Hi! My name is Damir. I’m co-founder at IFAB.ru and i’m pretty good at these scary things

  • Startups
  • E-Commerce
  • Process development
  • Process implementation
  • Project management
  • Financial modeling
  • Business strategy

You can reach me out via these networks

Are you hiring? Check out my CV

My CV page

Криминология 8

 

Понятие, предмет, задачи и система криминологии.

  1. Криминология — это социально-правовая наука, которая изучает преступность, личность преступника, причины и условия преступности, методы и средства ее предупреждения.
  2. Объектом науки криминологии являются общественные отношения, связанные с преступностью и другими правонарушениями, причинами и условиями преступности, местом и ролью личности преступника в системе общественных отношений, а также с решением задач по предупреждению и профилактике правонарушений.
  3. Предметом криминологии является исследование закономерностей, законов, принципов и свойств развития общественных отношений, составляющих объект криминологии. Предмет криминологии состоит из четырех основных элементов:

преступность — социальное и уголовно-правовое явление в обществе, представляющее собой совокупность всех преступлений, совершенных в данном государстве за определенный период времени. Преступность измеряется следующими качественно-количественными показателями: уровень, структура и динамика;

личность преступника, его место и роль в антиобщественных проявлениях: Данные о личностных свойствах субъектов преступлений содержат информацию о причинах преступлений. Личность преступника исследуется так же, как непосредственный адресат предупреждения новых преступлений — рецидив;

причины и условия преступности (криминогенные детерминанты) — они представляют собой систему негативных экономических, демографических, психологических, политических, организационно-управленческих явлений и процессов, которые порождают и обусловливают преступность как свое следствие. Причины и условия преступности в многообразии их содержания, природы и механизма действия изучаются на разных уровнях: причины и условия преступности в целом, по отдельным группам преступлений, конкретного преступления;

предупреждение (профилактика) преступности понимается как система государственных и общественных мер, направленных на устранение, нейтрализацию или ослабление причин и условий преступности, удержание от преступлений и коррекцию поведения правонарушителей. Профилактическая система анализируется: по направленности, механизму действия, этапам, масштабу, содержанию, субъектам и другим параметрам.

  1. В криминологии выделяются общая и особенная части.

В общей части рассматриваются преступность, личность преступника, причины и условия преступности, борьба с преступностью, а также изучается развитие самой криминологии. Данные криминологические явления и понятия анализируются в целом, обобщенно, без выделения специфики видов преступлений.

В особенной части криминологическая характеристика дается по видам преступлений, по содержанию преступных деяний или по особенностям контингента преступников.

 

Взаимосвязь криминологии с другими науками.

Для раскрытия сущности криминологии важно определить не только ее предмет, но и место в системе других наук. При этом особенно важно установить степень как “родства” со смежными научными дисциплинами, так и самостоятельности криминологических знаний.
В начале XX века криминологическая проблематика рассматривалась в рамках уголовного права. Это аргументировалось тем, что криминология зародилась в недрах уголовного права, что учение о преступности – аспект уголовно-правовой науки и изъятие криминологии из содержания уголовного права делает его сухой юридической догмой.
Такая позиция не лишена оснований. Действительно, криминология и уголовное право в ряде случаев оперируют одними и теми же понятиями, например “преступление”, “наказание”, “состав преступления”, “квалификация преступления” и др. Однако данное обстоятельство свидетельствует лишь о взаимосвязи уголовного права и криминологии. Уголовное право во многих случаях также оперирует криминологическими понятиями, совершенно не обедняя науку криминологию и не снижая ее социального назначения.
Криминология вообще не является собственно правовой наукой, не изучает правоотношений. Ее правовая сторона состоит в том, что, рассматривая преступность как социальное явление, она базируется на правовых конструкциях преступного поведения, даваемых в уголовном законе. В то же время для нее характерен широкий социологический подход к исследованию преступности, личности преступника. Таким образом, связь криминологии с уголовным правом вполне очевидна, однако она не исключает самостоятельности криминологии как науки.
Как комплексная научная отрасль знания, криминология связана и с другими научными дисциплинами. Речь в первую очередь идет о таких юридических науках, как уголовно-исполнительное право, уголовный процесс, криминалистика, административное, трудовое, семейное право и др.
Так, уголовно-исполнительное право использует криминологические знания и рекомендации для предупреждения рецидива преступлений, повышения эффективности исправления и перевоспитания осужденных. В полной мере это относится к осуществлению административного надзора в отношении ранее судимых лиц.
Представляется также очевидной связь криминологии с уголовным процессом. Прежде всего, это вытекает из общности задач криминологии и уголовного процесса, которая состоит в том, что деятельность участников уголовно-процессуальных взаимоотношений направлена на предупреждение готовящихся преступлений, разрешение дела по существу, включая выявление причин и условий совершения преступлений, а также осуществление мер по их устранению.
Не менее очевидна связь криминологии с криминалистикой. Она проявляется, прежде всего, в том, что важные положения криминалистики и ее методологические основы используются для распознавания форм преступных проявлений, выработки средств и методов предупреждения преступлений. В свою очередь, криминологические знания нередко служат основанием для определения тактических приемов раскрытия преступлений.
Криминологию справедливо называют комплексной наукой, имея в виду, что она объединяет в себе, кроме юридических, элементы других наук (социологии, философии, экономической науки, психологии, педагогики, демографии и др.). В то же время комплексность криминологии отнюдь не лишает ее самостоятельности, а лишь существенно обогащает ее знания и арсенал средств предупредительного воздействия.
Связь криминологии с другими науками имеет различное содержание. Дело в том, что преступность, ее причины, личность преступника, средства предупреждения преступлений – проблема многоплановая, требующая объединения усилий представителей многих отраслей научных знаний (психологии, педагогики, демографии, математики и др.).
Все это позволяет констатировать, что криминология связана с фундаментальными общественными науками (прежде всего с философией, социологией, экономической наукой, политологией); с иными общественными науками (в том числе уголовно-правового цикла); с точными и естественными науками.
Являясь самостоятельной, наука криминология может характеризоваться как система научных знаний о преступности, ее причинах и иных детерминантах, личности преступника и социальной деятельности по предупреждению преступлений и преступности в целом.
Особенно ответственные задачи стоят перед данной наукой в связи с происходящими на нынешнем этапе развития нашего общества изменениями, охватившими все сферы общественной жизни. Криминология, как и другие общественные науки, призвана внести свой вклад в обновление тех криминологических знаний, которые, в силу ряда субъективных тенденций, отстали от жизненно важных проблем борьбы с преступностью. Новые криминологические знания должны не только вооружить юристов современными представлениями о природе преступности и ее сущности, но и служить научно обоснованной ориентацией для правильного и надежного обеспечения практических мер по борьбе с ней.
Арсенал криминологических средств станет богаче и мощнее, если практические работники овладеют криминологическим мышлением, создающим основу для правильного понимания происходящих в обществе преобразований. Для этого нужны энергичные усилия по овладению диалектикой развития новых общественных процессов в сочетании с эффективным решением кардинальных проблем жизни, к которым, безусловно, относится и борьба с преступностью.
Криминологические знания способны сыграть определенную роль в преодолении у практических работников догматических представлений, упрощенчества и стереотипов мышления о преступности, личности преступника, механизме преступного поведения, причинах этих негативных явлений, путях и средствах противодействия им

 

Развитие криминологии в России.

Криминология в России развивалась поэтапно:

1)  до 1917 г. (дореволюционная Россия). А. Н. Радищев впервые в России выявил показатели, характеризующие как виды преступлений, так и лиц, их совершивших, мотивы и причины совершения ими преступлений. А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский критиковали общественный строй России и преступность как порождение этого строя. В начале XX в. сформировалось классическое направление в уголовном праве. В трудах ученых нашли отражение и некоторые вопросы криминологии;

2) этот этап можно условно разделить на два периода:

а) 1917 – начало 1930-х гг. Криминологические проблемы исследовались в рамках общей части уголовного права, т. е. как отрасль уголовного права. В 1922 г. в Саратове впервые был создан кабинет криминологической антропологии и судебно-медицинской экспертизы при Управлении местами заключения. В 1923 г. в Москве, а затем и в Киеве, Харькове, Одессе возникли кабинеты по изучению личности преступника. В 1925 г. был создан Институт по изучению преступности и преступника при НКВД. В 1929 г. криминология как наука прекратила свое существование, на то были политические причины (считалось, что социализм не имеет собственных причин преступности и поэтому не нужны криминологические исследования);

б)  начало 1930-х – начало 1990-х гг. В 1930–1940 гг. криминологические исследования носили полузакрытый характер, продолжались по отдельным проблемам борьбы с преступностью и организовывались правоохранительными органами. В 1963 г. на юридическом факультете МГУ был прочитан первый в России курс криминологии, а с 1964 г. он стал обязательным для всех. Получил свое развитие взгляд на криминологию как на самостоятельную науку, основоположником которой стал А. Б. Сахаров. В 1970-1990-е гг. интенсивно исследовались проблемы причин преступности, механизма преступного поведения и личности преступника, виктимологии, прогнозирования и планирования борьбы с преступностью, предупреждения преступности, преступности несовершеннолетних, организованной и насильственной преступности, рецидивной преступности, экономических и других корыстных преступлений, неосторожной преступности;

3) с начала 1990-х гг. до сегодняшнего времени. В этот период были сформированы такие частные криминологические теории, как региональная криминология, семейная криминология, криминология средств массовой коммуникации, военная криминология и т. д. Научные криминологические разработки основываются на новых экономических отношениях. Анализируется многолетний опыт зарубежных стран в области борьбы с преступностью. Началось преодоление отчуждения отечественной криминологии от мировой, что позволило рассматривать криминологию как мировую проблему. Данный этап ознаменовался созданием Российской криминологической ассоциации и Союза криминалистов и криминологов. Сегодня существуют центры по изучению организованной преступности в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге, Иркутске.

 

Общая характеристика методики криминологических исследований.

Методология криминологического исследования, как и любого другого, зависит от предмета и объекта исследования, стоящих перед исследователем задач. Совершенно очевидно, что методика исследования человека не может быть идентичной методике исследования неживой природы, а методика изучения общества отличается от методики изучения человека.

предмет криминологического исследования – закономерности преступности, ее детерминации, причинности, подверженности различным воздействиям, а объект – это преступность в разных проявлениях; продуцирующие ее и влияющие на нее явления, процессы; характер воздействия на преступность и последствия такого воздействия.

Если говорить в целом о методологии криминологического познания, то оно базируется на использовании диалектико-материалистического учения. При этом принципиально важно следующее:

во-первых, преступность рассматривается как социальное явление, и, соответственно, при ее исследовании используются методы социальных наук. В том числе социологии, социальной психологии. Наряду с разнообразными социальными явлениями, процессами, институтами изучается и человек. Но не с биологических позиций, а как член общества, продукт общественного развития. И не случайно криминологи говорят именно о личности преступника;

во-вторых, преступность анализируется во взаимодействии, взаимозависимости с другими явлениями и процессами. Она всегда рассматривается в контексте общественных отношений. Преступность – не нечто стоящее рядом с обществом, но явление, существующее в данном обществе, пронизывающее разные его сферы: политическую, экономическую, социальную, духовную.

Преступность тесно связана со многими другими общественными явлениями и, прежде всего, с так называемыми негативными социальными отклонениями или разными формами социальной патологии. Например, с теневой экономикой, наркотизмом, административными правонарушениями, гражданско-правовыми деликтами и тому подобное.

Преступление рассматривается во взаимосвязи с иными актами поведения человека, в контексте всей его деятельности;

в-третьих, существенно рассмотрение криминологически значимых явлений (преступления, преступности, их детерминации, причин и т. п. ) в их движении и изменении. Другими словами, не только в статике, но изучая прошлое, настоящее и прогнозируя будущее;

в-четвертых, развитие криминологически значимых явлений рассматривается как процесс, в котором движение носит поступательный характер. Имеется в виду, что движение происходит не по кругу. Соответственно, не может быть простого воспроизведения того, что уже было. Количественные изменения при их накоплении, развитии переходят в качественные и порождают новые состояния преступности. А это требует изменения подходов к борьбе с ней или, иначе можно сказать: постоянного совершенствования борьбы с преступностью;

в-пятых, учитываются и внутренние противоречия, разные стороны изучаемых криминальных явлений, и внешние, т. е. противоречия между криминальными и иными явлениями. Принимаются во внимание также взаимодействия внутренних и внешних противоречий, Борьба противоречий как раз и служит источником развития соответствующих явлений. Борьба с преступностью, предупреждение преступлений это всегда одновременно устранение негативных сторон и опора на положительные, развитие и поощрение их.

В криминологии, как и в других науках, важно следование правилу о совпадении начального пункта в теории с начальным пунктом на практике.

 

Методология криминологии.

Методологическую основу криминологических исследований составляют три группы методов: общенаучные методы; методы и приемы, заимствуемые криминологией из таких наук, как социология, психология, психиатрия, биология, физиология и другие; собственно криминологические методы, или инструменты.

К первой группе методов относятся следующие:

от абстрактного к конкретному;

гипотеза;

системно-структурный анализ;

сравнение;

динамический и статистический методы.

Также из общенаучных методов познания в криминологии используются абстрагирование, моделирование, анализ, синтез и др.

В группу методов, заимствуемых криминологией из других наук, входят статистический метод, интервью, анкетный метод, тестирование, социометрия, наблюдение, экспертная оценка, эксперимент, документальный метод и др. Остановимся подробнее на статистическом методе, который позволяет представить в цифрах:

всестороннюю характеристику состояния преступности в целом по стране, ее регионам, в отдельном населенном пункте и др.;

закономерности развития преступности в стране (регионах), ее динамику;

состав преступников по социально-демографическим и другим признакам, имеющим уголовно-правовое и криминологическое значение (пол, возраст, число совершенных преступлений и т. д.);

наиболее характерные, устойчивые и закономерные связи между преступностью и другими социальными явлениями;

необходимый материал, который может служить основой для выявления причин и условий, способствующих росту преступности, а также для ее прогнозирования и разработки конкретных мер по ее профилактике;

данные, характеризующие уголовно-правовые, административные меры воздействия, применяемые к преступникам, с целью их оптимизации и повышения эффективности.

Вместе с тем статистический метод сегодня не получил должного развития. Причин для этого несколько, наиболее важные из них следующие.

  1. В научной литературе преобладает причинно-следственный подход к изучению такого социального явления, как преступность в целом. Почему этому подходу отдается предпочтение? Как мы знаем, преступность – это определенное количество преступлений, совершенных на данной территории за конкретный период времени. Известно, что каждое преступление совершается под действием конкретных причин, условий, определенных жизненных обстоятельств. Точно так же и для преступности как социального явления можно отыскать соответствующие причины, условия и обстоятельства. Логика данного рассуждения в свое время была оптимальна, соответствовала имеющемуся объему знаний и, следовательно, она была верна для своего времени. Сегодня совершенно очевидно, что преступность – это не простое множество преступлений, совершенных на данной территории за конкретный период времени, а прежде всего их система, которая во всем мире развивается по определенным, неведомым пока людям законам, вне зависимости от их воли и желания.
  2. Отсутствует база статистических данных, позволяющая делать широкие обобщения. Известно, что только с 1985 г. в нашей стране статистика преступности стала открытой.
  3. Существует дефицит компьютеров и соответствующих программных продуктов, которые способны быстро обрабатывать огромные массивы информации (вручную это сделать практически невозможно).

Наконец, третью группу методов криминологических исследований составляют собственно криминологические методы, или инструменты, выбор которых определяется кругом изучаемых конкретных проблем. Таких методов три:

статистика;

типология (или изучение отдельного случая);

комбинация этих двух методов.

Цели криминологических исследований.Российские ученые отмечают существенную разницу в подходах к типологизации или изучению отдельного случая между отечественной практикой и практикой своих западных коллег. По мнению наших ученых, на Западе уделяется слишком большое внимание именно изучению отдельного случая, в то время как конечными целями криминологических исследований являются объяснение того или иного негативного явления и выработка рекомендаций для предупреждения или предотвращения этих явлений в жизни общества. Исходя из этого цели криминологии можно разделить на теоретические и практические. Важно также дифференцировать цели ближайшие, перспективные и конечные. Все эти цели, естественно, должны рассматриваться с позиции их единства, но с соответствующей конкретизацией.

Из перечисленных выше целей криминологии можно вывести и ее задачи, а именно:

получение достоверных сведений обо всем том, что составляет предмет криминологии;

научное объяснение и прогнозирование криминологических явлений;

получение существенной информации о причинах преступлений, которая может быть использована при определении мер, направленных на предупреждение новых преступлений;

определение общей политики развития науки, т. е. анализ имеющихся наработок, сделанных еще в советский период, сохранение ценных научных исследований и отказ от догматических и искажающих истину положений;

внедрение в практику результатов теоретических исследований, особенно в части прогнозирования и планирования (проведение криминологических экспертиз и т. д.);

изучение и использование международного опыта борьбы с преступностью. Здесь важное место должно быть уделено анализу международно-правовых документов, достижений науки, в том числе криминологической, участию в международных организациях, таких как Интерпол, ассоциации полицейских и других различных конференциях и семинарах.

Осуществляя научные исследования, входящие в ее предмет, криминология выполняет три основные функции:

эмпирическую, или собирательную, когда исследователь выясняет, как протекает тот или иной процесс;

теоретическую, или объяснительную, когда исследователь стремится выяснить, почему данный процесс протекает именно так, а не иначе;

прогностическую, когда исследователь стремится заглянуть в будущее и раскрыть перспективы развития изучаемого явления, процесса, а также возможность позитивного влияния на них.

В то же время некоторые отечественные ученые несколько иначе классифицируют функции криминологии. Например, по мнению профессора А.И. Алексеева, криминология выполняет следующие функции:

описательную;

объяснительную;

прогнозирующую;

идеологическую;

практически-преобразовательную.

Методология криминологии исходит из материалистической сущности и диалектического характера взаимодействия явлений. Российскими учеными этот подход использовался и ранее, только тогда он был известен под другим названием – диалектический и исторический материализм как две стороны марксистско-ленинской философии. Методология западных ученых находится в корреляционной зависимости от того, что подразумевается под предметом криминологии. Единого подхода здесь не наблюдается, и этим объясняется наличие ряда криминологических школ, о которых было рассказано выше. Однако при более детальном рассмотрении становится понятно, что и отечественные, и зарубежные ученые используют одни и те же философские категории: общее, особенное и единичное; необходимое и случайное; содержание и форма и др. Таким образом, необходимо отметить, что особых разногласий во всеобщей методологии нет.

 

Понятие, виды и значение криминологического прогнозирования преступности.

Криминологическое прогнозирование преступности – необходимо для правильного планирования деятельности следователей, оперативных работников и иных субъектов правоохранительной деятельности. Криминологическое прогнозирование и перспективное планирование работы правоохранительных и других органов является неотъемлемой частью их профессиональной деятельности.

Прогнозирование – процесс по выработке вероятного суждения о состоянии какого-либо явления в будущем.

Прогнозирование – вероятное суждение о развитии конкретной ситуации, хода того или иного события.

В криминологии различают 2 вида прогнозов:

движения преступности в целом и отдельных видов преступности;

возможного поведения отдельного лица.

Прогнозирование преступности должно строиться исключительно на основе глубокого изучения причин и условий, способствующих развитию преступности. При этом должно учитываться влияние не только криминогенных, но и положительных, снижающих уровень преступности факторов.

Криминологическое прогнозирование подчинено своим целям, которые принято делить на:

1)  общие цели:

а) установление наиболее общих показателей, характеризующих развитие(изменение)преступности в перспективе;
б) выявление нежелательных тенденций и закономерностей и отыскивание на этой основе способов изменения этих тенденций и закономерностей в нужном направлении;

2) основные цели:

а) обеспечение обстоятельств, имеющих существенное значение для разработки перспективных планов;
б) принятие пролонгированных управленческих решений;
в) установление возможных изменений в состоянии, уровне, структуре и динамике преступности в будущем;
г) определение возможностей появления новых видов преступлений и исчезновения имеющихся в настоящем, а также определение факторов и обстоятельств, способных повлиять на это;
д) установление возможности появления новых категорий преступников и т. д.

Криминологическое прогнозирование имеет свои источники информации, к которым могут быть отнесены конкретные статистические данные правоохранительных органов, экономической, социальной, демографической статистики, а также знания отдельных людей.

Криминологическое прогнозирование не всегда имеет достоверную и проверенную информацию (трудности сбора и обработки статистических данных, а также наличие латентной преступности, недостатки в учете регистрации преступных проявлений препятствуют этому), что отображается на его результатах.

В специальной литературе криминологическое прогнозирование предлагается делить на:

краткосрочное – прогнозирование на срок до 1 года;

среднесрочное – на срок до 5 лет;

долгосрочное – на срок от 10 до 20 лет;

сверхдолгосрочное – на период от 20 лет и более, что практически сделать в настоящее время вряд ли возможно.

На практике наиболее часто используемым являются краткосрочные прогнозы развития преступности

 

Преступность – как социально-правовое явление.

Преступность – это исторически изменчивое, социальное и уголовно-правовое явление, представляющее собой систему преступлений, совершенных в соответствующем государстве (регионе) в соответствующий период времени.

Преступность есть продукт взаимодействия определенных типов среды и личности, в связи с чем можно выделить две ее подструктуры:

устойчивую преступность, в происхождении которой ведущую роль играют личностные характеристики;

ситуативную преступность, которая определяется более сильным влиянием среды, чем личностных характеристик, сложной ситуацией преступного поведения.

Говоря о преступности, нельзя не сказать об организованной ее части. Организованная преступность – это сложная система организованных преступных формирований с их широкомасштабной преступной деятельностью и созданием для такой деятельности наиболее благоприятных условий, использующая как собственные структуры с управленческими и другими функциями по обслуживанию этих формирований, их деятельности и внешних взаимодействий, так и государственные структуры, институты гражданского общества.

Изучение преступности. При криминологическом изучении преступности выявляются:

степень ее общей распространенности и общественной опасности в конкретных условиях места и времени в целях оценки ее состояния и тенденций, определения направлений борьбы с преступностью;

социальные характеристики преступности, указывающие на особенности ее порождения и функционирования (мотивация, социальная направленность, социально-групповая, социально-отраслевая, социально-территориальная распространенность), в целях разработки конкретных предупредительных мер;

собственные внутренние характеристики преступности (устойчивость, активность, организованность) в целях совершенствования правоохранительной деятельности и мер предупреждения рецидива преступлений, усиления организованных начал в преступности.

В процессе изучения преступности криминологи получают фактические данные о ней, отраженные в системе показателей (общее количество преступлений, число выявленных преступников и т. д.). Новые сведения, полученные в ходе криминологических исследований, соотносят с прежними знаниями, представлениями, гипотезами, и таким образом происходит оценка преступности.

При изучении преступности важно обеспечить целенаправленность аналитической деятельности, верно определить ее задачи, сформулировать исходные гипотезы, задать определенный программный характер и сохранять готовность к получению новых, порой неожиданных, непрограммируемых данных.

Коэффициенты преступности и ее структура. В ходе изучения, оценки и анализа распространенности преступности необходимо установить:

уровень преступности, т. е. абсолютное число зарегистрированных преступлений и выявленных преступников;

интенсивность преступности, выраженную в коэффициентах.

Коэффициенты исчисляются путем сопоставления сведений о преступности с данными о населении. Если сопоставляются данные о числе зарегистрированных преступлений, то используется коэффициент Кф (коэффициент по фактам), если сопоставляются сведения о числе выявленных преступников, то используется коэффициент К (коэффициент по лицам), если же сопоставляются показатели о числе осужденных – коэффициент К о (коэффициент по количеству осужденных).

Коэффициент преступности может рассчитываться либо на все население, либо на население в возрасте уголовной ответственности. Формула расчета общего коэффициента преступности выглядит следующим образом:

К = П * 100 000 / Н,

где К – коэффициент преступности, П – число фактов или количество лиц, совершивших преступления, Н – численность населения (всего или в соответствующем возрасте).

В процессе изучения отдельных видов преступности или отдельных преступлений высчитывается их удельный вес, или доля в общей преступности.

Удельный вес числа отдельных преступлений может вычисляться также от общего числа преступлений соответствующего вида. О структуре преступности судят по соотношению удельного веса разных ее видов.

Изучение преступности в динамике. Существуют следующие виды анализа динамики преступности:

текущий, когда сопоставляются данные о преступности за год с данными за предыдущие годы;

систематический, при котором преступность анализируется последовательно по годам, при этом выделяются определенные периоды (5, 10 лет) или этапы развития общества (перестройка, реформы и др.);

анализ сезонных колебаний преступности (если в нем есть необходимость).

При изучении преступности в динамике вычисляются темпы ее прироста. Прирост преступности – это общий термин, применяемый как в случае увеличения преступности (положительный прирост), так и в случае ее снижения (отрицательный прирост).

Преступность как социальное явление. Среди характеристик преступности выделяют ее социальную составляющую. При этом в процессе анализа выявляют следующие компоненты.

  1. Социальная характеристика региона. Она устанавливается при криминологическом исследовании путем анализа данных о населении и его типе.

Дифференцируются группы населения по:

полу, ибо с полом связаны различные социальные функции людей и соответствующие особенности их социального положения и поведения (например, женщины совершают меньше насильственных преступлений);

возрасту;

национальности;

вероисповеданию;

семейному положению.

При анализе типов населения различаются городские и сельские поселения. В свою очередь, города делятся по численности населения на поселки городского типа (до 10 тыс.), малые (10–50 тыс.), средние (50—100 тыс.), крупные (100–500 тыс.), очень крупные (свыше 1 млн).

Сельские поселения также делятся на малые, средние и большие.

Помимо этого, происходит дифференциация по административному критерию (столица, областной, районный центр); по времени и темпам развития; по функциональному признаку (многофункциональные столичные города, промышленные, транспортные центры, портовые города).

  1. Социально-экономическая характеристика. Выделяют следующие моменты при изучении преступности:

соотношение предприятий и организаций разных форм собственности и организационно-правовых форм;

соотношение предприятий и организаций разной специализации;

социально-профессиональный состав населения;

структура населения по доходам с учетом размера и источников доходов, а также по расходам с учетом их размеров и характера; наличие маргиналов;

особенности формирования и использования трудовых ресурсов региона (собственное воспроизводство, сезонные подрядные бригады, скрытая и явная безработица);

обеспечение самых необходимых потребностей людей, важных для их выживания и воспроизводства населения;

обеспечение иных потребностей и интересов, соответствующих доходам, роду занятий, другим характеристикам населения.

  1. Социально-политическая характеристика. Выделяют следующие значимые моменты:

существуют ли резкие различия в политических интересах разных групп населения, как они разрешаются;

какие политические партии и движения функционируют в регионе, как они взаимодействуют друг с другом;

как властные структуры обеспечивают удовлетворение разных политических интересов;

как формируются властные структуры (не бывает ли нарушений);

как строятся отношения государственной власти и местного самоуправления.

  1. Социально-культурная характеристика. Она включает в себя следующие данные:

о числе, структуре культурных и спортивных учреждений, характере их деятельности и степени охвата ими населения;

об учреждениях, обеспечивающих общеобразовательную и профессиональную подготовку;

об особенностях потребностей и интересов населения;

об обычаях, традициях, стереотипах поведения, устоявшихся способах разрешения проблемных и конфликтных ситуаций.

 

Типология преступности.

В криминологии выделяют следующие виды преступности.

  1. Общеуголовная корыстная преступность – это совокупность так называемых общеуголовных корыстных преступлений, т. е. тех деяний, которые заключаются в прямом незаконном завладении чужим имуществом, совершаются по корыстным мотивам и в целях неосновательного обогащения за счет этого имущества, причем без использования субъектом своего служебного положения, не связаны с нарушением хозяйственных связей и отношений в сфере экономики. Это прежде всего кражи, грабежи, разбои, мошенничество, вымогательство в разных их формах и часть присвоений имущества.
  2. Экономическая преступность – это совокупность корыстных посягательств на используемую для хозяйственной деятельности собственность, установленный порядок управления экономическими процессами и экономические права граждан со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений.
  3. Коррупционная преступность – социальное явление, характеризующееся подкупом и продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных или узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.
  4. Экологическая преступность – сложная совокупность экологических преступлений, т. е. общественно опасных, виновных, противоправных, причиняющих вред окружающей природной среде и здоровью человека деяний, запрещенных и наказуемых в соответствии с уголовным законом, посягающих на общественные отношения по охране окружающей человека природной среды и рациональному использованию природных ресурсов, включая обеспечение экологической безопасности личности, населения, общества, нации и устойчивого развития государства.
  5. Налоговая преступность – это понятие, употребляемое применительно к совокупности преступлений, связанных с налогообложением. Налоговые преступления – это преступления против налоговой системы.
  6. Государственная преступность – совокупность преступлений, посягающих на государственный и общественный строй, совершенных за определенный промежуток времени на территории страны в целом или в отдельных ее регионах.
  7. Воинская преступность – это преступность, трактуемая в широком смысле слова как система преступлений, совершаемых военнослужащими, включающая в себя:

общие преступления, т. е. преступления, применительно к которым уголовным законом не предусмотрен специальный субъект – военнослужащий, они могут совершаться и гражданскими лицами, и военнослужащими;

собственно воинские преступления, т. е. преступления со специальным субъектом – военнослужащим. Специфичен и объект таких преступлений – воинский правопорядок.

  1. Организованная преступность – преступность, которую образуют широкая консолидация и сплочение организованных преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ, обеспечивающих противоправную деятельность, с целью увеличения криминальных доходов и укрепления влияния на властные структуры.
  2. Профессиональная преступность – совокупность преступлений, совершаемых с целью извлечения основного или дополнительного дохода лицами, для которых характерен криминологический профессионализм.
  3. Преступность в экстремальных ситуациях – это сложная совокупность преступлений, совершаемых в экстремальных ситуациях, вызываемых природными, техногенными или социальными факторами.
  4. Преступность несовершеннолетних. В общей массе подростковой преступности велик удельный вес групповых преступлений. В последние годы наметился процесс укрупнения групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Активно идет процесс подчинения подростковых групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения этих групп за счет безработных, несовершеннолетних, занимающихся мелким бизнесом, а также вернувшихся из мест лишения свободы и не нашедших места в жизни подростков из малообеспеченных, обнищавших семей.
  5. Рецидивная преступность. Понятие «рецидив» (от лат. recidivus – возвращающийся) означает повторение явления после его кажущегося исчезновения. К рецидивным криминологи относят все преступления, совершенные лицами, ранее совершавшими преступления, в случае если прежние преступления известны правоохранительным органам и стали предметом их основанного на законе реагирования.

 

Качественные характеристики преступности.

Качественной характеристикой преступности является структура преступности, которая раскрывает внутреннее содержание преступности, соотношение групп или отдельных видов преступлений, в общем их числе за определенный период времени на определенной территории, выделенных по разнообразным группировочным признакам: уголовно-правовым, криминологическим, социально-демографическим и др. От того, какова структура преступности, должно зависеть и направление «главного удара» вборьбе с ней.

Показатель структуры преступности определяет удельный вес (долю) тех или иных преступлений (преступников), которые называются видами преступности, в общей совокупности преступлений (преступников), взятых за 100 %.

Существуют и такие показатели структуры преступности, как ее география, экология и топография.

География преступности занимается проблемами пространственно-временного распределения девиантности, делинквентности и преступности (места преступлений, места жительства преступников) в мире, частях света, государствах, городах и в сельской местности. Она изучает проблемы наличия чувства безопасности (вопрос о страхе населения перед преступностью, отношение к уголовной юстиции, риск стать жертвой преступления).

Выясняется также влияние социальной структуры того или иного района на уровень и характер преступности, устанавливаются пределы и направления перемещений преступников (от места жительства к месту преступления и обратно), изучаются региональные различия в реакциях на преступность.

Экология преступности исследует взаимодействие среды, климата, природного ландшафта, растительного и животного мира, структуры строительства, с одной стороны, и человеческих переживаний (виктимизация – страх перед преступностью) и преступного поведения – с другой.

Топография преступности сосредоточена на анализе мест преступления, которые могут быть и внутри зданий, и в квартирах, в магазинах, гостиницах, больницах.

 

Количественные характеристики преступности.

Количественной характеристикой преступности является ее уровень, измеряемый в абсолютном выражении суммой совершенных преступлений и их участников (виновных лиц), атакже в коэффициентах, или индексах, преступности.

Официальная статистика использует два показателя:

количество зарегистрированных преступлений (и их субъектов);

данные о судимости.

Уровень преступности исчисляется из количества преступлений, совершенных на той или иной территории за определенный период времени в расчете на заданное число жителей, например на 1 тыс., 10 тыс. или 100 тыс. человек. Уровень преступности в данном толковании собственно и называется коэффициентом преступности.

Коэффициенты позволяют сравнивать интенсивность преступности в разных административно-территориальных единицах с различной численностью населения, а также в разные периоды в одном и том же районе, области с учетом изменения численности населения.

 

Латентная преступность: понятие, виды, причины, и методы оценки.

Латентная преступность – реальная, но скрытая или незарегистрированная часть фактически совершенных преступлений. Отличие между учтенной преступностью и фактической и составляет латентную преступность.

По механизму образования латентная преступность распадается на 3 составные части:

1)  незаявленные преступления – были совершены, но потерпевшие, свидетели и другие граждане, в отношении которых они совершены, очевидцами которых они были или о которых они осведомлены, не сообщили об этом в правоохранительные органы;

2)  неучтенные преступления – о которых правоохранительные органы были осведомлены (имели поводы и основания для регистрации преступления и возбуждения уголовного дела), но они их не зарегистрировали и не расследовали;

3)  неустановленные преступления – были заявлены, зарегистрированы, расследованы, но в силу халатности или недостаточного желания оперативных и следственных работников, их слабой профессиональной подготовки, ошибочной уголовно-правовой квалификации и иных причин в фактически содеянном не было установлено события или состава преступления.

Считается, что чем серьезнее категория преступлений, тем ниже для нее коэффициент латентности. Подобная зависимость существует, но она не является абсолютной. Примером могут служить самые тяжкие преступления – умышленные убийства, сокрытые под несчастными случаями, естественной смертью, безвестными пропажами людей и другими способами.

Незаявленные преступления связаны с недоверием граждан и жертв преступлений к правоохранительным органам с неверием в их способность раскрыть преступление и защитить заявителя; с нежеланием связываться с милицией; с опасением мести со стороны преступников; с нежеланием огласки факта посягательства, например изнасилования; с заключением компромиссной сделки с преступником; с тем, что лицо не вполне осознает себя жертвой преступления, и другими причинами.

Масштаб латентной преступности до сих пор остается неизвестным для криминологии. Ведутся многочисленные споры между учеными-криминологами по поводу определения количественных показателей латентной преступности. При этом применяются различные социологические, статистические, аналитические методики:

1) сравнительный анализ взаимосвязанных показателей уголовной статистики;

2) изучение сведений, содержащихся в различных документах. Это данные уголовного учета, учета различных правонарушений (административных, дисциплинарных), жалобы граждан, данные о поступлении в медицинские учреждения лиц с травмами различной степени тяжести, имеющие, возможно, криминальный характер (огнестрельные раны и т. д.) и др.;

3) опросы граждан, осужденных и заключенных. Достоверность этих сведений еще необходимо проверить (особенно это касается осужденных, заключенных, потерпевших);

4) экспертные оценки специалистов. Специалисты – лица, имеющие специальные познания в данной области и являющиеся общепризнанными знатоками своего дела.

 

Причины и условия преступности: понятия и классификация.

Причинность преступности представляет собой один из видов связей вещей и явлений. Причинность – это связь производящая, т. е. определяющая факт порождения какого-то явления или процесса. Сфера действия причин – это прежде всего стадии мотивации и принятия решения, когда речь идет о формировании мотива, цели, определении средств ее достижения именно как преступных.

Особенности причинных связей заключаются в следующем.

Причина, производя действие, порождает следствие. Для действия причины необходимы определенные условия, но эти условия сами по себе не способны породить следствие.

Причины и следствия последовательны во времени: причина всегда предшествует следствию.

Следствие не может быть причиной этой же самой причины.

Одна и та же причина в одних и тех же условиях всегда порождает одно и то же следствие.

Причина не сводится к следствию, следствие не порождает причину.

Причины преступности – это совокупность социально-негативных экономических, демографических, идеологических, социально-психологических, политических, организационно-управленческих явлений, которые непосредственно порождают, продуцируют, воспроизводят (детерминируют) преступность как свое следствие. Однако, говоря о причинах преступности, нельзя не сказать и об ее условиях. Условия – это такие явления и процессы, которые сами по себе преступности не порождают, но, сопутствуя причинам и влияя на них, обеспечивают их действие, приводящее к определенному следствию (совокупности деяний, нарушающих уголовный закон).

Исследование причин преступности раскрывает природу этого социально-негативного явления, объясняет его происхождение, показывает, от чего зависит существование преступности, что способствует ее сохранению, а в настоящее время – и ее оживлению, а что этому противодействует. Только на основе подобных знаний можно обеспечить эффективную борьбу с преступностью: предвидеть происходящие в ней изменения, определить и осуществить необходимые мероприятия по предупреждению преступных проявлений, их сокращению.

Чтобы разобраться в многообразии причин и условий преступности, полнее выявлять их на практике и целенаправленно осуществлять необходимые мероприятия по их устранению и нейтрализации, нужны надлежащие их дифференциация и классификация. Российские криминологи для классификации причин и условий преступности используют различные критерии.

  1. Классификация по уровню действия (субординации). Различают несколько видов уровневого подхода. Первый из них выявляет причины и условия:

преступности в целом как определенного социального явления, существующего в конкретных социальных условиях и проявляющегося в совокупности общественно опасных деяний – преступлений;

различных групп (видов, категорий) преступлений, образующих структурные подразделения преступности (умышленные и неосторожные, насильственные и корыстные и пр.);

отдельных видов преступлений (убийства, хулиганство, воинские преступления и др.).

Другой вид уровневого подхода предполагает выявление причин и условий преступности (в целом и отдельных структурных ее подразделений) на уровне:

всего общества (макроуровень);

отдельных его социальных групп и сфер общественной жизни;

отдельного индивида.

На общесоциальном уровне выявляются наиболее общие причины и условия, с которыми связано само существование преступности в данных исторических условиях. На уровне социальных групп фиксируются причины и условия, характерные для этих групп и коллективов. На индивидуальном уровне речь идет о причинах и условиях конкретного преступления, совершенного отдельным лицом, здесь много индивидуального, субъективного и ситуативного, порой случайного (особенности личности, ее индивидуальный жизненный опыт, связи, знакомства, влияния, стечение обстоятельств и т. п.). Вместе с тем общесоциальные причины и условия преступности трансформируются в индивидуальные, а наиболее типичные индивидуальные причины и условия складываются в общесоциальные.

Изучение причин и условий на общесоциальном и групповом уровнях имеет научно-познавательное значение и служит практикой для разработки и организации системы социальной профилактики преступности в рамках всего государства, отдельных его регионов, социальных групп и коллективов.

  1. Важное практическое значение имеет классификация причин и условий преступности по их содержанию. Различают детерминанты преступности:

политические;

экономические;

идеологические;

социально-психологические;

организационно-управленческие.

