно-розыскных органов. Их деятельность вполне конкретна, соответствует оперативно-розыскной подведомственности и протекает в рамках “своей” компетенции.

 

Оперативные подразделения органов ФСБ России осуществляют ОРМ по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым (ст. ст. 188 – 190, 193, 205 – 208, 210, 211, 222 (ч. 2 и ч. 3), 271 – 281, 283, 284, 304, 322, 323, 353 – 355 и 359 УК) отнесены законом к их ведению, а также по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя России. Кроме того, на органы ФСБ России федеральными законами и иными нормативными правовыми актами федеральных органов государственной власти могут возлагать и другие задачи в сфере борьбы с преступностью (ст. 10 Закона об органах ФСБ России).

 

Оперативные подразделения органов внутренних дел действуют согласно Закона о милиции. Так, основными задачами криминальной милиции являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, по делам, о которых производство предварительного следствия обязательно (предварительное следствие обязательно по всем уголовным делам, за исключением преступлений, предусмотренных ст. ст. 112 (ч. 1), 115, 116, 118, 119, 121, 122 (ч. 1 и ч. 2), 127 (ч. 1), 129, 130, 153 – 157, 158 (ч. 1), 159 (ч. 1) , 160 (ч. 1), 161 (ч. 1), 163 (ч. 1), 165 (ч. 1 и ч. 2), 166 (ч. 1), 231 (ч. 1), 233, 240 (ч. 1), 243 – 245, 256, 258, 260 (ч. 1), 261 (ч. 1), 297, 308, 310, 311 (ч. 1), 312, 313 (ч. 1), 314, 315, 319, 324 – 326 и 329 УК, по которым предварительное следствие производится только в тех случаях, когда это признает необходимым суд или прокурор) законодательством России (ст. 8 Закона о милиции), а основными задачами милиции общественной безопасности являются обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного правопорядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений, раскрытие преступлений, по делам, о которых предварительное следствие не обязательно, розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения которых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности (ст. 9 Закона о милиции.).

 

Компетенция оперативных подразделений органов налоговой полиции в ОРД определена с учетом предписаний ст. 11 Закона о федеральных органах налоговой полиции. В ней установлено, что ОРМ проводят с целью предупреждения, выявления и пресечения фактов сокрытия доходов от налогообложения и уклонения от уплаты налогов, дознание и предварительное следствие, по которым отнесено к ведению органов налоговой полиции.

 

Оперативные подразделения таможенных органов России осуществляют ОРД в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством России преступлением, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов России (это уголовные дела о контрабанде, незаконном экспорте технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, невозвращение на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. ст. 188 – 190, 194 УК)), а также при запросах международных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России по таможенным вопросам (ст. 224 Таможенного кодекса РФ).

 

  1. Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

 

Участниками оперативно-розыскной деятельности, помимо должностных лиц и оперативных сотрудников, могут быть и иные частные физические лица. Это граждане, участвующие в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий (содействующие оперативно-розыскному органу); лица, изучаемые, и лица, защищаемые в оперативно-розыскной деятельности; а также субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающие за ней.

 

Лицом, содействующего оперативно-розыскному органу, является всякий дееспособный человек, привлеченный к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий, т. е. предоставляющий информацию оперативно-розыскному органу (оперативнику) или иным образом участвующий в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности и в данной связи наделенный соответствующими полномочиями, который подлежит социальной и правовой защите, а также ответственности в случае нарушения взятых обязательств.

 

“Привлечение” означает побуждение лица принять участие в осуществлении ОРМ.

 

Отсюда следует:

 

во-первых, что предложение о сотрудничестве должно исходить, как правило, от оперативно-розыскного органа;

 

во-вторых (самое существенное), что окончательное решение о возможности задействования лица в ОРМ принимает только оперативно-розыскной орган (в лице своих должностных лиц), но не привлекаемое лицо.

 

В зависимости от различных критериев среди привлекаемых лиц выделяют несколько групп:

 

По степени участия в ОРД различают основную группу (агент, доверенное лицо и др.) и дополнительную (специалист, переводчик и др.).

 

По форме оказания содействия оперативно-розыскным органам привлекаемые лица классифицируются на тех, кто содействует только негласно (агент), только гласно (доверенное лицо, дружинник и др.) и в смешанной форме (специалист, переводчик и др.).

 

По способам (этапам) задействования деление производится на лиц, подготавливающих ОРМ и непосредственно участвующие в его проведении.

 

По длительности содействия (в зависимости от срока решения конкретной задачи ОРД) различают разовое оказание помощи, кратковременное содействие (например, участие в оперативно-розыскном обеспечение производства по конкретному уголовному делу) и сотрудничество на долговременной основе (как правило, агент).

 

 

  1. Средства, используемые субъектами оперативно-розыскной деятельности в борьбе с преступностью (оперативные учеты, оперативная техника, розыскные собаки).

 

Существует четыре группы негласных средств оперативно-розыскной деятельности.

Лица, добровольно оказывающие содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (на конфиденциальной основе).

Штатные негласные сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Оперативная техника, т.е. специальные оперативно-технические средства.

Оперативные учеты.

 

Стратегия и тактика оперативно-розыскной деятельности – это особое искусство. И успех его во многом зависит от личности оперативного работника. Оперативно-розыскная деятельность – такая сфера деятельности, которая по сути своей требует перевоплощения, игры, иногда даже актерских способностей. Оперативник должен уметь просто и естественно сыграть покупателя в магазине, служащего, даже бродягу, словом, вписаться органично в ту среду, в которой он должен заниматься розыском.

 

И все же одного искусства в оперативной деятельности. Нужны еще и знания, прежде всего – юридические. Знание законов и условий их применения в специфических условиях слежки. Профессионал должен знать также основы психологии, экономики (особенно, если работает в сфере борьбы с экономическими преступлениями), педагогики, когда приходится иметь дело с несовершеннолетними, военного дела.

 

Сегодня популярны дискуссии о “ эффективности ” использования таких негласных средств, как прослушивание телефонных и других переговоров, негласное проникновение в помещение, визуальное наблюдение с использованием фото –, кино – и видеосъемки, перлюстрация почтово-телеграфных отправлений и пр. нередко речь идет о нарушении конституционных гарантий неприкосновенности жилища, личной жизни граждан, тайны телефонных, телеграфных и письменных сообщений. Однако при наличии определенных оснований действующим законодательством предусматривается не только осуществление перечисленных оперативно-розыскных мероприятий, но также их обеспечение средствами специальной техники.

 

Номенклатура современных технических средств и аксессуаров включает более 20 групп, в которые входят:

 

средства оперативной связи;

системы поиска и слежения за подвижными объектами;

средства негласного доступа в помещения;

средства маркирования объектов;

программные средства;

штурмовое оборудование;

системы подавления радиосредств, средства радиомониторинга, системы пеленгации;

взрывозащитные и пулестойкие конструкции и материалы;

коммутаторы, телефонные станции с автоматическим определением номера;

средства обнаружения радиоактивных материалов, взрывчатых и химических веществ;

рентгеноскопическое оборудование;

обнаружители оружия;

роботизированные комплексы;

средства жизнеобеспечения в экстремальных условиях и многое другое.

 

В эти группы входят как общедоступные (приспособленные), так и специально разработанные технические средства, применяемые исключительно для решения задач, возникающих в процессе ОРД. Так, например, использование связи или приборов наблюдения на расстоянии, как правило, носит вспомогательный характер. С помощью радиостанций обеспечивается четкость взаимодействия между оперативными сотрудниками и связь с руководством оперативного органа для скорейшей передачи управленческих решений и обеспечения их исполнения.

 

В условиях задержания с поличным от согласованности действий оперативников часто зависит успех всей операции и своевременное пресечение наступления возможных неблагоприятных последствий. При этом оперативному работнику важно хорошо знать возможности технических средств, обладать навыками работы на различных каналах, уметь пользоваться условными выражениями и знаками.

 

  1. Социальная и правовая защита должностных лиц органов и граждан, содействующих им, в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности.

 

Конфиденты – это частные физические лица, с которыми оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, установили на платной или безвозмездной основе отношения государственного сотрудничества, предполагающие оказание этими гражданами указанным операппаратам содействия на конфиденциальной основе в разрешение возложенных на них задач.

 

Сбор информации с опорой на конфидентов осуществляют оперативные подразделения спецслужб и правоохранительных органов.

 

Закрепление конфиденциального сотрудничества происходит путем его оформления. Федеральный Закон об ОРД не устанавливает какой-либо единой формы, следовательно, она может быть любая. Наиболее типичными на практике являются: устная договоренность, подписка о сотрудничестве лица с конкретным оперативно-розыскным органом (расписка) и контракт.

 

Даже самая современная техника оказывается малоэффективной, когда речь идет о целенаправленной информации, здесь достичь ожидаемого результата можно только с помощью агентуры.

 

С этим мнением совпадает и позиция А. Даллеса, полагавшего, что агентурная работа является альтернативой не только как бы личному сыску, но и оперативному внедрению перевоплощенного работника на интересующие спецслужбу объекты. Если невозможно внедрить своего агента на оберегаемый объект, то не остается ничего, кроме как завербовать человека, уже находящегося там (“на месте”)[См., Даллес А. Исскуство разведки./ Пер. с англ. Междунар.отношения; МП “Улисс”, 1992, С.288.].

 

Что касается использования конфидентов в интересах борьбы с противоправными деяниями, то в дополнение к вышепересиленному можно привести слова одного из руководителей Московского уголовного розыска: “… рассматривать информацию как донос, а донос как информацию – ошибочно. Если вы увидели убийцу и нашли в себе мужество сообщить об этом, то это не донос. Это поступок. А вот если вы не сделали этого, то вы – трус и негодяй”[См., Неизвестная разведка // Щит и меч. 1990.].

 

Конфиденциальность как специфическое правовое отношение между двумя сторонами (представителем государства и гражданином) характеризуется наличием определенных обязанностей и прав у обоих сторон, а также соответствующей ответственности.

 

Непосредственно в Федеральном Законе об ОРД указаны следующие права:

на заключение контракта с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ч. 2 ст.17);

на расшифровку. Так, предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, а также о лицах, оказывающих или оказывавших оперативно-розыскному органу содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренными федеральными законами (ч. 2 ст. 12), а сведения об этих лицах представляются соответствующим прокурорам только с их письменного согласия, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21);

на исчисление трудового стажа и пенсионного обеспечения (ч. 6 ст. 18);

на единовременное пособие и пенсию по инвалидности. Так, при получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими ОРД, травмы, ранения, контузии, увечья, наступившие в связи с его участием в проведении ОРМ и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества с оперативно-розыскными органами, указанному лицу из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности (ч. 9 ст. 18).

 

Для лица, извившего желание оказывать содействие в осуществление ОРМ на конфиденциальной основе, законодатель установил две обязанности:

 

Первая состоит в том, что лицо должно сохранять в тайне сведения, ставшие ему известными в ходе подготовки или проведения ОРМ (ч. 1 ст. 17). Она обусловлена принципом конспирации и сутью конфиденциального сотрудничества, в ходе которого лицо становится обладателем конфиденциальной информации (ст. 2 Закона об информации и ст. 2 Закона об участии в международном информационном обмене.).

 

Вторая – не предоставлять заведомо ложную информацию (ч. 1 ст. 17 Федерального Закона об ОРД). Она связана, с одной стороны, с необходимостью не допустить оговора какого-либо, а с другой – не допустить отвлечение оперативных сил и средств на ложный объект, т. е. направить оперативно-розыскной орган по ложному следу, заведомо не позволяющему решить конкретную задачу ОРД и достичь цели – обеспечить защиту охраняемого объекта от преступных посягательств.

 

Предоставление заведомо ложной информации является разновидностью фальсификации информации.

 

Деятельность сотрудников оперативных подразделений по сбору и проверки при помощи конфидентов оперативно-розыскной информации, как правило, направлена на обеспечение безопасности государства и используется в сфере уголовного преследования. Здесь четко прослеживается определенная тенденция: указанная цель может быть достигнута путем использования информации, добытой исключительно с соблюдением гарантий конфиденциальности. В связи с этим в ОРД выработаны основные подходы к пониманию данной проблемы и варианты воплощения в жизнь. Прежде всего, это установление законодателем такой нормы, как привилегия конфидента. Она означает , что правительство имеет право не разглашать сведения о лицах, предоставляющих милиции (полиции) информацию о нарушениях закона. В итоге разрешается такая задача, как обеспечение и защита интересов общества в области исполнения закона, поскольку привилегия исходит из обязанности граждан сообщить о совершенных, совершающихся, а также готовящихся преступлениях, и обязанности соответствующих государственных органов, сохраняя анонимность граждан, поощрять их к выполнению этой обязанности.

 

Далее оговорим условия, при которых обеспечивается конфиденциальность. Считается, что она может быть гарантированна, если добытая информация может способствовать предотвращению и раскрытию намерений, противоречащих интересам государства, а также уголовно наказуемых деяний, относящихся к сфере профессиональной и организованной преступности, то есть тяжких и особо опасных преступлений.

 

Безусловно, возможны отдельные ситуации, требующие разглашения данных о личности конфидента. Однако они рассматриваются как исключения из строго правила, обусловленные конкретными обстоятельствами каждого уголовного дела, прежде всего характером инкриминируемого преступления, возможными методами защиты обвиняемого и значением в связи с этим показаний информанта. Однако и здесь устанавливается особая процедура разрешения данной проблемы.

 

Существуют и иные условия, достаточно прочно гарантирующие конфиденциальность физическим лицам, негласным участникам ОРД (регистрация данных об их личности, особенности руководства ими и т.п.). Таким образом, полиция (милиция) и другие сыскные ведомства используют, практически, все возможности для сохранения тайны в данной сфере криминального сыска, что полностью соответствует интересам конфидентов как круга людей, подвергающихся особому риску.

 

Если же государство принимает законы, позволяющие предавать огласке сведения о личности конфидентов вопреки их согласию, или допускает в прессе компании, осуждающие их, то это создает опасный прецедент на будущее, поскольку все спецслужбы в мире пользуются помощью граждан, не являющихся их кадровыми работниками. Основной принцип сотрудничества – гарантия неразглашения контактов.

 

Конфиденциальность распространяется как на факт связи физических лиц с оперативными подразделениями, так и на данные об их личности и местопребывании.

 

Данные о физических лицах, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям, содержание поступающей от них информации фиксируется в оперативно-служебных документах лишь в объеме, необходимом для определения результатов конфиденциального сотрудничества.

 

Должностные лица оперативных подразделений в процессе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства запрещается отвечать на вопросы о конспиративных действиях физических лиц и об иных данных конфиденциального характера. Если возникла необходимость допросить в качестве свидетеля сотрудника оперативного подразделения, осуществляющего руководство физическим лицом, о сведениях добытых этим лицом, которому гарантирована конфиденциальность, имеющих значения для разрешения уголовного дела и установления виновных в совершении преступлений граждан, согласно уголовно-процессуального законодательства решение о производстве такого допроса принимает вышестоящая судебная инстанция при согласии физического лица на обеспечение ему конфиденциальности путем создания определенных процессуальных условий проведения допроса.

 

Следует отметить, что оперативные работники операппаратов криминальной полиции рассматривают конфидентов как родовую категорию, а затем дифференцируют физических лиц – конфидентов на определенные виды.

 

В целом признается, что конфидент как лицо, не входящее в систему охраны правопорядка, периодически или регулярно может предоставлять информацию должностному лицу правоохранительных органов о преступной деятельности. Столь неоценимая помощь обеспечивает успешное разрешение различных криминальных задач, в связи с чем сотрудники сыскных ведомств, в интересах постоянного получения и надлежащего использования таких сведений, разрабатывают и придерживаются специальных процедур в отношении конфидентов. Исходным положение здесь является разделение конфидентов на различные классификационные группы.

 

В современных условиях оперативные подразделения обязаны контролировать деятельность конфиденциально сотрудничающих с ними физических лиц в сфере и инфраструктуре преступности, используя для этого средства и методы ОРД, предусмотренные в оперативно-розыскных законах. В практике полицейской разведки различных стран в связи с этим серьезное внимание уделяется определению мотивации конфидента, влияющего на его поведение. Если отдельные из них передают сведения (информацию) за деньги, то финансовые соображения должны здесь со стороны полиции доминировать над другими мотивами. Считается, что конфиденты, предоставляющие сведения за денежное вознаграждение, обычно могут рассматриваться надежными источниками информации, поскольку понимают, что от ее качества зависит выплата денег. Тем не менее, это не освобождает соответствующего сотрудника от строгой оценки конфиденциальной информации, так как конфиденты криминальной полиции (милиции), будучи, порой, естественно частью социально аномальной среды и ее инфраструктуры, сами совершают противоправные деяния. Считается, что вознаграждение секретного сотрудника находится в прямой зависимости от ценности даваемых им сведений, и поэтому важное значение имеет оптимальное стимулирование разведывательно-поисковой работы конфидентов.

 

Помимо этого, важным аспектом работы с конфидентами является прекращение отношений с ними. Этот закономерный процесс должен быть обоснованным и своевременным. Отступление от названных требований ведет, как об этом свидетельствует опыт оперативно-розыскной работы, к нарушению стабильности специализированной системы источников оперативной информации, к их текучести и другим негативным последствиям. Поэтому в любом случае принятие решения о таком прекращении нужно четко определять его целесообразность и необходимость, объективно оценивать все “за” и “против”, имея при этом в виду, что непродуманные заключения, принятые по данному вопросу, ослабляют такую систему.

 

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОИСК И ИССЛЕДОВАНИЕ ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ИНФОРМАЦИИ

 

Сущность, виды и основные понятия аналитического поиска

 

Обратим внимание, что извлечение из документальных носителей новых знаний о лицах, осведомленных о преступной деятельности, о фактах и событиях, имеющих отношение к сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды, предполагает:

во-первых, поиск данных, имеющих отношение к контрольному перечню потребностей в информации оперативно-розыскного характера;

во-вторых, определение круга источников, ее содержащих;

в-третьих, специфическую интеллектуальную работу по изучению добытой информации в целях установления признаков и направлений преступных деяний, лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, формулировки результатов этой работы для выработки адекватных оперативно-розыскных и профилактических мер.

 

 

Учитывая изложенное, процесс аналитического поиска (аналитический поиск) следует понимать как планомерную, имеющую целевую направленность в соответствии с ходом оперативно-розыскного процесса, упорядоченную во времени и регламентированную законодательными и иными правовыми актами совокупность этапов добывания и последующего анализа при помощи определенных методик оперативных данных, зафиксированных на материальных носителях.

 

Основными составляющими аналитического поиска, как отмечалось выше, являются:

 

а) поиск сведений криминального характера, содержащихся в конфиденциальных и открытых документальных источниках (дефиниция — “ поиск оперативно – розыскной информации ”);

 

б) последующее исследование собранной и систематизированной информации, разработка рекомендаций по ее реализации (дефиниция — “ аналитическое исследование оперативно-розыскной информации ”);

 

Представляется целесообразным разграничить аналитический поиск с различными видами криминального анализа, для которого международная практика борьбы с преступностью выработала следующие основные формы:

 

Crime pattern analysis ( анализ криминальной обстановки ) — исследование преступности в специфической области. и/или определенном интервале времени (приблизительно соответствует криминологическому региональному анализу).

 

Generalprofile analysis ( анализ общего профиля) — изучение специфики совершения преступлений определенной категории.

 

Methods analysis (анализ методов) — изучение и оценка методов контроля, сдерживания и иммобилизации преступности.

 

Case analysis (анализ конкретного расследования) — криминалистический анализ дела с учетом направлений расследования, выходящих за рамки данного дела.

 

Comparativ analysis (сравнительный анализ) — изучение “ почерка ” преступника.

 

Offender group analysis (анализ групповой преступности) — выявление направлений преступной деятельности и системы, связей лиц применительно к группе, сообществу лиц, объединенных общим преступным замыслом.

 

Specific profile analysis (анализ особенностей профиля) преступника — составление профиля преступника в рамках конкретного расследования в целях его персонификации (определение возраста, морфологических и интеллектуальных и психологических особенностей, регионов проживания и совершения противоправных деяний и т. п.).

 

Investigation analysis (анализ расследования (оперативных и следственных действий) — изучение проведенного криминальной полицией расследования в рамках конкретного случая перед передачей дела в суд.

 

Таким образом, приведенные выше формы криминального анализа имеют довольно четко очерченные предметные области. В отличие от вышеуказанных форм, аналитический поиск ориентирован на оперативно-розыскной процесс, являясь ключевым элементом первой его стадии, обеспечивающим выявление, а затем пресечение и раскрытие тайной с элементами маскировки противоправной деятельности, и, следовательно, может использовать элементы любого из указанных видов исследовательской работы для выявления данных, интересующих оперативный аппарат.

 

Следует подчеркнуть отличие аналитического поиска и от информационно-аналитической работы оперативного подразделения в целом. Последняя имеет целью сбор, хранение, анализ, оценку и реализацию не только оперативной, но и иной полезной информации, имеющей отношение к деятельности оперативного подразделения. Поэтому аналитический поиск можно рассматривать и как один из специфических элементов информационно-аналитической работы операппарата в целом.