  1. Поскольку причины преступности проявляют себя в качестве таковых через психологию, сознание людей (формируя или поддерживая, оживляя или усиливая антисоциальные взгляды, стремления и побуждения), в конечном итоге преступность всегда связана с социально-психологическими детерминантами. Это основа для психологической классификации причин и условий преступности. Социально-психологические явления – взгляды, традиции, привычки – часто называют субъективными детерминантами преступности, а все, что находится вне индивида и влияет на его психологию, – объективными ее детерминантами.

Объективными являются причины и условия, существующие независимо от воли и сознания людей (исторически обусловленный уровень развития общества, экономики; стихийные бедствия и иные явления природы и др.). Субъективными причинами и условиями преступности считаются те ее детерминанты, которые зависят от деятельности людей, являются, как правило, результатом недостатков этой деятельности, ошибок и упущений (в планировании, культурно-воспитательной работе и др.).

  1. Причины и условия преступности можно различать и по направленности, механизму их действия. Одни из них детерминируют неблагоприятное нравственное формирование личности (недостатки семейного, школьного, армейского воспитания, отрицательное влияние окружения и др.), другие связаны с внешними по отношению к индивиду условиями и ситуациями.

Первая группа детерминант больше связана с причинами преступности, вторая содержит по преимуществу условиями совершения преступлений. Условия, в свою очередь, классифицируют на формирующиеся (связаны с противоречиями в обществе) и способствующие (недостатки в системе профилактики и отсутствие организации и управления).

  1. Причины и условия преступности классифицируются также с точки зрения их временной и пространственной распространенности. Здесь различают:

причины и условия, действующие относительно постоянно и временно (в связи с разовыми обстоятельствами или событиями);

причины и условия, действующие на всей территории государства, в отдельных его регионах и специфических зонах (республиках, портовых городах, курортных зонах, прилегающих к государственной границе, и др.), а также имеющие местный, локальный характер.

 

Предупреждение преступлений: понятие, цели и принципы.

Предупреждение преступности (преступлений)  – узаконенная деятельность, т. е. закрепленная законодателем в нормативно-правовом акте. Субъектный состав в данном случае не будет ограничен исключительно правоохранительными органами. Сюда также можно отнести и различные общественные организации, учреждения, конкретных граждан и иных лиц, прямо или косвенно выполняющих предупредительные функции. Предупреждение преступности – деятельность названных субъектов, закрепленная законодательством и направленная на устранение или уменьшение причин и условий, влияющих на совершение правонарушений. Предупреждение преступности осуществляется необходимыми мероприятиями:

выявлением;

пресечением;

изобличением, наказанием виновных и их исправлением;

предотвращением преступлений на общесоциальном и специально криминологическом уровнях.

Деятельность, связанная с предупреждением преступности, как и любая другая деятельность, должна удовлетворять принципу законности. Субъектам рассматриваемой деятельности необходимо следовать букве закона и ни в коем случае не превышать служебных полномочий. Наравне с законностью должны соблюдаться принципы гласности, справедливости, гуманности, демократизма.

Рассматриваемая деятельность обладает довольно широким кругом предупредительных мероприятий. Однако можно выделить ее основные направления предупреждение:

организованной преступности;

экономической преступности;

преступности несовершеннолетних и молодежи;

насильственных преступлений против личности и хулиганских проявлений;

преступлений, совершаемых должностными лицами правоохранительных органов;

преступлений, совершаемых женщинами. При проведении этой работы необходимо иметь в виду, что женская преступность отличается от мужской как количественно, так и качественно;

неосторожной преступности;

преступлений, совершаемых в местах лишения свободы, представляет повышенную актуальность.

Предупреждение преступности общесоциальным путем осуществляется также посредством таких значимых мероприятий, которые осуществляются с целью внесения изменений в развитие общества, отдельных общественных отношений (экономических, политических, социальных и т. д.)

 

Виды предупреждения преступности.

В криминологии предупреждение преступности подразделяется на:

общесоциальное;

специальное (криминологическое).

В данном случае руководящая роль отводится именно общественности. Ведь большую часть своего времени человек находится в контакте с обществом. При этом в коллективе устраняются многие конфликтные ситуации, различные отклонения в поведении, которые могут привести к правонарушениям. Коллектив и его общественные организации имеют возможность проводить более раннюю профилактику правонарушений, чем, например, правоохранительные органы.

Предупреждение преступности общесоциальным путем осуществляется также посредством таких значимых мероприятий, которые проводятся с целью внесения изменений в развитие общества, отдельных общественных отношений (экономических, политических, социальных и т. д.). В этом случае нет целенаправленного воздействия на причины и условия преступности. Данная работа ведется как бы заодно, т. е. косвенно. Основная цель названных мероприятий заключается в улучшении различных сфер общественной жизни, тем самым создаются предпосылки для устранения преступности, пресекается или ослабляется действие общих причин и условий преступности, отдельных ее видов и конкретных преступлений.

Предупреждение преступности на общесоциальном уровне имеет свой механизм, включающий следующие виды деятельности:

сохранение и создание новых рабочих мест в целях сокращения безработицы и расширения возможностей трудоустройства выпускников образовательныхучреждений;

снижение бытовой преступности, мотивационно обусловленной настроениями безнадежности;

ограничение преступных форм социального протеста (массовых беспорядков и т. д.);

активизация государственного контроля дел сокращения экономической и должностной преступности, преступных нарушений интересов службы коммерческих и некоммерческих организаций;

ограничение возможностей реализации преступно нажитых средств и иного имущества;

осуществление мероприятий по обеспечению своевременной выплаты заработной платы, пособий, пенсий;

претворение в жизнь общесоциальных мероприятий, направленных на определение прожиточного минимума в соответствии с реалиями;

осуществление финансовой стабилизации;

обеспечение взимания налогов и иных обязательных платежей;

создание условий для полной, беспрепятственной реализации гражданами и их объединениями своих субъективных прав.

Названные мероприятия, рассчитанные на создание и поддержание в обществе атмосферы стабильности и гражданской активности, стимулируют доверие населения к власти и готовность поддержать ее усилия по охране законности и правопорядка. Не меньшее значение для предупреждения преступности имеют общесоциальные мероприятия по поддержке развития образования и культуры в обществе, сохранению и развитию духовно-нравственного наследия. Достоверно установлена четкая зависимость между образовательным и культурным уровнем людей, их воспитанностью и риском совершения преступлений.

Специальное предупреждение преступности

Данному виду предупреждения преступности присущи следующие черты:

1) направленность мер специального характера непосредственно на предупреждение преступности и конкретных преступлений;

2) деятельность по применению предупредительных специальных средств основывается на взаимодействии управленческих, общевоспитательных, социальных, правовых мер, рассчитанных оказывать влияние на предотвращение и недопущение конкретных преступлений;

3) субъектами специального предупреждения преступлений являются организационные структуры, для которых борьба с преступностью составляет основную функцию либо выделена в перечне функций.

Меры специального предупреждения преступлений имеют 3 объекта воздействия:

1) меры, направленные на профилактику социальных патологий, т. е. таких процессов, в которых выражается форма поведения некоторых групп лиц, являющихся определителем роста преступности;

2) меры специального предупреждения по своей направленности оказывают влияние и воздействие на всю совокупность причин и условий с акцентом на индивидуальные и особенные случаи. К таким явлениям относятся правонарушения, предусмотренные законодательством, которые непосредственно создают мотивации и ситуации совершения преступлений;

3) объектом специального предупреждения преступности являются определенные организованные, профессиональные, рецидивные виды преступности.

Виды специальных предупредительных мероприятий:

1) в зависимости от объема, количества объектов, на которые направлено воздействие, бывают:

а) воздействующие на совокупность обстоятельств, ситуаций, лиц с неопределенной численностью;
б) оказывающие влияние на определенную небольшую группу явлений, ситуаций, лиц, имеющих определенные характеристики;
в) влияющие на группы ситуаций, явлений, лиц, направленных на совершение определенных преступлений;

2) взависимости от направленности. Такие меры имеют целью ограничение преступных проявлений применительно к видам преступности и типам преступников, к криминогенным элементам, характерным для отдельных общественных отношений. Выделяются:

а) воспитательные и правовые меры предупреждения насилия;
б) оперативно-разыскные и контрольно-ревизионные меры предупреждения и пресечения легализации денежных средств;
в) меры по борьбе и предупреждению незаконного оборота оружия в стране;

3) по территории, на которую распространяются:

а) на территории Российской Федерации;
б) натерритории субъекта РФ;
в) на локальной территории, включающей населенный пункт, местность;

4) в зависимости от механизма осуществления и применения:

а) воспитательные;
б) меры социальной поддержки и обеспечения граждан, относящихся к группе риска;
в) запрещающие;
г) меры правового воздействия;
д) технические;

5) в зависимости от объекта:

а) общие предупредительные меры специального характера, не имеющие конкретного объекта;
б) особые – выявление воздействия конкретного объекта, позволяющего прогнозировать совершение преступления.

 

Субъекты специального предупреждения преступности.

общего предупреждения преступности, то его субъекты – это практически все общество, все институты гражданского общества, государство в целом.

Задачи специального (специально-криминологического) предупреждения преступности решаются также множеством субъектов: государственными и негосударственными, специализированными и неспециализированными, различающимися по другим признакам. Круг этих субъектов определяется в законодательном порядке.

К неспециализированным государственным субъектам относятся прежде всего Президент Российской Федерации, органы законодательной и исполнительной власти. Они формируют законодательную и иную нормативно-правовую основу специального предупреждения, устанавливают компетенцию, права и обязанности других субъектов в этой деятельности, осуществляют ее финансовое, материально-техническое, кадровое и иное ресурсное обеспечение, планирование, контроль и иные функции властного (государственно-правового) управления в данной области, а также непосредственно проводят на различных уровнях целенаправленные мероприятия по предупреждению преступности. О том, насколько широко и активно задействованы органы только исполнительной власти в специально-криминологическом предупреждении, можно судить по такому примеру. В Федеральной программе Российской федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994–1995 годы, утвержденной Указом Президента РФ, в каждой из ее частей (первоочередные меры и последующие меры) имелся раздел “Профилактика преступлений”, содержащий 21 позицию. В них – разнообразные меры специально-криминологического предупреждения преступности: подготовка концепции и проекта закона “О профилактике правонарушений”; разработка единой методики комплексной оценки и прогнозирования преступности, социальных конфликтов и их криминогенных последствий, современной системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, восстановление и развитие сети общественных формирований правоохранительной направленности, создание фондов социальной помощи лицам, освобожденным из мест лишения свободы, реализация системы мер по защите предпринимательства от недобросовестного партнерства и мошенничества и т. п. В соответствии с Федеральной программой к проведению этих и других мероприятий специально-криминологического характера привлекались помимо правоохранительных органов, администраций регионов также около 20 министерств и ведомств (многие неоднократно). Среди них Минобороны, Минфин, Минэкономики, МПС, Минсоцзащиты, Минтруда, Госкомимущество, Минкультуры, Минздравмедпром, Минобразования, Госкомпечать, Госкомкино и др.

Следует отметить особую роль и значение для достижения целей специального предупреждения преступности деятельности многочисленных органов государственного контроля: Государственной налоговой службы, Антимонопольного комитета, Госстандарта, Госторгинспекции, Государственной инспекции по контролю за ценами, Государственной инспекции по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию, органы санэпиднадзора, лесной и рыбной охраны и др. В соответствии со своими полномочиями по наблюдению за исполнением законов в различных сферах (торговля, финансы, налоги, природопользование и т. д.) они используют разнообразные средства и методы выявления правонарушений и реагирования на них, в частности применяют такие юридические средства воздействия, как приостановление действия хозяйствующих субъектов, отзыв лицензий, административные штрафы и т. д. Эти меры препятствуют перерастанию непреступных правонарушений в преступные, способствуют устранению, ограничению действия широкого спектра криминогенных факторов.

Наряду с органами власти значительный вклад в дело специально-криминологического предупреждения преступности должна вносить местное самоуправление. Это достигается путем использования его полномочий по управлению муниципальной собственностью, утверждению и исполнению местного бюджета, решению иных вопросов местного значения, но прежде всего и главным образом – по осуществлению охраны общественного порядка.

Определенную роль в специально-криминологическом предупреждении играют не только государственные и муниципальные предприятия, учреждения культуры, здравоохранения, образования, но и частные, коммерческие структуры производственного и иного назначения (особенно в плане обеспечения собственной безопасности). Функции финансового контроля, имеющего большое значение для предупреждения экономических преступлений, в настоящее время осуществляются как государственными органами, так и коммерческими структурами, органами их управления (коммерческими банками, аудиторскими фирмами).

К числу неспециализированных субъектов специального предупреждения относятся также различные общественные формирования: политические партии, движения, фонды, религиозные организации. Например, все активнее проявляют себя религиозные конфессии, представители которых занимаются воспитательно-профилактической работой с осужденными, проводят благотворительные акции в отношении нищих, лиц без определенного места жительства, других социально неустроенных групп населения. Казачьи формирования активно участвуют в охране общественного порядка, предупреждении преступлений на улицах, в общественных местах, в сфере быта.

Определенные задачи в сфере специально-криминологического предупреждения преступности решают также уличные, квартальные, домовые комитеты, родительские советы школ, попечительские, благотворительные организации, не только государственные, но и действующие на общественных началах, частные медико-психологические, социальные центры, семейные детдома и др.

 

Понятие и основные направления индивидуального предупреждения преступлений.

Индивидуальное предупреждение – это прежде всего воздействие на тех лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений, и их социальную среду. Данный вид деятельности представляет собой целенаправленную работу с конкретным человеком и его ближайшим окружением.

Объектами такого предупреждения являются индивиды, поведение и образ жизни которых свидетельствуют о реальной возможности совершения ими преступлений. Взгляды, мотивы, система ценностных ориентации личности могут стать Основанием для оказания на нее предупредительного воздействия лишь в том случае, когда эти взгляды, мотивы, ориентации проявились в антиобщественном поведении.

Исходя из описанного ранее механизма преступного поведения индивидуальное предупреждение должно быть направлено на личность и ее отрицательные дерты, на среду, формирующую эту личность, а также на условия, обстоятельства, ситуации, способствующие или облегчающие совершение уголовно наказуемых деяний. При этом следует иметь в виду, что речь идет о непосредственной деятельности соответствующих субъектов, т. е. тех, от кого исходит такое воздействие.

Суммируя сказанное, можно сформулировать следующее определение: итак, индивидуальное предупреждение преступного поведения – это деятельность государственных и негосударственных органов, организаций и их представителей по выявлению лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений, и оказанию на них и окружающую их социальную микросреду позитивного корректирующего воздействия.

Меры индивидуального предупреждения, реализуемые в отношении личности, играют роль такого социального инструмента, который призван нейтрализовать или устранить внутренние негативные черты этой личности и ее поведения. Когда же воздействие направлено на социальную микросреду, то нейтрализуются либо устраняются внешние негативные элементы материального и духовного порядка, деформирующие личность (неблагоприятные материальные и бытовые условия жизни индивида, отрицательные межличностные отношения и пр.).

 

Общесоциальное предупреждение преступности

Общее (общесоциальное) предупреждение преступности реализует антикриминогенный потенциал общества в целом, всех его институтов.

Специфика переходного периода такова, что в различных сферах социальной жизни более заметны кризисы, диспропорции, другие негативные явления, детерминирующие преступность, нежели факторы, изначально противостоящие ей. Тем более невозможна в нынешних условиях трактовка общесоциального предупреждения преступности в прежних понятиях и измерениях.

Из этого, конечно, не следует, что общесоциальное предупреждение преступности стало невозможным, бессмысленным или бесполезным. Скорее наоборот: признание того, что преступность является уже прямой и очень серьезной угрозой национальной безопасности, актуализирует значение и роль данного вида предупредительной деятельности. В этом одно из существенных проявлений саморегулирующего начала в жизни общества. В нынешней российской действительности, несмотря на сложности и трудности переходного периода, появляются дополнительные (в принципе не новые, но основательно забытые) возможности противостояния преступности на общесоциальном уровне, например, связанные с позитивными сторонами рыночных преобразований или нравственными ценностями религиозных конфессий.

Остается незыблемым тезис об определяющем, базисном характере подсистемы общесоциального предупреждения в ряду всех мер упреждающего противодействия преступности.

Сохраняются, хотя во многом проявляются по-новому, следующие признаки мер общего предупреждения: масштабность; всеохватывающий и разносторонний характер, комплексность и взаимозависимость, непрерывность, радикальность. Благодаря этим характеристикам общее предупреждение представляет собой основу, фундамент специального предупреждения – упреждающего противостояния преступности..

Так, целенаправленные усилия сотрудников правоохранительных органов и специализированных общественных формирований по организации в каникулярное время досуга трудных подростков, состоящих на учете в милиции, могут рассчитывать на успех лишь в условиях, когда общество, государство, его образовательно-воспитательные структуры уделяют необходимое внимание вопросам жизнеобеспечения, развития и социализации подрастающего поколения (т. е. на это выделяются необходимые средства, проводится продуманная социальная политика по охране интересов и улучшению положения детей и т. д.). Точно так же специальные меры предупреждения имущественных преступлений могут быть результативными в том случае, если они осуществляются в условиях нормальной работы экономических, финансовых, контрольных механизмов.

Общее (общесоциальное) предупреждение охватывает крупные, имеющие долговременный характер виды социальной практики в самом широком смысле этого слова. Например, в сфере экономики – это развитие производства на основе современных технологий, продуманная структурная и инвестиционная стратегия, справедливое перераспределение собственности, укрепление национальной валюты и всей финансовой системы, снижение инфляции и многие другие аспекты совершенствования экономических, а также тесно связанных с ними распределительных отношений.

В сфере политической – это становление и развитие новой российской государственности, упрочение демократии и начал федерализма; укрепление всех ветвей власти, реализация политической воли противостояния социально негативным явлениям и процессам в условиях многопартийности.

В сфере социальной (в узком смысле этого слова) большое антикриминогенное значение имеют меры, направленные на усиление социальной ориентации преобразований: устранение резкого социального расслоения общества; поддержка малоимущих граждан; укрепление семейных устоев; обеспечение надлежащих условий для социализации личности, преодоление ее социального отчуждения; ограничение негативных последствий безработицы, вынужденной миграции людей и т. п.

Что касается духовной сферы жизни, то нравственность всегда противостоит преступности, а безнравственность интенсивно продуцирует ее. Если общество в целом, государство, его структуры, а также отдельные люди руководствуются идеями добра и справедливости, живут по законам нравственности, то они могут успешно противостоять криминогенному прессу экономической разрухи, социальных бедствий, других криминогенных факторов базисного, глубинного характера.

Общесоциальное предупреждение действует и в правовой сфере. Это, например, совершенствование законодательства, прямо не нацеленного на предупреждение преступности, а имеющего предметом правовое регулирование разнообразных общественных отношений иного характера, (трудовых, семейных и т. д.), которые, будучи нормативно неупорядоченными, могут играть криминогенную роль.

Таким образом, меры общесоциального предупреждения имеют исключительно широкий диапазон, они воздействуют практически на все виды, группы, разновидности причин, условий и других детерминант преступности. Многоаспектный, комплексный характер предупреждения преступности наиболее ярко проявляется именно на общесоциальном уровне. При этом сильной стороной общесоциального предупреждения является взаимосвязь различных по содержанию мер (экономических, социальных, культурно-воспитательных, правовых и др.), а также способность на основе взаимного дополнения (поддержки, обогащения) не просто суммировать эффект антикриминогенного воздействия, а придавать ему новое, несравненно более высокое в смысле результативности качество.

Основная ударная сила общесоциального предупреждения направлена на причины, условия, иные детерминанты преступности, во всем их многообразии, включая “причины причин”.

Издержки, теневые стороны крупномасштабных общесоциальных мер проявляются в одних случаях как возможность (абстрактная или реальная), в других – как состоявшаяся наличность, факт социального бытия или общественного сознания. Здесь очень важно не упустить время: чем раньше начнется предупредительное воздействие на криминогенные факторы, тем больше у него шансов на успех.

Следует подчеркнуть особую роль и значимость своеобразного криминологического сопровождения крупномасштабных социальных явлений и процессов. Этим целям служит прежде всего криминологическая экспертиза, которая представляет собой изучение, анализ, оценку ее предмета – экономических, социальных, культурно-воспитательных и иных мероприятий с целью определения их возможного или существующего влияния на преступность, ее причинный комплекс, тенденции, качественно-количественные характеристики, последствия, другие криминологически значимые показатели. Чаще всего понятие “криминологическая экспертиза” употребляется применительно к законотворческой работе. В действительности наряду с законопроектами криминологической экспертизе могут подвергаться проекты концепций, федеральных и региональных целевых программ, различного рода основных положений, основных направлений и других документов. Предпочтительнее проводить экспертизу на стадии разработки и обсуждения проектов, когда в них легче внести необходимые с криминологических позиций коррективы, изменения и дополнения. Однако возможна экспертиза уже состоявшихся (принятых, утвержденных) решений. Нельзя отрицать возможности и целесообразности экспертизы криминальной ситуации в целом, а также отдельных ее параметров.

Если в процессе проведения криминологической экспертизы появится необходимость участия не только криминологов, но и экономистов, политологов, демографов, психологов, педагогов, других специалистов, может быть принято решение о междисциплинарной или комплексной экспертизе.

По результатам экспертного исследования составляется заключение, представляющее собой научно обоснованные криминологические рекомендации и предложения, реализация которых призвана способствовать предупреждению преступности. В частности, эксперты могут рекомендовать развить, дополнить, конкретизировать позитивные стороны планируемых или уже проводимых мероприятий с целью усиления их антикриминогенного потенциала или, наоборот, снять, устранить какие-то положения, которые могут открывать простор для действия криминогенных факторов и тем самым способствовать совершению преступлений.

Назначение и проведение криминологических экспертиз должны иметь правовую основу, законодательное закрепление.

Наряду с криминологическими экспертизами криминологи включаются в общесоциальное предупреждение преступности в иных формах. В частности, они принимают участие в качестве консультантов в планировании социального развития регионов, отраслей, отдельных объектов, в разработке и реализации федеральных и региональных целевых программ, участвуют в разработке проектов законов, направленных на борьбу не только с преступностью, но и такими фоновыми явлениями, как пьянство и алкоголизм, проституция, наркотизм и др.

 

Общее и специальное предупреждение.

Специальное предупреждение преступности, в отличие от общего, имеет целенаправленный на недопущение преступлений характер. Специальная предназначенность для выявления и устранения (блокирования, нейтрализации) причин, условий, иных детерминант преступности – его профилирующий, конституирующий признак, главная особенность. Наряду с этим специально-криминологическое предупреждение включает: предотвращение замышляемых и подготавливаемых, пресечение начатых преступлений.

Специально-криминологические мероприятия должны разрабатываться и осуществляться применительно к различным видам преступлений и типам преступного поведения, к различным сферам общественной жизни, различным социальным группам, отраслям хозяйства, ибо они характеризуются особенностями процессов детерминации.

Специальное предупреждение органично дополняет и конкретизирует общее, но меры специального предупреждения принимаются в разрезе отдельных его составляющих и имеют временные границы. Они строго целенаправлены, специализированы и так или иначе локализованы во времени и пространстве применительно к определенным срокам проведения, к различным отраслям хозяйства и т. д.

В сущности, лишь один этот признак (целенаправленность) имеет в известном смысле абсолютное значение, играет роль качественного критерия для разграничения рассматриваемых видов предупреждения преступности. Остальные различия между ними являются не столько сущностными, сколько количественными. Так, общесоциальные меры, хотя и могут в принципе осуществляться на уровне особенного (применительно к отдельным отраслям хозяйства, социальным группам населения) и даже единичного (индивидуальное предупреждение), в основном своем объеме являются всеобщими, т. е. действующими в масштабе всего общества, государства. Эффект предупреждения преступности мерами экономического, социального, политического, культурно-воспитательного характера достигается главным образом в результате общесоциального предупреждения, но аналогичные по содержанию предупредительные мероприятия могут осуществляться (по крайней мере, активно инициироваться) и в рамках специально-криминологической деятельности. Правовые меры могут входить в состав общесоциального предупреждения, но они в несравненно большей степени характерны для специально-криминологического предупреждения. Примеры подобного взаимопроникновения, своеобразного переплетения общих и специально-предупредительных мер можно было бы привести не только исходя из этих оснований (масштаб, содержание), но и других.

Наряду с прямыми связями между общими мерами предупреждения и специальными существует и своеобразная обратная связь: последние не только базируются на первых, не только используют предупредительный потенциал общественного развития в целом, но и способствуют ему, устраняя довольно значительные преграды на его пути.

В этом смысле можно говорить о возрастании роли, социальной ценности специального предупреждения в условиях переходного периода, когда рост преступности не просто притормаживает, затрудняет экономические, социальные и иные преобразования, а уже таит в себе угрозу их срыва, обращения вспять.

Меры специального предупреждения преступности разнообразны и классифицируются по разным -основаниям. Используются и рассмотренные классификационные критерии, т. е. специально-криминологические меры различаются по содержанию (экономические, политические, культурно-воспитательные и др.), по масштабам действия (общегосударственные, региональные и др.). Дифференциация мер специального предупреждения осуществляется и по иным основаниям.

В зависимости от момента применения (начала реализации) различается раннее и непосредственное предупреждение первичных и предупреждение рецидивных преступлений.

В первом случае речь идет о выявлении и устранении возможных и наличных неблагоприятных условий формирования личности, оздоровлении микросреды, коррекции поведения, а также потребностей, интересов, взглядов лиц, могущих встать на преступный путь. Во втором – предупредительное воздействие оказывается на лиц, уже совершавших преступления и подвергавшихся уголовному наказанию (мерам, его заменяющим), с целью недопущения их возврата на преступный путь.

По степени радикальности можно выделить специально-криминологические меры: а) предупреждающие возможность возникновения криминогенных явлений и ситуаций;

б) нейтрализующие (блокирующие, минимизирующие) такие. явления и ситуации; в) полностью устраняющие их.

По правовой характеристике различаются специально-криминологические меры: базирующиеся на нормах права, но ими не регламентированные (например, правовое просвещение и воспитание), и детально урегулированные юридическими нормами (например, административный надзор милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы).

В свою очередь меры второго вида подразделяются на регламентированные нормами административного, уголовного, гражданского, трудового, процессуального и других отраслей права.

По механизму действия в специальном предупреждении выделяются меры-сигналы (внесение следователем представления об устранении причин и условий, способствующих совершению преступления) и меры прямого действия (например, совершенствование на предприятии бухгалтерской отчетности в целях недопущения экономических преступлений).

Специальное предупреждение, за вычетом предотвращения замышляемых, подготавливаемых и пресечения начатых преступлений, представляет собой криминологическую профилактику, объектом которой являются причины, условия и иные детерминанты преступности. Поскольку в рамках криминологии изучается именно эта сторона предупредительной деятельности, есть необходимость остановиться на ней подробнее. Большое практическое значение имеет деление криминологической профилактики на общую и индивидуальную. Оно проводится в некоторых нормативных актах (например, МВД РФ) и служит основой для решения таких немаловажных вопросов, как разграничение компетенции структурных подразделений субъектов специально-криминологического предупреждения, специализация сотрудников, анализ результатов и оценка эффективности предупредительных мероприятий и т. д. И что существенно – это деление базируется на некоторых общепризнанных положениях, касающихся природы преступности, особенностях ее детерминации.

Индивидуальная профилактика – это выявление лиц, от которых, судя по достоверно установленным фактам их антиобщественного, противоправного поведения, можно ожидать совершения преступлений, и оказание на них, а также на их окружение воспитательных и иных мер воздействия в целях предупреждения преступлений. Общая профилактика – это осуществляемая в тех же целях деятельность по выявлению в различных сферах социальной жизни причин, условий, иных детерминант преступности, разработке и принятию мер по их устранению (нейтрализации, блокированию). Типичный пример индивидуальной профилактики – это оказание помощи в трудовом и бытовом устройстве конкретному лицу, освобожденному из мест лишения свободы, проведение с ним беседы о недопустимости возобновления противоправного поведения. К мерам общей профилактики преступлений относится, скажем, правовое просвещение и правовое воспитание, осуществляемое по месту жительства, работы, учебы граждан.

 

Механизм преступного поведения: мотивация, планирование, виктимологический аспект.

При рассмотрении механизма преступного поведения внешняя для человека среда и его личные качества определяют во взаимодействии, принимая во внимание все этапы криминального поведения: формирование мотивации, принятие решения о совершении преступления, исполнение принятого решения, посткриминальное поведение. Важно подчеркнуть, что соответствующее поведение на каждом этапе – результат взаимодействия среды и человека, совершающего преступление. В момент совершения преступления и ранее среда определяет характеристики человека, он влияет на среду.

Данная схема разработана академиком В. Н. Кудрявцевым. Здесь она приводится с дополнением. В частности, дополнительно введен блок “Посткриминальное поведение”, о котором подробнее говорится далее.

Проиллюстрировать эту схему можно следующим примером: сформировалась мотивация жить не хуже высоко обеспеченных граждан и добиться высокого материального уровня. Затем человек может принять одно из следующих решений: избрать законный путь достижения благополучия (окончить юридический факультет, изучить иностранные языки и поступить на высокооплачиваемую работу) либо встать на преступный путь обогащения (кража, вымогательство и т. п. ). Однако это решение может быть не реализовано, например, в результате надежной охраны объекта планируемого посягательства. В случае совершения преступления решаются вопросы, связанные с использованием похищенного имущества, сокрытием следов преступления, и иные.

Мотивация включает процесс возникновения, формирования мотива преступного поведения и его цели. Мотив поведения – это внутреннее побуждение к действию, желание, определяемое потребностями, интересами, чувствами, возникшими и обострившимися под влиянием внешней среды и конкретной ситуации. Вслед за мотивом формируется цель , как предвидимый и желаемый результат определенного деяния.

При принятии решения о совершении преступления происходит прогнозирование возможных последствий реализации возникшего желания, планирование поведения с учетом реальной обстановки, собственных возможностей и других обстоятельств, а также выбор средств.

После того, как у человека под влиянием ситуации и имеющихся потребностей, интересов, чувств возникла установка на определенное поведение, наступает некоторая “задержка”. Как правило, человек не действует сразу в соответствии с этой установкой, а соотносит ее с существующими в обществе моральными, правовыми и иными нормами, с общественным и групповым мнением, с мнением близких лиц. Кроме того, он учитывает объективные факторы, в том числе состояние внешнего социального контроля (систему охраны объекта или состояние учета на предприятии и т. п.). Принимается во внимание также практика выявления, пресечения преступления, наказания виновных. При этом взвешиваются возможные выгоды и потери от преступления. Если, например, речь идет о хищении крупной суммы денег, а возможное наказание – это штраф в гораздо меньшем размере, то ясно, что такое преступление становится выгодным. На этой стадии существенное значение приобретают характеристики сознания личности, а также лиц и групп, в контакте с которыми находится человек или на которые он ориентируется. Так, если окружающие осуждают общеуголовные преступления, но снисходительно относятся к экономическим, то ориентированный на незаконное обогащение человек будет планировать совершение не кражи, а, например, получение взятки. Если окружающие вообще осуждают преступный вариант поведения, да и сам человек, принимающий решение, в принципе считает недопустимым уголовно наказуемое поведение, он может отказаться от совершения преступления либо все-таки согласиться его совершить под очень сильным давлением соучастников или обстоятельств.

Таким образом, на стадии принятия решения возникающие желания еще раз соотносятся с установленными в обществе нормами поведения, взглядами, мнениями, возможными последствиями деяния. На определенном этапе перестройки был выдвинут лозунг: “Все, что не запрещено законом, разрешено”. Он практически игнорирует то обстоятельство, что сдерживающими началами и социальными регуляторами преступного поведения являются, наряду с законом, моральные нормы, религиозные, эстетические, экономические правила поведения и др. Именно это в совокупности подлежит учету при принятии каждого решения. Противоречит ли принимаемое решение закону, а тем более уголовному, – это уже последняя линия защиты, переступив через которую человек вступает в сферу действия уголовного закона. При задержке принятия решения может произойти отказ от совершения преступления, например, в результате осознания того, что такого рода преступления обычно раскрываются и виновные привлекаются к строгой ответственности.

Если человек не отказывается от решения нарушить уголовно-правовой запрет, он избирает те средства достижения цели, которые кажутся ему в соответствующей обстановке наиболее подходящими, при этом учитывает и свои собственные возможности, и возможности соучастников, если таковые имеются. Так, не обладающий большой физической силой субъект или инвалид с травмированной ногой не станет совершать разбойное нападение, при котором необходимо подавить сопротивление жертвы и быстро скрыться с места преступления. Здесь имеют значение, следовательно, и физические возможности личности, Бывают значимы и профессиональные навыки. Не станет совершать кражу из сейфа тот, кто не умеет его вскрывать.

Однако в ряде случаев механизм преступного поведения носит так называемый свернутый характер. Тогда акта задержки не происходит: человек сразу действует в соответствии с возникшей у него установкой. Принятие решения и выбор средств происходит мгновенно, либо под влиянием ситуации, либо в результате воспроизведения ставших для данного лица привычными способов поведения в аналогичных обстоятельствах, либо под воздействием соучастников. В подобных случаях личностные характеристики как бы обнажаются. Внешние регуляторы поведения (мораль, закон и т. п.), если их содержание внутренне не усвоено личностью, в таких случаях не срабатывают.

Свернутый механизм преступного поведения (без обдумывания решения, перебора вариантов достижения цели) отмечается нередко у лиц, которые не привыкли принимать взвешенные решения и обдумывать последствия. Часто это наблюдается у несовершеннолетних, лиц с невысоким уровнем интеллектуального развития либо отличающихся импульсивностью. Такой механизм характерен и для преступного поведения лиц, находящихся в нетрезвом состоянии. Иногда поведение такого лица существенно отличается от его поведения в трезвом виде. Порой это приписывается исключительно воздействию алкоголя. Однако в таких случаях может происходить просто снятие влияния внешних для личности регулирующих факторов, не усвоенных внутренне. Поэтому характеристики человека обнажаются и он наиболее полно проявляет себя со всеми сформированными у него потребностями, привычками поведения, установками.

Свернутый механизм преступного поведения встречается также в сложных, необычных для данного человека ситуациях, требующих быстрого на них реагирования. Тогда “стадии мотивации, принятия и исполнения решения практически совпадают.

Вслед за принятием решения наступает стадия его исполнения – собственно совершение преступления. Фактическая реализация решения может отличаться от запланированной, например, при изменении внешней ситуации. Так, при активном сопротивлении потерпевшего грабеж может перерасти в разбой или, наоборот, последует отказ от доведения преступного намерения до конца.

И состояние человека, и состояние внешней среды на разных стадиях преступного поведения не остаются неизменными.

Правильная оценка преступного деяния предполагает выяснение того, как фактически выглядел процесс порождения преступного поведения на каждом из выделенных первых трех этапов, под влиянием чего преимущественно сформировались мотивация и решение: устойчивых характеристик личности либо сложной, необычной ситуации.

Важно также уяснить, почему принято решение об избрании именно преступного варианта поведения. Ведь сами по себе мотив и цель могут не носить антиобщественного характера, а преступным поведение способны делать избираемые средства достижения цели. Так, некоторые насильственные действия совершаются ради того, чтобы пресечь истязания, оскорбления. Мотивы в таких случаях выглядят вполне оправданными. Другое дело, что закон допускает лишь правомерные средства борьбы с общественно опасными деяниями.

Значимо и то, под влиянием каких обстоятельств принято решение именно о преступном поведении: вытекает ли оно из привычного для данного человека способа разрешения конфликтов или продиктовано необычной для него ситуацией, иными обстоятельствами. В том числе и такими, как неверие в возможность быстрой и эффективной защиты нарушенных прав законными средствами, незнание этих средств и т. п.

Подлежит установлению, почему решение о совершении преступления было реализовано в соответствующей форме. При этом отказ от доведения преступления до конца не всегда можно оценивать однозначно – как результат раскаяния преступника. Этот отказ может быть вызван и не зависящими от преступника обстоятельствами (скажем, внезапным появлением работников милиции).

На этапе посткриминального поведения преступник анализирует происшедшее, наступившие последствия, распоряжается приобретенным преступным путем, скрывает следы преступления, принимает меры к тому, чтобы его не разоблачили и не привлекли к уголовной ответственности. В том числе на этом этапе происходит “отмывание”, или легализация, преступных доходов.

Понятие “посткриминальное поведение” в ряде работ специалистов по уголовному праву употребляется в следующем значении: “непреступное поведение субъекта после совершения им какого-либо преступления”. В данном случае этот термин используется в ином смысле, т. е. как поведение, непосредственно следующее за этапом исполнения решения о совершении преступления и связанное с совершенным преступлением.

При анализе содеянного и наступивших последствий происходит сравнение достигнутого с желаемым. Все это вновь соотносится с нормами морали, права, общественным мнением, групповыми оценками. Человек может либо раскаиваться в содеянном (в том числе в результате такого раскаяния явиться с повинной), либо выработать систему защиты против разоблачения. Речь идет не только о фактической защите путем сокрытия следов преступления, устранения свидетелей и т. п. Кстати, эти действия порой планируются при принятии решения и являются неотъемлемой частью.исполнения решения. Но не меньшее значение имеет и система психологической защиты, выработка защитных мотивов.

Нередко на допросах обвиняемые выдвигают именно эти “защитные” мотивы, которые могут существенно отличаться от побудительных, характерных для первого этапа механизма преступного поведения. Порой защитные мотивы вырабатываются как бы исподволь для данного человека, причем и он сам начинает верить в то, что руководствовался какими-то оправданными стремлениями.

В литературе описываются комплексы механизмов “психологической самозащиты”. Среди них значительное место занимают те, которые отражают весьма субъективное толкование виновным ситуации преступления, своего поведения в ней. Преступник может оценивать себя в качестве жертвы (детство было трудным и т. д. ). Встречается облагораживание собственных побуждений и целей поведения, ссылки на то, что он поступал так не один (“а кто не ворует?”), что “иначе не проживешь”, что поступил просто более откровенно и смело, чем окружающие (“другие думают так же, но боятся”), что причиненный вред фактически невелик и сам привлекаемый к ответственности терпит большие неудобства, чем потерпевший. Например, приходилось слышать такие рассуждения осужденного за покушение на умышленное убийство из корыстных побуждений: “Потерпевший после реанимации жив и работает, а я продолжаю страдать в условиях лишения свободы”.

Защитные мотивы, по существу, имеют те же истоки, что и побудительные – коренятся они в одних и тех же личностных характеристиках.

При криминологическом анализе преступление исследуется в контексте внешней среды и одновременно характеристик человека.

Всегда важно выяснять характер взаимоотношений преступника и потерпевшего, причем не ограничиваясь только ситуацией совершения преступления. Нередки случаи, когда между ними существовал затяжной конфликт. И, только зная о нем, можно понять мотивацию преступления. Так, ранее судимый А. постоянно издевался над соседями-братьями: публично их унижал, заставлял оказывать ему разного рода услуги (сбегать за водкой и т.п.). Если братья ему отказывали, он их избивал, даже угрожал им убийством. Стал терроризировать девушку, за которой ухаживал старший брат, пытался ее изнасиловать. Обращения в милицию положительных результатов не дали. Тогда старший брат приобрел охотничье ружье и, выждав удобный момент, убил А. Непосредственная ситуация убийства выглядела вполне бесконфликтно: А., будучи в нетрезвом состоянии, сидел во дворе на скамейке и пел лагерные песни.