 

Определяя аналитический поиск как относительно автономное направление разведывательно-поисковой работы, необходимо отметить, что предмет его исследования составляет криминальная информация, обладающая следующими особенностями:

свойства криминальной информации отличаются от свойств того информационного пространства, в котором осуществляется ее поиск;

местонахождение криминальной информации носит, как правило, неопределенный характер. Этой неопределенностью и вызваны поисковые действия, направленные на снижение (или устранение) энтропии исходной ситуации и локализацию искомого информационного ресурса.

 

Заметим, что предпосылку обнаружения данных, интересующих орган, осуществляющий оперативно – розыскную деятельность, создает такое свойство криминальной информации, как контрастность на фоне анализируемого информационного поля. Достигается это соотнесением результатов аналитического поиска с контрольным перечнем потребностей в информации, на который ориентируется соответствующее оперативное подразделение.

 

Обратим внимание на то, что одним из путей аналитического поиска является построение и исследование математических моделей, отражающих закономерности поисковые процедур и позволяющих установить причинно-следственные отношения между условиями выполнения поиска и его результатами. Учитывая ограниченный объем настоящей работы, эта сложная и интересная проблематика здесь не рассматриваете вся. Заметим лишь, что аналитический поиск может осуществляться как по проблеме в целом (проблемный поиск), так и по конкретной криминальной ситуации (ситуативный поиск).

 

Проблемный поиск предполагает максимально широкий охват источников данных, имеющих отношение к цели поиска. Обычно указанный вид поисковой работы выполняется в начале исследования, когда необходимо осуществить сбор первичных данных, предположительно содержащих релевантную информацию. Затем проводится ситуативный поиск, который выполняется до тех пор, пока выдвинутая гипотеза противоправной деятельности не будет подтверждена или признана ошибочной.

 

Ситуативный поиск максимально предметен и ориентирован на сбор фактической информации для последующей ее реализации в уголовном процессе.

 

Кроме того, в зависимости от вида объекта ОРД может иметь следующие модификации:

 

  1. Аналитический поиск с целью выхода на признаки тайных маскируемых деяний — проводится в силу необходимости сбора разведывательной информации, последующее изучение которой позволяет обеспечить защиту гражданина, общества и государства от последствий криминальной активности лиц и их сообществ — объектов оперативно-розыскной деятельности, причиняющей значительный материальный и моральный вред.

 

Данная модификация аналитического поиска ориентирована на добывание первичной (индикативной) информации, которая содержит новые данные об интересующих криминальную милицию (полицию) объектах ОРД. Зачастую она является неполной и непригодной для немедленного использования. В большинстве случаев эти данные накапливаются для дальнейшего аналитического исследования в коллекциях оперативно-розыскного назначения (информационных системах, справочных учетах, базах данных), содержащих первичную (необработанную) информацию, или являются поводом для заведения дел оперативного учета при наличии оснований, предусмотренных пунктами 1 – 6 части 1 ст.7 Федерального Закона об ОРД, аналогичных норм оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии.

 

Одновременно нельзя не упомянуть и о процедуре реализации индикативной информации без предварительной аналитической обработки, например при выработке не терпящих отлагательства решений в условиях острого дефицита времени либо при отсутствии в составе спецслужбы (органа) структурного подразделения указанного профиля. Последняя ситуация, в частности, была характерна для деятельности внешней разведки Советского Союза до 1943 г., когда из добытых оперативным составом документов отбирали наиболее важные, по мнению начальства, и направляли “ в живом виде ” Сталину, Молотову и другим иерархам государственных ведомств[См., Гуров А. Тайна красной ртути., М.: МИКО ” Коммерческий вестник “, 1998. Автор книги Александр Иванович Гуров, доктор юридических наук, бывший народный депутат и член Верховного Совета России, являлся начальником 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД СССР, а затем работал в соответствующих службах MB РФ. Участник создания системы специальных антимафиозных подразделений, а также автор известных книг ” Красная мафия “, ” Исповедь вора в законе “, ” Профессиональная преступность ” и др.].

 

По принципу добывания индикативной информации построена, например, доктрина разведывательного (преактивного) расследования США. В отличие от Российской Федерации, стран СНГ и Балтии эта доктрина имеет правовую основу, закрепленную в открытых Инструкциях Генерального атторнея США.

 

Из опубликованных в последние годы в открытой печати материалов характерным примером аналитического поиска первой модификации является книга-досье А.И.Гурова “ Тайна красной ртути ”.

 

В этой монографии содержится подборка документов, отражающих результаты комплекса различного рода мер и мероприятий, обеспечивших получение и, вероятно, сосредоточение в оперативном подразделении, в котором работал в то время А.И. Гуров, определенный объем сведений, относящихся к веществу, именуемому “ красной ртутью ”. Это позволило ему в дальнейшем путем систематизации и анализа имеющейся информации сформировать общую картину криминальных процессов, происходивших с упомянутым химическим соединением, направленных на получение определенной прибыли заинтересованными лицами.

 

Объектами аналитического поиска, направленного на добывание индикативной информации, могут служить и другие книги-досье.

 

  1. Аналитический поиск данных, имеющих отношение к преступлениям-инцидентам — направлен на выдвижения версий о виновных в их совершении и обеспечение информационной поддержки версионной работы по делу. Отличительной особенностью этого вида аналитического поиска является ориентация на информацию, собранную в ходе раскрытия преступлений-инцидентов.

 

Характерным здесь является следующий пример, демонстрирующий доминирующую роль аналитического подхода в следственной практике. Это как бы вариант “ чистого ” аналитического поиска, когда оперативно-розыскные мероприятия использовались в минимальном объеме. Речь идет о том, что к детективу Эркюлю Пуаро обратилась дочь женщины, которая была в прошлом (16 лет назад) осуждена за убийство мужа и приговорена к пожизненному заключению[См., Кристи А. Три повести., Киев: Сов. писатель, 1971.]. Мать, умершая в заключение, оставила дочери письмо, в котором отрицала свою виновность. В момент обращения к детективу пять человек, которые находились в доме потерпевшего (художника Эмиаса Крейля; он был отравлен), еще были живы. Поэтому Пуаро обратился к каждому из них с просьбой изложить ему в форме письма их личные воспоминания об этом событии (якобы для написания книги).

 

Аналитическому поиску детектива предшествовали только две категории ОРМ: он встретился с каждым из пяти указанных лиц и провел их опрос, чтобы составить свое впечатление о них, а также осмотрел дом, в котором произошло убийство, и картину, которую завершал писать художник в момент своей смерти. Далее, сопоставив и проанализировав информацию, полученную из четырех источников (письменные воспоминания; очевидцы и участники событий, с которыми детектив лично разговаривал; картина, осмотр которой он провел; дом и прилегающая местность, осмотренные им). Пуаро делает вывод, что на картине изображен портрет убийцы, написанный его жертвой. На картине был запечатлен образ девушки, которая смотрит на своего любимого, пребывающего в объятиях смерти. Характерна сказанная Пуаро фраза о значении интеллектуального аспекта работы детектива: “ В этом деле важно не только собирать окурки, изучать примятую траву ”, а удобно устроиться в кресле и думать ”.

 

Безусловно, в приведенном примере присутствует элемент художественного вымысла. Однако, если представить себе, что роль писем выполняют, например, различные материалы находящихся в производстве оперативных и уголовных дел, описанное выше становится более правдоподобным.

 

Выбор автором данного примера не случаен и по следующей причине. Дело в том, что картина — характерный элемент образности представления мыслительной деятельности профессионального аналитика, пусть и в несколько упрощенной форме. Нередко процесс аналитического поиска сравнивают с задачей восстановления разобранной сложной мозаичной картины из груды осколков, когда специалист благодаря своему опыту обладает определенными навыками, знаниями и имеет некоторое представление о будущей картине. Он начинает с полной общей оценки “ остатков ”, затем берет раму и вставляет в нее стеклышки, которые, как он уже убедился на основе первоначальной оценки, могут быть расставлены только на свои определенные места. Получается картина, как бы предварительная, неполная, с пустыми местами. Затем берутся новые стеклышки, оцениваются как в отдельности, так и в совокупности, определяется приблизительное местоположение каждого стеклышка, и затем они вставляются в раму на предполагаемые места. Однако деятельность специалиста осложняется тем, что тот, кто разобрал картину, смешал в кучу и те стеклышки, которые не относятся к данной картине, чтобы таким образом затруднить, а подчас и сделать невозможным восстановление картины. При дальнейшем размещении стеклышек специалист неоднократно убеждается, что неправильно определил место какого-то стеклышка, и потому удаляет его, а заодно и другие связанные с ним стеклышки либо заменяет некоторые из них, дополняет другими и т. д. Так, постепенно, шаг за шагом, перед его глазами растет картина, все более отчетливыми становятся ее контуры. Чем меньше в ней пустых мест, тем больше приближается его догадка к действительности.

 

Разумеется, приведенное сравнение является определенной метафорой, отражающей мыслительный процесс аналитического работника при разработке моделей и выдвижении гипотез противоправной деятельности в социально-аномальной среде и их последующей верификации. Не всегда поиск криминальной информации и синтез умозаключений можно ‘сравнить с отдельными дополняющими стеклышками. В реальной разведывательно-поисковой работе аналитик должен представлять сложные дополняющие связи, видеть отношения, вытекающие из взаимосвязи и взаимообусловленности отдельных явлений. Первостепенное значение при этом имеют отношения причины и следствия между отдельными достоверными установленными фактами и обстоятельствами противоправных деяний, с одной стороны, и происшедшим в прошлом событием — с другой[См., Пещак Я. Следственные версии: Криминалистическое исследование. М.: Прогресс, 1976, С. 48 – 49].

 

Еще один пример удачной аналитической работы с оперативной информацией связан с раскрытием кражи трех компьютеров на одном из режимных предприятий, на котором подобные кражи совершались и ранее, но в течение двух лет виновных установить не удавалось. На сей раз были украдены уникальные компьютеры, которых на всю Москву насчитывалось всего несколько экземпляров.

 

Оперработники тщательно проанализировали собранную на первоначальном этапе информацию и установили, что кража была совершена ночью из помещения конструкторского бюро. Были открыты два замка — кодовый и обычный. Преступники знали, что и где надо брать, следов они не оставили.

 

Работники милиции пришли к следующим выводам:

 

Во-первых, кражу, скорее всего, совершили работники КБ, ибо посторонние не смогли бы правильно сориентироваться на громадной территории, да и преодолеть охрану было сложно.

 

Во-вторых, кто-то из совершивших кражу мог иметь отношение к охране. В оперативную проверку на первом этапе было взято несколько человек, работавших на заводе и в КБ.

 

Постепенно круг поисков сужался по мере проверки конкретных лиц и изучения их образа жизни, проверок алиби и т. д. Сложность оперативно-розыскной работы заключалась прежде всего в том, что на режимном предприятии не работали в прошлом судимые лица, все сотрудники характеризовались положительно. И это было основной трудностью для опергруппы; привычные поиски в криминальной среде были невозможны.

 

Сопоставление различных фактов позволяло заключить, что краденые приборы не были вынесены за пределы территории КБ. Поэтому было принято решение усилить скрытое наблюдение, поддерживать контакты с охраной, проверять самые незначительные на первый взгляд подозрения.

 

Расчет себя оправдал: через несколько дней один из рабочих, который иногда привлекался и к выполнению функций охранника, спокойно шел мимо проходной, неся в руках небольшой сверток. Он был уверен, что “своего” задерживать не станут.

 

Однако оперработники, находившиеся на проходной вместе с охраной, вежливо попросили развернуть сверток и… увидели там клавиатуру от украденного компьютера.

 

Задержанный долго пояснял, что его попросил вынести эти предметы один из рабочих. Однако оперработники в разговоре с “ несуном ” удачно использовали фразу: “ Все равно суд может вынести решение о взыскании стоимости пропавших компьютеров ”. После этого задержанный, отрицая свое участие в краже, вызвался показать место, где они лежат. Действительно, краденое было обнаружено. Однако подозреваемый держался уверенно, сообщники и свидетели пока не были установлены.

 

В результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных среди сослуживцев, по месту жительства задержанного была получена дополнительная конфиденциальная информация. В результате разговор с задержанным принял более конкретный характер, и были выявлены соучастники кражи, сам он выполнял роль организатора. Этот человек, будучи зятем одного из руководителей объединения, отличался контактным характером, любил весело пожить. Постепенно стал совершать с завода мелкие кражи, затем вовлек в это дело других людей, изготовил поддельные удостоверения личности, вошел в доверие к администрации, имел доступ во многие цеха и отделы.

 

Тем не менее, преступная группа была разоблачена. При этом залогом положительного результата явилось удачное сочетание оперативного поиска криминальных данных с их аналитическим исследованием.

 

Выдающимися аналитическими способностями, по мнению отдельных специалистов, обладал легендарный советский разведчик Рихард Зорге, который был казнен в Японии без веских доказательств его вины. К такому выводу пришли известные японские юристы, в течение последнего десятилетия пристально изучавшие “ дело Зорге ” и по его итогам констатировавшие, что смертный приговор, вынесенный немецкому журналисту японской Фемидой и приведенный в исполнение 7 ноября 1944 г., является грубой юридической ошибкой.

 

Проведенная экспертиза дошедшей до наших дней части материалов уголовного дела (многое документы были уничтожены), а также тех сведений, которые публиковались в то время в открытой печати о военных планах Японии, подтвердила, что Зорге не имел в своем распоряжении секретных документов, а делал свои прогнозы на основе зачастую взаимоисключающих данных, которые поступали к нему из различных источников. Это значит, что он обладал интуицией, способностями аналитика, а не “ чемоданом ” документов с грифом “ Секретно ”.

 

Наряду с вышеупомянутыми, аналитический поиск оперирует и иными понятиями, категориями, терминами. В их числе априорный информационно-разведывательный ресурс и апостериорный информационно-разведывательный ресурс.

 

Априорный информационно-разведывательный ресурс (a priori information reconnaissance resource — IRRapr) — множество первичных данных, содержащихся (размещенных) в различных информационных источниках (как открытых, так и закрытых) в период осуществления аналитического поиска. Представляет собой целевую область поиска информации по конкретной тематике, проблеме или вопросу. Существование IRRapr аксиоматизируется.

 

С учетом данного определения аналитический поиск можно охарактеризовать как процесс целенаправленного обследования определенной области информационного пространства (IRRapr) для обнаружения интересующих операппарат или детективное агентство сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес. Под обнаружением в этом случае понимается определение местоположения (“ координат ”) искомых сведений с точностью до их носителя (источника).

 

Из определения априорного информационно-разведывательного ресурса следует, что последний представляет собой информационную область, обусловленную целями и очерченную задачами разведывательного процесса. Например, IRRapr изначально включает в себя информацию о фактах, подтверждающих совершение тайных маскируемых преступлений. Вместе с тем практика оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о том, что добыть эти данные удается далеко не всегда. Причины этого могут быть самыми различными, начиная от несовершенства законодательной основы, регулирующей оперативно-розыскную деятельность, и заканчивая профессиональной подготовленностью должностных лиц – субъектов оперативно-розыскной деятельности, частных детективов.

 

Еще раз подчеркнем, что контур аналитического поиска охватывает источники, сосредоточивающие в себе оперативно-розыскной информационный ресурс, — то есть отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах).

 

Те данные, которые собраны и переработаны, образуют апостериорный информационно-разведывательный ресурс (a posteriori information reconnaissance resource — IRRapr) — множество взаимосвязанных и логически упорядоченных элементов информации, сформированное в результате аналитического исследования подмножества (D) первичных данных, извлеченных из априорного разведывательного ресурса. Мощность подмножества (D) ограничена ресурсными (финансовыми, материальными, техническими, интеллектуальными и иными) возможностями разведывательно-поисковой работы оперативного подразделения. IRRapr выступает как информационная основа при обосновании стратегических, тактических и оперативных решений в сфере сыскной деятельности.

 

Следует обратить внимание на одно обстоятельство принципиального характера, осложняющее очерчивание IRRapr. При рассмотрении вопроса о составе разведывательной информации принципиально важно оценить соотношение информации, добытой из агентурных источников, и информации, полученной с использованием легальных возможностей, включая осведомление, официальные контакты с информированными лицами, анализ открытых источников, сбор сведений путем личного наблюдения при посещении доступных объектов, выставок, парадов, учений, праздников, благодаря личному участию в конференциях, симпозиумах, с помощью различных технических средств разведки[См., Модестов Сергей. Американская разведка предпочитает ” Независимую “. О пользе открытых источников информации // Независимая газета, 1994, № 55 (731), 24 марта.].

 

Специфика аналитического поиска в этом случае связана с огромным объемом свободно распространяемых сообщений. Поэтому редуцировать IRRapr , сведя его к минимально необходимому количеству источников открытой информации, возможно только максимально конкретной постановкой целей расследования и четкой ориентацией на установление тех фактов, которые окажутся в дальнейшем полезными для оперативно-розыскного процесса. Одновременно необходимо наличие аппаратно-программных средств, проблемно-ориентированных на извлечение полезной информации. Соблюдение указанных предпосылок. Позволяет проводить исследование открытых источников без опасения “ утонуть в информационном море ” бумажных и электронных носителей.

 

В этой связи нельзя обойти стороной вопрос о таком принципиально новом, относительно недавно появившемся инструментарии поиска общедоступной индикативной информации, в которой могут содержаться признаки противоправной деятельности, каким является глобальная (всемирная) компьютерная сеть Интернет, предоставляющая оперативным подразделениям, осуществляющим аналитический поиск в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды, дополнительные возможности для сбора, систематизации, накопления и изучения данных оперативно-розыскного профиля. Заметим, что во всемирной сети свободно могут публиковать информацию самые различные организации, и в первую очередь те информационные структуры, которые принято обозначать известным термином “ масс-медиа ”.

 

История Интернет началась в 1969г., когда Управление перспективных исследований APRA (Агентство Передовых Исследовательских проектов), одно из подразделений Министерства обороны США, завершило работу над проектом, который должен был, с одной стороны, привести к созданию компьютерной сети, обладающей высокой устойчивостью к разрушению в условиях военных конфликтов, а с другой — облегчить обмен информацией между территориально удаленными исследовательскими организациям оборонной промышленности.

 

Своей популярностью сеть во многом обязана удачному протоколу IP (Internet Protocol), используемому для передачи данных. Передаваемая информация разбивается на пакеты, каждый из которых содержит записанный в специальном формате адрес получателя. Чтобы отправить сообщение, достаточно передать его на любой ближайший сервер, входящий в сеть, — тот сам определит, по какому маршруту отправить его дальше. В случае если следующий по цепочке сетевой компьютер в данный момент почему – то не откликается, сервер сам выберет обходной маршрут, а пользователь даже не заметит разницы. Созданная по такому принципу система не имела централизованного узла управления и, следовательно, безболезненно могла изменять свою конфигурацию, быстро адаптируясь к условиям изменяющейся обстановки.

 

В 1972 году появился первый сервис, без которого сегодня немыслим Интернет, — это E – Mail (электронная почта). В 1976 году появилась программа UUCP (Unix – to – Unix Copy), что привело к созданию следующего сервиса — USEnet (сетевые новости).

 

Именно так (USEnet) первоначально называлась сеть, позволяющая пользователю войти на машину, где размещалась информация, и выбрать оттуда все интересующие его материалы. Уже на начальном этапе развития количество пользователей сети USEnet ежегодно утраивалось. Сегодня USEnet насчитывает более 15000 конференций, суммарный объем которых равен нескольким десяткам мегабайт в день. В 1990 г. сеть APRAnet перестала существовать и на ее месте возник ИНТЕРНЕТ[См., Каманин В. И. Интернет ( общие положения и немного истории ), М.,1996.].

 

С технической точки зрения Интернет — это объединение мировых компьютерных сетей, связывающих всевозможные типы компьютеров, использующих в качестве каналов передачи информации телефонные провода, оптоволокно и спутниковые каналы связи.

 

Самым популярным, развивающимся наиболее быстрыми темпами сервисом Интернет является WWW ( World Wide Web — всемирная паутина ). WWW работает по принципу клиент — сервер. При работе с WWW пользователь воспринимает сеть как единое целое независимо от местонахождения своего компьютера[там же.].

 

Рассматривая Интернет как элемент IRRapr применительно к анализу открытой информации, обратим внимание на то, что существуют основные и дополнительные средства поиска информации.

 

Для решения стандартных, часто встречающихся поисковых задач, сеть имеет и стандартные средства — мощные инструменты, разработанными именно для этой цели. Эти основные средства поиска работают автоматически и отвечают на запрос достаточно быстро. Сюда следует отнести, прежде всего, машины поиска (Search Engine — SE) типа Yahoo, Altavista, Rambler, Infoseek, HotBot, WebCrawler, Excite и др. Указанные системы позволяют осуществлять наиболее часто применяемый пользователями контекстный поиск в реальном масштабе времени.