Поведение жертвы преступления весьма значимо, и не случайно в последние двадцать лет большое значение уделяется проблеме виктимологии – учению о жертве преступления. Криминологические исследования показывают, что нередко жертвами преступлений являются лица, имеющие аналогичные с преступником характеристики (тоже ранее судимые или алкоголики и т. п.). И тогда проблема виктимности практически может быть рассмотрена в плоскости конфликтов внутри криминальной или деморализованной среды. Но есть и другие жертвы: они характеризуются положительно, однако не готовы к встрече с преступниками и проявляют определенную беспечность (оставляют им на хранение вещи, соглашаются пойти к ним в гости и т. п.). Все эти вопросы требуют всестороннего выяснения.

Кроме того, преступное поведение подлежит рассмотрению не только в рамках взаимоотношений преступника и конкретного потерпевшего, но и как итог более широкого конфликта преступника со средой. Нередки случаи, когда побои причиняются лицам, с которыми преступник не конфликтовал ранее и даже не был знаком. Например, в одном из городов на центральной улице Л., повстречавшись с иностранным гражданином, нанес ему несколько ударов, порвал на нем одежду. Выяснилось, что ранее они никогда не были знакомы, Л. даже не знал, что потерпевший – иностранец. Дело в том, что Л. длительное время пьянствовал, на этой почве у него были конфликтные отношения в семье. Накануне вечером жена объявила, что разводится с ним, и выставила его из дома. Он переночевал в помещении магазина, где работал грузчиком. Утром опохмелился, и директор магазина объявила ему об увольнении. Л. шел по улице злой, невыспавшийся, “помятый” и увидел идущего навстречу ему хорошо одетого и, как ему показалось, вполне благополучного человека. Решил выместить на нем свою злобу.

С точки зрения изложенного некорректными выглядят те обвинительные заключения и приговоры, в которых описывается только непосредственная ситуация причинения побоев или лишения человека жизни и не отражается все содержание конфликта, предшествовавшего избиению или убийству, а также поведение преступника после совершения уголовно наказуемого деяния. (Например, как он поступил с похищенным.)

Границы криминологического анализа преступления, как правило, шире, чем уголовно-правового.

Во-первых, стадии мотивации и принятия решения могут включать такие поступки, которые уголовным законом не расцениваются как приготовление к совершению преступления. Так, лицо, ориентированное на совершение крупного хищения, заранее подыскивает себе подходящий объект, устраивается туда на работу, изучает всю систему охраны и контроля. И только через продолжительное время начинает создавать дополнительные условия для облегчения хищения. Хищение же совершает в удобный момент.

Во-вторых, при криминологическом исследовании изучается посткриминальное поведение, имеющее отношение к реализации преступного решения. Анализируются социальные последствия деяния как для самого виновного, так и для среды. Кроме того, учитываются и такие моменты, как укрепление антиобщественной ориентации, приобретение криминальных навыков, нарушение нормального функционирования какой-то организации, создание условий для продолжения преступной деятельности.

Строго говоря, в криминологическом смысле посткриминальное поведение – это этап преступного поведения. Но тогда преступное поведение рассматривается как более широкое понятие, чем преступление в уголовно-правовом смысле.

 

Криминальная виктимология, ее предмет, задачи и основные понятия.

Криминологическая виктимология – отрасль криминологии, общая теория, учение о жертве, имеющее предметом исследования жертву преступления.

Наряду с общеприменимым в криминологии термином «жертва» криминологическая виктимология оперирует обозначающим непосредственную жертву преступления термином «потерпевший».

Задачи виктимологии – изучении личности пострадавших от преступления, их межличностных связей с преступником до, во время и после свершения преступления.

Предмет изучения виктимологии – лица, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступники; их поведение, связанное с совершенным преступлением (включая и поведение после него); отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда и т. д.

Знание о жертвах насилия или кражи, анализ и обобщение данных о них наряду с изучением личности преступника могут помочь лучше определить направление профилактических мероприятий, выделить группы людей, наиболее часто подвергающихся тому или иному общественно опасному посягательству, т. е. установить группы риска и работать с ними.

Криминологическая виктимология изучает:

1) социальные, психологические, правовые, нравственные и иные характеристики жертв преступлений – для того чтобы выяснить, почему, в силу каких эмоциональных, волевых, моральных качеств, какой социально обусловленной направленности человек оказался потерпевшим;

2) отношения, связывающие преступника и жертву (потерпевшего) – чтобы ответить на вопрос, в какой мере эти отношения значимы для создания предпосылок преступления, как они влияют на завязку преступления, мотивы действий преступника;

3) ситуации, которые предшествуют преступлению, а также ситуации непосредственно преступления – чтобы ответить на вопрос, как в этих ситуациях во взаимодействии с поведением преступника криминологически значимо проявляется поведение (действие или бездействие) жертвы (потерпевшего);

4) посткриминальное поведение жертвы (потерпевшего) – чтобы ответить на вопрос, что он предпринимает для восстановления своего права, прибегает ли к защите правоохранительных органов, суда, препятствует или способствует им в установлении истины. Сюда относится и система мероприятий профилактического характера, в которых учитываются и используются защитные возможности как потенциальных жертв, так и реальных потерпевших;

5) пути, возможности, способы возмещения причиненного преступлением вреда, и в первую очередь физической реабилитации жертвы (потерпевшего). Виктимология изучает различные проблемы, связанные с причинением вреда. Прежде всего она обращается к личностным качествам и поведению жертв, в большей или меньшей степени детерминирующим преступные действия причинителей вреда, к ситуациям, чреватым опасностью причинения насилия.

 

Виктимологическая профилактика преступности.

Виктимологическая профилактика – одно из направлений предупреждения преступности, далеко не в полной мере реализованное в нашем обществе. Это специфическая деятельность социальных институтов, направленная на выявление, устранение или нейтрализацию факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктимное поведение и обусловливающих совершение преступлений, выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности и воздействие на них в целях восстановления или активизации их защитных свойств, а также разработка либо совершенствование уже имеющихся специальных средств защиты граждан от преступлений и последующей виктимизации.

Для организации виктимологической профилактики важно не просто выявить потенциальную жертву, а проследить связь возможного причинителя вреда и жертвы в различных ситуациях.

Сами ситуации различаются по масштабу, степени развитости и времени реализации в них негативных моментов. Так, можно выделить макро- и микроситуации. Примером макроситуации может быть неорганизованная миграция населения в связи с межнациональными конфликтами. Типичным примером микроситуации является неблагополучная семья.

По времени реализации негативных моментов различаются ситуации реальные (или близкие к реальным) и потенциальные. Очевидно, что предупредительные мероприятия в ситуации, когда угроза, например убийством, исходит от лица, находящегося в местах лишения свободы или находящегося дома, в семье, будут различными.

Существует ряд типичных ситуаций, для которых можно выработать своего рода алгоритм профилактических действий как в отношении потенциального причинителя вреда, так и возможной жертвы. Варианты этих ситуаций можно представить в следующем порядке:

а) известна конфликтная ситуация между двумя или несколькими лицами, в которой однозначно определены возможный причинитель вреда и возможная жертва (жертвы), при этом смена ролей между ними исключена;

б) известна такая же конфликтная ситуация, но в ней высока вероятность смены ролей в системе “преступник – жертва”;

в) известен потенциальный причинитель вреда и ситуации, в которых он может действовать, не определена лишь возможная жертва;

г) известны потенциальная жертва и ситуации, в которых жертва ведет себя определенным образом, не известен лишь возможный причинитель вреда;

д) известны ситуации, заведомо опасные для более или менее широкого круга лиц с точки зрения возможности оказаться причинителем вреда или жертвой преступления.

Мероприятия виктимологической профилактики могут быть различными и сведены в две основные группы. К первой группе относятся меры, направленные на устранение ситуаций, чреватых возможностью причинения вреда. Сюда могут быть включены:

а) изготовление и распространение специальных памяток – предостережений о том, как уберечься от преступника, не стать жертвой преступления;

б) извещение граждан через средства массовой информации об имеющихся на данной территории фактах совершения преступлений, типичных действиях преступников и о том, как следует поступать гражданам в случае встречи с преступниками или при нахождении в криминальной ситуации;

в) оказание практической помощи гражданам в технической и физической защите от возможного проникновения в дом (квартиру) нежеланных гостей;

г) проверка и принятие мер по надлежащему освещению улиц, скверов, подъездов домов, распространению предостерегающих надписей, приближению постов и милицейских нарядов к местам, удобным для совершения преступлений;

д) проведение целенаправленных бесед с родителями, работниками детских учреждений, педагогами, школьниками, учащимися других учебных заведений о том, как следует вести себя и что делать в случае встречи с преступником или подозрительными лицами.

е) организация стоянок автомототранспорта, маркировка автомобильных стекол и ценных вещей, проведение бесед с владельцами автомототранспорта об их поведении и информировании милиции о случаях краж и угонов автомототранспорта или попытках совершения такого рода преступлений;

ж) проведение бесед с пожилыми людьми и инвалидами, а также проведение собраний, совещаний, занятий с кассирами, продавцами, инкассаторами, работниками медицинских и других учреждений, социальное положение и профессиональная деятельность которых вызывают повышенный интерес преступников.

Ко второй группе относятся меры, позволяющие обеспечить личную безопасность возможной жертвы преступления. По существу, это меры индивидуальной виктимологической профилактики, которые можно разделить на две подгруппы. К первой относятся меры по обеспечению личной безопасности возможной жертвы преступления в случаях, когда иным способом устранить опасную ситуацию для данного лица по каким-либо причинам оказалось невозможным. Эти меры касаются, как правило, лиц, профессиональная деятельность или социальное положение которых предопределяют их вик-тимность. Сами меры выражаются в информировании и обучении таких лиц, установлении личной охраны, предоставлении средств индивидуальной защиты (оружия, бронежилета и др. ), определении мест для временного проживания или пребывания и др.

Ко второй подгруппе относятся мероприятия, заключающиеся в воздействии на потенциальную жертву с тем, чтобы восстановить или активизировать в ней внутренние защитные возможности. Это могут быть разъяснительные беседы, обучение приемам самообороны, оповещение о предстоящих ситуациях, ориентирование на поддержание постоянной связи с правоохранительными органами, контроль за поведением потенциальной жертвы и др.

Использование тех или иных мер виктимологической профилактики зависит от многих факторов, в частности, от вида, места, времени и способов совершения преступления, способности жертвы оказать противодействие преступнику, наличия у соответствующих органов и должностных лиц достаточных сил и средств для оказания поддержки жертвам и др. В каждом конкретном случае набор мероприятий определяется с учетом реальной обстановки.

В заключение необходимо отметить, что за последнее время в России накоплен определенный опыт виктимологической профилактики, взяты на вооружение многие рекомендации зарубежной полиции по вопросам предупредительной» работы с потенциальными и реальными жертвами преступлений. Издан ряд брошюр, серии памяток для населения, использование которых в практической работе поможет обеспечить более надежную защиту граждан от противоправных посягательств.

 

Классификация жертв преступления.

Классификация жертв преступления, с точки зрения теории криминальной виктимологии, на современном этапе должна способствовать:

  • во-первых, пониманию места и роли жертвы в механизме преступного поведения, уточнению круга причин индивидуального и группового преступного поведения;

  • во-вторых, оценке значимости групповой виктимной активности для детерминации массовой виктимизации;

  • в-третьих, организации эффективной профилактической политики и политики обращения с жертвами преступлений, сориентированной на конкретные виктимологические группы.

<Классификация потерпевших имеет принципиальное значение, так как позволяет судить в полном объеме о поведении потерпевшего, ситуации, предшествовавшей преступлению, взаимоотношениях с преступником, роли потерпевшего в механизме совершенного преступления, условиях, способствовавших совершению преступления, о путях и способах защиты жертвы преступления, о способах предупреждения преступления>, – писал по этому поводу Г.И. Чечель .

Отметим сразу: задача выделения наиболее существенных характерных черт жертвы (общности жертв преступлений) раскрывается в данной работе в плане определения общих теоретических направлений последующего виктимологического исследования личности жертвы преступления.

Во многом это связано с тем, что если криминология, изучая <мир в миниатюре>, пытается выделить существенные характеристики, отличающие тип преступника от непреступника, то изучение нормальных граждан с виктимной отклоняющейся активностью в рамках виктимологических исследований с трудом позволяет говорить о существовании отдельного, обособленного типа личности жертвы преступления (за исключением, пожалуй, жертв-мазохистов).

В лучшем случае виктимологи пытаются посредством наблюдения частот встречаемости виктимизации у различных групп населения выделить определенные группы потерпевших, наиболее подверженных риску виктимизации. Такова, например, была упоминавшаяся ранее классификация жертв преступлений у фон Хентига (дети и молодежь; женщины; престарелые; лица, страдающие психическими заболеваниями или имеющие аномалии психики; иммигранты; представители национальных или расовых меньшинств; олигофрены-дебилы; лица, находящиеся в депрессивном состоянии; приобретатели (жертвы-провокаторы); распутники; одинокие и убитые горем; мучители, садисты; блокированные (фрустрированные), освобожденные и борющиеся .

Учитывая <связанность> криминальной виктимологии рамками уголовно-правовых и криминологических исследований и генетическую зависимость виктимности от преступности, ее определения и видов в работах советских виктимологов жертвы преступлений подразделялись в зависимости от избранных классификационных критериев на следующие группы:

а) по содержанию субъективной стороны преступления (жертвы умышленных и неосторожных преступлений);

б) по направленности и особенностям правового регулирования преступного посягательства (жертвы определенных видов преступлений; жертвы преступлений с однородным объектом; жертвы злоупотреблений властью и транснациональных преступлений);

в) по виду и кратности причиненного вреда (жертвы, которым преступлением был причинен физический, моральный или имущественный вред, первичные и рецидивные жертвы);

г) по характеру взаимоотношений с преступником (случайные жертвы, неопределенные заранее, предопределенные жертвы);

д) по роли жертвы в генезисе преступления (нейтральные, соучастники, провокаторы);

е) по иным социальным характеристикам (полу, социальным связям и отношениям жертвы с преступником);

ж) по психологическим критериям (жертвы с психическими отклонениями, жертвы-симулянты, мнимые жертвы, добровольные жертвы и пр.);

з) по биофизическим характеристикам (пол, возраст, национальность, физическое состояние в момент совершения преступления) .

Нетрудно заметить, что в большинстве отмеченных случаев речь идет, скорее, не о классификации жертв преступлений, а о выделенных показателях структуры виктимизации, дополняющих структурную характеристику преступности. Данное положение вполне естественно, поскольку оно объясняет естественную тенденцию исследователей к генерализации полученных знаний посредством накопления эмпирического материала.

Развитие и совершенствование теории механизма преступного поведения повлекло за собой создание классификаций, в которых личностные качества и характеристики потерпевших рассматривались во взаимосвязи с их влиянием на детерминацию конкретного преступления.

Так, А.Д. Тартаковский классифицировал потерпевших от преступлений в сфере семейно-брачных отношений на жертв, не содействующих совершению преступления, содействующих и провоцирующих потерпевших.

Сходная классификация потерпевших была разработана и Г.И. Чечелем, подразделявшим жертв в зависимости от поведения, предшествовавшего совершению преступления, на:

  • невиновных активных;

  • невиновных пассивных;

  • жертв с неодобряемым (осуждаемым) поведением;

  • жертв с неосмотрительным поведением;

  • жертв с аморальным поведением;

  • жертв с провоцирующим поведением;

  • жертв с преступным поведением .

Соответственно, в зависимости от ведущих видов деятельности, приводящих жертву к фатальному результату, Д.В. Ривман делил потерпевших на следующие группы:

  1. Агрессивных, намеренно создающих конфликтную ситуацию.
  2. Активных, способствующих совершению преступления или причиняющих вред самим себе.
  3. Инициативных, поведение которых носит положительный характер, но приводит к причинению вреда.
  4. Пассивных, не оказывающих сопротивления преступнику по тем или иным причинам.
  5. Некритичных, становящихся жертвами преступлений в результате своей неосмотрительности.
  6. Нейтральных, которые никак не способствовали совершению против них преступления .

Нетрудно заметить, что перечисленные классификации потерпевших в зависимости от степени и нравственной оценки виктимной активности определенным образом повторяют классификацию жертв по

Б. мендельсону (полностью невиновные жертвы; жертвы с минимальной виной; жертвы, столь же виновные, сколь и преступник; жертвы, более виновные, чем преступник; исключительно виновные жертвы; симулянты, или <воображаемые> жертвы) [319]. Нет нужды говорить и о том, что они перекликаются с хрестоматийной в отечест

венной криминологии классификацией преступников по А.Б. Сахарову (в зависимости от степени и глубины антиобщественной направленности личности подразделявшему последних на особо злостных, злостных, неустойчивых, ситуативных и случайных преступников).

 

Понятие и структура личности преступника.

  1. Под личностью преступника понимается лицо, совершившее преступление, в котором проявилась его антиобщественная направленность, выражающая совокупность негативных социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами на характер преступного поведения.

В данном определении отражена взаимосвязь между общесоциологическим и уголовно-правовым содержанием понятия личности преступника. Всякая личность представляет собой индивидуальное выражение социально значимых свойств, индивидуальную форму отражения бытия и духовных условий общества. С уголовно-правовых позиций о личности преступника можно говорить только тогда, когда лицо совершило преступление и признано судом виновным.

  1. Структура личности преступника включает в себя следующие признаки: биофизиологические, социально-демографические, психологические, нравственные, социально-ролевые, уголовно-правовые и криминологические.
  2. Биофизиологические признаки — это пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической конституции, природные свойства нервной системы и т. д.

Биологическая природа человека — необходимое условие индивидуальности личности, определяющее ее самобытность и неповторимость.
Некоторые психологические характеристики людей имеют генетический характер. От генетически обусловленных особенностей, психофизиологических возможностей индивида зависит во многом то, что он берет из окружающей среды, конкретных условий жизни и воспитания, а также других обстоятельств, с которыми ему приходится сталкиваться. Важное значение имеет генетически обусловленная степень активного сопротивления негативным явлением окружающей среды.

  1. Социально-демографические признаки включают такие характеристики, как пол, возраст, образование, социальное происхождение и положение, род занятий, национальная и профессиональная принадлежность, семейное положение, уровень материальной обеспеченности, принадлежность к городскому или сельскому населению и т. п.

Возрастная характеристика преступников позволяет судить о степени интенсивности проявления криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп.

Образовательный и интеллектуальный уровни определяют характер преступления.

Наиболее криминогенной социальной группой являются лица, не занятые общественно полезным трудом: они составляют почти третью часть всех преступников.
Криминологическое значение имеют данные о семейном положении, уровне материальной обеспеченности, месте жительства и т. д.

  1. В структуре личности преступника важное место принадлежит его нравственной и психологической характеристике. Эти признаки позволяют познать внутреннее содержание личности — его мировоззренческие и нравственные черты и свойства, взгляды, убеждения, ценностные ориентации и т. п.

Мировоззренческая позиция определяет общую направленность личности, ее целеустремленность, сказывается на всей совокупности особенностей поведения и действий, привычек и наклонностей. Человек становится личностью лишь тогда, когда у него выработана определенная система взглядов по основным вопросам общественного бытия, жизни и деятельности.

Характеристику личности преступника дополняют его интеллектуальные, эмоциональные и волевые свойства.

К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития, объем знаний, широта взглядов, содержание и разнообразие интересов и стремлений, жизненный опыт и т. д.

Эмоциональные свойства состоят из таких признаков, как сила, уравновешенность или подвижность нервных процессов, динамичность чувств, степень эмоциональной возбудимости, характер реагирования на различные проявления внешней среды и т. д.

Волевые свойства включают: способность принимать и осуществлять принятые решения, умение регулировать свою деятельность и направленность поступков, обладание выдержкой, стойкостью, твердостью, настойчивостью и другими чертами.

  1. Для характеристики личности преступника существенное значение представляют его социальная роль и социальный статус.

Под социальной ролью принято понимать реальные социальные функции конкретного лица, обусловленные его положением в системе общественных отношений и принадлежностью к определенным социальным группам.

Социальная роль связана с социальным статусом человека, его обязанностями и правами. В соответствии с социальным статусом от каждого человека ожидается определенный образ поведения и поступков. Невыполнение ролевых предписаний может вызвать конфликт между личностью и обществом либо личностью и ее окружением.

  1. Наиболее важными в понимании личности преступника являются уголовно-правовые и криминологические характеристики. Они отражают степень социальной деформации личности, ее особые свойства, позволяющие обозначить самые существенные признаки лиц, совершивших преступления.

 

Соотношение социального и биологического в личности преступника.

Соотношение социального и биологического в личности в последние десятилетия привлекло значительное внимание ученых-биологов, социологов, медиков, юристов и др. Специфическим для криминологии основанием повышения интереса к социально-биологической и социально-психологической проблематике выступает необходимость более глубокого объяснения насильственной (в том числе бытовой) преступности, рецидива преступности несовершеннолетних и неосторожной преступности с использованием источников повышенной опасности, а также потребность в дальнейшем повышении эффективности всех видов и форм предупреждения преступлений на основе максимальной увязки их с личностными особенностями преступников. Здесь важно обеспечить точный методологический подход к этой проблеме. В истории криминологии, как уже отмечалось, в прошлом были распространены идейно-методологические ошибки, связанные с переоценкой биологических факторов в системе причин преступности и в личности преступников, что послужило одним из поводов свертывания в 30-х годах криминологических исследований. К примеру, переоценка биологических свойств личности и недооценка социальных фактов при анализе причин и условий преступности допущена И.С. Ноем1.

У каждого человека социальная программа, заданная внешним миром, преломляется через интеллект и чувственно-эмоциональную сферу, постепенно становится внутренним содержанием личности. Биологическое в человеке выступает в качестве материальной предпосылки для развития его социальной сущности.

Практическая необходимость определять влияние биологических факторов на преступное поведение возникает тогда, когда у преступника имеются физические или психические аномалии, которые влияют на поведение, облегчая или стимулируя действие криминогенных личностных ориентаций. Физические свойства, не изменяющие психологического состояния виновного или потерпевшего, по сравнению с нормотипическими для данной социальной общности (группы), как правило, не имеют существенного значения для объяснения преступного поведения, хотя могут быть учтены при дифференциации мер профилактики.

Так, к психическим аномалиям (пограничным состояниям), которые должны учитываться при изучении механизма преступного поведения личности, относятся психопатия, хронический алкоголизм, наркомания, слабоумие в слабой форме дебильности, не исключающее способности лица осознавать свои действия и руководить своими поступками, травмы центральной нервной системы. Они снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизм внутреннего контроля; облегчают реализацию случайных, в том числе правонарушающих, действий.

Таким образом, указанные психические отклонения могут существенно способствовать неправильному развитию личности и непосредственно ее преступному поведению. Однако они не определяют социальное содержание личности и потому не могут быть признаны причиной, порождающей такое поведение. При психических аномалиях, не исключающих вменяемости, сохраняются (хотя и с определенными изменениями) общие механизмы осознания и руководства преступным поведением.

Изучение показало, что психические аномалии относительно чаще встречаются у лиц, совершающих тяжкие насильственные преступления (убийства, изнасилования, телесные повреждения) и хулиганство, у рецидивистов, а также у виновных в бродяжничестве. Относительно более распространены они и у несовершеннолетних преступников. Так, из числа признанных вменяемыми лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу в связи с совершением убийства, изнасилования и тяжких телесных повреждений, около трех пятых имели различные психические аномалии, не исключающие вменяемости, но облегчающие реализацию преступных действий. По данным различных обследований подростков-правонарушителей, состоящих на учете в ПДН, у 23 – 43 % из них констатированы психопатические признаки.

Осуществлены и некоторые исследования доли различных видов психических аномалий у лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления. Психопатии и психопатоподобные состояния составили у исследованного контингента лиц, имевших аномалии, около 33%, органическое поражение центральной нервной системы – около 19%, ушибы мозга – 18 %, хронический алкоголизм – около 17 % 1. Наличие психических аномалий у преступников не должно отождествляться наследственностью. Значительная их часть носит приобретенный характер (алкоголизм, травмы, часть психопатий и т.д.).

Психические аномалии создают только фон, воздействуют на степень интенсивности формирования и проявления тех или иных личностных черт. Они не касаются качественных сторон содержания сознания, которые определяются участием человека в социально-историческом процессе, не определяют сами по себе социальное содержание личности и не порождают преступного поведения (как равно и положительного). Сущность человека социальна. Нет корректных данных о том, что духовный мир человека, его трудовая деятельность биологически детерминированы. На самом же деле вся специфика человека, все человеческое в нем – продукт человеческих отношений.

Учение о личности преступника в криминологии базируется, таким образом, на концепции социальной сущности человека и рассматривает личность преступника как результат негативных отношений с обществом, конфликта связей и отношений с ним. На этой основе строится и система предупреждения преступлений

 

Типология и классификация личности преступника.

Классификация преступников осуществляется с помощью группировки и типологии.

Под группировкой чаще всего понимается распределение статистической совокупности на определенные группы, категории с использованием такого критерия, как статистическая распространенность одного или нескольких признаков.

Наибольшее распространение получили группировки, основанные на:

демографических данных (пол, возраст);

некоторых социально-экономических критериях (образование, род занятий, факт наличия или отсутствия постоянного места жительства и рода занятий, проживание в городской или сельской местности);

гражданстве;

состоянии личности в момент совершения преступления (опьянение, наркотическое возбуждение);

характере преступного поведения (умышленное или неосторожное; первичное или повторное).

Типология является более глубокой характеристикой разных контингентов преступников. Она основывается на существенных признаках, причинно связанных с преступным поведением. В пределах одного типа должны быть однородными признаки-проявления и признаки-причины; они должны отражать определенные динамические закономерности, детерминационные линии, зафиксированные в криминологических исследованиях. Например, в качестве признаков типологии можно использовать такие, как совершение краж (признак-проявление) в результате устойчивой ориентации лица на преступные средства обеспечения своего благополучия, его безнаказанности после совершения предшествующих преступлений из-за высокого криминального профессионализма (признаки-причины).

С конца XIX в. криминологами выделяются четыре типа личности преступника. И хотя разные авторы называют их по-разному, фактически имеется в виду степень устойчивости и автономности преступного поведения лица во взаимодействии с социальной средой. Выделяют такие типы личности преступника, как:

злостный;

неустойчивый;

ситуационный;

случайный.

Социальный тип криминогенной личности выражает определенную целостность ее личностных характеристик. Для такого типа характерно:

формирование личности в условиях интенсивного противоправного и аморального поведения окружающих (семья, товарищи);

в прошлом – система аморальных поступков и разного рода правонарушений, которые продолжали повторяться и после принятия установленных законом мер воздействия;

отрыв от ценностно-нормативной системы общества и государства;

привыкание к отрицательной оценке своего поведения, использование социально-психических механизмов самозащиты;

активность в ситуации совершения преступления и, как правило, совершение преступления без достаточно обоснованных внешних поводов.

Внутри типа криминогенной личности выделяются подтипы:

последовательно-криминогенный;

ситуативно-криминогенный;

ситуативный.

Последовательно-криминогенный подтип формируется в микросреде, где нормы морали и права систематически нарушаются; преступление вытекает из привычного стиля поведения и обусловливается стойкими антиобщественными взглядами, социальными установками и ориентациями субъекта. Как правило, ситуация совершения преступления активно создается такими лицами. Представители этого типа способны при необходимости приспосабливать в своих интересах конкретную среду, их преступное поведение относительно автономно.

Ситуативно-криминогенный подтип характеризуется нарушением моральных норм и совершением правонарушений непреступного характера, ненадлежащим исполнением требований общественно приемлемых социальных ролей; формируется и действует в противоречивой микросреде; преступление в значительной мере обусловлено неблагоприятной с социально-экономической, нравственной и правовой точек зрения ситуацией его совершения (пребывание в преступном формировании, конфликты с другими лицами). К преступлению такое лицо приводят его микросреда и весь предшествующий образ жизни, закономерным развитием которого оказывается ситуация преступления.

Ситуативный подтип характеризуется тем, что безнравственные элементы сознания и поведения такой личности и ее микросреды, если и имеются, то выражены незначительно. Более существенны дефекты механизма взаимодействия социальной среды и личности в сложной ситуации, в том числе в результате неподготовленности к ней личности.

 

Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности.

Организованная преступность – наиболее разрушительный для государства и общества элемент преступности. Она оказывает управляющее воздействие на развитие других ее структурных элементов, существенно влияет не только на экономические, но и на социальные, морально-психологические, социально-культурные процессы в обществе. В организованную преступность вовлечены различные социальные слои общества.

Организованная преступность обладает огромными финансовыми и экономическими возможностями, не контролируемыми ни государством, ни обществом. В ее распоряжении находится собственная система внутреннего управления и противодействия государству в интересах получения сверхприбылей за счет ограбления государства и общества. В рамках организованной преступности созданы боевые формирования, специфические силовые структуры, оснащенные современными материально-техническими средствами. Преступные формирования способны содержать специалистов различных сфер экономической и научной деятельности, консультантов по правовым и другим вопросам. Организованная преступность располагает в настоящее время довольно прочными и влиятельными позициями в государственных органах, включая здравоохранительные, мощным аппаратом лоббирования своих интересов в органах представительной власти.

Организованная преступность – относительно новый для отечественной криминологии объект исследования. Необходимо отметить, что одной формулировкой невозможно определить многочисленные виды организованной преступности, обусловленные различными факторами, в том числе этническими, экономическими. Однако в целом это явление можно охарактеризовать как сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг. Это преступления, часто выходящие за пределы государственных границ, связанные не только с коррупцией общественных и политических деятелей, получением взяток или тайным сговором, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

Организованная преступность определяется также как процесс рациональной реорганизации преступного мира по аналогии с законной предпринимательской деятельностью на законных рынках. Однако преступная предпринимательская деятельность, преследуя свои цели, принимает участие в таких специфических незаконных видах деятельности, как сделки с незаконными товарами и услугами, монополизация рынка, использование коррупции и запугивания в отношении конкурентов и правоохранительных учреждений в целях уменьшения риска судебного преследования.

Организованную преступность эксперты ООН разделяют на несколько видов:

1) мафиозные семьи – существующие по принципу иерархии. Они имеют свои внутренние правила жизни, нормы поведения и отличаются большим разнообразием противоправных действий;

2) профессионалы – организации такого рода непостоянны и не имеют такой жесткой структуры, как организации традиционного типа.

 

Причины и условия организованной преступности.

соображения о содержании и признаках организованной преступности указывают на ее главную цель – получение незаконных доходов и сверхдоходов. Однако получение прибыли криминальным способом нельзя считать единственной возможной целью и мотивом организованной преступной деятельности. Ее целью может быть также обогащение и одновременное получение лидерами организованных преступных групп властных полномочий в государственных, хозяйственных и иных органах. Действия отдельных преступных сообществ бывают нацелены и на обострение межнациональной обстановки, создание конфликтных ситуаций в отдельных многонациональных регионах.

На идеологию преступного мира и, естественно, на формирование взглядов и жизненных позиций членов мафиозных структур огромное влияние оказывает сравнительно немногочисленная, но авторитетная, имеющая глубокие корни в преступной среде корпорация «воров в законе», составляющая ядро организованной преступности. Это житейски зрелые люди, имеющие преступный опыт. В основном это опасные рецидивисты. Максимальный их возраст – 50–55 лет, значительно реже – 60 лет и более. Вместе с тем преступный опыт нельзя сравнивать с образованием, он имеет и социальную, и социально-психологическую основу. Криминальные способности, а в некоторых случаях даже талант, помноженные на общение с матерыми преступниками, в том числе в местах лишения свободы, могут создать довольно изощренный тип преступного лидера с большим криминальным будущим.

По данным криминалистических исследований, главарь, как правило, имеет криминальный опыт, может быть судим. Он является своеобразным генератором преступных идей и взглядов, бескомпромиссным противником, изобретательным, честолюбивым, иногда религиозным. Под маской порядочности он нередко скрывает несправедливость, лживость, мстительность, жестокость. В нужных обстоятельствах он общителен, умеет устанавливать контакты, проявлять инициативу, решительность, способность подчинять своей воле не только лиц с криминальной установкой, но и представителей государственных, в том числе правоохранительных, структур.

Надо отметить, что индивидуальность лидера преступной организации, его интеллект, криминальный опыт и другие личностные характеристики определяют характер совершения преступлений и род деятельности преступной организации. Обычно лидер преступной организации осуществляет общее руководство и как бы нейтрален ко всем ее составным частям, проводя свою линию через своих помощников, возглавляющих отдельные структуры. Как правило, большинство преступных действий носит замаскированный, а также нелегальный характер. Лидер преступной организации по месту жительства конспирируется под законопослушного гражданина. В отдельных случаях официальная коммерческо-криминальная деятельность преступной организации помогает завоевать лидеру определенный авторитет перед населением и тем самым создает условие для его безопасности.

По мнению некоторых ученых, организованная преступность в СССР наиболее полно начала развиваться во времена хрущевской оттепели. Либерализация уголовного наказания, попытки первых экономических реформ стимулировали уголовный мир изменить свою направленность. «Старая» профессиональная преступность, которая формировалась из шаек уголовников, приобрела в новых социальных условиях совершенно иное качественное состояние, весьма схожее с аналогичным явлением в развитых капиталистических странах. Во-первых, появилась сетевая структура организации, при которой стал возможен и даже неизбежен раздел сфер и территорий между группами. Во-вторых, произошло сращивание преступников общеуголовного профиля с расхитителями, тех и других – с представителями государственного аппарата. В-третьих, организованные группы преступников проникли в экономику и даже в политику, что характерно именно для организованной преступности.

Поскольку существовала профессиональная преступность, то началось вторичное перераспределение преступно нажитых средств. Традиционная уголовная среда в этих условиях переориентировалась, стала обворовывать и грабить тех, кто обогащается. Преступные группы стали делить территории и сферы влияния, усиливали криминальный прессинг на дельцов теневой экономики.

В последнее время организованные преступные группы пытаются найти выход на международную арену. Так, наиболее перспективными видами деятельности стали хищение и контрабанда валютных ценностей и антиквариата, нелегальный вывоз сырьевых ресурсов, оружейный бизнес, наркобизнес, кражи автотранспортных средств, радиоактивных материалов, проституция.

Таким образом, к первоочередным причинам развития организованной преступности можно отнести следующие:

сращивание главарей и активных участников организованных преступных формирований с представителями законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, бизнеса, коммерции, средств массовой информации и культуры;

неспособность государства защитить ряд основных конституционных прав и интересов граждан и общества;

культивирование идей рынка и частной собственности без надлежащего правового обеспечения;

неоправданное затягивание принятия основополагающих законов, обеспечивающих нормальный переход к рынку, в первую очередь по борьбе с организованной преступностью и коррупцией;

обнищание и правовой нигилизм большинства населения страны;

лоббирование интересов отдельных групп ответственными должностными лицами в узкокорыстных целях.

 

Криминологическая характеристика личности участника организованной преступности.

Лидер-инициатор – нестабильный, переходный лидер в организованном преступном сообществе. Довольно часто инициатива у него сочетается с организаторскими функциями. Обычно такой лидер становится реальным инициатором определенного направления организованной преступной деятельности сообщества.

Центральной фигурой организованного преступного формирования, как правило, является лидер-организатор. Зачастую в этом качестве выступает человек с последовательно-криминогенным типом личности, характеризующимся высокой степенью антиобщественной направленности, устойчивым криминальным мировоззрением, который не ищет подходящей криминальной ситуации, а сам создает ее своими целенаправленными действиями.

Для рядовых членов организованного преступного формирования основополагающим стереотипом поведения является беспрекословное подчинение лидеру, нормам поведения, принятым в преступном мире, и разделяемым группой, четко выраженная престижно-потребительская ориентация. Для лиц, выполняющих функции охранников, боевиков и т. п., характерны решительность, быстрота реакции, профессиональное использование оружия и приемов боевой борьбы. Им свойственны также агрессивность, готовность к разрешению конфликтов путем насилия или запугивания, готовность без колебаний применить жестокие методы воздействия на жертву. Причем при систематическом участии в насильственных действиях операциональная агрессия и жестокость могут превратиться в потребность.

Характерным для личности участников организованных преступных формирований общеуголовной и смешанной направленности является значительная доля рецидивистов в их составе (38%). Велика и доля бывших спортсменов-специалистов в силовых и боевых видах спорта, как и большая распространенность в их среде употребления наркотиков и других одурманивающих веществ. Целенаправленная вербовка новых участников организованной преступности из среды подростково-молодежных территориальных группировок, безработных молодых людей влечет омоложение контингента организованных преступников.

Ведущей личностной чертой участников организованных преступных сообществ, по общему правилу, является жадность, ориентация на максимальные преступные доходы. Характерна и такая психологическая особенность большинства участников организованных формирований, как уверенность в безопасности занятия криминальной деятельностью, в безнаказанности этой деятельности

Психология новичков из молодежной среды (в среднем, организованные преступные сообщества на 65-70% состоят из лиц в возрасте до 30 лет) отличается особой старательностью в усвоении иерархических норм поведения в преступной среде, уверенностью в необратимости санкций за их нарушение, беспрекословной готовностью к выполнению своих функций и безжалостностью при их выполнении, переходящей в избыточное применение силы и оружия, ненужную для достижения преступной цели жестокость. Отчасти эта психологическая позиция связана с отчужденностью и озлобленностью в отношении окружающих, местью за потерю социального статуса, ощущением бесперспективности попыток нормальной жизнедеятельности, которая характерна для участников организованных преступных сообществ из среды безработных, демобилизованных военнослужащих, бывших спортсменов.

“Достаточно распространенные черты личности участников организованной преступности – осознанное стремление к подчинению лидерам в сочетании со стремлением доминировать над нижестоящими участниками преступной иерархии; завышенная самооценка, сочетающаяся с отчужденностью и даже презрением по отношению к окружающим, “не допущенным” в их среду; своеобразное честолюбие, приводящее как к внутригрупповым конфликтам (борьба за лидерство или приближенность к лидеру), так и к конфликтам между группами (сообществами) за гегемонию на определенной территории или в определенной среде”1.

Следует отметить и такую деталь, свойственную вообще типу личности организованного преступника, как маскировка образа жизни и поведения под законопослушное.

 

Предупреждение организованной преступности.

Борьба с организованной преступностью предполагает разработку и реализацию комплекса специальных общеорганизационных, предупредительных и правоохранительных мер. Среди них важное место занимают уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные, фискально-финансовые, оперативно-розыскные и некоторые другие меры, основанные на общем анализе криминальной ситуации, ее прогнозе. Необходимо принятие и специальных мер, поскольку основной объект борьбы – это сами организованные преступные формирования, а не отдельные преступления, их сложная и разветвленная преступная деятельность. Для достижения данной цели необходимо уделять особое внимание таким вопросам, как применение уголовных наказаний за участие в преступной организации, введение запрета на отмывание доходов от преступной деятельности. В этом направлении уже приняты соответствующие меры, и Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за подобные деяния.

Практика борьбы с организованной преступностью показывает, что наиболее эффективные результаты достигаются при комплексном использовании средств правоохранительных и контрольных органов. Необходимо применять стратегические меры, такие как совершенствование методов сбора оперативной информации в целях установления преступных сообществ, характера их деятельности, взаимосвязей между различными формированиями; разработка методов, позволяющих внедряться в преступные организации; защита свидетелей и потерпевших и т. д. Все эти вопросы регламентируются Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В этой связи следует отметить положительный опыт реализации межведомственных планов мероприятий налоговых, таможенных и правоохранительных органов, органов валютного и экспортного контроля по пополнению доходной части федерального бюджета. В 1980-х гг. в МВД были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Далее они были трансформированы в системы ГУОП – РУОП – УОП – ООП, которые укомплектовались и развернули работу. Впоследствии такие подразделения были развернуты в системе ФСБ. Подразделения РУОП внесли весомый вклад в работу против преступных группировок, организаций и сообществ.

Российская Федерация предпринимает определенные усилия по организации борьбы с организованной и транснациональной преступностью. Россия вступила в Интерпол – международную организацию уголовной полиции. Совместно с другими странами СНГ Россия организовала бюро по организованной преступности по странам СНГ. Интерпол выступил с инициативой быть в качестве единого банка данных по сбору информации о восточно-европейской организованной преступности.

Основные усилия Российской Федерации и правоохранительных органов стран СНГ, имеющих единое криминальное пространство, направлены на выполнение межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств – участников СНГ.

 

Понятие и криминологическая характеристика преступности в Вооруженных Силах России. Причины и условия преступности в армии.

  1. По российскому законодательству к Вооруженным Силам РФ относятся только их виды (сухопутные, военно-морские и т. д.). Другие войска и воинские формирования, такие как пограничные, внутренние, службы
    безопасности, правительственной связи, железнодорожные, гражданской обороны, имеют самостоятельный статус. Вооруженные Силы РФ, другие войска и воинские формирования, где проходит военная служба, обобщенно называются армией или войсками. В Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях личный состав проходит военную службу по контракту или по призыву. В войсках на должностях вольнонаемных рабочих и служащих находятся также гражданские лица.
  2. Под преступностью в армии подразумевается совокупность преступлений, совершенных военнослужащими, а также приравненными к ним по статусу и уголовной ответственности военными строителями и гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов (по Лунсеву В.В.).
    Перечень видов Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, а также различных категорий военнослужащих и приравненных к ним лиц показывает, что преступность в армии представляет собой сложную совокупность противоправных действий. Она неоднородна и неодинакова по характеру, уровню и структуре применительно к различным войскам и разным категориям.

В армии, как части общества, действуют общие детерминанты преступности, но они часто получают специфическое преломление применительно к особенностям воинской среды, условиям воинской службы и быта. На криминогенную обстановку в армии оказывают воздействие такие негативные факторы, характерные для общества в целом, как ограниченность капиталовложений, денежных ресурсов для решения задач социального развития, общее падение нравов и дисциплины, усиление правового нигилизма, вакуум морального регулирования.

По данным фонда “Общественное мнение”, лишь 45% россиян считают, что Вооруженные Силы способны обеспечить безопасность страны1.

Катастрофическое уменьшение бюджетных ассигнований на нужды обороны подвело армию к опасной черте, за которой возникла угроза утраты боеспособности, а также развала воинской дисциплины, развития нездорового морально-психологического климата, формирования питательной среды для самых разнообразных правонарушений. Зловещей приметой воинского быта стала необеспеченность военнослужащих по различным видам и нормам довольствия, в том числе хроническое недоедание многих из них.

Тревожной проблемой армии является недостаточная компетентность и воинская пригодность офицерского и сержантского корпуса. Обстановка в стране и войсках не только не способствует поступлению боевых, интеллектуально и физически развитых молодых людей в военные училища, но, напротив, стимулирует уход из армии наиболее энергичных офицеров, которые, с одной стороны, не могут реализовать своих способностей в войсках в полной мере (нередко им приходится нести службу в карауле по охране склада с военным имуществом), а с другой стороны, их труд не получает необходимой материальной и социальной оценки.

Социальный, правовой и материальный статус сержанта не соответствует той стержневой роли, которую он призван играть. Поэтому и должности сержантов часто замещаются лицами, не пригодными к выполнению командных функций, что приводит к резкому падению авторитета сержанта. Все это расшатывает идейно-нравственные ориентиры, традиционно сильные и значимые в армейской среде, подрывает сами устои воинской жизни, сводит на нет воспитательную работу. Специалисты отмечают, что до трети преступлений военнослужащих прямо связаны с вопиющим формализмом и другими серьезными упущениями в воспитательной работе. В 90-е годы произошло заметное усиление негативного комплекса идеологических, нравственно-психологических факторов преступности в армии.

В целом можно выделить ряд общих факторов преступности среди военнослужащих: 1) в армии сосредоточена молодежь в возрасте 18-25 лет, которой свойственна более высокая криминальная активность; 2) военную службу проходят главным образом мужчины, коэффициент поражаемости преступностью которых в 6-8 раз выше, чем женщин; 3) военнослужащие, проходящие службу по призыву при экстерриториальном комплектовании войск, оказываются оторванными от своих близких, привычных условий жизни, труда, отдыха, учебы, что часто создает социально-психологическую основу преступных проявлений; 4) поведение военнослужащих, их жизнь, быт, отдых максимально регламентированы, что порождает дополнительную внутреннюю напряженность, которая нередко разрешается путем совершения криминальных поступков; 5) сфера действия уголовного права в армии намного шире, поскольку военнослужащие несут ответственность не только за общеуголовные, но и за воинские преступления, удельный вес которых в зарегистрированных преступлениях в армии составляет более половины1.

Многие командиры и начальники по старинке стремятся поддерживать дисциплину лишь силой и запретами, в то время как сами не подают примеров законопослушного и высоконравственного поведения. Слабо ведется борьба с пьянством военнослужащих, некриминальными формами нарушений уставных требований. Распространены также безразличное отношение начальников к нуждам и запросам подчиненных, бесхозяйственность, безнаказанность, укрывательство преступлений, что способствует преступному поведению военнослужащих.

 

Криминологическая характеристика личности преступников среди военнослужащих. Предупреждение преступлений.

Личность преступника-военнослужащего имеет существенные особенности, обусловленные целым рядом факторов: замкнутостью однополой социальной группы межличностного общения; жесткой регламентацией повседневного быта; необходимостью при определенных условиях рисковать жизнью; иерархическим построением взаимоотношений между начальником и подчиненными при безусловном соблюдении принципа единоначалия; ограничением свободного времени и, как правило, узким выбором культурно-досуговых мероприятий; значительными ежедневными физическими и психологическими нагрузками; временным (“кочевым”) образом жизни и др.
При этом существуют особенности, присущие личности преступника-военнослужащего срочной службы и личности преступника-командира (начальника).
Личность преступника-военнослужащего срочной службы характеризуется следующими особенностями:
молодой, наиболее криминогенно активный возраст (19 – 21 год) и агрессивно-разрушительное поведение, присущее этому возрасту;
несложившаяся, а поэтому неустойчивая психика (психологи утверждают, что окончательное формирование личности человека происходит к 21 – 22 годам);
зависимость несложившейся психики от множества косвенных объективных и субъективных факторов (например, отношения офицеров и старослужащих; вид и род войск, особенно если призывник мечтал о службе в ВДВ, а попал в военно-строительную часть, и др.);
“гедонистический риск”, т.е. получение молодыми людьми удовольствия от опасности, риска;
недостаточно высокий уровень образованности, воспитанности как следствие негативных социально-экономических условий жизни до призыва: 40% военнослужащих жили в семьях с доходами ниже прожиточного минимума; 49% – в семьях с уровнем дохода, не превышающим прожиточный минимум; 15% военнослужащих воспитывались одним родителем (чаще всего матерью); 2% были сиротами;
противоправное допризывное поведение. Согласно результатам опроса, свыше 15% военнослужащих ранее привлекались к уголовной ответственности, хотя и без предъявления им обвинения; около 8% привлекались к административной ответственности и состояли на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних;
наличие опыта употребления спиртных напитков и наркотиков. 50% военнослужащих, привлеченных к ответственности за совершенные преступления, еще до призыва употребляли спиртные напитки (11% – ежедневно, 16% – ежемесячно, 23% – реже одного раза в месяц). Масштабы распространения наркотиков среди молодежи общеизвестны;
существование опыта общения с неформальными молодежными группировками с антиобщественной направленностью;
скудность духовных потребностей и интересов: 45% военнослужащих признались, что не читают газет и журналов, более 30% не читают книг;
неумение давать верную оценку своим действиям, не предвидение их последствий, переоценка роли мотива поведения и недооценка объективной общественной опасности правонарушения;
низкий уровень правосознания, его неполнота, искаженность или дефектность, неразвитость привычки сопоставлять свое поведение с законом, незнание или в лучшем случае поверхностное знание законов;
стремление к участию в неформальных внутриармейских структурах и занятию в них лидирующего положения;
хорошее физическое развитие и стремление к регрессивным человеческим ценностям, доминирование примитивно-бытовых побуждений извращенного характера;
убеждение в своей правоте и неприязнь к лицам, получившим отсрочку от призыва в армию;
эмоциональная неустойчивость, возбудимость, вспыльчивость, ничем не спровоцированное агрессивное поведение;
пренебрежительное отношение к военной службе.
Личность преступника-военнослужащего срочной службы обусловливается социально-психологическими особенностями поведенческого восприятия действительности, присущим ей типом темперамента.
Военнослужащим-сангвиникам (способным жизнерадостным людям) присуща быстрота и смелость. Военнослужащие-холерики (вспыльчивые люди) проявляют завидную, хотя и не осознанную решительность и смелость. В то же время они могут испытывать неподотчетный, а потому особенно сильный страх. Военнослужащие-флегматики (спокойные, медлительные люди) обладают осознанной решительностью и смелостью, однако эти качества у них сильны только при выполнении тех задач, к которым они специально готовились. Менее всего подготовлены к армейской действительности военнослужащие-меланхолики (унылые, мрачные люди), поскольку их решительность и смелость кратковременны и проявляются только при преодолении незначительных препятствий. Впрочем, всегда следует помнить определенную условность подобной (как и любой другой) типологии.
Преступников-военнослужащих срочной службы можно типологизировать на: 1) случайных, для которых совершенное преступление – результат их неадекватной реакции на внезапно возникшие острые конфликтные ситуации; 2) устойчивых, которые отличаются постоянной агрессивной направленностью и сформированным стереотипом применения грубой силы; 3) злостных, для которых агрессивное поведение является нормой. При этом практически всегда их агрессивно-насильственное поведение имеет корыстную мотивацию. Кстати, американские криминологи выделяют четыре типа корыстно-насильственных преступников, добавляя к случайным, склонным к насилию на постоянной основе, асоциальным еще и особо жестоких преступников с психическими отклонениями. На последний тип преступников можно было бы не обращать особого внимания, если бы в армию не призывались психически нездоровые лица. На практике, как известно, это зачастую происходит из-за недостатков в деятельности призывных комиссий.
Преступники-военнослужащие срочной службы совершают в основном насильственные преступления, причем довольно часто связанные с межличностными конфликтами, или преступления, явившиеся следствием неудачного их разрешения (например, незаконное оставление части из-за “дедовщины”). Реже ими совершаются корыстные преступления, а если и совершаются, то чаще всего в соучастии с офицерами. Самостоятельное совершение корыстных преступлений обычно связано либо с хищением оружия или иного воинского имущества, либо с кражами и грабежами на улицах во время нахождения (законного или незаконного) за пределами части. Корыстная мотивация при этом может быть разной: от простой жажды наживы до необходимости добычи денег для откупа от старослужащих солдат. Кстати, в последнее время военнослужащие срочной службы, не желающие совершать преступления, но нуждающиеся в деньгах, занимаются и откровенным попрошайничеством.
Таким образом, преступник-военнослужащий срочной службы – это не вполне сложившаяся личность, чаще всего холерического темперамента, наиболее криминогенного возраста, с неустойчивой психикой, хорошо развитая физически и имеющая регрессивные ценности жизни, занимающая лидирующее положение в неформальной армейской структуре, а также имеющая опыт подросткового агрессивно-анархического насильственного поведения, связанного с употреблением спиртных напитков, наркотиков и с клеймом социального аутсайдерства.
Личность преступника-командира и начальника (офицеров, прапорщиков, военнослужащих-контрактников на сержантских должностях) во многом определяется спецификой их личных и профессиональных качеств. Эти военнослужащие составляют основу Вооруженных Сил, поскольку являются профессиональными военными, от которых во многом зависит боеготовность войсковых частей. Их зрелый возраст свидетельствует о том, что в психологическом плане они вполне сложившиеся люди. По сравнению с военнослужащими срочной службы они находятся в привилегированном социально-бытовом положении (живут, как правило, не в казармах, имеют значительно больше свободного времени, которым могут распоряжаться по своему усмотрению, имеют больше возможностей в выборе места службы и военной специальности). Командиры и начальники имеют прямой доступ к материальным ценностям Вооруженных Сил (складам с обмундированием, продовольствием, боеприпасами и т.д.), а совершение ими преступлений представляет особую общественную опасность и наносит серьезный моральный и материальный вред армии. Необходимо признать, что от того, как они относятся к выполнению своих обязанностей, к воспитанию подчиненных, во многом зависит криминогенная обстановка в воинской части.
Личности преступников-командиров и начальников присущи следующие черты:
достаточно зрелый возраст – от 21 года (окончание военного училища) и старше, свидетельствующий о сложившейся в психологическом аспекте личности;
наличие агрессивно-насильственного опыта, приобретенного в военных училищах, и одновременно низкой общей и правовой культуры, которая проявляется как в незнании права, так и в сознательном нарушении его норм. В свою очередь, незнание норм права, в том числе приказов и распоряжений вышестоящих начальников, приводит к нарушениям закона, к изданию незаконных приказов, распоряжений, а также к неправомерному поведению;
потеря воинского статуса и боевых навыков в связи с частым отвлечением на хозяйственные работы;
отсутствие достаточной психолого-педагогической подготовки и переложение части своих обязанностей (например, по воспитанию молодых солдат) на военнослужащих срочной службы второго года, или, как их чаще называют, старослужащих, ведущее к “дедовщине”;
боязнь принятия ответственных решений по службе и выполнение лишь требований непосредственного начальника, даже если эти требования вступают в противоречие с интересами службы и нарушают действующее законодательство;
использование существующей системы “накачек”, выражающейся в оскорблении начальниками подчиненных, в том числе и за проступки, совершаемые военнослужащими срочной службы;
распространенность бытового пьянства и наркотизма (особенно среди молодых офицеров). Число погибших военнослужащих в результате токсического и наркотического отравлений за последние годы увеличилось в 2,4 раза. На почве бытового пьянства среди офицеров совершено около трети самоубийств, произошло 30% семейных ссор с тяжкими последствиями, 60% бесчинств по отношению к местному населению, 25% автокатастроф;
психология “временщика”, которая может выражаться как в абсолютном игнорировании карьеристских устремлений, так и, наоборот, в доминировании этих побуждений, оказывающих негативное влияние на повседневную деятельность и на отношение к сослуживцам;
алчность, стяжательство, безразличие к судьбам подчиненных;
коррумпированность, связь с коррумпированными должностными лицами в гражданских структурах и втягивание в преступную деятельность сослуживцев, включая военнослужащих срочной службы;
связь с криминальным миром, в том числе с представителями организованной преступности.
Особенности личности преступников-командиров проявляются и в характере преступлений, которые ими совершаются.
Главной особенностью личности такого преступника, совершающего насильственные преступления, является ее дезадаптация, а в более широком аспекте – отчуждение. В свою очередь, отчуждение затрудняет усвоение человеком социальных норм, регулирующих межличностные отношения; приводит к формированию негативного отношения к среде, ощущению враждебности окружающих; вызывает потребность признания среди себе подобных; подталкивает к нарушениям установленных правил поведения; порождает неумение чувствовать эмоциональные состояния другого человека. Порождаемая в основном отчуждением личности тревожность, выражающаяся субъективно в серьезных опасениях за свое биологическое или социальное существование, проявляется в частном случае в социофобии, т.е. в боязни проявить себя в какой-либо ситуации, в страхе общения.
Для личности корыстных преступников-командиров характерна в большей степени, чем для личности насильственных преступников, психология “временщика”, которая ведет к необузданной наживе, алчности, чувству безответственности, снижению элементарных внутренних социально-контрольных функций и т.д.
Характеризуя личность командиров и начальников, совершающих корыстные преступления, можно отметить, что из всех привлеченных за последнее время к уголовной ответственности офицеров и прапорщиков высшее образование имели 77%, среднепрофессиональное – 22%. В целом же приходится констатировать, что никогда ранее корыстные преступления не были столь распространены среди офицеров, как в настоящее время. При этом особую тревогу вызывают факты корыстных злоупотреблений служебным положением со стороны высших армейских должностных лиц. Довольно часто эти преступления совершаются под прикрытием каких-либо фондов (в том числе ветеранских). Для личности командиров, совершающих корыстные преступления, характерны не только алчность и стяжательство, но и абсолютное безразличие к нуждам подчиненных. Коррумпированность и “круговая порука” высших офицеров предполагает их тесную связь с представителями исполнительной и законодательной власти, с криминалитетом.
Инертностью и безразличием должностных лиц пользуются представители организованной преступности, которые, используя недовольство офицеров задержками с выплатой денежного довольствия и плохими бытовыми условиями, оказывают посреднические услуги при заключении договоров на поставку вооружения, продуктов питания в войска.
Таким образом, преступник-командир, начальник – это сложившаяся личность, часто холерического темперамента, имеющая приобретенный в военных училищах опыт агрессивно-насильственного поведения, корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией “временщика” и безразличная к судьбам подчиненных и к армии вообще.
Несколько слов следует сказать об особенностях личностных свойств военнослужащих, совершающих преступления по неосторожности (небрежное обращение с оружием, нарушение правил полетов и эксплуатации боевой техники и др.). Представляется, что для этой категории преступников характерны следующие черты: эгоизм и стремление к достижению сугубо личных целей; стремление скрыть другие нарушения, допущенные по небрежности; ложно понятые интересы службы; правовой нигилизм; коммуникативность поведения в случаях, когда нарушения допускаются в связи с нежеланием идти против воли сослуживцев; тревожность и неуверенность в собственных силах; слабая подготовка, в том числе и психологическая, для работы со сложной техникой в экстремальных ситуациях.

 

 

Понятие и криминологическая характеристика преступности в местах лишения свободы.

Пенитенциарной преступностью называется преступность в пенитенциарных учреждениях, то есть в местах лишения свободы. Выделяют типы преступного поведения при исполнении наказания:

1) уклонение от наказания;

2) насильственное преступное поведение;

3) корыстное преступное поведение (кражи из уголовно-исполнительных учреждений; осужденными у осужденных);

4) воспрепятствование деятельности уголовно-исполнительных учреждений и их сотрудников;

5) массовое преступное поведение:

а) преступления, обычно совершаемые группой лиц, но которые может совершить один осужденный, – побег, убийство; б) преступления, которые может совершить лишь большое количество осужденных, – массовые беспорядки; в) массовые эксцессы осужденных, которые могут перерасти в более серьезные, – отказ от приема пищи).

6) половые эксцессы осужденных: а) сексуальные преступления – изнасилования; б) половые извращения – гомосексуализм, лесбиянство, скотоложство, эксгибиционизм, фетишизм, пигмалионизм; в) проституция;

7) обращение с наркотическими или другими запрещенными препаратами;

8) преступления сотрудников уголовно-исполнительных учреждений (злоупотребления служебным положением, взятки, кражи).

В большинстве случаев пенитенциарные преступления совершаются умышленно.

Мотивация преступного поведения в основном обусловлена поддержанием престижа и завоеванием авторитета и лидерства среди осужденных, в ряде случаев она переходит в насильственную, корыстную мотивацию типа преступного поведения, стремление уклониться от исполнения наказания, негативное отношение к труду и учебе.

В преступном поведении большую роль играют и особенности психофизиологического и психологического характера: значительное количество пенитенциарных преступников страдают истерией, психозами, психическими аномалиями; большинство преступников имеет невысокий образовательный уровень, эмоционально неустойчивы, зависят от других заключенных.

В качестве профилактики преступлений в ИТУ применяются методы микросредовой (общей) профилактики, среди которых методы выявления, методы устранения и компенсации причин и условий преступлений.

 

Причины и условия преступности в местах лишения свободы, предупреждения этого вида преступности.

Преступность в местах лишения свободы можно рассматривать как преступность лиц, в отношении которых вступил в законную силу обвинительный приговор, и, находясь в условиях исполнения наказания, не отказались от дальнейшей преступной деятельности. Такое положение свидетельствует о наличии в их преступном поведении легального рецидива.

Все преступления, совершаемые осужденными, можно разделить на две группы: преступления, которые совершаются ими как специальными субъектами (побег из места лишения свободы ст. 313; уклонение от отбывания лишения свободы ст. 314; дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества ст. 321) и иные общеуголовные преступления, предусмотренные УК РФ, за исключением тех, которые осужденные не могут совершить в силу изоляции от общества.

В текущий момент динамика преступлений характеризуется снижением их числа. Такая тенденция объясняется кризисом тюремной системы, который она переживает наряду с общим кризисом в России. Это проявляется в развале производственной базы, снижении на половину трудовой занятости отбывающих наказание, ослаблении режима исполнения наказания, ухудшении оперативно-розыскной работы, фактическом отказе от мероприятий воспитательного характера, укрытии преступлений от учета. Выросли показатели латентности преступлений небольшой и средней тяжести, таких как хулиганство, побои, истязания, насильственное мужеложство, кражи личного имущества, грабежи.

Чаще всего в местах лишения свободы совершаются побеги; (40% от числа зарегистрированных). За год совершается 60-70 умышленных убийств и покушений на убийство, до 130 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, около 50 преступлений, связанных с дезорганизацией нормальной деятельности учреждений исправительной системы, по несколько преступлений в год связанных с захватом заложников.

Названные преступления характеризуются насильственным мотивом. Причем эта мотивация присуща и другим преступлениям, поскольку для мест лишения свободы вообще присуща криминальная субкультура. Насилие порой носит ярко выраженный характер протеста, демонстративный характер, выражающий реакцию на лишения и ограничения, связанные с изоляцией от общества. С другой стороны, насильственные действия – это своеобразная форма самозащиты от агрессии, притеснений и издевательств.

Лица, совершающие преступления, имеют возраст до 30 лет. Из них до 80% ранее судимы. В местах лишения свободы они не первый раз, поэтому освоили тюремную субкультуру. В исправительных учреждениях отбывает наказание около 30 тыс. членов группировок с отрицательной направленностью, около 2 тыс. “авторитетов” уголовной среды, 100 “воров в законе”.

Основными причинами совершения преступлений выступают, во-первых, собственно лишение свободы как социальный институт, воспринимаемый каждым осужденным с отрицательных позиций и, во-вторых, серьезные просчеты и изъяны в правовой, организационной и методической процедуре исполнения наказания.

Причины и условия преступлений следует преломлять через кризисные процессы, которые переживает вся социальная система в РФ. Наряду с другими можно привести в качестве примера и такое условие, как неудовлетворительное техническое состояние систем наблюдения за осужденными, отсутствие средств для личного досмотра осужденных и осмотра помещений. Нельзя сбрасывать со счетов и субъективные факторы, способствующие совершению преступлений, выражающихся в халатном исполнении служебных обязанностей сотрудниками исполнительной системы.

Криминологи ставят задачу обеспечения большей дифферен-циации отбывания наказания различных категорий осужденных друг от друга (особо опасные рецидивисты, воры в “законе”, организаторы и руководители преступных сообществ, профессиональные преступники).

В деятельности сотрудников исправительных учреждений должен обеспечиваться принцип неотвратимости ответственности в отношении осужденных, совершающих проступки, правонарушения и преступления. Повышение уровня их работы зависит от психолого-педагогической культуры. Они должны обладать знаниями по конфликтологии, владеть приемами диагностики межличностной и межгрупповой напряженности, умением снимать возникшие конфликты, пресекая тем самым совершение преступлений.

Определенная роль в предупреждении правонарушений отводится самодеятельным организациям осужденных, правовой статус которых регламентирован в Уголовно-исполнительном кодексе РФ.

Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” определяет полномочия органов прокуратуры в предупреждении преступлений.

 

Криминологическая характеристика заключенных, совершающих преступления.

Подавляющее большинство заключенных, совершающих преступления, имеет возраст до 30 лет, из них 80% ранее судимы и освоили многие элементы криминальной, в том числе тюремной, субкультуры. По данным ГУИН МВД РФ на начало 1998 г., на оперативно-профилактическом учете состояло 2,5 тыс. группировок осужденных отрицательной направленности, в них около 30 тыс. членов, 2 тыс. “авторитетов уголовной среды”, 100 воров в законе1. Преступным действиям, как правило, предшествуют многочисленные нарушения режима, правил внутреннего распорядка, действующих в исправительных учреждениях.

Социально-демографический профиль заключенных, совершающих преступления, следующий: примерно половина из них – это лица до 30 лет, имеющие уже определенный жизненный опыт, сформированные негативные ценностные ориентации, наличие двух или трех судимостей. Это люди, достаточно сильно пропитавшиеся тюремной субкультурой, тем более что 46% из них ранее уже находились там от пяти до десяти лет, а 13,5% – свыше десяти лет. Большинство из них осуждено за кражи, грабежи, разбои, изнасилования, но довольно мало среди них тех, кто наказан за убийства и причинения тяжкого вреда здоровью. Подавляющее большинство из заключенных, совершающих преступления, имеют невысокий образовательный уровень (убийцы, к примеру, 5-7 классов в среднем).

Что касается психологических особенностей указанных лиц, то они характеризуются следующим симптомокомплексом2.

Большинство осужденных имеет примитивную структуру потребностей (преобладание органических потребностей), элементы инфантилизма, противоречивости и двойственности психики, отражающиеся в характере совершаемых ими преступлений.

Недостаточное их интеллектуальное развитие, неспособность к абстрактному мышлению, установленное в ходе исследования у всех лиц, совершивших побеги и убийства в исправительных учреждениях, сказываются на преобладании у них эмоциональных побуждений. То есть при совершении насильственных преступлений в мотивации преобладает сложившаяся в течение довольно длительного времени отрицательно-эмоциональная установка к потерпевшему, сужающая до предела возможности сознания.

В целом же для указанных лиц характерно преобладание следующих черт: 1) эмоциональная неустойчивость, несдержанность, неспособность управлять собой в экстремальных условиях; 2) конформность, зависимость от других осужденных; 3) интровертированность осужденных, т. е. погружение в свои мысли, в свое “я”. Отсюда склонность к самоанализу, необщительность, пессимизм, скрытность и другие свойства, которые способны при отсутствии длительной разрядки разрешиться в эмоциональном взрыве – в хулиганстве, насилии, побеге или просто в злостном нарушении режима; 4) повышенная тревожность, выражающаяся в страхах, осторожности. В конечном счете это вызывает невротическое или психическое заболевание и по механизму эмоциональной разрядки может проявляться в совершении преступления, связанного с физической активностью, т. е. чаще всего с насилием, половыми эксцессами; 5) повышенное самомнение, упрямство, а у особо опасных преступников – повышенный самоконтроль, который наряду с организаторскими способностями содействует формированию лидерства, организации и совершению тщательно подготовленных тяжких преступлений в условиях социальной изоляции, а потому трудно раскрываемых.

У значительного количества заключенных имеются те или иные невротические отклонения (в большей степени истерии, неврозы) и психические аномалии (психопатии, акцентуации характера и т. п.). Эти отклонения затрудняют осужденному возможность в полной мере осознавать значение своих действий, руководить ими и зачастую именно поэтому способствуют совершению ими преступлений. Так, установлено наличие психопатических отклонений у всех лиц, совершивших побеги.

 

Понятие и криминологическая характеристика преступлений против собственности.

Причины и условия совершения преступлений против собственности.

Основную массу преступлений против собственности составляют кражи, грабежи, мошенничество, угоны транспортных средств, уничтожение или повреждение имущества.

Реально – это значительная часть так называемой общеуго-ловной преступности. В 2000 г. в России каждые 24 сек. совершалась кража, 4 мин. – разбой, 6-7 мин. – мошенничество, 20 мин. –  грабеж.

Кражи по количественным показателям в решающей степени определяют состояние и тенденцию преступности, а значит и характер криминальной ситуации в стране. За последние

12 лет их доля в общем массиве регистрируемых преступлений колебалась от 38% (1988 г.) до 59% (1992 г.), в 2000 г. она составила 44,4%. Среди преступлений против собственности удельный вес краж варьирует от 3/4 до 4/5. В 1991 г. число регистрируемых краж впервые превысило 1 млн, в 1992 г. – достигло рекордной отметки (1,63 млн), в 2000 г. составило 1,31 млн.

Среди краж в настоящее время стали преобладать посягательства на имущество граждан. Около четверги регистрируемых краж совершены из квартир, почти 3% являются хищением транспортных средств. Распространены кражи готовой продукции, сырья, товаров, стройма-териалов, инструментов и различного оборудования с предприятий, складов и других хранилищ, из магазинов, общежитий, домов отдыха, санаториев, пансионатов, дач и садовых домиков, денежных средств из касс предприятий и организаций, грузов на транспорте. По существу в открытую и, как правило, безнаказанно происходит в последние годы массовое растаскивание имущества бывших колхозов и совхозов, которые, сменив вывески, не обрелипорядка. Реже совершаются, но причиняют значительный не только материальный, но и моральный ущерб кражи антиквариата, произведений искусства из музеев и частных коллекций, икон из церквей. По-прежнему остается актуальной задачей борьба с карманными кражами. Неблагоприятная динамика характерна для таких опасных преступлений, как хищение (либо вымогательство) оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Оценивая состояние и динамику краж, необходимо иметь в виду, что из всех обшеуголовных преступлений они обладают самым высоким уровнем латентности.

Способы совершения краж отличаются большим разнообразием. Это подбор ключей, использование отмычек и других воровских инструментов, выбивание дверей, проникновение через балконы, витрины, окна, чердаки, разрезание карманов и дамских сумок, вхождение под различными предлогами в доверие к потерпевшим и т.д. В последнее время чаще стали совершаться дерзкие кражи, связанные со взломом металлических дверей повышенной прочности, срывом сложных запоров, отключением сигнализации, проломом стен и потолочных перекрытий, с последующими поджогами. Быстрому нахождению ценностей, денег и их изъятию способствует использование стандартных “схронов”, в качестве которых используются полки с бельем, стопки книг, матрасы. Все эти тайники хорошо известны ворам-домушникам.

Предупреждение квартирных краж зависит как от факторов, о которых речь шла выше (беспечное поведение потерпевших, качество запорных устройств), так и других факторов организационного, методического, профессионального характера. Так, например, существенное значение имеет и оперативное обслуживание работниками оперативно-розыскных аппаратов мест сбыта краденого. Так, преступники не несут краденый антиквариат в салоны, а находят для его реализации специальных скупщиков.

Ценные вещи (раритеты) воруют и под заказ. В качестве таких заказов могут выступать автографы известных писателей, нотные записи русских и зарубежных композиторов. Такие раритеты распродаются по самым высоким ценам. Так, более двух лет остается нераскрытой кража коллекции живописи и нумезматики, принадлежащей сыну академика Коштоянца.

Краденые музаппаратуру и телевизоры за бесценок сбывают на радиорынках. Драгметаллы скупают в подземном транспорте. Кроме того, в каждом городе есть места скупки краденого. Там же торгуют наркотиками. Для вора-наркомана это место постоянного посещения, где он за сданную вещь получает дозу наркотика.

Следует также учитывать и субъективный фактор в деятельности органов дознания и следователей. С окончанием срока расследования кражи все забывают о ее существовании. Вспоминают, если из мест лишения свободы приходит очередная “явка с повинной”, которой не суждено иметь уголовно-процессуальное продолжение, поскольку ее автору просто надоело отбывать наказание и захотелось сменить “обстановку”.

Важным фактором в организации борьбы с квартирными кражами имеет надлежащий контроль по линии следствия и меры прокурорского реагирования.

В 2000 году было совершено почти 50 тыс. краж транспортных средств (49 787), а их раскрываемость составляет всего 28,7% из числа совершенных. Из них более половины – это угоны. Большой процент угонов среди краж объясняется трудностями в доказывании корыстной цели при завладении автотранспортом. Как известно, хищение в любой форме предполагает цель хищения.

Личный транспорт (их 79%) угоняется с неохраняемых стоянок (1\3), из гаражей (27%), с улиц (23%). Противоугонные средства имелись лишь у пятой части таких машин. Группы угонщиков имеют как правило межрегиональные связи. Похищенный транспорт подвергается изменению: перекрашивается, перебиваются номера двигателя, кузова, меняется государственный регистрационный номер. Нередко похищенные автомобили разбираются на запасные части (22%). Реализуются они через коммерческие магазины.

Имущественные преступления порождаются комплексом причин и условий. Среди них прежде всего обращает на себя внимание социально-экономический фактор. Если раньше за счет товарного дефицита объяснялись преступления против собственности, то сегодня значение этого фактора существенно снизилось. В то же время возросло криминогенное действие экономического неравенства, значительного расслоения людей по уровню доходов, обнищания 40% населения. Если до так называемых рыночных реформ корысть, нужда непосредственно порождали 3-6% всех корыстных преступлений, то после реформ, по мнению экспертов, непосредственно из-за нужды (бедности) совершается 20% корыстных преступлений (по мнению практических работников, до 48%) При этом следует иметь в виду, что далеко не все бедные становятся ворами.

Среди условий, способствующих совершению преступлений против собственности, криминологи выделяют неудовлетворительную охрану имущества, халатность и беспечность вла-дельцев. Многие запорные устройства не выдерживают элементарных усилий по их преодолению. Устройства несовершенны или недостаточно законспирированы. Лица, работающие в охране, с одной стороны, не обладают профессиональными навыками по предотвращению нападений, с другой, проявляют халатность по отношению к своим обязанностям. Не отработаны коллективные формы охраны собственности (дачные участки). Пропускной режим на объектах охраны часто нарушается самими же охранниками.

Преступления против собственности в основном совершают мужчины, женщины совершают кражи личного имущества (12%), еще реже – разбои (6%) из числа совершаемых ими преступлений.

Личность преступников, совершающих преступления против собственности, по своей характеристике разнопланова. Среди них – рецидивисты, профессиональные воры, организаторы, соучастники преступных организованных групп и преступных сообществ, это также “несуны”, подростки, угоняющие личный автотранспорт.

За последние десять лет увеличивается тенденция роста лиц, совершающих преступления против собственности в виде промысла. Лица, совершающие имущественные преступления, имеют примитивно-потребительскую ориентацию, преувеличенное представление о материальном благе, негативное отношение к интересам общества и отдельных граждан, отрицание ценностей жизни.

В предупреждении преступлений в сфере отношений собствен-ности важное значение отводится совершенствованию общественных отношений в сфере производства и распределения, повышения жизненного уровня, прежде всего, низкооплачиваемых граждан. В условиях рыночных отношений имущественное неравенство является основным противоречием в детерминации корыстной преступности. Это противоречие неизбежно и неустранимо в этих условиях. Речь может идти только о сглаживании, нейтрализации неравенства и лишь строго в ограниченных пределах. В текущих экономических условиях человек способен позаботиться о себе самостоятельно и создать условия для жизнедеятельности своей семьи. Государство оказывает помощь лишь инвалидам, детям-сиротам, многодетным и малообеспеченным семьям, безработным.

В таких условиях необходимо правильно понимать и трактовать корыстный мотив совершения преступлений против собственности. В литературе высказано мнение, что функционирование частной собственности, предпринимательства основывается на соображениях выгоды, материальной пользы, прибыли, а именно в этом и состоит понимание корысти, которое имеет право на существование. Думается, что эта позиция требует уточнений. Всякая предпринимательскаядеятельность преследует цель получения прибыли. Но юридически она может быть достигнута лишь на правовой основе, т.е. в соответствии с законом. Никакие моральные стимулы не могут служить основанием для оправдания в получении корыстной прибыли. Корыстный мотив – это обязательный признак любой формы хищения, что несовместимо с нормальной предпринимательской деятельностью. Следовательно, в основе предпринимательской деятельности не может лежать корыстный мотив.

Специальные меры предупреждения преступлений против собственности зависят от конкретных видов преступлений. Меры по предупреждению, например, квартирных краж рассмотрены выше. Предупреждение так называемых уличных краж (а также грабежей, разбоев) зависит от эффективной деятельности патрульной службы милиции, освещенности улиц, своевременного удаления с улиц пьяных, нередко становящихся объектами посягательств.

Во многих городах за последние годы возродились народные дружины, которые во взаимодействии с участковыми инспекторами и патрульной службой могут внести свой вклад в предупреждение имущественных преступлений в микрорайонах и на улицах городов.

Оперативные службы милиции должны вести надлежащий контроль за ранее судимыми, склонными к совершению преступлений в группе, а также за подростками с неустойчивой психикой. Профилактическое значение имеет контроль, органами внутренних дел за соблюдением гражданами и должностными лицами установленных правил хранения огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, а равно и самовольного изготовления оружия.

Рассмотрим еще один пример нарождающихся новых преступлений в сфере эксплуатации транспорта и бизнеса. Явления, о котором пойдет речь, сегодня ни в уголовном праве, ни в криминологии пока еще нет. “Подставы” на дорогах – новый вид криминального бизнеса. Он настолько молод, что даже на милицейском и уголовном сленгах для него еще нет устоявшегося названия; хотя все чаще пользуются термином “подстава”.

Смысл прост: подставить машину под несильный удар, запугать “клиента” до полусмерти или “запудрить” мозги, а потом развести на большие деньги.

Потерпевший едет в левом ряду, когда ему на “хвост” садится машина и начинает настойчиво мигать фарами – мол, уйди с дороги. Уйти можно только вправо, а там уже “висит” на правом заднем крыле другая машина (если дело происходит ночью, то она может идти без огней). Потерпевшему видно плохо – для большинства зеркал этомертвая зона, к тому же сзади его слепят дальним светом. Машина уходит вправо, а тот, кто справа на крыле, резко прибавляет скорость. Бампер чертит по его левому борту. Кто виноват? Конечно потерпевший.

Подлавливают еще и там, где маневры требуют особой аккуратности. На перекрестках с круговым движением, на съездах с развязок и т.п. Бывает и на узких улочках. Вы торопитесь, а перед вами ползет какая-то черепаха. Когда вы приближаетесь к ней бампер в бампер, она тормозит и быстро дает задний ход. Виноват, естественно тот, кто сзади.

Излюбленные жертвы “подставлял” – женщины, “чайники” и любитель болтать за рулем по мобильному телефону (внимание рассеяно). Излюбленные мишени – свежие «восьмерки», «девят-ки», а также «нексии», «фелиции», «рено-19», «гольфы», «эскорты» и т.п., то есть такие машины, владельцы которых достаточно обеспечены для того, чтобы рассчитаться с подставлялами.