 

Дополнительные способы поиска используют возможности, предоставляемые некоторыми другими службами сети, ее персоналом и абонентами. Эти способы являются дополнительными, поскольку они не предназначены для массового использования; не являются универсальными (накапливают адреса в недостаточном объеме или по узким направлениям); не являются стандартными или обязательными для того, кто их предоставляет. Характерным примером использования дополнительного способа поиска является, например, публикация запроса в соответствующей телеконференции, когда кто-то обращается к участникам данной конференции с просьбой оказать содействие в том или ином вопросе[См., Левчик В.А. ” Поисковые ресурсы Интерпола. Поиск людей и организаций “, 1996, Исправлено и дополнено Астальцевым Д.А., 1996.].

 

Отметим, что по своему содержанию априорный и апостериорный информационно-разведывательные ресурсы неизбежно подвержены изменению. Это обусловлено, например, тем, что в ходе конкретного расследования возможно появление новых информационных источников (расширение IRRapr), дополнение и уточнение собираемых данных, критериев их оценки и анализа (развитие IRRapr). Это еще раз подчеркивает необходимость регулярного сопоставления имеющихся и вновь получаемых данных как между собой, так и с целями их сбора. Только в этом случае можно быть уверенным в актуальности оперативной информации.

 

  1. Элементы аналитического поиска и некоторые аналитические техники

 

Рассмотрим основные фазы процесса аналитического поиска

 

Частично этап сбора информации уже рассматривался при детализации понятий априорного и апостериорного информационно-разведывательных ресурсов. Подчеркнем еще раз, что данный этап аналитического поиска сочетает комплекс заранее обдуманных гласных и негласных оперативно-розыскных мероприятий и аналитических методов, обеспечивающих обнаружение и исследование криминальной информации, с тем чтобы выявить ее отношение к конкретному перечню потребностей в информации, учреждаемого для данной оперативной службы, т. е. указывающей на предстоящие криминальные события или на замыслы преступников; требующей безотлагательных оперативных действий либо сбора данных по криминальному факту; дополняющей имеющиеся сведения об объектах ОРД и их роли в скрытой преступной деятельности; достаточной (фактической) для использования в судебном разбирательстве и т.п. Далее следует размещение добытых данных в оперативном подразделении.

 

Оценка данных. После того как данные собранны, необходимо определить, в какой мере они полезны для оперативно-розыскной деятельности.

 

Этап оценки сведений включает в себя:

изучение содержания добытой информации с точки зрения ее достоверности и информативности документа-носителя, надежности источника;

определение потребности в дальнейшей проработке полученной информации силами операппарата или с помощью иных формирований и (или) выяснение необходимости ограничиться внесением данных в информационные системы;

просмотр и изучение информации специальным субъектом-руководителем оперативного подразделения.

 

В этом смысле этап оценки направлен на получение такой характеристики информации, как полезность.

 

В аналитическом поиске значение полезности целесообразно оценить конкретной величиной, определяемой на основе следующих показателей: надежность источника информации (Н); достоверность данных (Д); информативность данных (И).

 

При поведении оценки оперативной информации аналитик должен располагать не только самой информацией, но и значениями о ее источнике.

 

Оценочная часть разведывательного цикла должна проводиться в ограниченное время, чтобы избежать старения информации, и ее маскировки большим объемом других первичных (“ сырых ”) сведений.

 

При проведение оценки достоверности поступившей информации аналитик всегда исходит из принципа, что даже надежные объекты-носители криминальной информации могут поставлять ложную информацию, а те из них, которые были ранее определены как ненадежные, могут сообщать важные и достоверные факты. Именно по этой причине необходимо использовать оба типа оценок (как источника, так и информации), применяя их ко всей совокупности анализируемых информационных массивов.

 

При этом следует учитывать:

главным критерием правдоподобия поступивших данных является поиск подтверждения по другим поисковым направлениям, если возможно, независимым;

чем более продолжительное время объект-носитель информации поставлял оперативно полезные сведения, тем меньше поводов сомневаться в его надежности;

если источник новых данных, то необходимо убедиться, позволяет ли положение лица, передающего сведения, иметь доступ к сообщаемым им фактам.

 

  1. Использование результатов аналитического поиска

 

Результаты оперативно-аналитического поиска в силу его разноплановости на начальном этапе обеспечивают широкий спектр содержания сведений, соответствующих контрольному перечню. Полученные разведанные пополняют информационный ресурс (картотеки, досье, автоматизированные информационные системы оперативно-розыскного назначения) конкретного оперативно-розыскного подразделения, так и отраслевой оперативной службы и (или) в целом правоохранительного ведомства (спецслужбы). В связи с этим результаты оперативно-аналитического поиска обеспечивают и эффективное осуществление информационно-аналитической работы вышеуказанных структур. Результаты последней, в свою очередь, позволяют информировать как руководителей оперативных подразделений различного ранга и уровня о состоянии оперативной обстановки на объектах и территориях оперативного обслуживания, так и знакомить соответствующих руководителей органов государственной власти (законодательной, судебной, исполнительной) и управления с информацией, необходимой им по роду их деятельности.

 

Практика разведывательного поиска выработала определенные категории оперативно- служебных документов, реквизиты которых гарантируют ясное и четкое изложение конкретной оперативно-процессуальной или иной проблемы. Так, например, в информационно-аналитическом директорате ЦРУ — головном подразделении американской разведки по обработке и анализу разведывательной информации и подготовке выходной продукции разведки для Президента США, Совета национальной безопасности США используются определенные виды документов:

“ меморандум предупреждения ” — информация об угрозе ракетно-ядерного нападения или назревания кризисной ситуации, способной перерасти в вооруженный конфликт;

ежедневная разведывательная сводка и еженедельный доклад о текущих событиях для президента, вице-президента, государственного секретаря, министра обороны, советника президента по вопросам национальной безопасности и председателя Комитета начальников штабов;

ежедневный обзор национальной разведывательной информации рассылается примерно в двести адресов, в том числе в крупные посольства и резидентуры;

национальные разведывательные оценки с анализом и прогнозом развития наиболее важных военных, политических, экономических и других проблем[См., Даллес А. Искусства разведки. / Перев. с англ. М.: Международные отношения; МП ” Улис “, 1992.].

 

 

Результаты оперативно-аналитического поиска используются и в сфере оперативно-розыскной деятельности по различным направлениям. В интересах раскрытия противоправных деяний практикуется заведение дел предварительной и последующей оперативных проверок. Иллюстрацией данного тезиса могут служить, например, материалы раздела 9 проекта федерального оперативного Кодекса, посвященного порядку работы по оперативным делам (ОД) контрразведывательных подразделений КГБ РСФСР[2 См., Шумилов А. Ю., Башкатов Л. Н., Забарчук Е. 3., Михайлов В. И. Пояс-нительная записка к проектам законов РСФСР ” Основы оперативного законодательства РСФСР ” и ” Федеральный оперативный кодекс РСФСР ” ( Фонд НИЛ-1 ВНИИ МВД РФ ).], предусматривавшие вполне определенные категории ОД, заводимых по результатам оперативно-аналитического поиска. Предлагалось классифицировать оперативные дела в зависимости от объекта оперативной деятельности, от результатов уголовно-правовой оценки информации, а также от специфики деятельности государственного органа, в котором оно заведено.

 

Результаты оперативно – аналитического поиска могут указывать и на наличие признаков противоправной деятельности конкретных лиц и их сообществ, что может подтверждаться материалами, позволяющими уже на этом этапе ставить вопрос перед органами следствия, должностными лицами, осуществляющими производство по таможенным, налоговым правонарушениям, противоправным деяниям в исправительных учреждениях. В этом случае составляется меморандум, содержащий результаты оперативно – аналитического поиска, который может представляться компетентным должностным лицам для разрешения вопроса об использовании этих сведений согласно ст. 11 Федерального Закона об ОРД, в частности для привлечения объекта, представляющего оперативный интерес, к ответственности, адекватной содеянному.

 

Вместе с тем последнее направление реализации результатов оперативно-аналитического поиска является проблематичным, так как конечный продукт — это индикативные данные, ориентированные на контрольный перечень потребностей в информации и позволяющие лишь выявить криминальный потенциал общества, его конкретных представителей, тенденции развития криминальной ситуации, определить характер, признаки, условия, общественную опасность социально-опасных, прежде всего преступных, проявлений. Таким образом, создается, как правило, предпосылка для дальнейшего развития оперативно-розыскного процесса и его перехода на стадию оперативной проверки.

 

Для представления конечных результатов аналитического поиска используются различные формы выходных документов. Их содержание и формат могут быть различными в зависимости от вида анализируемой криминальной и иной, представляющей оперативный интерес деятельности и потребностей оперативного подразделения, осуществляющего разведывательно-поисковую работу в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды. Наиболее часто используются отчет, аналитическая справка, меморандум, докладная записка, рапорт и т. д. В частности, в практике советской разведки в качестве самостоятельной выходной формы документа использовались так называемые “ записки ”, в которых конкретная анализируемая проблема (или вопрос) рассматривалась в комплексе мировых событий с отражением ее динамики и эволюции, а информация подавалась как бы заново, максимально полно и сжато. При этом существовало “ железное правило ”: любой информационный материал не должен был превышать трех-четырех страниц, но в качестве приложения разрешалось добавлять необходимые справочные материалы

 

В полицейской практике зарубежных государств применяются следующие формы представления данных:

Заключение, которое отражает важность полученной информации и ее значение для оперативно-розыскного процесса.

Рекомендации, содержащие предложения по методам и способам сбора информации в интересах разведывательной и контрразведывательной деятельности; обращения за содействием к другим правоохранительным и иным ведомствам (службам) продолжения; целесообразности передачи дела в ФБР.

Обобщение информации — изложение самой существенной информации без детализации.

Источники и надежность информации — результаты оценки аналитиком надежности объекта-носителя оперативной информации и достоверности полученных данных.

Основные и альтернативные гипотезы — изложение различных гипотез преступного поведения изучаемых объектов оперативно-розыскного процесса.

Недостающая информация — содержит указания по поиску дополнительной информации, которая необходима для подтверждения выдвинутой гипотезы для принятия ответных контрмер.

 

К наиболее распространенным видам официальных информационно-аналитических документов, составляемых по результатам аналитического поиска, следует отнести:

 

  1. Устные тактические сообщения (УТС). Являются наиболее простым и распространенным видом информационных отчетов. УТС готовятся на запросы следователей и содержат информацию о конкретных лицах, их деятельности и связях согласно последним сообщениям. Содержание и форма таких отчетов могут существенно различаться в зависимости от времени, отведенного на их подготовку и объема требуемой информации. Все УТС должны регистрироваться, даже если эта информация передается на неофициальной основе.

 

  1. Письменные тактические (оперативные) отчеты. На практике письменные отчеты составляются обычно в ответ на запрос охарактеризовать или оценить конкретную криминальную группировку или подозреваемого. Несмотря на то, что запрашивающее информацию учреждение или лицо представляет себе причины подготовки данного отчета, в начале каждого отчета необходимо четко указывать цель его подготовки. После разъяснения целей отчета излагается запрашиваемая информация, выводы и рекомендации по планируемым действиям.

 

  1. Стратегические отчеты. Стратегические данные можно в целом охарактеризовать как оценку степени и характера конкретной преступной деятельности или организации, как правило, по географическим или функциональным признакам. Такой отчет включает оценку текущего положения и прогнозы в отношении тенденции развития событий в будущем. Стратегические отчеты являются менее последовательными по сравнению с тактическими отчетами. Вначале излагается цель отчета, а затем излагаются выводы, рекомендации и резюме. Резюме должно содержать исчерпывающее изложение оперативных версий и предположений, использованных в процессе анализа. Стратегический отчет в большей степени посвящен вопросам прогнозирования, и для его выводов характерна большая степень неопределенности. Поэтому необходимо обеспечить более тщательное обсуждение процедур анализа, чтобы потребитель смог самостоятельно оценить имеющиеся доказательства и предположения, обосновывающие сделанные выводы. Кроме того, в таких отчетах четко должна излагаться проблема, имеющиеся данные и сомнения в отношении сделанных выводов.

 

Подводя итог сказанному по поводу аналитического поиска, следует признать, что данный аспект ОРД не столь ярко отражен в оперативно-розыскных законах стран СНГ, Балтии, иных зарубежных государств, как, например, оперативный поиск. Вместе с тем, исходя из факторов, обусловливающих актуальность АП, исследование криминальной информации имеет для оперативно-розыскного процесса, по крайней мере, не меньшее значение по сравнению с другими способами получения оперативно-розыскных данных.

 

Тем более что АП обеспечивает решение двуединой задачи:

 

во-первых, сведение воедино и систематизацию сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес;

 

во-вторых, распознание тайной маскируемой противоправной деятельности в результате целенаправленного мыслительного процесса, связанного с выдвижением гипотез асоциального поведения и их последующей проверки, когда субъект ОРД добывает сведения, являющиеся основой для проведения предварительной оперативной проверки.

 

Субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней

 

4.1. Понятие субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней

 

Субъектами, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней являются государственные органы и их должностные лица, наделенные законодателем функцией контроля за организацией, обеспечением и (или) осуществлением оперативно-розыскной деятельности, а равно Генеральной прокуратурой Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры, наделенные законодателем функцией надзора за исполнением оперативно-розыскными органами законом Российской Федерации.

 

Реализуя специфические функции в оперативно-розыскной деятельности (функции контроля и надзора), эти субъекты исполняют предусмотренные российским законодательством обязанности и пользуются соответствующими правами.

 

Классификация субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней происходит в зависимости от трех основных критериев:

 

Во-первых, их группируют по функциям. Таких групп две:

 

1) субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность (реализующие функцию контроля);

2) субъекты, надзирающие за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности (реализующие функцию прокурорского надзора);

 

Согласно ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД за реализацией законов в оперативно-розыскной деятельности надзирают Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры.

 

Во-вторых, по сфере осуществления предоставленных “контролерам” полномочий различают субъектов, которые проводят внешний контроль и надзор (иначе вневедомственный) и внутренний контроль (ведомственный).

 

В соответствии с Федеральным Законом об ОРД ведомственный контроль осуществляют руководители оперативно-розыскных органов (ч. 3 ст. 19 и ст. 22 Федерального Закона об ОРД) и должностные лица специальных контролирующих подразделений оперативно-розыскного органа (инспекторских, организационных, кадровых и др.).

 

В-третьих, всех субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней, делят на юридических и физических лиц.

 

Первыми являются соответствующие государственные органы (их подразделения), вторыми – их должностные лица (например, руководители оперативно-розыскного органа, прокурор).

 

4.2. Субъекты, осуществляющие внешний (ведомственный) контроль в области оперативно-розыскной деятельности

 

Согласно Федерального Закона об ОРД этот контроль за оперативно-розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, и федеральными законами осуществляют:

Президент Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОРД).

 

Он осуществляет контроль за оперативно-розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Согласно ст.ст. 80 – 90 Конституции Российской Федерации Президент наделен широкими полномочиями, но за которые он не вправе выходить. Важнейшей функцией Президента является то, что он выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ).

 

В частности в круг основных полномочий Президента в сфере обеспечения безопасности России входит следующее:

 

а) он формирует и возглавляет Совет безопасности Российской Федерации, статус которого определяется федеральным законом (п. “ж” ст. 83 Конституции РФ);

 

б) при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, он вводит на территории России или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (ст. 88 Конституции РФ).

Федеральное собрание Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОР Д) также является одним из субъектов осуществляющим контроль за оперативно-розыскной деятельностью.

 

В соответствии со ст. 94 Конституции Российской Федерации Федеральное Собрание – парламент Российской Федерации является представительным и законодательным органом России и состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы.

 

Контроль со стороны законодателя за оперативно-розыскной деятельностью является важным элементом механизма гарантий соблюдения законности при ее осуществлении. Однако с учетом предписаний Конституции Российской Федерации парламентский контроль реален только:

 

а) в ходе законотворческой работы, когда парламентарии в праве принять (отклонить) законопроекты в области оперативно-розыскной деятельности;

 

б) за расходованием выделяемых на осуществление оперативно-розыскной деятельности финансовых средств.

 

Этот контроль так же, как и первый, опосредован, так как:

 

во-первых, происходит в рамках контроля за исполнением федерального бюджета (ч. 5 ст. 101 Конституции Российской Федерации), отдельные статьи которой предусматривают выделение финансовых средств тем или иным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;

 

во-вторых, через возможности Счетной палаты, образуемой Государственной Думой и Советом Федерации[Остальные виды непосредственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью состороны парламента (в частности, за кадровой политикой в оперативно – розыскных органах) в настоящее время не предусмотрены Конституцией Российской Федерации. Кроме того, Федеральным законом от 05 июля 1999 года №133-ФЗ ” О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон ” О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “” специально, что вмешательство члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы в оперативно-розыскную деятельность органов дознания не допускается.].

Правительство Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОРД).

 

Полномочия Правительства Российской Федерации определены Конституцией Российской Федерации (ст. 114) и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 года № 2 – ФЗ “О Правительстве Российской Федерации” (с изм.). Оно наделено широкими полномочиями по общим вопросам руководства федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти (ст. 12 Закона о Правительстве Российской Федерации), а также в сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью (ст. 19 Закона о Правительстве Российской Федерации) и по обеспечению обороны и государственной безопасности России (ст. 20 Закона о Правительстве Российской Федерации).

 

Вместе с тем следует учитывать, что согласно ст. 32 Закона о Правительстве Российской Федерации именно Президент Российской Федерации руководит деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел и некоторых других, утверждает по представлению Председателя Правительства Российской Федерации положения о них и назначает их руководителей, а также осуществляет иные полномочия как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Российской Федерации и Председатель Совета Безопасности Российской Федерации. Правительство же только координирует деятельность этих федеральных органов исполнительной власти.

 

Все вышеперечисленные субъекты осуществляют контроль за оперативно – розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Однако следует знать, что из федеральных конституционных законов, которые согласно Конституции РФ обязательно должны быть приняты (а их более десяти), в России в настоящее время принято и действует семь: Закон “О Правительстве Российской Федерации”, Закон “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Закон “О референдуме Российской Федерации”, Закон “Об арбитражных судах Российской Федерации”, Закон “О судебной системе Российской Федерации”, Закон “О военных судах” и Закон “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации”. Причем из числа принятых только Закон о Правительстве Российской Федерации имеет первостепенное значение для правового регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности.

 

Относительно же полномочий, указанных в федеральных законах, необходимо отметить, что в их круг, прежде всего, входят законодательные акты, регламентирующие организацию и деятельность российских оперативно-розыскных органов.

Судья, санкционирующий оперативно-розыскные мероприятия, влекущие ограничение конституционных прав граждан (см. соответствующий раздел 4.3. данной главы).

Уполномоченные на то прокурора (см. раздел 4.4. данной главы).

Субъекты финансового контроля в оперативно-розыскной деятельности.

 

Данными субъектами выступают:

 

а) руководитель оперативно-розыскного органа (ч. 3 ст. 19 и ст. 22 Федерального Закона об ОРД);

 

б) представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (ч. 3 ст. 19 Федерального Закона об ОРД).

 

На представителей Минфина России возлагается обязанности и им предоставляются права в соответствии с федеральным законодательством и нормативными правовыми актами Минфина России (в частности, Положением о Министерстве финансов Российской Федерации, которое утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 06 марта 1998 г. № 273). Представители Минфина России должны проходить процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, после чего они становятся полномочными должностными лицами, которым соответствующие документы о финансировании оперативно-розыскной деятельности должны предоставляться в полном объеме.

 

4.3. Судья как субъект оперативно-розыскных правоотношений

 

Судья – должностное лицо государства, являющееся носителем судебной власти в России; гражданин России (достигший 25 летнего возраста, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее установленного законом срока), в конституционном порядке наделенный полномочиями осуществлять правосудие от имени государства и исполняющий обязанности на профессиональной основе.

 

Согласно ст. 9 Федерального Закона об ОРД каждое оперативно-розыскное мероприятие, влекущее ограничение конституционных прав граждан, может быть проведено только по решению судьи.

 

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД).

 

Применительно к оперативно-розыскной работе судья наделен широкими полномочиями. Так, предметом ведения судьи в оперативно-розыскной деятельности является:

рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2, 3 ст. 8 и ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Следует отметить, что в ст. 9 Федерального Закона об ОРД изложен порядок санкционирования не всех оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права гражданина, а только их части. В этой статье приведены правила судебного рассмотрения материалов только тех оперативно-розыскных мероприятий, которые еще не начаты, а также начатых по разрешению судьи, но которые необходимо продлить[О правилах осуществления оперативно-розыскных мероприятий в случаях, которые не терпят отлагательства, см. ст. 8 Федерального Закона об ОРД.]. Вместе с тем законодателем переведен закрытый (исключительный) перечень конституционных прав человека и гражданина, которые могут быть ограничены в оперативно-розыскной деятельности. В перечень данных прав включены: тайна переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (причем передаваемых только по сетям электрической и почтовой связи), а также право на неприкосновенность жилища;

последующая проверка законности решений и действий оперативно – розыскных органов и их должностных лиц (ч. 3, 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД);

рассмотрение жалоб на оперативно-розыскные органы (ч. 2, 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);

разрешение споров между судьей (нижестоящего суда) и оперативно-розыскного органа в связи с отказом в проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 6 ст. 9 Федерального Закона об ОРД).