Вычислить потенциальных подставлял трудно, но можно. Во-первых, по поведению: машина, которая упорно “висит” на заднем крыле, должна сразу навести на размышления. Во-вторых, по марке машины: как правило, это авто престижное, но старое – «мерседес», «БМВ», «вольво», «чероки» и т.п. какого-нибудь восемьдесят затертого года выпуска – в общем, все то старье, для которого запчасти и покраска по-прежнему стоят дорого. В-третьих, если ДТП уже произошло, по наличию у них богатой свидетельской базы на все случаи жизни (у потерпевшего ее, понятно, нет вообще)- обычно наш народ под дулом пистолета не заставишь что-либо засвидетельствовать, а тут – куча услужливых очевидцев, и все готовы свидетельствовать против виновного.

Как противостоять подставлялам? Действовать по закону. Не покидать место происшествия, не двигать машину. Вызывать ГИБДД. Не отдавать бандитам документы и ключи от машины. Не соглашаться ехать ни на какие оценки ущерба – когда ДТП оформят, тогда может и ущерб оценивать. И главное – не терять самообладания. Это самое трудное, потому что «прессовать» потерпевшего будут сильно.

Как показывает практика, в девяти случаях из десяти подставлялы, услышав про страховку, быстро “испаряются”. Дело в том, что у любой страховой компании есть досье на тех, кто “засвечен” в подставах. А также есть служба безопасности, которая умеет весьма доходчиво объяснять им, что они в корне не правы.

Существует даже список лиц, в разное время задержанных московской милицией за умышленное совершение ДТП. Регулярно обновляясь, он полулегально ходит по страховым компаниям и адвокатским конторам, а те, в свою очередь, доставляют его через своихлюдей в ГИБДД. Если водитель стукнул чужую машину, и ситуация кажется сомнительной, инспектор ГИБДД сверит с этим списком фамилии участников происшествия, может установить виновных. И напоследок – необычный случай, который произошел относительно недавно. Молодой женщине сделали классическую “подставу”: когда она пыталась припарковаться у тротуара, стоящий сзади «седан» рванул вперед. После того как дама выслушала много слов в свой адрес со стороны троих бритых “качков”, она заперлась в своей машине на все замки, оставив щелочку в окне, – ровно столько, чтобы “качкам” было слышно, что она говорит. И те услышали, как она кричит в трубку: «Алло, это РУБОП? Пришлите срочно спецназ!» Через пару минут “подставлял” как ветром сдуло.

Мошенничество составляет незначительную долю всех регистрируемых преступлений, но его динамика крайне неблагоприятна: за 10 лет количество этих преступлений увеличилось почти в 6 раз и 2000 г. составило в 81, 4 тыс.

Мошенничество так же, как и кражи отличается многообразием способов совершения, нередко весьма хитроумных. К ним относятся: сбыт поддельных драгоценностей, карточное шулерство, завладение ценностями под предлогом оказания различных услуг, в том числе содействия в приобретении автомашины, квартиры; обман при игре в наперстки, при проведении жульнических лотерей, получение имущественных выгод по поддельным документам, обсчет при размене денежных купюр, применение так называемых кукол, когда сверток бумаги выдается за пачку денег, гадание, привораживание. Продолжают действовать брачные аферисты, мошенники, выдающие себя за представителей власти, ревизоров, контролеров. С началом реформ миллионы доверчивых людей, позарившихся на баснословные проценты по денежным вкладам, стали жертвами мошенников, создавших огромные финансовые пирамиды.

Свыше 40% мошеннических действий совершаются в группах, мошенничество является преступлением с высоким уровнем латентности. Причем, если в первом случае сильнее действует фактор искусственной латентности, связанной с незаконными отказами в возбуждении уголовных дел и другими нарушениями учетно-регистрационной дисциплины, то применительно к мошенничеству чаще всего сказывается нежелание самих потерпевших делать достоянием гласности свои неблаговидные побуждения и действия.

Число регистрируемых угонов транспортных средств (ст. 166 УК РФ) стало снижаться, составив в 2000 г. 26,1 тыс. (на 4,9% меньше, чем в 1999 г.).

Личность преступников, совершающих рассматриваемые посягательства на собственность, характеризуется большим разбросом уголовно-правовых, социально-демографических, нравственно-психологических и иных признаков (их сочетаний). Это могут быть злостные преступники: многократно судимые рецидивисты, профес-сиональные воры, организаторы, участники устойчивых преступных формирований и примитивные “несуны”, систематически или по случаю берущие все, что “плохо лежит”. Незаконное завладение транспортным средством без цели хищения довольно часто совершается подростками, которые только приобщаются к преступной “карьере”, но порой и лицами, причастными к организованной преступности, например, с целью использования угнанного автомобиля для заказного убийства или бандитского нападения.

Криминологическая характеристика лиц, совершающих преступ-ления против собственности на профессионально-воровской основе, а также в составе организованных криминальных формирований, дополняется тенденцией к увеличению числа лиц, совершающих преступления против собственности в виде промысла. Это касается как профессионально и организованно действующих преступников, так и тех, кто посягает на чужое имущество под сильным воздействием ситуационных факторов.

Мошенники, как правило, имеют более высокий уровень образования, чем остальные “общеуголовные” преступники. Лица, совершающие мошенничество, обычно являются хорошими знатоками практической психологии, умеют “играть” на человеческих слабостях, в частности, на алчности, стремлении некоторых людей к обогащению неправомерным или аморальным путем. Коммуникабельные способности, умение произвести хорошее впечатление, хитрость, ловкость, изворотливость, энергичность, решительность позволяют мошенникам завязывать довольно тесные деловые отношения с незнакомыми людьми, располагать их к себе, входить к ним в доверие. Для мошенников, как правило, характерны расчетливость, хладнокровие, умение просчитывать свои ходы далеко вперед, своеобразный артистизм. Выше среднего в составе мошенников удельный  вес женщин (до 40%).

Наибольшую криминальную активность проявляют мошенники в возрасте 25-39 лет. Как характерную деталь можно также отметить, что многие мошенники за последние годы приобрели колоссальные состояния, по существу легализовались (вплоть до приобретения депутатского иммунитета), обзавелись валютными счетами в зарубежных банках, многочисленной охраной, опытными адвокатами, стали жить по стандартам так называемых новых россиян.

В интересах предупреждения преступлений против собственности недостаточно используются профилактические возможности милиции, особенно участковых инспекторов и патрульно-постовой службы. По мере увеличения числа частных собственников работники милиции в этой области все чаще рассуждают и действуют по принципу: “спасение утопающих – дело рук самих утопающих” (за исключением случаев, когда они связаны с собственниками договорными отношениями, порой противозаконными).

Многие кражи совершаются с единственной целью – добыть средства для приобретения спиртных напитков, наркотиков. Кроме того, пьянство нередко играет роль ситуативного фактора в детерминации преступлений против собственности. Так, в нетрезвом виде совершается до трети краж.

Для предупреждения преступлений против собственности на общесоциальном уровне первостепенное значение имеет нейтрализация, блокирование, ограничение сфер и силы действия их причин и условий, коренящихся в противоречиях, диспропорциях, издержках социально-экономического развития, а также в духовно-нравственной сфере жизни общества.

Большое предупредительное значение имеет формирование адекватной, соответствующей коренным долгосрочным интересам общества оценки в массовом сознании корысти, корыстной мотивации действий людей. В данном отношении можно констатировать, что российское общество, как это нередко с ним случается, ударилось из одной крайности в другую. Было время, когда корысть как проявление частно-собственнической психологии, чуждой официальной идеологии, однозначно оценивалась резко отрицательно. В праве это, например, находило отражение в признании корыстных побуждений обстоятельством, отягчающим ответственность при назначении наказания за любые преступления (ст. 39 п. 3 УК РСФСР 1960 г.): С позиций морали любые формы и виды корысти расценивались как предосудительные.

С переходом к рыночным отношениям произошли дифференциация и  в определенной мере снижение остроты правовых и моральных оценок корысти. Это неизбежно хотя бы потому, что нельзя представить нормальное функционирование институтов частной собственности, частного предпринимательства, игнорирующих соображения выгоды, материальной пользы, прибыли (а именно в этом и состоит одно из пониманий корысти, которое, безусловно, имеет право на существование). Задача состояла в том, чтобы применительно к новым экономическим условиям определить юридически и моральнодопустимую меру корысти, пределы, до которых она не должна оцениваться негативно с позиций как права, так и морали.

Вместо этого в массовом сознании стали утверждаться взгляды о полной “реабилитации” корысти, всех ее проявлений и степеней развития, насаждаться культ наживы любым путем, пропагандироваться допустимость получения материальной выгоды при игнорировании правовых, а также моральных дозволений и запретов. Произошло, по выражению Лунеева В.В., общее “окорыствование” экономических, социальных и даже духовных отношений.

Разумеется, эти крайности, с учетом интересов предупреждения преступлений против собственности, должны быть преодолены. Все необходимо, как говорится, расставить по своим местам, соблюсти разумную меру в морально-правовой оценке корысти: корысть до определенных пределов (как польза, материальная выгода) в условиях рынка – нормальное явление, на которое не распространяются уголовно-правовые и иные запреты; корысть, выходящая за эти рамки, превращающаяся в социальный паразитизм, социальное хищничество, порицаема моралью, наказуема в соответствии с нормами права. С учетом этого должны быть расставлены правильные акценты в работе по нравственному формированию подрастающего поколения, которому предстоит входить в самостоятельную жизнь в условиях рынка; в массовых информационных воздействиях, рассчитанных на все категории людей, включая тех, чьи взгляды, ориентации и позиции подлежат существенной корректировке применительно к новым экономическим, духовно-нравственным и другим реалиям. Очень важно восстановить в массовом сознании остроту оценок противоправных проявлений корысти, не допускать распространения взглядов о моральной допустимости и даже привлекательности (особенно в глазах молодежи) некоторых форм отклоняющегося от норм нравственности и преступного поведения с корыстной мотивацией, полностью исключить,  как несовместимые с ценностями и нормами цивилизованного общества, пропаганду культа наживы любым путем, какое бы то ни было нивелирование различий между аморальным и моральным, преступным и непреступным в сфере экономических, имущественных отношений.

Содержание специальных мер предупреждения преступлений против собственности во многом зависит от особенностей конкретных видов (разновидностей) этих посягательств. Так, применительно к профилактике квартирных краж имеют превентивное значение следующие меры: укрепление дверей, дверных коробок при проектировании и строительстве жилья, установление решеток на окнах, внедрение охраннойсигнализации в квартирах, налаживание производства надежных запи-рающих устройств, установка домофонов и организация круглосуточных дежурств в подъездах, внедрение оперативной диспетчерской связи РЭУ, ЖЭКов, обеспечивающей с помощью технических средств контроль за входами в подъезды, подвалы, на чердаки, подсобные помещения. Многие из этих мер применимы также для профилактики краж с производственных объектов, из магазинов, ларьков, складов, иных хранилищ. Целям предупреждения краж и угонов транспортных средств служит организация охраняемых стоянок, оборудованных соответствующими техническими средствами. Предупреждению так называемых уличных краж (а также грабежей, разбоев) способствуют улучшение освещения улиц, дворов, скверов, парков; продуманная расстановка постов и оптимальное определение, с учетом складывающейся обстановки, маршрутов патрулирования милиции, прежде всего, ее патрульно-постовой службы: своевременное удаление с улиц пьяных людей как возможных правонарушителей либо потенциальных жертв имущественных посягательств.

В интересах предупреждения карманных краж целесообразно возродить подразделения милиции, специализирующиеся на борьбе с этим специфическим преступлением.

Для предупреждения любых преступлений против собственности большое значение имеет проведение силами милиции и общественности рейдов, специальных профилактических операций по выявлению бродяг и других лиц, не имеющих постоянного места жительства, злоупотребляющих спиртными напитками, наркоманов, а также мест сбыта краденого, появления преступников-гастролеров.

С учетом  высокого уровня рецидива краж все лица, ранее судимые за эти преступления, должны находиться под наблюдением оперативных служб милиции.

В деле предупреждения преступлений против собственности широко используются средства и методы виктимологической профилактики. Путем издания и распространения брошюр, памяток, буклетов население информируется о возможных посягательствах на жилища, дачи, садовые домики, автомототранспорт, об уловках и ухищрениях, применяемых ворами, мошенниками и другими преступниками, о технических и иных способах охраны имущества.

По этим же вопросам проводятся беседы участковых инспекторов и других сотрудников милиции с гражданами, инструктируются кассиры, сторожа, работники гостиниц, домов отдыха,  пансионатов, строительных организаций, торговых и других предприятий. Виктимологические познания доводятся до школьников и даже дошкольников.

 

Криминологическая характеристика личности корыстных преступников

Преступления против собственности совершают в основном мужчины. Удельный вес женщин в кражах, мошенничествах, угонах автотранспортных средств сравнительно невелик Среди названных преступлений они составляют самый высокий процент в кражах чужого имущества (12%). Но во всех видах краж и мошенничества женщины являются непосредственными исполнителями. Чаще всего, особенно это характерно при совершении корыстно-насильственных преступлений, женщины выполняют роль лишь пособниц, находясь с исполнителем в близких отношениях.

Среди участников имущественных преступлений преобладают лица в возрасте от 18 до 30 лет. В кражах чужого имущества относительно высок удельный вес несовершеннолетних (32%). Общая же тенденция для возрастного состава расхитителей за последние годы – увеличение доли лиц старше 30 лет. По социальному статусу самый высокий процент составляют рабочие. Это характерно для всех видов преступлений против собственности. Второй по величине социальной группой являются учащиеся. Особо следует отметить наметившуюся в последнее время тенденцию резкого возрастания числа лиц трудоспособных, но нигде не работающих

и не учащихся. Такое увеличение объясняется, в первую очередь, ростом числа безработных и реорганизацией системы образования. Совершение преступлений для многих из этой группы преступников является одним из основных источников средств к существованию. Для данной категории лиц характерен относительно высокий процент общего и специального рецидива (до 40%).

Среди лиц совершающих имущественные преступления, высока доля лиц, не состоящих в браке, и лиц, чьи семьи распались.

В целом, корыстным преступникам свойственны такие общие нравственно-психологические свойства, как примитивно-потребительская ориентация, преувеличенное представление о роли материальных благ, негативное отношение к интересам общества и отдельных граждан.

В то же время некоторые корыстные преступники характеризуются рядом психологических особенностей. По сравнению с насильственными преступниками воры в своей массе являются более социально адаптированными, менее импульсивными, у них меньше выражена тревога и общая неудовлетворенность социальным положением. Агрессивность воров значительно ниже, чем у насильственных преступников, и они в большей степени могут контролировать свое поведение. Для воров характерна также относительно хорошая ориентация в социальных нормах и требованиях, сочетающаяся с внутренним их неприятием. Воры более общительны, в большей степени стремятся к установлению контактов, у них отсутствует чувство вины1.

Значительной спецификой отличается личность мошенников. Это своеобразные интеллектуалы преступного мира. И дело не только в том, что мошенники, как правило, имеют более высокий уровень образования, нежели остальные корыстные преступники. Мошенники являются прекрасными знатоками практической психологии, умеют “играть” на человеческих слабостях, в частности, на алчности, стремлении некоторых людей к обогащению любым, в том числе и неправомерным, путем. Коммуникабельность, умение произвести впечатление, хитрость, ловкость, изворотливость, энергичность, решительность позволяют им завязывать довольно тесные деловые отношения с незнакомыми людьми, располагать их к себе, входить к ним в доверие. Для мошенников характерны расчетливость, хладнокровие, умение просчитывать свои ходы далеко вперед, своеобразный артистизм2.

Особенностью личности корыстных преступников (это характерно в основном для воров) является то, что их преступная карьера начинается раньше, чем у многих других правонарушителей.

У них рано накапливается значительный криминальный опыт, формируются соответствующие взгляды и представления, склонности и привычки к антиобщественному образу жизни, разрешению возникающих жизненных трудностей преступным путем. Раннее включение в криминальную деятельность приводит к тому, что данная категория преступников по сравнению с другими находится в большей социально-психологической изоляции от общества, его нравственно-правовых ценностей, характеризуется большей степенью социальной запущенности.

Существуют различные классификации корыстных преступников.

Одна из первых классификаций корыстных преступников принадлежит Аристотелю. Он выделял два типа криминальной корысти:

  • корысть богатых (стремление к избытку);

  • корысть бедных (порожденная недостатком предметов первой необходимости).

Аристотель более двух тысячелетий назад подметил важный феномен, который подтвердили современные криминологи: величайшие преступления совершаются богатыми, в то время как наибольшее внимание уделяется преступлениям бедных1.

Классификация Аристотеля актуальна и в наше время, поскольку подходы к воздействию на корыстную преступность богатых и бедных значительно различаются: первые требуют ужесточения социального контроля, вторые – развития системы социальной поддержки бедных.

По стойкости корыстной установки, т. е. степени устойчивости психологической готовности к совершению преступлений, сопряженных с противоправным обогащением, выделяются четыре типа корыстных преступников:

1) ситуационный – впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести, вследствие стечения неблагоприятных жизненных обстоятельств, не совершавший ранее иных правонарушений и аморальных поступков, связанных с посягательством на имущественные блага;

2) неустойчивый – совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести впервые, но ранее совершавший иные правонарушения и аморальные поступки, связанные с неприятием законного справедливого порядка распределения имущества, имущественных прав;

3) злостный – неоднократно совершавший средней тяжести или тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них уголовному наказанию;

4) особо злостный – неоднократно совершавший особо тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них наказанию в виде лишения свободы1.

По характеру мотивации, стимулирующей возникновение корыстной установки или ее реализацию, в отечественной криминологии выделяются пять типов личности корыстных преступников:

1) утверждающийся – использующий незаконное обогащение в целях самоутверждения;

2) дезадаптивный – совершающий корыстные преступления в целях приспособления к среде или выживания;

3) алкогольно-наркотический – совершающий корыстные преступления для удовлетворения непреодолимого влечения к алкоголю или наркотическим средствам;

4) игровой – совершающий корыстные преступления в целях удовлетворения потребности в острых эмоциональных переживаниях, связанных с риском;

5) семейный – совершающий корыстные преступления в интересах семьи2.

Интересную типологию личности корыстного преступника предложил С. М. Иншаков.

Ситуативный тип (лицо, совершающее преступление под влиянием ситуации острой нужды или доступности предмета преступления).

Корыстный преступник, решающий с помощью преступления проблемы материального обеспечения, независимо от ситуации (сам создает ситуацию, благоприятствующую совершению преступления).

Конформистский тип (совершающий преступления под влиянием других лиц-авторитетов). Корыстный мотив у таких типов может вообще отсутствовать либо быть очень слабо выраженным. Их роль в преступной группе, как правило, пассивна: следить за опасностью, помочь донести похищенное и т. д.

Самоутверждающийся тип (совершающий корыстные преступления с целью завоевать авторитет сверстников). В отличие от конформистов, утверждающийся тип весьма активен. Он распространен среди несовершеннолетних преступников.

Патологический тип (здесь имеется в виду не клептомания – болезненное стремление к воровству чужих вещей, а патологическое накопительство).

Романтический тип – совершает преступления из любви к риску, стремления пощекотать нервы. Мотив завладения материальными ценностями также присутствует, но он не является главным.

“Революционный” тип – ведущим мотивом совершаемых им корыстных преступлений является неприязнь и даже ненависть к тем, кто живет лучше (этот мотив присутствует в мотивационной сфере практически у всех корыстных преступников, но у данного типа он является одним из главных)

 

Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, криминологическая характеристика, причины и условия.

Уголовная ответственность за преступления в сфере экономической деятельности предусмотрена нормами главы 22 УК. Содержащиеся в ней запреты ориентированы на защиту свободы предпринимательской деятельности и разнообразие ее организационно-правовых форм, защиту предпринимательства от недобросовестной конкуренции и монополизма, охрану прав потребителей товаров и услуг, защиту финансовых интересов государства в условиях постоянно возрастающего количества совершаемых преступлений в сфере экономической деятельности.
Преступлениями в сфере экономической деятельности являются предусмотренные главой 22 УК общественно опасные деяния, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг.
Объединяя в самостоятельную главу преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности, закон исходит из общности видового объекта посягательства. Таковым являются упорядоченные законом и иными нормативными актами общественные отношения, возникающие по поводу осуществления экономической деятельности по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг. Непосредственными объектами выступают конкретные общественные отношения, складывающиеся в процессе функционирования определенной сферы экономической деятельности.
С объективной стороны большинство преступлений в сфере экономической деятельности совершаются путем действий (например, незаконное предпринимательство, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, незаконное использование товарного знака, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг и др.). Некоторые преступления могут быть выполнены только путем бездействия (например, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран и др.).
Обязательный признак ряда преступлений в сфере экономической деятельности – наступление предусмотренных законом общественно опасных последствий. Эти преступления имеют материальные составы (например, незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство и др.). Такие преступления признаются оконченными с момента наступления указанных в законе последствий, как правило, крупного ущерба. В преступлениях в сфере экономической деятельности, составы которых сконструированы по типу материальных, надо установить наличие причинной связи между деянием и преступным результатом.
В систему преступлений в сфере экономической деятельности входят также деяния, содержащие формальные составы, например воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, регистрация незаконных сделок с землей и др. Для признания этих преступлений оконченными достаточно установить факт совершения деяния (действия или бездействия).
Объективная сторона преступлений в сфере экономической деятельности в значительном числе случаев закрепляется в бланкетных диспозициях (ст. 169, 170, 171, 172 УК РФ и др.). Установление признаков объективной стороны составов этих преступлений предполагает использование нормативных актов, относящихся к другим отраслям права: гражданскому, финансовому, административному и др.
С субъективной стороны все преступления в сфере экономической деятельности характеризуются умышленной виной. Обязательным признаком субъективной стороны некоторых составов являются мотив и цель. Так, регистрация незаконных сделок с землей предполагает корыстную или иную личную заинтересованность со стороны должностного лица. Состав лжепредпринимательства образуют предусмотренные в ст. 173 УК РФ действия, имеющие целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности.
Субъектами преступлений в сфере экономической деятельности могут быть лица, достигшие к моменту совершения преступления 16 лет. На основании прямого указания закона субъектами некоторых преступлений в сфере экономической деятельности являются только должностные лица. Таковы составы воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, регистрации незаконных сделок с землей. Субъектами отдельных преступлений выступают как должностные, так и иные (частные) лица (например, при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности, незаконном использовании товарного знака и др.).
Экономическая деятельность хозяйствующих субъектов протекает в различных сферах: предпринимательства, денежно-кредитной, финансовой, торговли, оказания услуг населению и т. п. В зависимости от той или иной области экономической деятельности все преступления, посягающие на нормальное функционирование общественных отношений, складывающихся в процессе производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг, традиционно классифицируются на несколько групп.
Исходя из непосредственного объекта, т.е. сферы экономической деятельности, в которой они совершаются, преступления в области экономической деятельности условно можно подразделить на следующие виды: 1) преступления в сфере предпринимательства: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ); регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ); незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ); производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст. 1711 УК РФ); незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ); лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 1741 УК РФ); приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ); недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ); принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК); незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ); незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ); подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ); преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ); фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ); преступления в денежно-кредитной сфере: незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ); нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК РФ); злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ); злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством РФ о ценных бумагах (ст. 1851 УК РФ); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ); изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК РФ); преступления в сфере финансовой деятельности государства: контрабанда (ст. 188 УК РФ); незаконные экспорт или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК РФ); невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ); незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК РФ); нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК РФ); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ); уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ); неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 1991 УК РФ); сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 1992 УК РФ).

 

Понятие личности экономического преступника.

Вопрос же о криминологической характеристике личности бизнесмена-делинквента к сожалению в отечественной криминологии практически не изучен.

Зарубежные криминологи дают следующие оценки бизнесменам-делинквентам “занимает социально престижное положение”, “имеет высокий социальный статус”, “пользуется доверием со стороны общества” можно найти лишь фрагментарное изложение итогов отдельных и пока немногочисленных исследований.

Они очень сходны с людьми, не совершившими никаких преступлений.  Изучавшиеся мошенники по сравнению с другими заключенными были лучше образованны, более религиозны, имели гораздо меньший “хвост” преступлений, вообще были менее склонны к совершению правонарушений, меньше употребляли спиртного и намного меньше– наркотиков. Они отличались также гораздо большей психологической устойчивостью, большим оптимизмом, самооценкой, были больше удовлетворены собой и обстановкой в семье. Преступники – “белые воротнички”, как показали итоги этого исследования, отличаются большим социальным конформизмом, самоконтролем, добротой и отзывчивостью, чем заключенные, отбывающие наказания за общеуголовные преступления.

Поскольку экономические деликты многообразны и обладают специфическими особенностями, обусловленными рядом обстоятельств (характером экономической деятельности, где совершаются эти деликты, и др.), постольку и криминологические портреты (характеристики) личности правонарушителей, относящихся к различным категориям экономических преступников, будут иметь свои отличия. Так, с этих позиций, видимо, можно говорить, например, о личности налогового преступника, коммерческого мошенника, финансового мошенника и др.

Например, по данным американских специалистов, субъектами, совершающими хищения внутри компаний, чаще всего являются не состоящие в браке наемные работники мужского пола в возрасте от 16 до 25 лет, имеющие по роду занятий широкий доступ к материальным ценностям.  Портрет же хакера – субъекта так называемой компьютерной преступности – выглядит, по их наблюдениям, несколько иначе: это мужчина, имеющий твердые убеждения, способный, энергичный и обычно молодой (от 18 до 30 лет), в совершенстве освоивший ПЭВМ и имеющий в своей сфере исключительно высокую квалификацию.

 

Интегральную характеристику личности бизнесмена-делинквента:

  1. гипертрофированная целевая жизненная установка на обогащение и обладание властью любой ценой, невзирая на способы;
  2. готовность идти на значительный риск (“идти ва-банк”);
  3. повышенные жизненные (материальные) стандарты;
  4. склонность к гедонизму;
  5. развитый интеллект, высокий или достаточный уровень образования и профессиональной подготовки;
  6. как правило, хорошее знание законодательства в сфере регулирования экономических отношений, паразитирование на правилах рыночной экономики и подчинение своим преступным устремлениям достижений экономического либерализма (элементов свободы рыночного хозяйствования);
  7. одновременное использование как законных форм организации предпринимательства, видов и методов осуществления экономической деятельности, а также “брешей” и противоречий в законодательной базе (пробельности законодательства, одновременного сосуществования взаимоотрицающих правовых норм и т.п.), так и незаконных методов извлечения прибыли. Иными словами, наличие способности (склонности) к сочетанию (“гармонизации”) законных и противоправных методов и способов ведения предпринимательской деятельности, использованию их для получения преимуществ в конкурентной борьбе и повышения нормы и массы прибыли;
  8. сочетание эгоцентризма и экстравертности;
  9. наличие в гипертрофированной форме специфических имманентных личных качеств – энергичности, “нахрапистости”, значительного самомнения, самоуверенности (при отсутствии либо наличии в незначительной степени сомнений в достижении поставленных целей), твердого стремления к обладанию властью, цинизма в отношении к другим людям (партнерам, клиентам …), склонности к блефу (готовности блефовать) и др.;
  10. наличие атрибутов внешней респектабельности и добропорядочности, создающих благоприятное впечатление и формально подразумевающих законопослушность, а также предполагающих высокий социальный статус субъекта (делинквента), его принадлежность к элитному социальному слою общества;
  11. отсутствие явных внешних признаков отличия бизнесменов-делинквентов от законопослушных предпринимателей, сокрытие своих преступных намерений и деяний за ширмой законной экономической деятельности, что облегчает использование инструментария мошенничества (обман, злоупотребление доверием …) в присвоении чужих экономических благ (движимого и недвижимого имущества, денежных средств, ценных бумаг и т. д.).

Не следует заблуждаться в том, что экономический преступник преследует якобы лишь одну корыстную цель. Мотивационная стратегия преступного поведения бизнесмена-делинквента, по нашему убеждению, более сложна и исходит из доктрины “дихотомии целей”. Дихотомичность целей и, соответственно, самой мотивации выража-ется в том, что криминальный предприниматель за счет осуществления преступных дея-ний в сфере экономической деятельности и незаконных присвоений экономических благ стремится достичь, во-первых, высоких личных экономических позиций, во-вторых, высоких личных статусных позиций в обществе, в его элитарном социальном слое (в определенной высокой социальной страте, группе) либо закрепить уже достигнутые здесь позиции.

 

Понятие и криминологическая характеристика насильственной преступности и хулиганства.

  1. Наиболее значительную часть насильственных преступлений составляют умышленные убийства, умышленное причинение вреда здоровью, истязания, изнасилования, разбои, насильственные грабежи и сопряженное с насилием хулиганство. Их состояние, динамика характеризуют насильственную преступность в целом.
    Основой объединения данных преступных деяний в криминологически значимую группу являются такие критерии, как:

способ действий преступника – физическое насилие над личностью, попытка либо угроза его применения;

форма вины — умысел;

объект посягательства – физический статус личности.

Рассмотрение хулиганства в одной группе с насильственными преступлениями связано с общностью или близостью их причин, способов этих преступлений, конкретных ситуаций, личностных качеств преступников. Существенно также, что многие насильственные преступления совершаются из хулиганских побуждений.
Насильственные преступления по степени общественной опасности и тяжести причиняемых последствий превосходят другие криминальные проявления. Они наносят непоправимый ущерб обществу. Ежегодно потерпевшими от них становятся сотни тысяч людей. Лица, совершающие такие преступления, распространяют стереотип агрессивно-насильственного поведения в бытовой и досуговой микросреде. Эти криминальные деяния наиболее осуждаемы с точки зрения общечеловеческой морали.

  1. Криминальные деяния данной группы достигают 20% в структуре всей преступности.
    К началу 80-х годов по сравнению с 60-ми был зафиксирован значительный рост абсолютных и относительных показателей, характеризующих регистрацию тяжких насильственных преступлений. С 1973 по 1983 гг. число умышленных убийств, умышленных тяжких телесных повреждений и изнасилований на территории бывшего СССР увеличилось на 58%, разбоев и грабежей – в 2 раза. К середине 80-х годов рост тяжких насильственных преступлений был приостановлен.

Начиная с 1988 г. по 1993 — 1994 гг. вновь фиксируется их рост. Число умышленных убийств и умышленных тяжких телесных повреждений за период с 1987 по 1994 гг. увеличилось соответственно в 3,5 и 3,3 раза, грабежей и разбоев – в 6 и 7 раз. В 1995 – 1996 гг. показатели регистрации умышленных убийств, умышленных тяжких телесных повреждений, грабежей и разбоев несколько сократились.

Анализ структурных изменений насильственной преступности свидетельствует о повышении степени общественной опасности отдельных категорий насильственных преступлений. Возрасла тяжесть причиняемых ими последствий. Увеличивается доля организованных, заранее подготовленных преступлений, отличающихся особой дерзостью, изощренностью, жестокостью.

В течение длительного времени примерно две трети убийств и тяжких телесных повреждений совершались в сфере бытовых отношений на почве межличностных конфликтов. К началу 90-х годов доля умышленных убийств, совершенных по бытовым мотивам, снизилась до 40% за счет роста убийств по корыстным или иным мотивам. Получили распространение заказные убийства. По официальным данным за период с 1993 по 1995 гг. число заказных убийств возросло в 2,5 раза. Чаще всего жертвами этих преступлений становятся предприниматели и коммерсанты (46%), лидеры уголовных группировок (38%).

В сферах досуга и быта распространены насильственные преступления из хулиганских побуждений. Хулиганские побуждения выражаются в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, продемонстрировать грубую силу, отомстить за справедливо сделанное замечание и т. п. В настоящее время из хулиганских побуждений совершается около 20% умышленных убийств и около 30% случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Происходит увеличение доли тяжких преступлений против личности в маргинальной (социально неустойчивой) среде. Тяжкие насильственные преступления они совершают на почве мести, ссор, сведения счетов, стремления скрыть или облегчить совершение другого преступления.

Увеличивается доля особо жестоких преступных посягательств на личность, нередко совершаемых с элементами цинизма, глумления, садизма.

Среди насильственных преступников растет также доля рецидивистов. В 1995 г. по сравнению с 60-ми годами доля рецидивистов в числе убийц возросла с 27 до 36%; среди лиц, причинивших тяжкий вред здоровью – с 27 до 31%.
Растет число убийств, сопряженных с изнасилованием. Эти преступления свидетельствуют об особой эгоцентрической направленности личности виновных, их аморализме, крайней жестокости. Нередки случаи севершения таких деяний преступниками-садистами. Основным мотивом совершения рассматриваемых преступлений является стремление к удовлетворению половой страсти в грубой животной форме.
Отмечается увеличение доли преступников, имеющих патологические отклонения в психике, не исключающие вменяемости (дебильность, органические заболевания центральной нервной системы, психопатии, сексуальные отклонения). Во многом это связано с процессами алкоголизации и наркотизации населения.
Правоохранительным органам чаще приходится сталкиваться с организованными группами и сообществами преступников, осуществляющих тяжкие посягательства на личность при совершении разбойных нападений, бандитизма, вымогательства. Характерными чертами таких групп являются: сравнительно продолжительное время действия, профессионализм, наличие опытных организаторов, вооруженность, тщательное планирование криминальных акций, изощренность способов их совершения, конспиративность и т. д.

 

Причины и условия насильственной преступности и хулиганства.

  1. Российские криминологи в качестве причин и условий (криминогенных детерминант) умышленных убийств, причинения тяжкого вреда здоровью и хулиганства рассматривают:

утрату личной перспективы, неблагоприятные материальные и жилищные условия, провоцирующие на агрессивные действия;

повышенную распространенность среди отдельных групп населения представления о допустимости насильственных действий, стереотипов агрессивно-насильственного поведения в конфликтных ситуациях;

влияние преступной среды;

виктимное (легкомысленное, безнравственное, противоправное) поведение потерпевших, послужившее поводом для преступления;

провоцирующие взаимоотношения в семье, с соседями, сослуживцами;

несвоевременное выявление правоохранительными органами криминогенных семейно-бытовых ситуаций, неудовлетворительное реагирование на такие конфликты;

нереагирование на предшествующие насильственным преступлениям угрозы расправой в отношении потерпевшего и других лиц, побоев, нанесения телесных повреждений, истязаний, хулиганских поступков;

недостатки в деятельности правоохранительных органов по борьбе с криминальным рецидивом;

недостатки в охране общественного порядка и безопасности граждан, в организации патрульно-постовой службы милиции, профилактической деятельности органов внутренних дел;

латентность и безнаказанность значительной части преступлений против личности;

  • неполноту выявления лиц, страдающих психическими заболеваниями и аномалиями психики;

обстоятельства, способствовавшие формированию антиобщественных группировок молодежи;

небрежное хранение оружия; непринятие мер по пресечению незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, ядов;

нереагирование окружающих на факты применения насилия, хулиганства, иного аморального и противоправного поведения;

недостатки в воспитательной работе по месту жительства и работы, в организации досуга, культурного обслуживания населения и т. д.

  1. К криминогенным детерминантам изнасилований помимо указанных выше следует отнести:

эротизирующее и деморализующее воздействие микросреды;

недостатки деятельности органов образования, культуры, здравоохранения в нравственном и половом воспитании детей, подростков, молодежи;

распространение пьянства, наркомании и токсикомании в среде несовершеннолетних и молодежи и обусловленная этим криминогенность в сфере половых отношений;

растлевающее влияние пропаганды сексуальной свободы;

неосмотрительность и неуместную доверчивость части потерпевших, их легкомысленное или провоцирующее поведение;

детскую безнадзорность;

недостатки в деятельности правоохранительных органов и органов здравоохранения по выявлению лиц, обнаруживающих признаки сексуальной патологии, склонных к половым извращениям насильственного характера, и обеспечению мер лечения и надзора;

неполное и несвоевременное раскрытие преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

ошибки и упущения в борьбе с проституцией, сводничеством, прито-носодержательством, распространением порнографии.

  1. К обстоятельствам, формирующим агрессивную насильственную направленность личности в подростковом возрасте, относятся:

обстановка в семье, формирующая склонность к разрешению возникающих конфликтов путем применения насилия;

деморализующее влияние ближайшего бытового окружения по месту жительства, работы, учебы;

жестокость по отношению к людям, животным;

групповые драки, избиения;

вовлечение подростков в пьянство, потребление наркотиков и других одурманивающих веществ.

 

Криминологическая характеристика личности насильственных преступников.

  1. Выделяется три основных типа насильственных преступников по характеру их антиобщественной направленности.

К первому типу относятся преступники с четко и устойчиво выраженной агрессивно-насильственной антиобщественной направленностью. Это лица, ориентированные на поведение, опасное для жизни, здоровья и достоинства других граждан. Для них характерны негативно-пренебрежительное отношение к человеческой личности и ее важнейшим благам, убежденность в допустимости насильственных средств разрешения возникающих конфликтов. Такой поведенческий стереотип – результат глубокой деформации их личности, специфический продукт эгоцентрической жизненной направленности. В числе осужденных за рассматриваемые преступления лица данного типа составляют 45 – 55%.

Ко второму типу насильственных преступников относятся лииа, характеризуемые в целом отрицательно, допускавшие и ранее различные правонарушения, но направленность которых на совершение посягательств против личности явно не выражена. Совершение насильственного преступления становится средством достижения особо значимых для них целей, способом завладения определенным благом. В общем числе осужденных за рассматриваемые преступления этих лиц около 20%.

К третьему типу следует отнести ситуационных, случайных преступников, которые до преступления были характеризованы положительно либо нейтрально, а само насильственное посягательство совершили впервые под воздействием неблагоприятной внешней ситуации. В их поведении отсутствуют признаки, свойственные представителям двух предыдущих типов. Они применяют насилие в качестве реакции на сложившуюся ситуацию. Среди осужденных такие лица составляют около 30%.

  1. Большинство лиц, совершающих насильственные преступления и хулиганские действия, — мужчины (90 — 93%). Это объясняется социальными ролями, характерными для мужчин и женщин, психофизическими особенностями полов. Для досугового поведения мужчин более типичны случайные компании, злоупотребление алкоголем, часто создающее конфликтные ситуации, перерастающие в потасовки.
    Существуют различия в мотивации насильственных преступлений, совершаемых мужчинами и женщинами. У последних преобладают мотивы ревности, мести, зависти, стремления избавиться от потерпевшего и т. п. Многие насильственные преступления совершаются женщинами на почве виктимного поведения потерпевшего.
    В последние годы регистрируется возрастание доли женщин при совершении таких преступлений, как убийства из хулиганских или корыстных побуждений, в ходе разбойных нападений и т. п., рост совершаемых ими преступлений с особой жестокостью.
  2. Основной контингент насильственных преступников и хулиганов составляют лица молодого и среднего возраста (до 40 лет).
    Наиболее высокая криминальная активность характерна для представителей возрастной группы 25 — 29 лет. Последующие места по степени криминальной активности занимают возрастные группы 18-24 года, 30 – 39, 16 – 17 лет.
    По сравнению со взрослыми подростки и молодежь, как правило, обладают менее развитой волей, повышенной восприимчивостью к негативным влияниям, импульсивностью, внушаемостью, они легче поддаются вредному влиянию со стороны антиобщественных элементов, в том числе в форме подражания, подстрекательства, вовлечения и т. д.
    4. По образовательному уровню лица, виновные в совершении насильственных преступлений и хулиганства распределяются следующим образом:

70% — имеют среднее общее образование;

15% — имеют среднее профессиональное образование;

2% — имеют высшее профессиональное образование.

 

Предупреждение насильственной преступности.