 

Законодатель возложил на судью следующие обязанности (ст. 9 Федерального Закона об ОРД):

судья не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления (ч. 1);

судья рассматривает материалы незамедлительно (ч. 1);

судья обязан вынести мотивированное постановление по своему решению о возможности проведения оперативно-розыскного мероприятия (ч. 4);

руководители суда создают условия, обеспечивающие защиту сведений, содержащихся в представляемых судье оперативно-служебных документах (ч. 7).

 

Обеспечение защиты данных сведений подразумевает наличие системы организационных и иных мероприятий, важным звеном которых выступает создание условий для надежной защиты сведений. Законодатель возложил обязанность по созданию этих условий на руководителей судебных органов, т.е., прежде всего, на председателей соответствующих судов (районного, областного и других судов и м равных). Председатель соответствующего суда обязан разъяснить судьям, которые должны рассматривать материалы, поступившие от оперативно-розыскного органа, необходимость неразглашения сведений, ставших им известными, а также сохранения в тайне существа принятого ими решения.

 

Руководители отвечают и за то, чтобы исследование ходатайства проводилось в условиях, исключающих ознакомление с ним посторонних лиц, а также их несанкционированный выход из владения уполномоченными на то должностными лицами. Нельзя, например, поручать машинистке и другим лицам вспомогательного персонала оформление принятого судьей решения (распечатку на пишущей машине или компьютере, заверку постановления гербовой печатью и т.п.).

 

Для реализации перечисленных в ст. 9 Федерального Закона об ОРД обязанностей судья наделен соответствующими правами (о них изложено в ряде статей Федерального Закона об ОРД):

судья вправе разрешить или отказать проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия (ч. 4 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);

судья вправе продлить срок действия постановления об ограничении прав лица (ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);

по требованию судьи ему могут представляться дополнительные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 3 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);

судья в особом случае может обязать оперативно-розыскной орган предоставить заявителю сведения, предусмотренные ч. 4 ст. 5 Федерального Закона об ОРД (ч. 6 ст. 5);

судья вправе потребовать от оперативно-розыскного органа предоставить оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (ч. 5 ст. 5 Федерального Закона об ОРД).

 

Общие положения. Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий предусмотрен в ст. 9 Федерального Закона об ОРД.

 

Он включает следующие элементы:

основание к судебному рассмотрению материалов об ограничении конституционного права лица;

место рассмотрения материалов;

субъекта, принимающего решение (должностного лица, который рассматривает материалы);

срок рассмотрения материалов;

ход рассмотрения материалов;

итоги рассмотрения материалов;

срок действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов;

порядок продления срока действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов.

 

Согласно предписаний ч. 2 ст. 9 Федерального Закона об ОРД единственным основанием для решения судьей вопроса об обоснованности проведения оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права гражданина, является мотивированное постановление одного из руководителей оперативно-розыскного органа.

 

Данное основание (наличие мотивированного постановления) – это формализованное обращение оперативного подразделения в суд для получения разрешения на проведение конкретного оперативно-розыскного мероприятия, влекущего ограничение того или иного конституционного права человека и гражданина на частную жизнь. Мотивированное постановление, являясь решением соответствующего должностного лица оперативно-розыскного органа, для судьи играет роль ходатайства. В этой связи его следует именовать “Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о разрешении проведения …” (далее указывается название оперативно-розыскного мероприятия.).

 

Законодатель предъявляет ряд требований к постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Оно должно быть мотивированным (ч. 2 ст. 9 Федерального Закона об ОРД), законным (ст. 3 Федерального Закона об ОРД) и обоснованным.

 

Законность постановления предполагает:

его вынесение надлежащим должностным лицом. Судья должен иметь возможность удостовериться в этом, а потому вправе знакомиться с ответствующими ведомственными нормативными актами, в которых определены перечни должностных лиц, правомочных принимать решения на ограничение конституционных прав граждан при осуществлении ОРМ;

соответствие его формы требованиям, предъявляемым к документу (наличие соответствующего названия и других необходимых реквизитов);

соответствие его содержания полученной фактической информации (исключается вымысел и т. п.).

 

Обоснованность постановления означает, что должностное лицо при его вынесении исходило из анализа документально оформленных материалов и строило свои выводы на фактических данных в их совокупности, которые исключают другое решение, кроме принятого.

 

Мотивированность призвана объяснить, почему должностное лицо приняло конкретное решение, почему использовало (не использовало) те или иные аргументы, т.е. постановление должно содержать объяснения и доводы в обоснование позиции, занятой должностным лицом. Отметим, что мотивированное постановление выносится одним из руководителей оперативно-розыскного органа. В их число входят, как правило, начальник органа и его заместители. Однако в каждом министерстве (ведомстве) приняты свои, отличные от других, перечни категорий руководителей, полномочных утверждать постановление (ходатайство), направляемое в суд для получения санкции на ограничение конституционного права гражданина, поэтому судья при возникновении необходимости (сомнения в полномочиях руководителя и т.п.) вправе ознакомиться с ведомственным нормативным актом, которым установлен соответствующий перечень.

 

Особо подчеркнем, что судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Получение судьей постановления (ходатайства) о проведении оперативно-розыскных мероприятий является юридическим фактом, который порождает для него обязанность незамедлительно приступить к рассмотрению представленных оперативно-служебных документов.

 

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну частной жизни при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Из этого нормативного предписания следует три правила:

 

1) поступившие материалы должны рассматриваться судом (т.е. соответствующим органом судебной системы России, осуществляющим правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских и административных категорий дел в установленном законом порядке), а не органами законодательной или исполнительной власти;

2) материалы с ходатайством об ограничении конституционного права гражданина должны рассматриваться по общему правилу судами первого звена (т.е. районными и равными им судами);

3) необходимо соблюдать порядок, в соответствии с которым с ходатайством на проведение оперативно-розыскного мероприятия руководителю оперативно-розыскного органа необходимо обращаться в первую очередь в суд по месту осуществления конкретного оперативно-розыскного мероприятия (им может быть суд района, где расположено жилище гражданина или находится узел связи, на который гражданин получает почтовую корреспонденцию “до востребования”, и т.п.).

 

Вместе с тем законодатель не устанавливает жесткого правила направления материалов только в суд первого звена. Возможен вариант первичного обращения и в вышестоящий суд – республиканского, областного и краевого звена или Верховный Суд Российской Федерации (это касается как системы общих, так и военных судов). Однако следует учитывать, что в данном случае возникает реальная вероятность существенного ограничения права оперативно-розыскного органа на обжалование возможного отказа судьи в проведении оперативно-розыскного мероприятия.

 

Согласно ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД эти материалы рассматриваются судьей единолично. Вместе с тем конкретные полномочия по рассмотрению поступивших оперативно-служебных документов судья, как правило, получает от председателя соответствующего суда. Не исключен вариант, при котором материалы могут быть рассмотрены дежурным судьей.

 

Рассмотрение материалов судьей единолично означает, что:

 

во-первых, не требуется принятия решения на судебном заседании;

 

во-вторых, именно конкретный судья обязан и вправе принять юридически значимое решение по существу ходатайства оперативно-розыскного органа.

 

Вместе с тем судья может консультироваться у председателя соответствующего суда и т.п. С его согласия при изучении оперативно-служебных документов может присутствовать и давать необходимые пояснения представитель оперативно-розыскного органа, который ходатайствует о проведении оперативно-розыскного мероприятия.

 

При поступлении в суд такие материалы рассматриваются судьей незамедлительно. Это означает, что должностное лицо оперативно-розыскного органа должно быть немедленно, т.е. в любой промежуток времени без какой-либо очереди или, по крайней мере, без неоправданных задержек принято судьей (не занятым в судебном процессе), который обязан получить оперативно-розыскные материалы, касающиеся производства оперативно-розыскного мероприятия, и рассмотреть их.

 

Ход рассмотрения материалов. Прежде всего, он заключается в изучении обоснованности постановления руководителя оперативно – розыскного органа, поступившего судье. Вместе с тем согласно предписаний ч. 3 ст. 9 Федерального Закона об ОРД по требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения ОРМ).

 

Согласно предписаний ч. 4 ст. 9 Федерального Закона об ОРД по результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего ОРМ либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Причем постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возращением представленных им материалов.

 

Таким образом, при любом решении (как положительном, так и отрицательном) судья обязан вынести мотивированное постановление. Он не вправе ограничиваться, допустим, резолюцией (как разрешающей, так и запрещающей) на представленном ему оперативным подразделением постановлении.

 

В постановлении судьи, которое может быть составлено в произвольной форме, должно быть указано: какое конкретно оперативно-розыскное мероприятие просит разрешить соответствующий оперативно-розыскной орган; какие материалы представлены; можно ли на их основе сделать вывод о наличии условий, предусмотренных ст.7 и ст. 8 Федерального Закона об ОРД, и др.

 

Закон требует, чтобы в обязательном порядке был возвращен подлинник постановления и все без исключения полученные от оперативно-розыскного органа оперативно-служебные документы. В случае необходимости с постановления могут быть сняты копии (их количество определяется фактической потребностью), которые регистрируются и хранятся по правилам секретного делопроизводства.

 

Постановление в обязательном порядке подлежит заверению печатью, т.е. на его тексте (как правило, в месте подписи судьи) должен быть проставлен ясно видимый оттиск гербовой печати суда, судья которого санкционировал проведение оперативно-розыскного мероприятия.

 

Согласно ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается.

 

Под сроком действия вынесенного судьей постановления понимается срок, в течение которого в соответствии с Федеральным Законом об ОРД оперативно-розыскной орган полномочен осуществлять конкретное ОРМ, ограничивающее конституционное право гражданина.

 

Федеральным Законом об ОРД предусмотрено исчисление такого срока, как в сутках, так и в месяцах.

 

Прежде всего, срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения. В данном случае не принимаются в расчет час и день, в которые судья вынес постановление. Срок действия постановления истекает в 12 часов ночи последних суток.

 

Течение срока исполнения оперативно-розыскного мероприятия не зависит ни от организации его проведения, ни от уголовно-процессуального срока производства по уголовному делу. Это означает, что срок действия вынесенного судьей постановления не может быть прерван (приостановлен, продлен) в связи с отсрочкой, приостановлением или прекращением осуществления разрешенного ОРМ или окончания срока производства по уголовному делу (за исключением прекращения дела за отсутствием события или состава преступления).

 

Кроме того, срок действия вынесенного судьей постановления не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. В данном случае срок истекает в соответствующее число месяца, а если месяц не имеет соответствующего числа, то в последние сутки этого месяца.

 

Законодатель допускает возможность превышения срока более чем шести месяцев при условии непосредственного указания на то в самом постановлении. Как правило, ограничение конституционного права гражданина на более длительный срок, чем обычно, при расследовании длящихся преступлений, а также с учетом иных обстоятельств, характерных для конкретной оперативно-розыскной ситуации. Причем в данном случае верхний предел срока действия вынесенного судьей постановления в Федерального Закона об ОРД не установлен.

 

Согласно ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД при необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов. Под такими материалами следует понимать, прежде всего, новое постановление, в котором излагается мотивированное и обоснованное ходатайство о необходимости продолжения оперативно-розыскного мероприятия в течение определенного срока. Наряду с постановлением судье, необходимо предоставить оперативно-служебные документы, которые подтверждают, что потребность продления срока действия постановления действительна. В частности, ему представляется справка с фактической информацией, полученной в результате проводимого оперативно-розыскного мероприятия.

 

Кроме того, судье в обязательном порядке представляются и те оперативно-служебные документы, которые направлялись ему ранее (постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия и др.).

 

  1. 4. Прокурор как субъект оперативно-розыскных правоотношений

 

Прокурорский надзор за исполнением Федерального Закона об ОРД осуществляют:

 

1) Генеральный прокурор Российской Федерации;

2) уполномоченные им прокуроры (ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

 

Согласно ст. 129 Конституции Российской Федерации прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации. Следовательно, Генеральный прокурор Российской Федерации – высшее должностное лицо прокуратуры России. Он возлагает данную систему прокурорских органов. Генеральный прокурор Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации (ч. 2 ст. 129 Конституции Российской Федерации)

 

Уполномоченными прокурорами являются должностные лица прокуратуры России, наделенные законодателем государственно-властными полномочиями по надзору за исполнением законов государственными органами и непосредственно уполномоченные решением Генерального прокурора Российской Федерации надзирать за исполнением Федерального Закона об ОРД.

 

Приказом генерального прокурора от 09 августа 1996 года № 48 “Об оперативно-розыскной деятельности” предписано проводить такой надзор за оперативно-розыскными органами прокурорам субъектов Федерации, приравненным к ним военным и другим специализированным прокурорам, прокурорам городов и районов, других территориальным, военным и иным специализированным прокурорам субъектов Федерации, а в Генеральной прокуратуре Российской Федерации – заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, Главного военного прокурора и его заместителям, начальникам управлений и отделов и их заместителям (старшим помощникам и помощникам), старшим прокурорам и прокурорам в соответствии с их функциональными обязанностями.

 

Прокуроры республик, краев, областей, автономной области, автономных округов городов Москвы и Санкт-Петербурга своими приказами устанавливают, кто из подчиненных им прокуроров, кроме прокуроров городов и районов, полномочен надзирать за оперативно-розыскной деятельностью.

 

В городских, районных и приравненных к ним прокуратурах надзор за исполнением Федерального Закона об ОРД осуществляет, как правило, непосредственно сам прокурор.

 

Полномочия прокуроров по надзору за исполнением Федерального Закона об ОРД составляют круг их предмета ведения и соответствующих взаимосвязанных обязанностей и прав.

 

Согласно ст. 29 Закона о прокуратуре предметом надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а в соответствии с ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД – исполнение предписаний этого Федерального закона. В частности, к ним относится:

рассмотрение жалоб на оперативно-розыскные органы (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);

законность и обоснованность решений, принимаемых должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и в том числе при производстве дел оперативного учета (ст. 10 Федерального Закона об ОРД).

 

Следует знать, что в ч.3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД предусмотрено исключение из общего правила предоставления прокурору соответствующих сведений, т.е. изложен круг данных, которые не входят в предмет прокурорского надзора. Это предписание Федерального Закона об ОРД детализирует и наполняет конкретным содержанием принцип конспирации оперативно-розыскной деятельности. Так, в целях соблюдения принципа конспирации законодатель предусмотрел специальное дополнительное условие возможного разглашения оперативно-розыскным органом сведений о конфидентах. Информация о них представляется соответствующим прокурорам только с письменного согласия этих лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. В письменном материале (заявление и т.п.) должно быть недвусмысленно отражено явно выраженное добровольное согласие конкретного конфидента на ознакомление прокурора с имеющимися о нем в оперативно-розыскном органе оперативно-служебными документами.

 

Обязанности возложены на прокуроров, прежде всего Законом о прокуратуре (ст. 30) и УПК РФ, а также Федерального Закона об ОРД. Так, согласно Федерального Закона об ОРД прокурор обязан:

рассматривать жалобы (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);

принимать меры по восстановлению прав лиц (ч. 9 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);

проверять порядок оперативно-розыскных мероприятий и законность решений оперативно-розыскного органа (ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД);

обеспечивать защиту сведений, содержащихся в представляемых прокурору документах и материалах (ч. 4 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

 

Необходимость защиты сведений вызвана их особым содержанием. Как правило, эти данные составляют государственную тайну. Обязанность обеспечения защиты сведений возлагается исключительно на прокуроров, указанных в ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД, т.е. на Генерального прокурора Российской Федерации и уполномоченных им прокуроров. Порядок обеспечения защиты сведений изложен в нормативных правовых актах органов прокуратуры.

 

Прокурор обязан также не реже одного раза в месяц проверять исполнение требований о приеме, регистрации и реализации заявлений и сообщений о преступлениях, а также об исчезновении лиц, без вести пропавших.

 

Права предоставлены прокурору теми же законодательными актами, что и обязанности. Особо отметим, что полномочия прокурора носят исключительный характер, установленный законодателем (ст. 30 Закона о прокуратуре), и не могут дополняться каким-либо должностным лицом, включая Генерального прокурора Российской Федерации (например, в его приказах).

 

Согласно ч. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре прокурор вправе требовать объяснения от соответствующих должностных лиц по поводу нарушения ими закона, а также от иных лиц, которым известны обстоятельства нарушения. Такое объяснение получают как в устной, так и в письменной форме (письменное подписывается лицом, которое дало его, а содержание устного отражается в справке, которую составляет прокурор).

 

В соответствии с Федеральным Законом об ОРД прокурор вправе давать указания оперативно-розыскному органу:

по уголовному делу, находящемуся в его производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона о б ОРД);

в письменной форме – о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу, принятому им к производству (п. 2 ст. 14 Федерального Закона об ОРД);

требовать необходимые оперативно-служебные документы, учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты (ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

 

Кроме того, прокурор может:

опротестовывать противоречащие Федеральному Закону об ОРД решения руководителей оперативно-розыскных органов;

выносить мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном нарушении (при наличии достаточных оснований);

требовать привлечения лица, нарушившего Федеральный Закон об ОРД, к иному виду юридической ответственности.

 

Вместе с тем следует учитывать, что приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 09 августа 1996 года № 48 уполномоченным прокурорам предписано при восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, защите конституционных гарантий от нарушений со стороны должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и проведении проверок по другим основаниям использовать определенные законом методы прокурорского надзора:

 

а) знакомиться с документами, содержащими сведения об основаниях, порядке и решениях оперативно-розыскных мероприятий;

 

б) давать письменные указания об осуществлении по уголовным делам оперативно-розыскных мероприятий, расширении их комплекса либо требовать их прекращения;

 

в) требовать письменные объяснения от должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и допустивших нарушения закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий;

 

г) опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

 

д) вносить представления по поводу выявленных нарушений закона должностными лицами этих органов и требовать от руководителей отстранения их от дальнейшего ведения оперативных разработок.

 

Особо отметим, что прокурор не вправе не только участвовать в подготовке или проведении какого-либо оперативно-розыскного мероприятия или лично его проводить, но и давать указания о необходимости осуществления (неосуществления) какого-либо конкретного оперативно-розыскного мероприятия.

 

Различаются два вида прокурорского надзора:

 

1) в связи с поступившей в прокуратуру информацией (заявление, обращение гражданина и др.) о нарушении закона оперативно-розыскным органом (его должностным лицом);

2) по инициативе уполномоченного прокурора.

 

Оба вида законны и требуют соответствующего реагирования со стороны оперативников. В частности, приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 09 августа 1996 года № 48 предписано проверки установленного порядка осуществления оперативно-розыскной деятельности и законности принимаемых при этом решений осуществлять:

по мере необходимости по материалам в связи с отсутствием положительных результатов при розыске – обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам, лиц, совершивших преступления, без вести пропавших;

по информации о ненадлежащем реагировании – на поручения следователя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, на указания прокурора;

в других случаях с учетом состояния законности в сфере оперативно-розыскной деятельности.

 

Важным средством предупреждения правонарушений, связанных с ненадлежащим исполнением норм Федерального Закона об ОРД, является предостережение о недопустимости нарушения закона, которое может быть вынесено соответствующим прокурором в случае и порядке ст. 25 Закона о прокуратуре.

 

Способы реагирования прокурора на нарушения Федерального Закона об ОРД во многом зависят от содержания проверяемых материалов (документов). Одним из таких способов является представление прокурора об устранении допущенного нарушения Федерального Закона об ОРД. Прокурор вносит это представление в оперативно-розыскной орган (его должностным лицам), который компетентен устранять нарушение Закона (в течение месяца должны приниматься меры по устранению допущенного нарушения, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших ему, а результаты – письменно доводиться до прокурора).

 

Особо подчеркнем, что согласно воли законодателя прокурорский надзор осуществляется только за “исполнением настоящего Федерального Закона” (ст. 21 Федерального Закона об ОРД). Исполнение законов – одна из форм правореализациию, оно выражается в активных действиях субъектов по осуществлению предписаний законов (в частности, по выполнению возложенных на них обязанностей). Однако в практической оперативно-розыскной деятельности происходит реализация норм законов не только в форме исполнения, но и в других формах – соблюдения и использования. Кроме того, в оперативно-розыскной деятельности распространена практика применения права, т.е. основанных на властных полномочиях соответствующих оперативно-розыскных органов и их должностных лиц действий по претворению правовых норм в жизнь.

 

Следовательно, законные полномочия российской прокуратуры по надзору за оперативно-розыскной деятельностью юридически оформлены не для всех форм реализации правовых норм, а только для одной из них – исполнения, но не оговорены вообще в области применения правовых норм в оперативно-розыскной деятельности.

 

Рассмотрим право прокуроров, которое изложено в ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД. Согласно ее предписаний по требованию прокуроров руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы: дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, устанавливающие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.

 

В данном предписании конкретизировано одно из прав прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельностью. Отметим, что прокурору должны быть предоставляться все требуемые им материалы (включая подлинники), которые касаются существа вопроса (исключая те, которые упомянуты в ч. 3 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

Pin It on Pinterest

Яндекс.Метрика