  1. Предупреждение насильственных преступлений и хулиганства зависит от происходящих в стране преобразований социально-экономического и политического характера, связанных с утверждением общечеловеческих ценностей, гуманизацией нравственного климата, реализацией принципов социальной справедливости. Решение этих общесоциальных задач создает предпосылки для успешной борьбы с насильственными преступлениями и хулиганством.
  2. Основными направлениями специально-криминологической профилактики в сфере насильственных преступлений и хулиганства являются:

последовательная борьба с пьянством и наркоманией;

своевременность реагирования на правонарушения, совершаемые на почве бытовых конфликтов и могущих перерасти в преступления;

обеспечение эффективной охраны общественного порядка в общественных местах;

усиление борьбы с разжиганием расовой и межнациональной розни;

пресечение криминогенных влияний рецидивистов и профессиональных преступников на несовершеннолетних и молодежь;

активизация деятельности по выявлению и разобщению антиобщественных молодежных группировок;

своевременность профилактического воздействия на лиц с повышенной степенью виктимности;

активизация борьбы с фактами незаконного изготовления, сбыта, хранения и ношения холодного и огнестрельного оружия;

обеспечение справедливой ответственности за насильственные преступления и хулиганство на основе ее дифференциации и индивидуализации;

противодействие пропаганде жестокости и насилия средствами массовой информации.

  1. В системе мер борьбы с насильственными преступлениями и хулиганством различают меры общей, групповой и индивидуальной профилактики. Меры профилактического характера подразделяются на:

организационные — связанные с организацией предупредительной деятельности;

функциональные — по ее непосредственному осуществлению.

К числу организационных мер относятся:

изучение и анализ информации об уровне, структуре и динамике насильственной преступности и хулиганства в регионе;

криминологическое планирование;

профилактическая отработка отдельных территорий и объектов и т. д.

К функциональным относятся меры по осуществлению профилактического контроля и воздействия в соответствующей микросреде:

систематическое обследование меот, где наиболее часто совершаются преступления против личности и общественного порядка;

обеспечение дислокации милицейских служб с учетом места и времени совершения большинства деяний;

проведение специальных профилактических рейдов, проверок;

осуществление мероприятий, направленных на выявление и изъятие незаконно хранимого оружия;

правовое воспитание граждан и т. д.

  1. При осуществлении профилактики необходимо в соответствии с конкретной ситуацией избрать форму реагирования:

эпизодическую;

длящуюся;

неотложную;

экстренную.

Если для конфликтной ситуации характерны периодические обострения и улучшения без резких колебаний, используется эпизодическое (KQit тральное) реагирование. Оно осуществляется участковым инспектором милиции и представителями общественности. В качестве мер профилактического воздействия можно применять: советы, беседы, оказание необходимой помощи, нейтрализация неблагоприятных факторов окружающей среды.
Если конфликтная ситуация ухудшается в течение продолжительного времени, применяется длящееся реагирование. К мерам воздействия относятся: профилактические беседы в милиции, обсуждение поведения на собрании трудового коллектива, собрании граждан по месту жительства, вызов в орган милиции для разъяснения правовых последствий антиобщественного поведения в быту и т. д.

Неотложное реагирование осуществляется в условиях резко обострившейся конфликтной ситуации – часто повторяющихся ссорах, скандалах, драках, угрозах, антиобщественном поведении пьяниц, наркоманов.
В таких случаях могут быть использованы меры правового принуждения: лишение родительских прав; принудительный обмен жилой площади или выселение за невозможностью совместного проживания; ограничение дееспособности; принудительное лечение в психиатрической больнице; привлечение к административной и уголовной ответственности.

Экстренное реагирование требуется в случаях бурного, агрессивного поведения нарушителя. Оно осуществляется непосредственно в момент хулиганских действий, драк, реальных угроз физической расправой и т. д. Его выполняют дежурные части органов внутренних дел.
Реагирование в таких случаях предполагает: активную защиту граждан, которые могут пострадать от агрессивных действий; подавление сопротивления правонарушителей; изъятие у них оружия; их задержание и т. п. После этого решается вопрос о привлечении данных лиц к уголовной или административной ответственности.

 

 

Состояние, динамика и структура преступности женщин.

Преступность женщин отличается от преступности мужчин своими масштабами, характером преступлений и их последствиями, способами и орудиями совершения, той сферой, в которой они имеют место, ролью, которой выполняют при этом женщины, выбором жертвы преступного посягательства, влиянием на их правонарушения семейно-бытовых и сопутствующих им обстоятельств. Эти особенности связаны с исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений, ее социальными ролями и функциями, ее биологической и психологической спецификой. Разумеется, социальные условия и образ жизни, роли женщин меняются, в связи с чем меняется характер и способы их преступного поведения.

Наиболее распространенными преступлениями женщин являются кражи личного, государственного и общественного имущества (около 15% в общей структуре преступности женщин, из них 12% – кражи личного имущества), хищения государственного и общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением (18-20%), обман покупателей (13-14%), спекуляция (10-12%), незаконное изготовление, сбыт и хранение спиртных напитков (около 3%). Значительно реже женщины совершают хищения с помощью краж, грабежей, разбоев и мошенничества, а также хищения в особо крупных размерах. Подавляющее большинство хищений ими совершается в зависимости и по поводу выполнения различных обязанностей, имеющих непосредственное отношение к выполняемой работе. Три четверти хищений имеют место в городах, что и понятно, поскольку на селе значительно меньше торговых точек, предприятий общественного питания, строек и т. д.

Женщины намного чаще, чем мужчины, наказываются за обман покупателей. В первую очередь это объясняется большей, по сравнению с мужчинами, занятостью женщин в таких сферах, как общественное питание, торговля, обслуживание и материально-техническое снабжение населения. Интересно отметить, что, по выборочным данным, среди тех, которые признаны виновными в обмане покупателей, много молодых.

В прошлом женщины в основном давали взятки или посредничали во взяточничестве, сейчас же несколько возросла доля тех, кто берет взятки. По-видимому, это нужно связывать с возросшей социальной активностью женщин, в том числе и в правоохранительной сфере, поскольку среди взяточниц оказывается немало судей, работников прокуратуры и органов внутренних дел. Вообще увеличение доли женщин среди лиц, совершавших должностные преступления, достаточно характерно.

За последние 15 лет значительно возросло число краж государственного и общественного имущества, совершенных женщинами, – почти вдвое. Что касается числа краж личного имущества граждан, то за этот же период оно увеличилось с 17 до 20%. Иначе говоря, каждая пятая выявленная преступница -воровка. Из числа всех совершивших кражи государственного и общественного имущества удельный вес женщин в разные годы колеблется от 5 до 8%, а среди совершивших кражи личного имущества – от 12 до 17%.

Кражи всех видов чаще совершаются женщинами в городах. Отметим также, что среди воровок мы больше всего найдем тех, кто постоянно совершает кражи (среди них немало бродяг) и уже наказывался за это. Именно эта категория преступниц представляет наибольшую сложность для исправления, равно как и для профилактики их преступного поведения.

Для женщин очень характерны кражи путем злоупотребления доверием на железнодорожном транспорте и в квартирах. Женщины нечасто совершают карманные кражи, а если и совершают, то в роли соучастников. Но в последние годы они стали активнее участвовать в квартирных кражах, беря на себя обязанности наводчиц, разведчиц и даже непосредственных исполнительниц.

Особого внимания заслуживает насильственная и корыстно-насильственная преступность женщин. Среди преступниц около 1% составляют лица, осужденные за убийства и покушения на убийства, еще около 1% – осужденные за нанесение тяжких телесных повреждений, свыше 3% – за грабежи и разбойные нападения с целью завладения государственным, общественным и личным имуществом граждан. Если же взять всех преступников, то здесь доля женщин-убийц в разные годы колеблется от 10 до 12%, не проявляя заметной тенденции к росту; среди нанесших тяжкие повреждения – 5-7%; среди совершавших грабежи и разбойные нападения с целью завладения государственным, общественным и личным имуществом – 16-18% (здесь также отмечается негативная динамика). Последние годы увеличилось число женщин, осужденных за соучастие в изнасиловании.

Каждая четвертая женщина, отбывающая наказание в исправительно-трудовых колониях, виновна в насильственном преступлении.

С 1989 г. отмечается рост числа совершенных женщинами убийств (с 9,3 до 12% в 1993 г. в общем числе выявленных лиц), тяжких телесных повреждений (с 6 до 9%), хулиганств (с 3,9 до 7%), разбоев (с 3,9 до 5%). В целом же в 1992-1993 гг. доля женской преступности несколько снизилась, но общее число совершенных ими преступлений возросло: в 1989 г. число выявленных преступниц составило 121776 человек, в 1993 г. – 141930 человек.

Типичное для женщин преступление – детоубийство, причем, в отличие от других видов убийства, лишение жизни новорожденного имеет немалое распространение и в сельской местности. Как правило, такие деяния совершаются молодыми женщинами, еще плохо адаптированными, т. е. не имеющими семьи, достаточного материального обеспечения, своего жилья. В ряде случае в этих преступлениях где-то на заднем плане можно довольно четко разглядеть фигуру мужчины, не без влияния или не без молчаливого согласия которого совершаются эти опасные преступления. Обычно это сожитель или любовник. По выборочным данным, по сравнению с двадцатыми годами число детоубийств выросло втрое.

Как и среди всех преступников, наиболее крупную группу среди преступников составляют лица в возрасте до тридцати лет (около 48%). Разумеется, это наиболее общая картина, потому что среди их отдельных категорий соотношение различных возрастных групп может быть иным. Так, среди крупных расхитительниц и взяточниц преобладают лица средних и старших возрастов, их больше и среди женщин-рецидивисток, например бродяг и воровок.

Среди женщин старше 30 и особенно 40 лет высок удельный вес одиноких, что обусловлено распадом их супружеских связей и потерей родителей. Вместе с тем именно в этот период наблюдается наиболее широкое участие женщин в общественном производстве, растут их социальные контакты, а социальная мобильность достигает максимального уровня. В эти годы женщины нередко назначаются на руководящие должности. Некоторые из названных факторов, лежащих в сфере производственной деятельности, оказываются связанными с совершением ими хищений и должностных преступлений.

К моменту совершения преступлений немногим более половины женщин были замужем. У тех из них, которые затем не были лишены свободы, семья, как правило, сохранилась. Гораздо хуже обстоят семейные дела у тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы. По многим наблюдениям, мужчина фактически или юридически заводит себе новую семью довольно быстро, иногда даже сразу же после осуждения супруги, когда она еще не успела должным образом приспособиться к новым и весьма экстремальным, порой очень жестким условиям жизни в местах лишения свободы.

Приведем в подтверждение такие данные: семья в период пребывания в местах лишения свободы распалась у 11,9% мужчин, состоявших в браке, а среди женщин – у 23,5%; вступили в брак во время отбывания наказания 2,8% мужчин и 1,2% женщин.

Среди преступниц довольно высока доля лиц с высшим и средним специальным образованием, а также тех, кто имеет специальность. Наиболее высокую квалификацию имеют осужденные за тяжкие насильственные преступления, крупные хищения и взяточничество. Однако до 44% к моменту совершения преступлений не имели определенных занятий, причем в это число не входят домохозяйки.

При сопоставлении сведений о числе судимостей мужчин и женщин обнаружилась любопытная тенденция: при небольшом числе судимостей доля мужчин значительно превышает долю женщин, но в группах с большим числом судимостей их удельный вес выравнивается. Так, при наличии пяти судимостей мужчин оказалось (среди мужчин, конечно) 5,1%, женщин -3,2%; шести судимостей – соответственно 2,6 и 1,9%, семи судимостей – 1,3 и 1,2%, восьми судимостей – 0,6 и 0,6%, девяти судимостей – 0,6 и 0,7%.

 

Детерминанты преступности женщин.

Криминологическая характеристика личности женщин-преступниц.

Предупреждение женской преступности

Особенности преступности женщин кроются в их положении в системе общественных отношений, а также в психофизиологическом развитии. Соотношение женской и мужской преступности за последние годы устойчиво и составляет 1:9-1:7. Доля женщин в числе зарегистрированных лиц, совершивших преступление, составляет 12-14 %.

В структуре женской преступности преобладают хищение имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением (18-20 %), обман потребителей (13-14%), кражи (15%). Насильственные преступления занимают незначительную долю: осужденные за умышленные убийства составляют около 1%, за причинение тяжкого вреда здоровью – столько же, за грабеж, разбой – 3%. Но только женщины совершают убийства матерью новорожденного ребенка. Таких преступлений регистрируется 150 в год.

Среди других женских преступлений – организация или содер-жание притонов для занятий проституцией, а также клевета, оскорбление, ложный донос.

Новыми для женщин являются вымогательство, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, хищение в кредитно-банковской сфере, мошеннические действия путем создания финансовых “пирамид”, по мере развития частного бизнеса увеличивается количество женщин, занимающихся незаконной предпринимательской деятельностью и взяточничеством.

Личность женщин-преступниц характеризуется увеличением доли ранее судимых, а также лиц, совершающих преступление в составе групп, включая и организованные. Около 25% преступниц, осужденных к лишению свободы, имеют психические отклонения (психопатию, алкоголизм, олигофрению).

Причины и условия преступности женщин в текущий момент связаны со следующими явлениями: более активным их участием в общественном производстве (прежде всего экономика и торговля, основанные на частной собственности):

  • ослаблением социальных институтов и в первую очередь семьи, а также социального контроля;

  • возросшей напряженностью в обществе, беспокойством людей, конфликтами и враждебностью между ними;

  • ростом таких антиобщественных явлений, как наркотизм, алкоголизм, проституция, бродяжничество и попрошайничество.

Серьезные криминологические проблемы сложились для женщин в одной из основных сфер жизни общества – в сфере труда. Известно, что женским трудом обеспечивается функционирование такой традиционно криминализированной отрасли хозяйства, как торговля. В основном женщины заняты в так называемой челночной торговле, которую сопровождают коррупция и рэкет, начиная от выезда за товаром за границу, его ввоза через таможню и заканчивая получением места для реализации на вещевом или продовольственном рынке.

Особое влияние на преступность женщин оказывает усиление диспропорций, обострение противоречий в семейно-бытовой жизни. Это проявляется в нервно-психическом напряжении, появлении состояния стойкой фрустрации, ощущении безысходности, роковой неудачливости. Снятие отрицательных эмоций происходит в приобщении к алкоголю, наркотикам, а также в отклоняющемся, а затем в преступном поведении. Усиленная алкоголизация и наркотизация женщин – характерная плата за экономические и другие реформы текущего момента.

Часть женщин в настоящее время оказалась в сложной криминогенной обстановке вследствие межнациональных конфликтов, вынужденной миграции, безработицы, обнищания многих семей.

В основе женской молодежной преступности лежат детерминанты, относящиеся к духовно-нравственной сфере, включая и факторы материального благополучия. “Ножницы” между внешним блеском и реальной жизнью ведут к острой зависти, комплексу неполноценности, чувству ущемленности и вполне понятной злости. Они могут с большей или меньшей долей вероятности сыграть роль пускового социально-психологического механизма в генезисе индивидуально преступного поведения, которым как бы компенсируется психологический дискомфорт.

Общесоциальное предупреждение преступности женщин включает реализацию крупных мер различной направленности и содержания, призванных существенно изменить их положение в сферах труда, быта, досуга. К ним относятся: улучшение условий труда и его оплаты, сокращение продолжительности рабочего дня, увеличение отпусков по беременности и родам, меры социальной поддержки, включая адресную помощь матерям-одиночкам, гарантированную защиту детства государством. В предупреждении противоправного поведения большое значение имеет реализация Концепции улучшения положения женщин в РФ, утвержденной Правительством РФ 8 января 1996 г.

Специальное криминологическое предупреждение женской преступности должно включать повышенное внимание, заботу и целенаправленную социальную поддержку женщин, не имеющих постоянного места жительства, средств к существованию и других женщин, оказавшихся в зоне риска. В этой работе наряду с усилиями государственных структур (службы социальной защиты, занятости), важная роль отводится общественным объединениям, женским, церковным организациям, благотворительным фондам, кабинетам психологической помощи.

Административно-правовые меры государственных органов и меры прокурорского надзора должны обеспечить своевременное и адекватное реагирование на каждый факт нарушения трудовых, жилищных и других прав женщин.

 

Предупреждение преступности несовершеннолетних. Особенности ее общесоциального и специального предупреждения.

Детерминанты преступности несовершеннолетних.

Преступность несовершеннолетних – совокупность преступлений, совершенных лицами в возрасте от 14 до 18 лет на определенной территории за взятый промежуток времени.

Не могут быть субъектами преступлений несовершеннолетние лица, если по смыслу состава преступления ответственность за его нарушение может нести лишь лицо, достигшее 18 лет(воинские, должностные и некоторые другие преступления – специальный субъект).

Под влиянием семейной среды у детей складываются определенные взгляды и привычки, формируются потребности и способы их удовлетворения.

Сейчас наблюдается тенденция к снижению авторитета родителей, обусловленная их неправильным поведением.

В формировании личности подростка активно должна участвовать школа. Однако в период обучения школьникам не прививаются необходимые навыки самооценки своего поведения, не закрепляются у них установки против антиобщественных влияний и неблагоприятных жизненных ситуаций; не налаживаются правильные взаимоотношения между педагогами и учениками, в результате чего ученики замыкаются в себе, а затем попадают под влияние нежелательной среды. Школа не занимается вопросами внешкольной работы, организацией досуга детей. Слаба связь школы с семьями подростков, особенно с теми, которые числятся неблагополучными.

Сложным стало трудоустройство молодых людей, освободившихся из мест лишения свободы, осужденных условно или с отсрочкой исполнения приговора. Это привело к тому, что ныне молодежь составляет основную часть армии безработных.

К условиям, способствующим преступности несовершеннолетних, можно также отнести: безнадзорность, безнаказанность, недостатки и упущения в работе правоохранительных органов по организации предупреждения и пресечения правонарушений среди подростков, серьезные проблемы в правовом воспитании несовершеннолетних, высокую латентность преступлений, совершаемых этими лицами.

По мнению ведущих представителей мировой криминологической мысли, в центре любой программы предупреждения преступного поведения несовершеннолетних должно быть обеспечение прежде всего благосостояния молодежи с раннего детства.

Речь идет о реализации основных положений Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1959 г. и касающейся ранней профилактики преступности, общей профилактики и предупреждения рецидива среди несовершеннолетних.

Ранняя профилактика включает в себя деятельность органов народного образования, инспекций и комиссий по делам несовершеннолетних, направленную на устранение неблагоприятных условий в воспитании подростков и корректировку их допре-ступного поведения.

Вся профилактическая работа должна сводиться к одной цели – прививать учащимся и другим несовершеннолетним необходимые нравственные понятия, развивать навыки для решения сложных жизненных ситуаций, учить правильно реагировать на отрицательное давление со стороны других лиц, вовлекающих подростков в различные правонарушения, прививать уважение к закону.

 

Криминологическая характеристика, детерминанты и предупреждение терроризма.

Терроризм как сложное социальное уголовно-правовое явление, имеющее в России глубокие исторические корни, на рубеже XX – XXI веков проявил себя с особенной силой, о чем наглядно свидетельствуют события 1999 – 2004 гг. в Волгодонске, Моздоке, Москве, Чечне, Северной Осетии и в других регионах страны.
Как никакое другое преступление, терроризм теснейшим образом связан с социальными, политическими, экономическими, духовными противоречиями, существующими в обществе.
Масштабы, направленность, тяжесть последствий терроризма обусловливают его высочайшую общественную опасность. Не случайно в Концепции национальной безопасности Российской Федерации увеличение масштабов терроризма, наряду с ростом организованной преступности, обострением межнациональных отношений и другими факторами, рассматривается в качестве одной из составляющих широкого спектра внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны.
Данное обстоятельство предопределяет большую значимость глубокого криминологического анализа терроризма, разработки научно обоснованных предложений по совершенствованию борьбы с ним, его предупреждения.
В самом общем смысле терроризм – это преступная деятельность, выражающаяся в устрашении населения и органов власти с целью достижения преступных намерений. Такое общее определение нуждается в конкретизации, выделении криминологически значимых сторон данного социального явления. Рассмотрим их более подробно.
Одной из криминологических характеристик терроризма является его глобализация, выход на международную арену целого ряда транснациональных террористических организаций, возрастание масштабности. Об этом особенно ярко свидетельствуют многочисленные факты международной террористической деятельности, в том числе совершенные в сентябре 2001 г. в Нью-Йорке, а затем в ряде государств Европы, Азии, Америки, а также в России. Особенно возросли в последние годы число и тяжесть террористических актов, совершаемых российскими и иностранными гражданами в России. Только в 2003 г. ими совершено свыше 560 таких преступлений, что на 56% превышает соответствующий показатель предыдущего года. По мнению некоторых западных криминологов, в настоящее время человечество стоит на пороге новой “столетней” войны, но теперь уже с терроризмом. Уникальность ситуации состоит в том, что мир впервые столкнулся с врагом, не ставящим перед собой конкретных политических задач, выполнив которые можно добиться спокойствия и процветания. Целью современных “нигилистов” является всеобщее разрушение, а средством для ее достижения – физическое уничтожение существующей цивилизации.
Особая общественная опасность терроризма находит выражение в его целях, характере средств их достижения, а также в последствиях террористической деятельности.
При наличии зафиксированной в ст. 205 УК РФ общей цели терроризма (нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решений органами власти) он предполагает также достижение многих конечных целей. Так, террористическая деятельность может осуществляться в целях:
изменения политического строя, политики государства, свержения руководства;
нарушения территориальной целостности государства;
навязывания в качестве официальной идеологии определенных национальных, этнических, религиозных стандартов общественных отношений;
освобождения арестованных террористов;
расшатывания стабильности, дезорганизации работы органов власти и управления;
получения уступок от власти;
причинения вреда международным отношениям;
развязывания войны и военных конфликтов и т.п.
Глубокое уяснение указанных целей терроризма способствует и определению факторов, оказывающих влияние на конкретную террористическую деятельность, их устранению в ходе осуществления профилактической работы.
Различие целей террористической деятельности лежит в основе разнообразных видов терроризма (политического, государственного, международного, религиозного, националистического, корыстного, внутрикриминального и т.п.).
Терроризму присущ также сложный неправовой преступный характер средств, применяемых для достижения целей, использование при этом макьявеллиевского постулата: “Для достижения цели все средства хороши”. Реализация или нереализация этого принципа лежит в основе разграничения терроризма и национально-освободительного движения. Так, при всей справедливости борьбы любого народа за свою независимость вряд ли ее можно оценить положительно в случаях, когда в качестве средств достижения этой позитивной цели широко используются террористические акции против мирного населения.
В основе любых применяемых террористами средств лежит устрашение людей, общества в целом, т.е. преднамеренное создание в обществе обстановки страха, подавленности, напряженности. Такое устрашение достигается в первую очередь использованием насилия, осуществляемого различными способами (убийства, взрывы, поджоги, захват заложников, диверсии, отдельные террористические акты, насильственный захват власти, вооруженный мятеж и т.п.).
Применяемые в настоящее время террористами средства насилия характеризуются увеличением посягательств на жизнь и здоровье людей при некотором сокращении доли посягательств на материальные объекты. Наблюдается также рост масштабности применяемого насилия, увеличение числа человеческих жертв терроризма, эскалация насилия при неудовлетворении выдвигаемых требований. Так, только в 2000 г. в России от террористических актов погибли более 200 человек, свыше 600 были ранены. Еще большее число жертв (свыше 500 человек) стало результатом серии терактов, совершенных в августе – сентябре 2004 г. в Москве и Беслане, а также в воздушном пространстве при взрывах пассажирских самолетов.
Одновременно можно отметить усиление жестокости террористов, использование ими общеопасных средств, включая даже средства массового поражения.
Для современного терроризма характерно также несовпадение круга лиц, в отношении которых применяется конкретное насилие (например, заложников), и лиц, на которых одновременно оказывается психологическое воздействие в целях их склонения к определенному, выгодному для террориста, поведению. Так, в качестве последних достаточно активно, по существу в защиту террористов, выступали родственники захваченных в Московском концертном зале в октябре 2002 г. заложников, что значительно осложнило проведение контртеррористической операции.
Применяемое террористами насилие также может осуществляться путем совершения ряда таких общеопасных действий, как:
минирование объектов, на которых находятся заложники;
разрушение системы энергоснабжения и жизнедеятельности населения;
заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами;
распространение эпидемий, эпизоотий;
совершение аварий различных механизмов;
затопление местности и т.п.
Весьма значительным средством достижения террористами своих целей в настоящее время является использование ими средств массовой информации (и в первую очередь телевидения) в качестве своеобразного оружия массового поражения, нагнетание тем самым страха в обществе, пропаганда террористической деятельности. Именно телевидение начиная с 1963 г. (показ телевизионных картинок убийств Президента США Дж. Кеннеди и подозреваемого в совершении этого преступления Ли Х. Освальда) периодически демонстрирует обществу все наиболее значимые акты терроризма, играя зачастую на руку террористам, пропагандируя их преступную деятельность.
Наконец, следует четко представлять особую тяжесть последствий терроризма, к которым относятся:
дестабилизация общественного организма, его потрясение;
гибель людей, нанесение вреда их здоровью;
значительный имущественный ущерб;
нарушение работы предприятий, общественного транспорта, средств связи;
заражение местности;
дезорганизация работы органов власти и всей системы жизнеобеспечения населения.
К криминологическим особенностям терроризма относится и широкий спектр мотивов участников террористических действий. В настоящее время наряду с политическими и националистическими побуждениями этих лиц широкое распространение в мотивации приобретают корысть, месть, экономическая и политическая конкуренция, самоутверждение и пр.
Немаловажное значение для криминологической характеристики терроризма и его предупреждения имеет анализ сложного механизма совершения конкретных террористических действий. Их начальный этап предполагает особую организацию, привлечение значительных сил и средств, информационное, тактическое и ресурсное обеспечение. При этом важным условием успеха террористов служит эффект неожиданности их действий.
Основной этап террористической акции предполагает применение конкретных преступных действий; заключительный – выдвижение требований к органам власти, обращение за поддержкой к различным общественным силам.
Каждому этапу террористических действий органы власти, обеспечения правопорядка должны противопоставлять соответствующие обстановке оперативные, информационные, переговорные, боевые и другие действия с учетом как общей задачи борьбы с терроризмом, так и частных задач ликвидации конкретной террористической группы, освобождения заложников, устранения общественно опасных последствий.
Важной особенностью современного терроризма является публичный (рассчитанный на массовое восприятие, на устрашение) характер действий террористов. Именно поэтому они широко (часто с помощью СМИ) используют саморекламу, применяют насилие, пытаются вызвать страх и даже шок у населения и у власти.
Серьезную угрозу обществу наносит слияние политического и националистического терроризма с общеуголовной преступностью, существование своеобразного уголовного терроризма. Такое слияние осуществляется на основе общих интересов структур экстремистского толка и организованной экономической преступности.
Криминологическая характеристика терроризма немыслима без уяснения особенностей личности террориста, знание которых является первейшим условием выявления соответствующих лиц, постановки их на оперативный учет, осуществления индивидуальной профилактической работы, успешного проведения контртеррористических операций.
Как свидетельствуют результаты исследования, террористами становятся, как правило, мужчины молодого (до 30 лет) либо зрелого (от 30 до 50 лет) возраста, недостаточно образованные (лишь 54,3% из них имели среднее образование), зачастую (около 70%) не имеющие постоянного источника доходов. Достаточно высока среди них доля бывших спортсменов, а также в прошлом военнослужащих – участников боевых действий при ликвидации межнациональных и иных конфликтов.
Личности террориста присущи черты насильственного преступника с эгоистическим превалированием собственного значения, с пренебрежением к иным людям, их правам и законным интересам. Мотивами их поведения служит корысть, месть, несогласие с политическими решениями, общепризнанными духовными установлениями общества, а в отдельных случаях – даже молодежная романтика.
В последние годы цивилизованное общество все чаще сталкивается с террористами-смертниками, которые готовятся в специальных лагерях, где подвергаются глубокой психологической обработке. В результате эти люди не понимают, какой цели они добиваются, согласившись стать живой бомбой, действуют как зомби, не размышляя о причине и последствиях своих поступков.
На формирование личности современного политического террориста немаловажное влияние может оказать разработанный Сергеем Нечаевым еще в XIX в. “Катехизис революционера”. В соответствии с этим документом революционер (а по существу, – террорист) – человек обреченный, без своих интересов, чувств, дел, привязанностей, собственности и даже имени. Все в нем подчинено единой мысли, единой страсти – революции. Он не на словах, а на деле разорвал всякую связь с гражданским порядком и со всем образованным миром, со всеми законами, приличиями, общепринятыми условиями, нравственностью этого мира. Он презирает общественное мнение. Нравственно для него все, что способствует торжеству революции.
Значительная часть террористов (до 40%) ранее совершали преступления, являлись членами организованных преступных формирований. Зачастую им присущ религиозный либо националистический фанатизм. Этой категории преступников также свойственны постоянное озлобление, готовность к насилию, решительность в действиях, преданность интересам преступной группировки, враждебность к иным лицам, отсутствие каких-либо сомнений в правильности своего поведения и колебаний в его осуществлении. Не случайно многие привлеченные к уголовной ответственности террористы (около 13%) не сожалеют о содеянном. Этот показатель для “бытовых” убийц составляет лишь 8%.
Все эти черты характеризуют личность террориста как особо опасного преступника, определяют специфику работы правоохранительных органов при проведении контртеррористических операций, необходимость решительных, стремительных действий в ее завершающей фазе.
Обобщение основных криминологических характеристик терроризма позволяет достаточно полно раскрыть его сущность. При этом представляется вполне обоснованным следующее определение терроризма. Терроризм как социальное явление – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.
В этом определении четко прослеживаются такие криминологические особенности терроризма, как его общая опасность, публичный характер исполнения, преднамеренное создание обстановки страха, применение насилия и психологического воздействия в целях склонения власти к определенному поведению.
Существование и развитие терроризма определяются в значительной мере общими причинами преступности – противоречиями, существующими в различных сферах жизни общества. Так, к подобного рода противоречиям политического характера относятся:
обострение политической борьбы различных партий и движений, отсутствие цивилизованного опыта ее проведения;
обострение межнациональных отношений, проповедь национальной исключительности и превосходства, разжигание национальной и религиозной вражды;
требования национальной независимости отдельных народов, входящих в состав единого государства;
разрыв между провозглашенными демократическими принципами и их реальным осуществлением; отсутствие тесной взаимосвязи центра государства с его регионами, отчуждение власти от населения, неэффективность политических преобразований;
глубокое размежевание общества с формированием социальных слоев и групп с противоположными интересами.
Противоречиями экономического характера, причинно связанными с терроризмом, являются:
расслоение населения по уровню жизни;
инфляционные процессы;
общий кризис экономики, ее криминализация;
одновременное существование в мире стран и социальных групп, резко отличающихся по уровню материального благосостояния, культуры и в целом цивилизации от своих ближних и далеких соседей, диктующих свою волю другим народам и государствам.
К противоречиям в сфере социальных отношений, духовной жизни следует отнести:
нерешенность социальных (в том числе национальных и религиозных) проблем, вызывающую взаимную этническую неприязнь, вражду, ненависть, исключающую компромисс;
возникновение межнациональных конфликтов, переходящих в военные действия, в рамках которых терроризм становится частью последних;
существование нелегальных общественных организаций, наделяющих себя правом вырабатывать “единственно верные” постулаты;
наличие исторических традиций использования терроризма как якобы эффективного средства социальных преобразований;
отсутствие эффективной системы социальных гарантий населения и резкое снижение его социальной защищенности;
снижение духовных, нравственных, моральных устоев общества, культурного уровня и правосознания населения;
широкую пропаганду культа жестокости и насилия средствами массовой информации и, более того, их превращение в своего рода “оружие массового поражения”.
Отмеченные разнообразные детерминанты терроризма проявляют себя при наличии достаточно широкого круга лиц, групп, течений, не соглашающихся с существующей в конкретном государстве системой организации общественной жизни, желающих изменить ее в нужном для них направлении в сжатые сроки без приложения значительных усилий.
Наряду с указанными выше общими причинами, можно выделить ряд факторов, играющих роль условий, способствующих проявлениям в обществе терроризма. В качестве таковых следует рассматривать:
ослабление государственной власти, ее институтов, правоохранительных органов, недостатки в их деятельности;
открытость государственных границ и проникновение в страну зарубежных террористов;
недостатки правового механизма предупреждения и пресечения терроризма, отсутствие жесткости при его реализации;
наличие в обществе значительного числа лиц, являющихся фактическим резервом для террористических структур (бывшие военнослужащие и сотрудники спецслужб, участники организованных преступных формирований, в том числе наемники и профессиональные убийцы);
ослабление контроля за оборотом оружия, взрывчатых веществ и общеопасных материалов;
издержки работы СМИ и в целом воспитания населения.
Выявление основных причин терроризма, их устранение, снижение их негативного влияния на общество лежит в основе общего предупреждения террористической деятельности. В целом такое предупреждение, требующее колоссальных материальных, людских, временных ресурсов, включает меры по стабилизации всех сторон жизни общества, противодействию в нем конфликтности, привитию гражданам положительных ценностных ориентаций, созданию для них жизненной перспективы.
Значительно легче реализовать меры специально-криминологического предупреждения терроризма, направленные в основном на устранение условий, способствующих этой преступной деятельности. Данные меры, базирующиеся на мониторинге криминогенной ситуации, включают:
постоянную антитеррористическую пропаганду;
противодействие процессам, создающим почву для совершения террористических действий, в том числе осуществление контроля за националистической, фундаменталистской, экстремистской средой, за информацией, представляющей интерес для террористов, за хранением оружия, взрывчатых веществ и материалов повышенной опасности, охрану режимных объектов;
поддержание в постоянной готовности ведомственных систем противодействия терроризму, создание единого для них банка данных, их материально-техническое, финансовое, организационное обеспечение;
предотвращение замышленных и пресечение совершаемых актов террористической деятельности;
психологическую и виктимологическую подготовку населения и его инструктаж о поведении в условиях совершения террористических действий и их ликвидации;
подготовку и проведение контртеррористических операций.
Реализация указанных специально-криминологических мер предупреждения терроризма возложена на всю систему правоохранительных органов государства, в том числе на органы ФСБ и внутренних дел, играющие особую роль в сборе информации о готовящихся террористических действиях, в их предотвращении и пресечении

 

Криминологическая характеристика преступности в сфере  незаконного оборотом наркотиков.

Преступления, совершаемые в сфере незаконного оборота наркотиков, включают следующие противоправные действия:
незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов;
незаконное производство, сбыт или пересылку указанных предметов;
нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ;
хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ;
контрабанду наркотических средств, психотропных веществ;
склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ;
незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества;
организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ;
незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ.
Особая опасность криминогенной ситуации, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, во многом определяется неблагоприятной тенденцией развития соответствующей преступности. Так, происходит постоянное увеличение в течение последнего десятилетия количества преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в России. За этот период оно выросло в 12 раз и достигло 180 – 200 тыс. ежегодно совершаемых преступлений, что составляет 7 – 8% всей регистрируемой в стране преступности. В последние годы, при объективном ухудшении наркоситуации, темпы роста регистрируемой в этой сфере преступности замедлились. Однако некоторое снижение числа регистрируемых преступлений вовсе не отражает позитивные тенденции в развитии этой преступности, а в большой степени связано со сложностями расследования преступлений в связи с введением в действие нового уголовно-процессуального законодательства. Безусловным является и то, что выявленные преступления не в полной мере отражают истинную картину их совершения. Исследования показывают, что рассматриваемая преступность в силу значительной латентности в 8 – 10 раз превышает свою зарегистрированную часть.
На высокую латентность данных преступлений негативное влияние оказывают как взаимная заинтересованность в их сокрытии разных субъектов наркооборота (в силу ответственности за незаконные операции и сбытчиков, и потребителей наркотиков), так и существующие у правоохранительных органов материально-технические, организационные, кадровые проблемы.
Рост количества преступлений, связанных с наркотиками, может свидетельствовать, во-первых, о расширении масштабов данного негативного явления и, во-вторых, о некоторой активизации противодействия ему службой борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Оптимизации ее предупредительной деятельности способствует создание специализированной Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и значительное расширение ее ресурсных и иных возможностей.
Наряду с тенденцией роста количества преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, особую опасность представляет увеличение тяжести совершаемых деяний. Так, свыше 45% всех этих преступлений являются тяжкими и особо тяжкими: незаконные действия с наркотиками (в том числе их хищения, вымогательства, сбыт) в крупном и особо крупном размере (свыше 80% преступлений); совершение их организованными группами (свыше 2%); совершение их лицами, ранее неоднократно судимыми, с применением насилия, повлекшие тяжкие последствия, и т.п.
Растет (до 10 – 15 тыс.) и число преступлений, обусловленных незаконным оборотом наркотиков, совершаемых ежегодно лицами в состоянии наркотического и токсического опьянения.
В структуре преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, преобладают такие преступления, как незаконное приобретение, хранение наркотических средств или психотропных веществ (94%), в том числе их сбыт либо совершенные с целью сбыта (36%). Значительно меньше выявляется случаев незаконного изготовления, переработки этих средств (2,7%), их незаконной перевозки, пересылки (1,6%), хищения либо вымогательства (0,16%).
К сожалению, основная часть выявленных в сфере незаконного оборота наркотиков приходится на соответствующие деяния лиц, находящихся на низком (исполнительском) уровне иерархии наркодельцов (курьеров, сбытчиков малых доз и т.п.). Недостаточно активно разоблачаются дельцы наркобизнеса, контролирующие 90% рынка наркотиков.
С ростом в стране наркомании и преступности в сфере незаконного оборота наркотиков связаны увеличение количества как наркоманов, так и лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение соответствующих преступлений, а также снижение их возраста.
По данным Минздравсоцразвития России, в настоящее время в стране количество наркоманов приближается к 4 млн. человек, хотя официально диагноз “наркомания” поставлен лишь 500 тыс., а “токсикомания” – 12 тыс. человек. При этом самая уязвимая часть населения – подростки, среди которых уровень заболевания наркоманией (84,5 на 100 тыс. подростков) почти вдвое выше, чем у населения в целом (50,6 на 100 тыс. всего населения).
За совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, ежегодно привлекается к уголовной ответственности около 150 тыс. человек, 70% которых составляют лица в возрасте от 16 до 30 лет.
Анализ происшедших за последние годы изменений в структуре изъятых правоохранительными органами наркотиков подтверждает тенденцию постепенного замещения легких наркотических средств тяжелыми (более концентрированными и дорогими). Так, при снижении удельного веса марихуаны и соломки мака удельный вес используемых при совершении преступлений гашиша и опия возрос в 2,5 раза, кокаина – в 10 раз, стимуляторов амфетаминового ряда – в 20 раз, героина – в 23 раза. Указанная тенденция проявляется и в изменении стоимостной структуры изъятых наркотиков. Если пять лет назад основной доход наркодельцов формировался в результате незаконного оборота опия, то в настоящее время главную роль в формировании наркодоходов играет незаконный оборот героина (более 30% от общей стоимости изъятого), синтетических наркотиков (более 40%).
В последнее десятилетие продолжало развиваться широкомасштабное нелегальное производство наркотиков. Ежегодно правоохранительными органами выявляется около тысячи подпольных нарколабораторий. По большей части они располагались в квартирах, частных домовладениях, гаражах, сараях, летних кухнях и т.п. Свыше половины выявленных нарколабораторий специализировалось на производстве опийных настоек, ацетилированного опия и других наркотиков опийной группы. В то же время значительно возросло количество выявленных подпольных лабораторий, производивших синтетические наркотики опийной и амфетаминовой групп, а также сильнодействующие вещества. Во многих случаях в их работе участвуют дипломированные специалисты с медицинским и химическим образованием, студенты, технический персонал научно-исследовательских учреждений, использующие современные технологии.
Основными центрами по нелегальному производству синтетических наркотиков стали такие города, как Москва, Санкт-Петербург, Казань, Новосибирск и др. Реальной является возможность появления таких центров и в других городах, где имеются крупные нефтехимические комплексы, закрытые военные предприятия химического профиля, квалифицированный технический персонал.
Показательным примером реализации такой возможности является разоблаченная деятельность преступного сообщества, возглавляемого Б., которое занималось изготовлением и распространением на территории стран СНГ синтетических наркотических средств. В его состав, включая изготовителей, оптовых перевозчиков и сбытчиков, входило несколько сотен человек. Б. и его подручные проводили подбор и изучение профессиональных и деловых качеств одаренных студентов вузов Москвы и Казани, которые ранее являлись победителями республиканских, всероссийских и международных химических олимпиад. Б. склонял указанных лиц к непосредственному изготовлению наркотиков, поиску прекурсоров и осуществлял финансирование и контроль за их преступной деятельностью. Преступным сообществом было изготовлено и распространено несколько сотен килограммов синтетических наркотиков, чем нанесен значительный ущерб здоровью населения.
Больше половины общего количества наркотиков ввозится в страну контрабандно из-за рубежа. В Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других крупных городах доля контрабандно ввезенных наркотиков достигает 80 – 90%. Из Центральной и Юго-Восточной Азии в Россию поставляются все более крупные партии опия и героина, с территории Китая и Северной Кореи поступают эфедриносодержащие препараты, из Западной Европы – синтетические наркотики, из стран Латинской Америки – кокаин.
В последние 2 – 3 года правоохранительными органами стран Центрально-Азиатского региона, а также представителями учреждений ООН отмечается многократное возрастание объема посевов наркосодержащих растений и производства наркотических средств на территории Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и Туркменистана. Парижская геополитическая лаборатория по наблюдению за наркотиками оценивает площадь, занятую дикорастущими наркосодержащими растениями только Чуйской долины, в 140 тыс. га. В Таджикистане в последние годы вдвое возросло производство опиума. Территории государств этого региона наряду с производством наркотических средств активно используются для их транзита из Афганистана, Пакистана и Ирана. Контрабанда наркотиков носит организованный характер и идет по устойчивым законспирированным каналам. В ряде областей и крупных городов России действуют преступные группировки наркодельцов из перечисленных государств Средней Азии.
Показательно при этом мнение 92% опрошенных сотрудников правоохранительных органов, которые связывают осложнение наркотической ситуации в России с широким проникновением наркотиков из стран ближнего и дальнего зарубежья. Примером может служить складывающая обстановка в борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Калининградской области, которая среди субъектов РФ является как транзитной территорией, так и крупнейшим их “потребителем”.
Учитывая значительную “прозрачность” российских границ, социально-политическую обстановку в странах среднеазиатского региона и сопредельных с ними государств, а также увеличение спроса на наркотики в России и Европе, можно прогнозировать в ближайшее время дальнейшее развитие базы незаконного производства наркотиков, рост их контрабандного ввоза в Россию и страны Европы, а также организацию новых каналов наркотрафика.
Состояние и негативные тенденции преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, во многом определяются особенностями личности наркопреступника.
С одной стороны, это потребители наркотиков с присущей психологической и физической зависимостью от них. Удовлетворение потребности в наркотиках – определяющая черта их личности, влияющая на последующее противоправное и даже преступное поведение. Мотивы такого поведения связаны не столько с их образовательным, культурным, профессиональным уровнем, сколько с деформацией под влиянием наркотиков нравственно-психологических качеств.
С другой стороны, выделяется группа лиц, непосредственно участвующих в незаконном обороте наркотиков и не обязательно являющихся наркоманами. Характеристики личности этих лиц мало чем отличаются от характеристик корыстного, насильственного преступника.
В группе потребителей наркотиков можно выделить ряд относительно самостоятельных, хотя и тесно связанных подгрупп:
“относительного риска” (лица, проявляющие нездоровый интерес к наркотикам);
“повышенного риска” (лица, приступившие к употреблению наркотиков без осознания вредных для своего здоровья последствий);
употребляющих наркотики или злоупотребляющих ими (лица, эпизодически употребляющие наркотики, но еще не ставшие наркоманами);
больных наркоманией.
Потребители наркотиков составляют определенный резерв для пополнения числа наркопреступников, а зачастую и сами участвуют в незаконном приобретении, хранении, перевозке и даже в сбыте наркотических средств.
Чаще всего (около 80% всех наркоманов) это молодые люди в возрасте от 14 до 30 лет; неквалифицированные рабочие (23%) либо лица, не занятые общественно полезным трудом (около 62%); учащиеся (5,3%); лица, ранее совершавшие преступления (23%).
Более сложную систему образуют лица, непосредственно участвующие в незаконном обороте наркотиков. Среди них выделяются организаторы наркобизнеса – лица, обладающие крупными материальными ресурсами, связями в преступном мире, являющиеся, как правило, ранее судимыми. В эту группу входят также распространители (оптовики, перекупщики, розничные сбытчики); изготовители, перевозчики; расхитители наркотиков; содержатели наркопритонов; лица, склоняющие к потреблению наркотиков иных граждан.
Указанные криминологические характеристики наркопреступности подчеркивают не только социальную значимость проблем борьбы с незаконным распространением наркотиков, но и необходимость поиска оптимальных средств противодействия их незаконному обороту, выявления и устранения причин и условий, обусловливающих наркопреступность.

 

Криминологическая характеристика личности наркомана.

Среди наркоманов преобладают мужчины. Доля женщин среди указанных лиц составляет 13%, однако в последнее время наблюдаются быстрые темпы наркотизации женщин. Среди наркоманов лица в возрасте до 30 лет составляют в среднем по России 62- 70%. Среди них очень высока доля одиноких, несемейных людей.

Характеристика социального положения наркоманов в последние годы несколько изменилась. Если ранее значительная часть наркоманов состояла из числа работающих и учащихся ПТУ, то сейчас их гораздо больше среди безработных, студентов вузов, людей, занятых творческим трудом, лиц, ведущих антиобщественный и преступный образ жизни.

По данным проведенного исследования, социальный состав потребителей наркотиков в настоящее время выглядит следующим образом: наименьшее число приходится на колхозников, фермеров (2,2%) и служащих (2,3%), затем идут учащиеся и студенты (14,3%), рабочие (17,8%), большую часть составляют лица без постоянного источника дохода (37,3%) и иные категории (26,3%)1.

Основная часть молодежи, приобщившаяся к наркотикам, проживала в семье, имела обоих родителей (до 80%). Причем большинство родителей были достаточно образованными людьми со средне-техническим и специальным образованием (35%) или с высшим (40%). В 65% случаев любимым занятием у подростков – будущих наркоманов был просмотр видеофильмов, остальные проводили время с друзьями или ничего не делали.

Безусловно, наркоманами становятся и социально запущенные дети. Доля неблагополучных семей колеблется в пределах 15-20%. Дети в этих семьях, как правило, не нужны своим родителям, они

предоставлены самим себе, их воспитателями становятся их социально запущенные сверстники и более старшие ребята, которые приобщают их к наркотикам. За последние годы участились случаи потребления наркотиков и других одурманивающих веществ малолетними детьми, главным образом из неблагополучных семей.

Рецидив – еще один из признаков, характеризующих личность наркомана. Отмечается зависимость между числом прожитых лет до начала потребления зелья и количеством судимостей. Чем в более раннем возрасте лицо приобщилось к наркотикам, тем быстрее оно нарушает уголовный закон. Две трети осужденных наркоманов свое первое уголовное наказание понесли еще будучи подростками. Но половина из них впервые совершила антиобщественное деяние еще в малолетнем возрасте. Среди рецидивистов-наркоманов в два раза выше уровень групповых преступлений.

Некоторые исследователи ставят вопрос о целесообразности выделения нового (наркоманийного) типа преступника. В частности, А. Я. Гришко изучил социальный портрет наркомана, совершившего преступление, и установил, что наркоман – это мужчина в возрасте 26 лет, как правило, без семьи, имеющий постоянное место жительства, среднее образование и низкий уровень квалификации, рецидивист, нарушитель дисциплины, на путь исправления не встал1. На свободе для него характерен постоянный поиск денег на наркотики криминальным путем. Специализируясь на совершении какого-либо вида уголовного преступления, он из-за неизбежного увеличения суточной дозы вынужден действовать все активнее и активнее, поскольку уже просто физически не может обходиться без требуемой организму дозы наркотиков. В итоге он в очередной раз оказывается в тюрьме.

В характере наркомана превалируют эгоизм и себялюбие, слабоволие, нерешительность, скрытность, лживость, равнодушие к окружающим и близким.

Характеризуя психологический портрет наркоманов, необходимо отметить, что многие из них являются акцентуированными личностями и у некоторых из них с течением времени на почве злоупотребления наркотическими веществами развивается определенный вид психопатии. Так, среди обследованных больных наркоманией клинически диагностируемая психопатия отмечена у 29%2.

 

Преступления, совершаемые по неосторожности: понятие, виды и криминологические особенности

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Уголовный кодекс Российской Федерации содержит около тридцати статей, предусматривающих ответственность за такие преступления. Все неосторожные преступления можно разделить на четыре группы:

1) преступления, совершаемые по неосторожности в быту (без использования технических средств);

2) преступления, совершаемые по неосторожности в сфере взаимодействия человека с техникой;

3) преступления, совершаемые по неосторожности в сфере профессиональной деятельности, не связанной с использованием управленческих функций или технических средств;

4) преступления, совершаемые по неосторожности в сфере осуществления должностных (управленческих) функций.

Составляя в общей структуре преступности весьма незначительную часть (их доля из года в год колеблется в пределах 10- 12%), неосторожные преступления лидируют по тяжести последствий. Вред, причиняемый преступлениями данной категории, намного превосходит ущерб, причиняемый умышленными преступлениями. За последние три года от неосторожных преступлений погибло и получило увечья более 1 млн человек, материальный ущерб от них составляет ежегодно около 5% валового национального продукта1.

Ежегодно в России происходит 700-750 случаев столкновений поездов с автотранспортными средствами на переездах, последствиями которых, помимо значительного материального ущерба и нарушения движения, являются 450-600 человеческих жертв. На железнодорожном транспорте ежегодно отмечается 250-300 случаев уголовно наказуемых неосторожных деяний, связанных с перевозкой опасных грузов.

В 1995 г. в стране зарегистрировано 294,4 тыс. пожаров, от которых погибло около 15 тыс. человек, что в 2 раза больше, чем в 1991 г., хотя число пожаров было несколько меньше. Количество уничтоженных при этом строений возросло на 25%, единиц техники – на 40%.

Наибольший удельный вес в структуре неосторожной преступности занимают автотранспортные преступления (75%); приблизительно 12-18% составляют преступные нарушения правил охраны имущества, халатность; 5-8% – нарушения правил охраны труда и техники безопасности; 4-6% – неосторожные преступления против личности (убийства, причинение вреда здоровью). Необходимо отметить, что неосторожные преступления отличаются высокой латентностью.

Как уже отмечалось, львиную долю среди неосторожных преступлений составляют дорожно-транспортные преступления. Каждые сутки на дорогах России совершается около 600 аварий, в которых погибает до 130 человек и получают ранения до 700 человек. Ежегодно в результате ДТП повреждается более 750 тыс. легковых автомобилей и других транспортных средств. За последние 5 лет в дорожных происшествиях пострадало около 1,5 млн человек. Из общего числа смертельно раненных свыше 70% составляют лица трудоспособного возраста, более 7% становятся инвалидами1.

Чаще всего ДТП с тяжкими последствиями происходят в результате нарушения правил обгона и при выезде на полосу встречного движения. Около 30% аварий совершается лицами, не имеющими прав на управление транспортными средствами. В 1997 г. в дорожно-транспортных происшествиях в России погибло 28 тыс. человек и ранено 178 тыс., в 1998 г., соответственно, погибло 29 тыс., а ранено 187 тыс.

Наибольший ущерб причиняют неосторожные преступления, относящиеся к разряду техногенных катастроф (авария на Чернобыльской АЭС, аварии на электростанциях, взрывы и пожары на складах взрывоопасных и токсичных веществ, авиакатастрофы, аварии на атомных подводных лодках и т. п.). Некоторые из них по масштабам отрицательных последствий сопоставимы со стихийными бедствиями.

 

 

Криминологическая характеристика лиц, совершающих неосторожные преступления.

Очевидно, следует согласиться с тем, что по степени общественной опасности неосторожный преступник для общества менее опасен, чем лицо, совершившее преступление умышленно. У них значительно слабее, чем у умышленных преступников, выражены или вообще отсутствуют антисоциальные установки. Для них характерны более высокие средний возраст, образование, профессиональный статус и общественное положение. Женщин среди совершивших неосторожные преступления в 5,5 раза меньше, чем мужчин. Проявления невнимательности и преступной небрежности у первых исключительно редки, чаще встречается недостаточная профессиональная квалификация.

Нравственно-психологические свойства личности неосторожных преступников характеризуются недооценкой общественной опасности нарушений правил техники безопасности, дорожного движения и т. п., безразличного отношения к необходимости их соблюдения, чувства безответственности. Типичными для большинства неосторожных преступников являются такие черты, как лень, небрежность, недисциплинированность, пренебрежение к своим обязанностям, эгоизм (в том числе принимающий форму карьеризма), безразличие к социальным последствиям своих решений и действий, если они представляются лицу выгодными или удобными, формальное отношение к правилам профессиональной деятельности (в том числе эксплуатации источников повышенной опасности).

Для большинства неосторожных преступников характерна ориентация на легкомысленно-безответственное (в отношении безопасности других лиц и имущества) или эгоистически-потребительское поведение (профессиональное и бытовое) либо сочетание обеих ориентаций.

Отличительной чертой личности неосторожного преступника являются неумение прогнозировать возможные отрицательные последствия своих действий, отсутствие жизненного и профессионального опыта. Эта особенность вполне соответствует демографическим данным: наиболее криминогенный возраст виновных в совершении ДТП – от 18 до 24 лет. Наибольшее число правонарушений приходится на лиц, чей профессиональный стаж от 1 до 2 лет (32%).

Характерной чертой личности неосторожного преступника является также опыт “успешного” нарушения правил безопасности. Нарушив те или иные запреты при благоприятном стечении обстоятельств, человек сознательно или подсознательно фиксирует в памяти, что никаких отрицательных последствий не наступило; никто не пострадал, а нарушитель остался безнаказанным. Данный негативный опыт формирует уверенность в собственной неуязвимости, которая играет криминогенную роль.

Стремление к неоправданному риску, привычное использование формулы самоуспокоения: “Авось пронесет”, отсутствие привычки обдумывать принимаемые решения, авантюризм, беспечность, легкомыслие и излишняя самоуверенность также являются характерными чертами неосторожного преступника.

 

 

Причины и условия совершения неосторожных преступлений

Детерминация неосторожных преступлений отличается значительной спецификой. В частности, она состоит в том, что при их совершении в соотношении личностных и ситуационных факторов последние в целом играют более заметную роль, нежели в генезисе умышленных преступлений. В масштабе страны криминогенное значение имеют усилившиеся элементы социальной дезорганизации, общее падение дисциплины. В условиях остановок производства, систематического недофинансирования, других экономических неурядиц часто не хватает средств для поддержания в нормальном состоянии технологических линий, оборудования, агрегатов, транспортных средств. В связи с этим участились случаи использования заведомо неисправной техники, что нередко оборачивается авариями, катастрофами, происшествиями. Погоня за прибылью, ослабление контроля за соблюдением государственных стандартов приводит к производству и выпуску в эксплуатацию дефектной техники, что создает угрозу для безопасности людей. Из-за технической неисправности только транспортных средств за 1992-1997 гг. в ДТП погибло 4 тыс. человек. Число происшествий по этой причине резко возрастает, например, с 1996 по 1997 г. оно увеличилось более чем в 3 раза. Применительно к дорожно-транспортным происшествиям усиливается негативное действие такого традиционного для России фактора, как плохое качество дорог. Так, число погибших в автоавариях из-за неудовлетворительного состояния улиц и дорог в 1997 г. в сравнении с 1996 г. увеличилось на треть и составило 4,4 тыс, человек1.

Субъективные детерминанты неосторожных преступлений связаны, как отмечалось выше, с такими психологическими качествами, как безответственное, нерадивое отношение лица, совершившего преступление, к своим обязанностям, личная недисциплинированность. Нарушители либо сознательно, умышленно нарушают предписанные нормы поведения, правила профессиональной деятельности, проявляя тем самым преступную самонадеянность, грубое пренебрежение к своим обязанностям, либо допускают небрежное отношение к своему долгу, легкомысленно и невнимательно оценивая аварийную ситуацию.

К условиям, способствующим совершению неосторожных преступлений, можно отнести организационно-управленческие недочеты: слабая подготовка профессиональных кадров, ненадлежащий контроль за психофизиологическим состоянием лиц, обслуживающих источники повышенной опасности и другие механизмы (имеется в виду утомление, болезненное состояние и др., от чего зависят работоспособность и принятие быстрых и правильных решений в экстремальной ситуации); безнаказанность лиц, допустивших нарушения правил безопасности ведения работ или бесконтрольность по этим вопросам, что отрицательно сказывается на дисциплине труда и порождает безответственность, расхлябанность и беспечность в работе; виктимное поведение потерпевших, создающих своими неправильными действиями непредвиденную или сложную ситуацию.

 

 

 

Понятие и криминологическая характеристика профессиональной преступности.

Профессиональная преступность – разновидность преступного занятия, являющегося для субъекта источником средств существования, требующего необходимых знаний и навыков для достижения конечной цели и обусловливающего определенные контакты с антиобщественной средой.

Структура современной профессиональной преступности состоит из двух больших групп преступлений:

1) преступления имущественного характера (корыстные), составляющие основную массу профессиональной преступности;

2) корыстно-насильственные преступления, которые в количественном отношении и по масштабам причиненного материального ущерба значительно отстают от первой группы, но тем не менее представляют повышенную общественную опасность из-за того, что в погоне за материальным достатком преступники причиняют вред здоровью граждан и даже лишают их жизни.

Характерная особенность современной профессиональной преступности – ее устойчивый характер. Наряду со старыми видами профессиональной преступности (кражами, грабежами, разбоями, бандитизмом и др.) появились новые виды: похищение людей с целью выкупа, скупка и сбыт культурно-исторических ценностей, убийство по найму, компьютерные преступления, интеллектуальное пиратство.

Определяющие негативные тенденции современной профессиональной преступности:

1) неблагоприятная динамика групповой преступности;

2) значительное увеличение среди профессиональных преступников из числа ранее судимых лиц, совершивших тяжкие преступления;

3) увеличение удельного веса среди профессиональных преступников ранее судимых лиц, совершивших повторно имущественные преступления в соучастии;

4) активное вовлечение в число криминальных профессионалов высокообразованных специалистов в области новейших технологий, культуры и искусства;

5) увеличение временного разрыва между совершением преступлений и последующим наказанием за это. В среднем согласно оценкам специалистов один рецидивист из числа профессиональных воров и мошенников совершает до 140 преступлений в год, за которые не привлекается к уголовной ответственности;

6) рост специального рецидива. Так, за последние 10 лет только количество лиц, совершивших повторные преступления, возросло на 44 %. Что касается специального рецидива, то среди воров-карманников, квартирных воров, мошенников он достигает соответственно 80, 66,2 и 80 %;

7) профессиональная преступность омолаживается. Очевидно, устойчивость криминального вида деятельности стала присуща несовершеннолетним правонарушителям.

Для профессиональной преступности самый главный и определяющий признак – извлечение преступного дохода. Профессиональная преступность – форма преступности, являющаяся источником средств существования для преступника. Профессиональная преступность – относительно самостоятельный вид преступности, включающий совокупность преступлений, совершаемых преступниками-профессионалами с целью извлечения основного или дополнительного источника дохода.

 

Криминологическая характеристика личности профессионального преступника.

А. И. Гуров, выделяя доминирующие ценностные ориентации, обусловливающие возникновение стереотипов поведения профессиональных преступников, отмечает, что они связаны с:

1) установкой на предпочтительность преступной деятельности перед любой другой; деление лиц в любой сфере на “своих” и “чужих”;

2) позицией отчуждения и враждебности в отношении законопослушных граждан;

3) постоянной готовностью к созданию или использованию благоприятной ситуации для совершения очередного совершения преступного деяния (свернутость мотивации, процесса выбора и реализации соответствующего варианта поведения);

4) установкой на исполнение норм и требований криминальной субкультуры в соответствии со своим местом в иерархии;

5) заботой о поддержании и повышении преступной “формы” как гарантии получения дохода и безопасности (это не исключает появления на определенном этапе уверенности в своем превосходстве и в безнаказанности, способствующей разоблачению);

6) прагматической позицией в случае привлечения к уголовной ответственности, связанной с использованием презумпции невиновности, учитывающей реальные возможности правоохранительных органов и возможную реакцию уголовных “авторитетов”, как и свой статус в преступной среде1.

Характерная особенность личности профессионального преступника, о которой уже упоминалось, – наличие и поддержание необходимого для данного вида преступной деятельности комплекса знаний, навыков, умений и стремление к наибольшей специализации. Установлено, например, что на приобретение необходимых навыков начинающий карманный вор затрачивает около 6 месяцев.

Каждый преступник-профессионал в основном знает таких же, как и он, лиц. Удачливый преступник гордится своей профессией и имеет своеобразное криминальное мышление. Причем оно почти не зависит от общеобразовательного уровня. Многочисленные примеры подтверждают, что немало преступников, умеющих только читать, мастерски выполняли подготовку, совершение и сокрытие преступлений, требующих смекалки и ловкости.

Каждая профессиональная преступная деятельность постоянно совершенствуется в плане освоения новых криминальных способов и средств. Так, кражи включают более 20 разновидностей, каждая из которых, в свою очередь, имеет более мелкие спецификации, связанные с наличием существенных особенностей способов (приемов) и средств совершения преступных действий. Карманники, например, в зависимости от места деятельности подразделяются на “рыночников” (воруют на рынках), “кротов” (в метро). По способу различается несколько воровских квалификаций (крадущие с помощью технических средств – “технари”, с помощью прикрытия – “ширмачи”, с помощью пинцетов, особенно из труднодоступных потайных мест – “хирурги”, кражи из сумочек путем разрезания ее специально отточенной монетой – “щипачи” и др.).

Существуют также более мелкие квалификации. Например, карманник, принимающий похищенное (“пропальщик”), вор, отвлекающий жертву (“тырщик”), обучающий новичков (“козлятник”).

Чем выше квалификация, тем интенсивнее преступная деятельность. В среднем карманник-профессионал совершает до 25 краж в месяц. Только в пяти случаях из ста потерпевший догадывается о совершенной краже. Раскрываемость карманных краж, по данным проведенного исследования, не превышает 1-3%. В последние годы она вообще приближается к нулю.

К одной из воровских специальностей, пожалуй, самой распространенной за последние 20 лет, относятся кражи личного имущества с проникновением в жилище. Среди квартирных воров отмечается высокий профессионализм, хотя “домушников” в дореволюционной России считали серой массой и к профессионалам относили лишь небольшую часть взломщиков. Постоянные навыки и специализация в способах совершения преступлений наблюдались у половины обследованных квартирных воров, при этом свыше 25% из них совершали кражи тождественным способом, вплоть до деталей.

К основным криминальным специальностям квартирных воров относятся кражи, совершаемые: с помощью воровского инструмента; с подбором ключей; путем взлома либо выбивания дверей и дверных коробок; через форточку; под видом посещения квартиры должностным лицом; оказания помощи и т. п.; с использованием виктимологического фактора (открытых дверей, окон)1.

В плане степени общественной опасности профессиональный воровской контингент весьма многообразен. Квартирные воры, например, наиболее активны и агрессивны. Они не останавливаются перед применением насилия в случаях, когда их застают на месте преступления. “Карманники” стремятся остаться незамеченными (хотя и они неоднозначны, и те, кто использует режущие предметы для разрезания сумок и т. п., способны в крайних случаях применить их для “самообороны” – от тех, кто их ловит и изобличает).

Что касается мошенников, то здесь можно выделить 40 категорий “специалистов”, среди которых наибольшее распространение получили шулера, наперсточники и кукольники.

Среди корыстно-насильственных преступников высоким профессионализмом обладают вымогатели (рэкетиры), лица, совершающие нападения на жилища граждан и водителей автотранспортных средств. При этом 80% разбойничьих групп используют насилие.

Если анализировать специальности лиц, совершающих экономические преступления, то можно констатировать их большое разнообразие. Только в хищениях, совершаемых с использованием служебного положения, установлено 200 способов, каждый из которых требует специальных познаний и навыков.

Раньше профессиональные преступники предпочитали “работать” поодиночке. Но характерной тенденцией последних лет является все более частое использование ими в качестве соучастников лиц, имеющих иные, некриминальные знания и навыки.

Кроме того, в последние годы среди профессиональных преступников все чаще встречаются лица, сначала получившие специальные военные, юридические, спортивные и некоторые другие профессии, а затем использующие эти знания в криминальных целях, в частности, они не только лично совершают преступления, но и выступают в роли консультантов, привносят в те или иные методы и способы совершения преступлений определенную новизну. Например, некоторые из киллеров-профессиональных убийц служили в спецназе различных видов войск и спецподразделений силовых ведомств; отдельные профессиональные мошенники в свое время работали в государственной финансово-банковской системе.

Обязательная черта личности профессионального преступника – включенность в криминальную среду. Человек, встающий на путь совершения преступления в виде промысла, отказывается тем самым от соблюдения установленных в обществе норм поведения и приобретает, осваивает совершенно новые, характерные именно для преступной среды. При этом систематическая преступная деятельность обусловливает и определенный образ жизни, систему общения со всеми его последователями. Необходимо отметить, что преступная среда отличается высокой степенью консолидации. Общение преступников-профессионалов с себе подобными носит многоканальный и устойчивый характер. В результате образуется довольно монолитная криминальная среда со своими нравами, обычаями и нормами поведения, не обязательно связанными с совместной преступной деятельностью. Эта среда характеризуется рядом специфических признаков. К ним, прежде всего, относится своего рода криминальная классификация преступников, разделение их на страты, условные группы, так называемые масти.

При этом четко обособляется элитный слой (воры в законе, авторитеты), промежуточные категории (дельцы, “мужики”) и криминальное “дно” (“шестерки”, опущенные). В свою очередь, в каждой из этих категорий происходит дальнейшая дифференциация, например, воры в законе делятся на старых и новых, на подвиды по этническому признаку (на российских и пиковую масть – из районов Закавказья) и т. д.

Профессиональные преступники являются приверженцами криминальных традиций, нравов, обычаев, корпоративных правил поведения. Эти нормы преследуют цель поддержания определенного “порядка” как в самой преступной среде, так и в ее внешних связях, обеспечивают верховенство преступной элиты, служат средством ее самосохранения и самозащиты. Показательным примером такого рода норм является установление жестких санкций (вплоть до убийства) за предательство интересов преступного мира, в частности, за связь с сотрудниками оперативно-розыскных аппаратов. Следует отметить, что в нормативной системе, утверждаемой ворами в законе, другими профессиональными преступниками, присутствуют элементы демагогии, показухи. Таковы, например, истерические заверения о воровской солидарности, преступном товариществе, особой справедливости традиций и обычаев криминального мира.

Связи профессиональных преступников между собой и антиобщественной средой осуществляются также путем использования особого жаргона, “блатного” фольклора, смысловых татуировок. Это “творчество” имеет, с одной стороны, чисто утилитарное назначение, например, служит целям конспирации, обеспечивает маскировку непосредственно в ходе совершения преступлений, с другой – в нем много театрального, чисто развлекательного, того, что относится к так называемой уголовной романтике.

Подавляющее большинство профессиональных преступников имеют клички, которые предназначены для сокрытия имен в целях конспирации. Как правило, воровские клички производны от фамилий, физических и психологических особенностей личности. Кличка – это своего рода краткая, но очень меткая характеристика, она остается за преступником даже в том случае, если он изменил фамилию и перешел на нелегальное положение.

Определенный интерес представляют данные о возрастной структуре контингента профессиональных преступников. Казалось бы, с учетом необходимости в достаточно обширных знаниях, навыках и умениях, вплоть до автоматического их использования, в этом контингенте должны преобладать лица среднего и старшего возраста. Фактически же, по данным выборочных исследований, большинство профессиональных преступников оказались лицами молодого (включая несовершеннолетних) или среднего возраста. Наибольшую долю составили лица в возрасте 19-35 лет (77%). Возраст воров, совершивших кражи личного имущества граждан, оказался равным, в среднем, 29 годам, что ниже соответствующего показателя для всех выявленных преступников (33 года) и всего мужского активного населения страны (35 лет). Даже среди осужденных за кражу 96% составили лица до 30 лет, среди осужденных за кражи с проникновением в жилище – 70%. Среди воров в законе средний возраст не превысил 35 лет. Омоложение профессиональной преступности – еще один показатель ее негативных тенденций1.

 

 

Причины и условия профессиональной преступности.

Существование рецидивной и профессиональной преступности обусловлено причинами и условиями, характерными для преступности в целом. Основные причины первичных преступлений действуют и при повторных деликтах. Более того, повторные преступления усиливают стойкость антиобщественных взглядов, способствуют повышению уровня криминального профессионализма.
Рецидивная и профессиональная преступность отражает существующие в обществе недостатки в борьбе с правонарушительством, которые, оставаясь неустраненными, продуцируют, воспроизводят рецидив, выступающий в свою очередь в качестве фактора воспроизводства всей преступности.
К причинам и условиям рецидивной и профессиональной преступности относятся две группы криминогенных факторов: а) объективные, охватывающие разнообразный круг обстоятельств организационного, правового, воспитательного характера, и б) субъективные, относящиеся к характеристике личности рецидивиста. Причем для этой преступности основными, преобладающими являются субъективные условия, так как преступник-рецидивист и профессионал совершают преступления не только под воздействием объективных условий, но и в силу антиобщественной направленности личности. Зачастую они сами создают объективные предпосылки для совершения преступлений.
К объективным факторам рецидивной преступности в первую очередь относятся особенности социальной среды, приведшие к совершению первого преступления будущим рецидивистом. Как правило, первое преступление накладывается на второе именно благодаря тому, что рецидивисты воспитываются в такой социальной сфере, которая практически не дает им никакого шанса вырваться из порочного круга криминального окружения.
Развитие и закрепление отрицательных индивидуальных черт личности рецидивиста в значительной степени обусловлено такими внешними факторами, как влияние прежних обстоятельств (или непосредственно из них вытекающих); влияние обстоятельств, созданных преступной деятельностью рецидивиста или ранее назначенным ему наказанием.
Первая группа этих обстоятельств выражается в сохранении или восстановлении связей ранее судимого лица с прежним неблагоприятным бытовым окружением, с прежними преступными группировками; в сохранении и обострении конфликтных ситуаций; в использовании одних и тех же способствующих преступлениям обстоятельств (оставшихся неустраненными).
Вторая группа обстоятельств связана, во-первых, с изменениями в структуре малых социальных групп, членом которых состоял рецидивист (утрата или ослабление социально полезных связей, семейные разрывы и конфликты, прекращение прежних трудовых отношений как следствие преступного поведения виновного и отбывания им наказания), во-вторых, с изменениями правового и нравственного статуса личности ранее судимого лица (ограничение в выборе места жительства, недоверие и настороженность окружающих и т.д.).
Немаловажную роль среди внешних криминогенных факторов, влияющих на рецидивную и профессиональную преступность, играют и недостатки в деятельности правоохранительных органов при раскрытии преступлений и расследовании уголовных дел, назначении и исполнении наказания. Давно известно, что практически ни на одном из указанных направлений поставленные перед правоохранительными органами задачи в полной мере не решаются. Достаточно сказать, что ежегодно количество нераскрытых преступлений возрастает примерно на 20%. Насколько неэффективна пенитенциарная система, также хорошо известно, однако в системе наказаний приоритет имеет именно лишение свободы. Негативные последствия создает и изоляция осужденного от общества, что, в свою очередь, означает выключение его из условий обычной жизни, ослабление и даже разрушение социально полезных связей, привыкание к режиму и обстановке в местах лишения свободы и связанные с этим трудности социальной адаптации после освобождения, трудового, жилищного и бытового устройства.
К сожалению, малоэффективен и социальный контроль за поведением лиц, освобожденных из мест лишения свободы. При этом недостаточно используются возможности административного надзора.
На преступное поведение рецидивистов и профессионалов уголовного мира оказывают влияние и другие криминогенные факторы:
противоречия в распределительных отношениях, особенно наглядно проявившиеся в условиях рыночной экономики. В современной России расслоение на богатых и бедных приобрело гипертрофированные размеры. При фактическом отсутствии среднего класса существует незначительная часть очень богатых и огромная масса людей, находящихся либо на грани черты бедности, либо за этой гранью;
ослабление нравственных и социальных институтов общества, падение значимости социальной роли семьи, снижение культуры, изменение взглядов на ценности морального характера, проповедь культа силы и денег;
недооценка общественной опасности рецидивной и профессиональной преступности, приведшая к отставанию форм и методов работы правоохранительных органов от качественных изменений этой преступности. Особенно тяжело отражается на борьбе с нею нарушение преемственности поколений сотрудников правоохранительных органов. Вместе с опытными сотрудниками уходили в прошлое знание уголовной среды, многие апробированные формы и методы борьбы с преступностью. В стране не создано качественной информационно-аналитической базы, позволяющей классифицировать и учитывать рецидивистов и профессиональных преступников, оценивать соответствующую криминогенную обстановку;
существование воровских традиций и обычаев. В настоящее время общепризнано, что профессиональная преступность сформировала собственную субкультуру, которая рецидивистами и криминальными профессионалами усиленно насаждается среди молодых людей в качестве примера для подражания. Между тем проведенными исследованиями доказано, что негативные традиции обладают чрезвычайной живучестью: раз возникнув, они имеют стойкую тенденцию к самовоспроизводству.
Предупреждение рецидивной и профессиональной преступности складывается из реализации комплекса мер общесоциального и специально-криминологического характера.
Первое из этих направлений предполагает:
совершенствование экономической, идеологической, организационно-управленческой сфер жизнедеятельности общества. Очевидно, что во всех этих сферах представители криминального мира зачастую действуют эффективнее, чем государственные органы. Особенно наглядно данное утверждение можно проиллюстрировать на примере идеологической сферы. Так, в настоящее время явно не без помощи криминала на страницах газет, на телевидении и на радио практически в неограниченном объеме пропагандируется образ жизни рецидивистов и профессиональных преступников. Все это начинается с трансляций исполнения, казалось бы, безобидных так называемых блатных песен, а заканчивается показом культовых фильмов о якобы благородных киллерах и о не менее благородных мошенниках, ловко обманывающих людей, которые в свою очередь уже до этого кого-то тоже обманули;
разработку и внедрение комплексных программ, направленных на борьбу с рецидивной и профессиональной преступностью, на создание в этих целях принципиально новых организационных структур правоохранительных органов, на недопущение дублирования одних и тех же функций и мер их реализации, применяемых различными ведомствами в качестве профилактических, позволяющих накапливать и систематизировать опыт работы в указанном направлении всех государственных и общественных служб и институтов;
изменение уголовной политики в сторону защиты в первую очередь прав потерпевших и связанное с ним дальнейшее совершенствование действующего законодательства, его ужесточение, усиление уголовной ответственности рецидивистов и преступников, доказавших многолетним криминальным стажем свое крайне негативное отношение к имеющимся в обществе правилам поведения.
Что касается второго направления, то здесь речь прежде всего должна идти о более эффективной работе правоохранительных органов по предупреждению, выявлению, расследованию преступлений, совершаемых рецидивистами и профессиональными преступниками.
Предупредительные меры специального характера осуществляются в процессе оперативно-розыскной деятельности, предварительного расследования и судебного разбирательства, исполнения наказаний, последующей работы с рецидивоопасным контингентом.
Основной груз ответственности за эту работу несут органы внутренних дел, которые в целях предупреждения рецидивной и профессиональной преступности решают следующие основные задачи:
выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений лицами, ранее судимыми, в том числе осужденными за умышленные преступления к мерам наказания, не связанным с лишением свободы;
обеспечение фактической неотвратимости наказания для преступников, стимулирование формирования у граждан представления о “невыгодности” совершения преступлений;
выявление и постановка на учет лиц, освобожденных из мест лишения свободы и снятых с учета уголовно-исполнительных инспекций, совершивших ранее особо опасные преступления, а также осужденных за умышленные преступления к мерам наказания, не связанным с лишением свободы;
осуществление контроля за своевременным прибытием, документированием и регистрацией лиц, освобождаемых из мест лишения свободы;
оказание содействия в трудовом и бытовом устройстве лицам, отбывшим наказание;
своевременное установление и осуществление профилактического контроля за гражданами, подпадающими по признакам судимостей под действие Положения об административном надзоре;
создание и использование банка данных о профессиональных преступниках и преступниках-рецидивистах.
Особое значение в предупреждении рецидивной и профессиональной преступности имеет применение органами внутренних дел к лицам, совершающим рецидив преступления, мер индивидуальной профилактики: профилактических бесед, постановки на профилактический учет; установления наблюдения и контроля за их социальной реабилитацией; оказания им социальной помощи и т.д.
Таким образом, предупреждение рецидивной и профессиональной преступности должно осуществляться комплексно. Искусственное преувеличение важности одного направления перед другими неизбежно приведет к обратному от ожидаемого результату.

 

 

Предупреждение профессиональной  и организованной преступности.

  1. Предупреждение организованной преступности (преступлений) как направление профилактической деятельности предполагает.

концептуальную и понятийную характеристику этой преступности и борьбы с ней в современный период;

достаточную правовую базу; специализацию кадров, ведущих борьбу с этой преступностью и их подготовку;

достаточное ресурсное обеспечение; современную информационную базу;

комплексное программирование; знание реального состояния и тенденций организованной преступности, обоснованные прогнозные оценки.

  1. Концептуальные основы предупреждения организованной преступности
    (преступлений) предполагают выделение приоритетов борьбы с ней, исходя из структуры и тенденций организованной преступности, опасности последствий отдельных ее видов.
    В законодательстве о борьбе с организованной преступностью и в практике этой борьбы необходим учет ее специфики, связанной с широкомасштабной коллективной преступной деятельностью и опорой на огромные средства, добытые преступным путем. Также значимы законодательные и управленческие меры, противодействующие отмыванию преступно нажитых средств, меры по расширению возможности выявления незаконных доходов и изъятию приобретенного на них имущества.
  2. Общесоциальной основой предупреждения организованной преступности и максимального ограничения возможностей для ее функционирования и воспроизводства является преодоление кризисных явлений в стране: в экономике, политике, в общественной идеологии и психологии, социальной сфере, правоохранительной деятельности.
    Необходимо издание законов о борьбе с коррупцией, об ответственности за легализацию преступных доходов, о государственном финансовом контроле, которые расширят возможности для подрыва экономической базы и системы безопасности, выработанной организованными преступными структурами.

На достижение этих целей направлены меры по:

ликвидации льгот и других условий, способствующих коррупции и произволу в отношении хозяйствующих субъектов;

переходу к распределению государственных заказов через открытый конкурс с публикацией предъявляемых требований;

переходу на международные стандарты бухгалтерского учета.

  1. Программа по усилению борьбы с преступностью включает следующие меры противодействия организованной преступности и коррупции:

всероссийские оперативно-профилактические и целевые операции по выявлению и пресечению “воровских” сходок, деятельности “воров в законе”, лидеров и активных участников этнических преступных группировок;

проверки соблюдения законности в деятельности охранно-сыскных предприятий и служб безопасности частных структур;

проверки соблюдения банками порядка кредитования негосударственных структур;

подготовка правовых актов о мерах обеспечения безопасности лиц, оказывающих негласную помощь в борьбе с организованной преступностью;

выборочные проверки предприятий по добыче и переработке нефти, газа, цветных и редких металлов, отгружающих продукцию за рубеж;

разработка мероприятий, препятствующих криминальной деятельности организованных преступных групп и коррумпированных должностных лиц в этих отраслях;

мероприятия, препятствующие проникновению организованной преступности в органы государственной власти, в том числе правоохранительные органы;

проведение конференций по проблемам совершенствования борьбы с организованной преступностью.

  1. Профилактика организованных преступлений является одним из ведущих направлений международного сотрудничества России в сфере борьбы с преступностью.

Россия — член Интерпола, участник’ разработки ряда международно-правовых документов по борьбе с организованной преступностью. Расширяется круг государств, с которыми имеются договоры об оказании правовой помощи, в том числе в розыске, изобличении и экстрадиции
участников организованных преступных групп и сообществ, выявлении преступно нажитого имущества.
При вступлении в Совет Европы (СЕ) Россия обязалась подписать и ратифицировать многосторонние конвенции, касающиеся выдачи преступников, взаимной помощи в уголовно-правовой сфере, борьбы с отмыванием доходов от преступной деятельности и др., и с момента вступления в СЕ соблюдать принципы, закрепленные в этих конвенциях. Расширяется взаимодействие и в рамках СНГ. Предусмотрены взаимный обмен оперативной, справочной и иной информацией, проведение совместных мероприятий, обмен опытом, обмен нормативными материалами, взаимодействие в обучении специализированных кадров и научных исследований.
Создано Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ. Бюро располагает специализированным банком данных и оказывает содействие в осуществлении межгосударственного розыска участников организованных преступных структур, в проведении согласованных оперативно-розыскных мероприятий, разрабатывает рекомендации по борьбе с транснациональной преступностью.

 

Рецидивная преступность: понятие и криминологическая характеристика.

Рецидивная преступность – это составная часть всей преступности, выделенная на основе особой характеристики субъекта преступления – лица, характеризующегося криминологическим рецидивом.

Повышенная общественная опасность рецидивной преступности заключается в том, что она выражает такое качество преступности, как ее устойчивость, связана с упорным нежеланием определенной категории лиц вести себя в соответствии с принятыми в обществе нормами поведения, а также с предпочтением ими криминальных вариантов решения своих проблем, несмотря на принятые к таким лицам меры1.

Так, в 2006 году зарегистрировано 10235 (–12,2 % к 2005 году) преступлений, совершенных ранее судимыми. Отмечается рост рецидивной преступности в Кызылординской (+55,4 % к 2005 году), Костанайской (+ 11,4 % к 2005 году), Южно-Казахстанской (+ 2,3 % к 2005 году) областях, в г. Алматы (+ 9,8 % к 2005 году).

В 2007 году во всех регионах отмечается снижение рецидивной преступности, за исключением Мангистауской области (+20,1% к 2006 году). Всего зарегистрировано 8599 (–16,0% к 2006 году) преступлений, совершенных ранее судимыми2.

В действующем уголовном законодательстве Казахстана (ст. 13 УК РК) рецидивом признается совершение лицом нового умышленного преступления после осуждения за ранее совершенное умышленное преступление. Слово «рецидив» означает повторение, возобновление, возврат к тому, что уже было3.

«Рецидив» преступлений отличается от совокупности и простой повторности преступлений тем, что новое преступление совершается после того, как правоохранительные органы выявили предшествующие и приняли установленные законом меры4. Характер мер, принятых по первому и последующим преступлениям, служит критерием разграничения различных понятий рецидива в уголовном, в уголовно-исполнительном праве и криминологии.

От того, как понимать рецидив преступлений, зависит и определение круга лиц, которых можно отнести к преступникам-рецидивистам. Уточнение понятия «рецидив» имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

В уголовном праве под рецидивом преступлений понимается совершение нового преступления лицом, имеющим не снятую и не погашенную судимость. Такой рецидив называют уголовно-правовым.

В уголовно-исполнительном праве в случае назначения лицу, ранее отбывшему наказание в виде лишения свободы, вновь такого же наказания выделяется так называемый пенитенциарный рецидив. Зачастую, фактическое исправление лица, привлеченного к уголовной ответственности, не совпадает с фактом погашения или снятия с него судимости. Дефекты личности, равно как ситуации, способствующие совершению преступлений, продолжают существовать, хотя и в скрытом виде, и в конечном итоге приводят к новому преступлению, т.е. к рецидиву. С учетом этого на основе уголовно-правового понятия рецидива сформулировано более широкое понятие криминологического рецидива. «Им охватываются все факты совершения последующих преступлений одним лицом после того, как его прежнее преступное поведение явилось предметом реагирования со стороны правоохранительных органов, независимо от того, было ли лицо судимо за эти деяния или нет, снята, погашена судимость или нет»1.

Рецидив преступлений следует различать:

1) по количеству преступлений – выделяют простой, или не-однократный, рецидив (вновь совершенное преступление является вторым по счету) и сложный, или многократный рецидив (совершение третьего или более преступления);

2) по однородности преступлений – различают общий рецидив (повторение преступления, не схожего с первым, например, после осуждения за хулиганство совершено убийство) и специальный рецидив (повторение однородного преступления, например, после осуждения за кражу совершена новая кража). Специальный рецидив представляет значительную общественную опасность и может свидетельствовать об определенной преступной профессионализации рецидивистов;

3) по степени общественной опасности – различают рецидив преступлений, не являющихся тяжкими, опасный рецидив и особо опасный рецидив.

Структура рецидивной преступности по характеру и размеру ранее отбытого наказания показывает, что рецидив – это проблема, относящаяся главным образом к лицам, ранее отбывшим лишение свободы. Доля рецидивной преступности, приходящаяся на осужденных, отбывших иные меры уголовного наказания, незначительна. Что касается зависимости уровня рецидива от размера (срока) ранее отбытого наказания, то исследования показывают наиболее высокий уровень рецидива у лиц, ранее отбывших средние по продолжительности сроки наказания в виде лишения свободы (от 3 до 10 лет). Лица, отбывшие краткие (от одного года включительно) либо особо длительные (свыше 10 лет) сроки лишения свободы, подвержены рецидиву в сравнительно меньшей степени.

Структура рецидивной преступности по соотношению в ней одиночной и групповой преступности свидетельствует о том, что в современных условиях, в отличие от прошлого времени, рецидивисты реже, чем осужденные впервые, являются соучастниками групповых преступлений, предпочитая совершать их в одиночку. Наличие прежних судимостей не оказывает влияния и на распределение ролей между соучастниками: рецидивисты и ранее несудимые лица в равной степени выступают организаторами, подстрекателями, пособниками или исполнителями групповых преступлений. Вместе с тем при организации профилактической работы следует иметь в виду, что для некоторых категорий ранее судимых лиц характерен весьма высокий уровень групповой преступности. К ним, в частности, относятся рецидивисты младших возрастных групп (до 25 лет), а также осужденные за разбой, грабеж, хищение чужого имущества путем кражи.

Важные сведения содержит анализ структуры рецидивной преступности по интенсивности рецидива. Установлено, что распределение рецидивных преступлений по времени после освобождения из мест лишения свободы является неодинаковым. Наибольшее количество новых преступлений совершается рецидивистами в первый год после освобождения, затем год от года их количество уменьшается. И не случайно существует такая зависимость между интенсивностью рецидива и поведением осужденных в местах лишения свободы: чем хуже они ведут себя в исправительных учреждениях УИС, тем быстрее совершают новое преступление.

При организации профилактической работы необходимо учитывать, что для некоторых категорий рецидивистов характерна повышенная интенсивность возврата на преступный путь. Наибольшая интенсивность рецидива связывается с такими преступлениями, как грабежи, разбои, бродяжничество и хулиганство. Обращает на себя внимание высокая интенсивность рецидива у многократно судимых лиц, а также у преступников молодого возраста1. Особенно высок рецидив краж и хулиганства: почти две трети рецидивистов, впервые осужденных за кражи, вторично привлекаются к уголовной ответственности за аналогичные деяния, 60 % ранее судимых за хулиганство вновь совершают хулиганские действия. Среди иных преступлений относительно высок рецидив угонов автотранспорта, бродяжничества и нарушения правил паспортного режима.

Верно отмечается в литературе, что проблема рецидивной преступности – это прежде всего проблема личности особой категории преступников2. Рецидивные преступления при прочих равных условиях представляют повышенную опасность3. Поэтому в процессе осуществления профилактики этих преступлений следует искать особенности, которые отличают рецидивистов от лиц, совершивших правонарушение впервые. К таким особенностям относятся: устойчивая антиобщественная (преступная) направленность рецидивистов; систематичность в совершении преступлений (причем преимущественно корыстного и насильственного характера); стремление к образованию особо устойчивых форм соучастия; тенденция к вовлечению в преступную деятельность новых лиц, в частности, несовершеннолетних, другие особенности, характеризующие именно повышенную общественную опасность рецидива. Эти особенности и должны в первую очередь определять направления профилактики рецидива преступлений.

Лица, совершающие рецидивное преступление, опираясь на свой прежний опыт, действуют более умело и решительно, причиняют большой ущерб охраняемым законом объектам. Они демонстрируют свое упорное нежелание встать на путь честной жизни, открыто противопоставляют себя существующему правопорядку. Своим примером, а в ряде случаев и целеустремленной организаторской деятельностью, рецидивисты вовлекают других лиц, особенно из числа молодежи, в совершение преступлений.

 

Уголовно-правовой рецидив, пенитенциарный и криминологический рецидив

  1. В криминологической литературе различают уголовно-правовой (легальный), пенитенциарный и криминологический рецидивизм. Первый вид исходит из законодательного определения рецидива как повторной (и более) судимости. Второй учитывает судимость после освобождения от наказания, главным образом, от лишения свободы. Третий — криминологический, или фактический, рецидив охватывает все реально повторенные преступления, независимо от наличия судимости, снятия либо погашения таковой.

Официальная статистика зарегистрированных преступлений и выявленных лиц часто исходит из фактического рецидива, что представляется спорным, ибо не согласуется с законом и создает отличное от УК РФ понятие рецидива, игнорирующее институт погашения и снятия судимости. Поэтому данные статистики Министерства юстиции РФ об осужденных, ранее судимых, имеющих неснятую и непогашенную судимость, более верно отражают объем рецидивизма.

Уровень криминального рецидива уникально стабилен, даже в сравнении с дореволюционным периодом. Он колеблется в пределах 25% ко всей преступности. В абсолютном выражении уровень осужденных в 1999 г. с неснятой и непогашенной судимостью составил 275 736, что по удельному весу равняется 22,5%.

Структура рецидивной преступности определяется:

а)         количеством судимости (вторичная, многократная);

б)         общим и специальным рецидивом;

в)         уровнем рецидивоопасных преступлений;

г)          интенсивностью, т. е. периодами совершения преступлений

после отбытия наказания;

д)         долей особо опасного рецидива.

Структура рецидивной преступности выглядит следующим образом: на три четверти преобладает однократный рецидив, т. е. повторное совершение преступлений после первой судимости. Доминирует также общий рецидив, предусматривающий судимость за разные преступления. Специальный рецидив, опасный переходом в статус профессиональной преступности, присущ таким стабильно рецидивоопасным преступлениям, как кража (профессиональный уклон у карманной и квартирной кражи), вымогательство, мошенничество, фальшивомонетничество, контрабанда, незаконные валютные операции, угоны автомобилей с целью присвоения, хулиганство, криминальный наркотизм.

Наибольшая интенсивность криминального рецидивирования приходится на первые три, затем шесть месяцев и год. Вероятность рецидива резко падает по прошествии трех лет после освобождения от наказания.

Доля особо опасного рецидива составляет около 3% ко всей генеральной совокупности криминального рецидива.

Более всего рецидива приходится на отбывших лишение свободы (55%), в том числе на осужденных условно (30%). Рецидив амнистированных осужденных — 1—3%.

Личность рецидивиста по полу и возрасту отличается от  личности первичного преступника. Удельный вес женщин выше,

многократный рецидив — также и недалек от мужского. Возраст ре цидивиста ввиду пребывания в местах лишения свободы на три — пять лет больше, чем у нерецидивистов. По доминирующей направ ленности личности рецидивисты относятся в своей массе к корыст ному и корыстно-насильственному типу. Причины и условия рецидивной преступности, как и всей преступности, заключаются в доминирующей мотивации, в крими ногенной психологии лиц, совершивших преступления после наказания за прежние преступления. Мотивация рецидивной преступности, как следует из структуры как таковой, концентрируется в корысти и корыстно-насильственных интересах, часто сочетающихся с эмоциональной холодностью, мстительностью и неспособностью сопереживать страданиям их жертв. Правовая психология по мере нарастания судимостей отличается активным неприятием правовых запретов, ненавистью к правоохранительным органам. Можно выделить два полярных типа рецидивистов: “авторитеты” (“супермены”), составляющие меньшинство, и пассивно конформные, безвольные, не способные к исправлению, социальной адаптации, правопослушанию, составляющие большую часть рецидивистов. Определенная часть рецидивистов первого типа входит в группировку “воров в законе” и профессионалов узкой специализации (например, мошенников, фальшиво-

монетчиков, похитителей автомобилей, карманных воров и др.). По стойкости криминальных установок рецидивисты относятся к типам злостных и особо злостных преступников.

Криминогенные условия, формирующие корыстную и корыстно-насильственную мотивацию, и условия, способствующие рецидивным проявлениям, подразделяются на три группы:

связанные с обоснованностью привлечения (непривлечения)

к уголовной ответственности и наказуемости;

связанные с исполнением наказания; и

постпенитенциарные условия, т. е. детерминированные жизнедеятельностью после отбытия наказания, ресоциализацией осужденного.В последние годы наблюдается тенденция неоправданной судебной либерализации наказания, не согласующейся с объективными тенденциями роста криминального рецидива, его профессионализации и сращивания с организованной преступностью. Общий удельный вес лишения свободы, составляющий 33% ко всем видам наказания, назначенного осужденным, в том числе рецидивистам, не способствует задачам специальной превенции. Нередкие случаи освобождения под залог, замены судами предварительного заключения на подписку о невыезде, вследствие чего опасные преступники уклоняются от ответственности, заслуживают самой суровой и действенной критики.

Псевдорыночные отношения крайне отрицательно сказались на материально-производственной стороне исполнения лишения свободы в ИУ. Безработица, отсутствие госзаказов на производство, прежде неплохо организованное, поставили под угрозу развала исправительную систему в стране, усугубили конфликтность, насилие, увеличили количество захватов заложников из числа работников ИУ, побегов из мест лишения свободы. Настоящей школой выживания и одновременно воспитания агрессивности давно стали не отвечающие международным стандартам изоляторы временного содержания.

Интенсивность рецидива однозначно детерминируется недостатками постпенитенциарной системы, отсутствием органов, призванных обеспечить трудоустройство и жилье для лиц, освобожденных из мест лишения свободы. В советский период такие задачи возлагались на наблюдательные комиссии Советов народных депутатов. Разрушена и система ресоциализации подростков, отбывших наказание, включавшая комиссию по делам несовершеннолетних, общественных воспитателей и шефов и др. Между тем каждый третий рецидивист начинал свою преступную карьеру в несовершеннолетнем возрасте, получая антисоциальные навыки в воспитательно-трудовых колониях. Безработица, охватившая миллионы (с учетом скрытой безработицы) законопослушных граждан, разумеется, больнее всего ударяет по осужденным, отбывшим наказание.

 

Личность рецидивиста.

Рецидивист – это лицо, совершившее рецидивное преступление. Личность преступника-рецидивиста характеризуют те же общие признаки, что и личность преступника вообще. Вместе с тем многие характеристики личности рецидивиста существенно отличаются от соответствующих характеристик личности первичного преступника, т.е. лица, совершившего преступление впервые.

Преступник-рецидивист – это лицо, совершившее новое преступление после того, как его прежнее преступление было выявлено правоохранительными органами и повлекло установленное законом реагирование. Преступления, мотивы их совершения связаны с удовлетворением определенных потребностей и интересов личности. При анализе рецидива преступлений криминологическое значение имеют следующие отклонения в потребностно-мотивационной сфере:

а) общая ограниченность потребностей и интересов, их примитивность;

б) деформация системы потребностей, например, преобладание материальных за счет духовных;

в) извращенный характер некоторых из них, превращение их в квазипотребности, например, патологическое стяжательство, алкоголизм, наркомания и т.п.;

г) аморальность и противоправность способов удовлетворения разумных потребностей.

Для анализа личностных особенностей рецидивистов и решения теоретических и практических задач борьбы с рецидивистами в криминологии применяются различные классификационные группы преступников. Наиболее распространено выделение социально-демографических групп по полу, возрасту, образованию, социальному положению, роду занятий и т.д.

Основные возрастные криминологически значимые группы выделяются следующие: несовершеннолетние преступники (14–17 лет); молодые (18–29 лет); зрелые (30–45 лет) и пожилые (50 лет и выше). Основная масса рецидивистов – люди молодого и зрелого возраста1. Средний возраст рецидивистов превышает 30 лет, а лиц с пятью и более судимостями – 40 лет, три четверти всех рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 25 лет. Поэтому сокращение рецидивной преступности в решающей степени зависит от успехов борьбы с преступностью среди молодежи1.

Уровень образования рецидивистов ниже, чем у других категорий преступников, и существенно ниже, чем средний уровень образования всего населения. Зависимость между уровнем образования людей и вероятностью их антиобщественного, в том числе рецидивного, поведения носит сложный диалектический характер. В ней присутствуют как прямые, так и обратные связи, поскольку знание может быть обращено не только на пользу, но и во вред другим людям и обществу. Однако бесспорно, что образование, стремление к знаниям ведут к расширению круга интересов, самосознанию и самоутверждению личности в общественно полезных формах. Тем самым повышение образовательного уровня является неотъемлемой частью воспитания и служит предупреждением антиобщественных поступков.

Характеризуя отношение рецидивистов к трудовой деятельности, следует указать на их стремление к уклонению от общественно полезного труда, к ведению паразитического образа жизни. Доля лиц, находившихся в момент совершения преступлений без определенных занятий, среди рецидивистов вдвое больше, чем среди лиц, совершивших преступление впервые. Она последовательно возрастает по мере увеличения числа судимостей, и это еще раз подтверждает необходимость усиления трудового воспитания осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях УИС, как одной из непременных предпосылок возращения к честной трудовой жизни после освобождения. Равным образом дополнительных усилий требует организация работы по трудоустройству и контроль за ее результатами применительно к лицам, освобожденным из мест лишения свободы. Следует также иметь в виду, что многие из рецидивистов, занимавшихся к моменту совершения нового преступления общественно полезным трудом, как показывают исследования, относились к работе недобросовестно, допускали систематические нарушения трудовой дисциплины, неоднократно по собственной инициативе меняли место работы. В целом отношение к труду применительно к рецидивистам – важный показатель для суждений о вероятности совершения ими нового преступления.

Формирование и упрочение антиобщественных взглядов и поведения происходит, как правило, особенно интенсивно в условиях отсутствия или ослабления семейных связей индивида. В свою очередь, аморальное преступное поведение и неоднократное отбывание наказания, особенно в виде лишения свободы, отрицательно влияют на сохранение ранее сложившихся семейных отношений и ведут к их распаду. Среди осужденных, а среди рецидивистов – в еще большей степени, во всех возрастных группах, как мужчин, так и женщин, доля лиц, состоящих в браке, меньше, чем в составе всего населения. Распад семейных отношений у рецидивистов происходит интенсивнее, чем у лиц, впервые осужденных к лишению свободы, причем во всех случаях у женщин более интенсивно, чем у мужчин. Семьи, основанные лишь на фактических брачных отношениях, которые составляют четвертую часть всех семейных рецидивистов, распадаются значительно интенсивнее семей, основанных на юридическом браке.

Значительная часть рецидивистов – это лица, не имеющие не только семьи, но и постоянного места жительства. Среди рецидивистов мужского пола лиц, не имеющих постоянного места жительства, в три раза, а среди рецидивистов-женщин – в четыре раза больше, чем среди соответствующей категории осужденных впервые.

Таким образом, личность рецидивиста характеризуется прогрессирующим по мере роста количества судимостей ослаблением и распадом социально полезных связей как в производственной сфере, так и в сфере быта. Важно остановить данный процесс, содействовать укреплению общественно полезных связей1.

Криминологически значимую информацию дают группировки рецидивистов и по иным основаниям: по факту наличия или отсутствия опьянения в момент совершения преступления; по совершению преступлений в группе или в одиночку; по совершению преступлений во время отбытия наказаний, нахождения под административным надзором и т.д. Эти группировки рецидивистов позволяют выявлять имеющиеся в данном контингенте определенные особенности и учитывать их при организации правоохранительной и предупредительной деятельности.

Существенные особенности личности рецидивиста ярко проявляются при рассмотрении ее нравственно-психологических признаков. В интеллектуальной сфере для рецидивистов характерны отставание общеобразовательного и культурного уровня, ограниченность общественно-политических знаний, узость взглядов и интересов, малый объем жизненного опыта в социально полезной области деятельности. У некоторых наблюдается замещение подлинных знаний псевдоинформацией, поступающей из локальных источников их антиобщественного окружения.

Особое значение для оценки личности рецидивиста имеет анализ ее мировоззренческой сферы. Здесь у рецидивистов констатируется прежде всего слабое развитие либо полное отсутствие должных отношений к социальным и моральным ценностям: к общественному долгу, труду, семье, другим лицам, к самому себе. Позитивные ценностные ориентации замещаются у рецидивистов отдельным либо целым комплексом антиобщественных оценок, взглядов и убеждений: вместо трудолюбия утверждается стремление к паразитизму, вместо доброты появляется жестокость, вместо гуманности – бессердечие и т.д. Наиболее опасные рецидивисты, склоняя других лиц к совершению преступлений, нередко разглагольствуют о коллективизме, дружбе и взаимной поддержке, а на деле демонстрируют свой откровенный индивидуализм и эгоизм.

Для отношений рецидивистов с другими людьми в целом характерно неуважение к личности. Высокая критичность в оценке людей и отношении к окружающим сочетается у них с болезненным самолюбием, некритичностью к самому себе, собственным поступкам. Потребность в общении реализуется рецидивистами главным образом на антиобщественной основе, путем контактов с «себе подобными»: ранее судимыми, собутыльниками, женщинами аморального поведения. Самоутверждение они находят в открытом пренебрежении общепринятыми нормами жизни общества, а нередко и в насилии над другими людьми.

В эмоциональной и волевой сфере личность рецидивиста также характеризуется некоторыми отличительными чертами. Для рецидивистов в большей степени, чем для осужденных впервые, характерны такие психологические дефекты, как высокая эмоциональная возбудимость, слабый самоконтроль и большая зависимость поведения от ситуации. Значительная часть рецидивистов характеризуется проблемами в волевой подготовке, отсутствием или недостаточным развитием способности преодолевать труднос-ти, бороться за достижение поставленной цели.

Таким образом, в нравственно-психологической сфере рецидивисты характеризуются существенными отклонениями от нормы, а в целом – антиобщественной направленностью1.

Более сложным видом классификации является типология. Проведенные исследования позволяют выделить три типологические группы рецидивистов, учет которых может иметь практическое значение. При этом ведущим критерием их выделения является определенная степень криминальной активности, проявляемая в преступном поведении. У различных типов рецидивистов по-разному выражены характер, глубина и устойчивость дефектов нравственного и правового сознания; рознятся и сами социальные условия жизни, характер воздействующих на них негативных факторов, своеобразны их социальные связи и отношения.

С учетом сказанного были выделены и рассматриваются следующие три типа рецидивистов:

1) активно криминогенный;

2) неустойчивый;

3) деморализованный.

При этом рецидивисты могут в разной степени быть выразителями черт типа, который они представляют. Разумеется, указанными типами не исчерпывается все их разнообразие.

Активно криминологенный тип близок к традиционно выделяемому, в литературе так называемому «антисоциальному», «злостному», «упорному» и «последовательно криминогенному» типам. Большинство его представителей является лицами молодого возраста (21–28 лет), хотя у части его рецидивистов отмечается сохранение криминальной активности и в более старшем возрасте. Для подавляющего большинства представителей этого типа характерны: раннее начало совершения преступлений – еще до наступления совершеннолетия; грубые нарушения норм морали; антиобщественное поведение; активное противодействие требованиям режима в процессе отбывания наказания. Именно в данном типе преобладают особо опасные рецидивисты-гастролеры.

Для рецидивистов активно криминогенного типа присущи активность и наиболее последовательное преступное поведение: многократный рецидив, высокий специальный рецидив корыстных или насильственных преступлений, устойчивость стереотипов в выборе объекта посягательств и способов их совершения. Как правило, преступления совершаются ими предумышленно, с ясно осознанными мотивами и целями. Ситуации преступлений не просто используются, но зачастую активно создаются, нередко, с преодолением тех или иных преград. Сравнительно высок уровень групповых преступлений, в которых рецидивисты этого типа обычно выступают в роли инициаторов и организаторов либо активных соисполнителей. Значительная часть преступлений совершается в первый год и нередко в первые месяцы после освобождения.

У данного типа наиболее глубоко и устойчиво деформировано нравственное и правовое сознание:

ориентация на нормы и правила поведения, принятые в преступной среде;·

стремление к лидерству;·

постоянная готовность к удовлетворению личных антиобщественных интересов путем нарушения закона.·

При этом многие преступники, особенно корыстные, рассматривают преступное поведение как основной источник своего материального существования. Отсюда – частичное или полное выключение таких лиц из сферы общественно полезного труда. Особенностью формирования личности рецидивистов активно криминогенного типа является длящееся их пребывание в криминогенной среде: воспитание в неблагополучной семье и под ее негативным воздействием, безнадзорность, постоянное и прочное включение в криминогенные группы и отрицательные связи с людьми подобного типа.

Рецидивисты активно криминогенного типа (они составляют 40 % к общему массиву обследованных рецидивистов) являются наиболее социально опасной частью контингента преступников, в отношении которых можно прогнозировать высокую вероятность совершения нового преступления, если не будут приниматься соответствующие интенсивные профилактические меры1.

Указанный тип рецидивистов требует к себе со стороны правоохранительных органов самого строгого контроля как в период нахождения в местах лишения свободы, так и на свободе, особенно в первое время после освобождения, когда наиболее возможна высокая криминальная активность.

Неустойчивый тип близок к выделяемому в литературе «ситуативному типу». У большинства рецидивистов неустойчивого типа отмечается двух-, трехкратный рецидив. Как правило, это лица молодого и среднего возраста, в основном начавшие совершать преступления в 18–20 лет. Их поведение характеризуется совершением административных и дисциплинарных проступков, связанных с пьянством. Преступное поведение этих лиц гораздо менее последовательно и активно, чем у рецидивистов активно криминогенного типа. Они действуют менее избирательно и рационально, но более стихийно и противоречиво. Сам характер преступного деяния в значительной мере зависит от той криминогенной ситуации, в которой они оказались. Нередко, это кражи недостаточно охраняемого имущества и грабежи в отношении пьяных, несовершеннолетних и престарелых, хулиганские действия в конфликтных ситуациях и т.п. Умысел часто возникает внезапно в соответствующей ситуации и в значительной мере обусловлен нетрезвым состоянием и потребностью добыть деньги на спиртное.

По своим личностным особенностям рецидивисты данного типа неоднородны. Но в целом нравственное и правовое сознание у них менее дефектно, чем у предыдущего типа, и более противоречиво. Неустойчива их трудовая деятельность, хотя у части лиц показатели труда хорошие. Значительная часть рецидивистов данного типа воспитывалась в семьях с отрицательными характеристиками. В товарищеских досуговых группах представлены и ранее судимые лица, и не судимые, характеризующиеся отрицательным поведением. У части рецидивистов фиксируются отдельные положительные контакты, но, как правило, носящие эпизодический характер.

По данным проведенного исследования, представителями неустойчивого типа были 30–35 % рецидивистов. Противоречивость личностных характеристик рецидивистов неустойчивого типа затрудняет прогнозирование дальнейшего их поведения. В целом, по сравнению с активно криминогенным типом общественная опасность данного типа менее значительна. У представителей этого типа нередко отмечаются некоторые положительные моменты в их ближайшем окружении и в поведении, особенно в сфере труда. Указанные обстоятельства значительно расширяют возможности профилактической работы с данным контингентом по предупреждению рецидива преступлений.

При совершении повторных преступлений рецидивистами неустойчивого типа решающее значение имеют способствующие преступлению обстоятельства: предшествующие длительные межличностные конфликты, трудности адаптации к условиям жизни на свободе после освобождения из мест лишения свободы и т.п., что характерно, например, для так называемых «бытовых хулиганов», «воров по случаю». Поэтому необходимо, чтобы подобные ситуации своевременно становились объектом профилактического воздействия со стороны правоохранительных органов.

Деморализованный тип (его еще называют «асоциальным», «примитивным») как бы завершает развитие двух предыдущих типов. Термин «деморализация» употребляется как синоним существенной деградации личности в нравственном и социальном смысле, утери ею всех основных жизненных позиций и связей, идеалов, стремлений. Для большинства составляющих его рецидивистов характерен многократный рецидив (две трети имеют четыре и более судимостей). В основном они относятся к старшему поколению. Средний их возраст – более сорока лет. Преступное поведение рецидивистов этого типа, как правило, не сопровождается тяжкими последствиями. Для них характерны крайний примитивизм мотивов и способов совершения преступлений, яркая связь с алкоголизмом: активность их вызывается только одной потребностью к выпивке. Преступления, как правило, ситуативные, не предумышленные, значительная часть их связана с длительным уклонением от трудоустройства, от уплаты алиментов, со злостным невыполнением ограничений административного надзора.

Представители рассматриваемого типа характеризуются фактическим «распадом» личности, когда уже трудно говорить о наличии каких-либо в полной мере осознанных личностных мировоззренческих взглядов, нравственных представлений. Сохраняется лишь общее негативное отношение к обществу, закону и правопорядку. У рецидивистов деморализованного типа наблюдается почти полная утеря позиций в сфере семьи и труда. Подавляющее большинство их длительное время нигде не работают. Круг общения ограничен такими же деморализованными личностями, страдающими алкоголизмом и уклоняющимися от общественно полезного труда.

Специфические дефекты личности рецидивистов этого типа обусловливают высокую вероятность совершения ими вновь повторного преступления, особенно таких, как кражи, грабежи, бродяжничество. Деморализованные рецидивисты негативно адаптируются к условиям отбывания наказания в местах лишения свободы. Поэтому здесь одни репрессивные меры будут малоэффективными. Позитивная коррекция личности предполагает, в первую очередь, целенаправленное лечение от пьянства и алкоголизма, оказание другой необходимой социальной помощи.

Таким образом, учет рассмотренных выше типов рецидивистов позволяет точнее оценивать криминологическую ситуацию в городе, районе, области с точки зрения уяснения распространенности и степени общественной опасности разных контингентов рецидивистов, объяснения их преступного поведения и прогнозирования, а также дает возможность более оптимально подходить к организации исправления ранее судимых лиц, проведению с ними профилактической работы.

 

Причины и условия рецидивной преступности

Существование рецидивной преступности обусловлено определенными причинами и условиями. Это, во-первых, причины и условия, характерные для преступности в целом; во-вторых, причины, условия и обстоятельства, влияющие именно на рецидив преступления. Особых, специфических причин рецидивной преступности не существует. Иначе обстоят дела с рядом условий, способствующих рецидиву преступлений.

Стойкая система антиобщественных взглядов формируется у рецидивистов под воздействием двух групп условий: субъективных и объективных1. Условия первой группы относятся к характеристике личности рецидивиста (пол, возраст, образовательный уровень, черты характера, темперамент и др.), а условия второй охватывают широкий круг разнообразных обстоятельств организационного, воспитательного, правового характера и т.д. Но главными являются все же условия первой группы2. В случае рецидива можно с полным основанием утверждать, что между преступлением и личностью преступника существует более тесная, сущностная связь. Из этого следует, что преступник-рецидивист совершает преступление не только под воздействием данных обстоятельств, сама антиобщественная направленность его личности также создает объективные предпосылки для совершения преступлений. Следовательно, применительно к рецидивистам первостепенное значение имеет глубокий анализ личности преступника и всего его жизненного пути, поскольку у этой категории преступников доминируют субъективные условия.

Понятие объективных условий, как отмечалось выше, охватывает широкий круг разнообразных обстоятельств, в ряде случаев играющих роль факторов, влияющих на рецидивную преступность. Сама их природа такова, что они могут проявляться лишь в сфере жизни ранее судимых лиц, поскольку связаны с судимостью, с фактом применения уголовного наказания, особенно лишения свободы.

Рецидивная преступность является основным мерилом итоговой оценки результативности наказания. Она обусловлена наличием особых социальных и психологических факторов:

1) не отвечающая социально-политической ситуации нравственно-педагогическая подготовка осужденных к жизни после освобождения;

2) встреча с непрогнозируемыми трудностями при устройстве на работу;

3) необеспеченность жилищно-бытовыми условиями;

4) разрушение за время лишения свободы социально полезных связей с родственниками;

5) утрата необходимых жизненных навыков (забота об одежде, питании, отсутствие умения правильно использовать зарплату и т.д.).

Каковы же объективные условия, способствующие рецидиву преступлений? В первую очередь, в перечне данных условий следует назвать ряд факторов, связанных с недостаточной эффективностью исполнения наказания.

Во-первых, при исполнении наказания наряду с позитивными последствиями, имеют место отрицательные, нежелательные последствия. Особенно это характерно для лишения свободы. К неизбежным негативным последствиям исполнения этой меры наказания относятся: выключение осужденного из обычных условий жизни общества, ослабление или даже полный разрыв его прежних социально полезных связей, своеобразное привыкание к режиму и обстановке мест лишения свободы и связанные с этим психологические трудности социальной адаптации после отбытия наказания, а также другие обстоятельства. За годы изоляции от общества вырабатывается жизненная пассивность, притупляющая адаптивные способности. В итоге эти лица после освобождения не могут активно включаться в жизнь общества, преодолевать трудности, соблазны и отрицательное влияние среды.

Во-вторых, недостаточная эффективность наказания, влияющая на рецидив преступлений, может быть связана c определенным несовершенством законодательства, наличием в нем таких норм, которые не в полной мере соответствуют современным потребностям общества, новым социальным условиям, а также с упущениями.

В-третьих, недостаточная эффективность наказания зависит от упущения и ошибок в практике его применения. Для успешной реализации целей наказания в законодательстве и судебной практике должно обеспечиваться оптимальное на данный период развития общества соотношение тех или иных видов наказаний, их максимального и минимального размера, конкретного содержания в них элементов кары и воспитания.

В-третьих, к факторам, снижающим эффективность наказания и, следовательно, влияющим на рецидивную преступность, относятся различные недостатки в практике его исполнения. В колониях по исполнению наказаний многое делается для исправления осужденных, искоренения у них антиобщественных взглядов и привычек. В то же время, в этой работе не всегда удается избежать и отрицательного влияния на осужденного со стороны его окружения. Отрицательно воздействуют на осужденных лица, совершающие преступления в местах лишения свободы или собирающиеся продолжить преступную деятельность после освобождения, а также злостные нарушители режима. Неблагоприятное влияние на личность осужденного могут оказывать самые разнообразные недостатки и просчеты в уголовно-исполнительном процессе: неполное вовлечение осужденных в общественно полезный труд, плохая организация труда и обучения, профессиональной подготовки, неудовлетворительная воспитательная работа, применение не предусмотренных законом мер, направленных на усиление или ослабление режима, попустительство его нарушителям и т.д.

Наряду с недостаточной эффективностью наказания к специфическим условиям, способствующим рецидиву преступлений, относятся различные негативные обстоятельства, связанные с социальной адаптацией лиц, освобожденные из мест лишения свободы. При формальном подходе к решению вопросов о трудовом и бытовом устройстве они нередко оказываются предоставленными самим себе и длительное время находятся в состоянии фактической изоляции от коллектива, что затрудняет их социальную адаптацию.

В условиях рыночных отношений проблемы трудового и бытового устройства, обеспечения социальных гарантий освобождаемым резко обостряются. Наряду с обеспечением четкой работы механизма защиты их от грядущих неурядиц необходимо создавать специальные государственно-общественные институты социальной адаптации (патронаты, попечительство и т.д.).

Неблагоприятные условия, влияющие на рецидив преступлений, могут также складываться в сфере быта и семейно-родственных отношений. Они проявляются в различных формах: от отсутствия атмосферы взаимной доброжелательности в семье до активного вовлечения освобожденного в пьянство, разврат либо даже подстрекательства его к возобновлению преступной деятельности. В этом отношении особенно опасно разлагающее влияние на освобожденного других ранее судимых лиц его ближайшего окружения, которые продолжают вести антиобщественный образ жизни. Кроме того, существенно влияют на рецидивную преступность ошибки и упущения в деятельности правоохранительных органов и общественности: отсутствие преемственности в работе между органами и учреждениями КУИС и полицией, разобщенность усилий профилактической службы и других подразделений полиции, с одной стороны, и административных предприятий, общественных формирований по месту жительства – с другой. Изучение практики показывает, что еще далека до оптимальной эффективность административного надзора полиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы. Под административный надзор берутся не все лица, на которых он распространяется. Иногда надзор устанавливается с большим опозданием, осуществляется формально и сводится лишь к эпизодическим проверкам образа жизни поднадзорных, не сочетается с кропотливой воспитательной работой.

 

Предупреждение рецидивной преступности.

Рецидивная преступность – часть общей совокупности повторных преступлений, составляет одну из разновидностей преступности как социального явления в обществе.

Особенности рецидивной преступности обусловливаются спецификой личности преступника, а также своеобразием противоречия личности рецидивиста обществу и его правовым установкам.

Рецидивная преступность – сложнейшая и болезненная из социальных проблем.

Проблема рецидивной преступности сложна в смысле социально-психологического и индивидуально-психологического аспектов. Преступники-рецидивисты во многих случаях незаурядные личности с сильным характером, обладающие организаторскими способностями, притягивающие своими качествами к себе других людей. Однако психологическая атмосфера, складывающаяся вокруг рецидивиста, характерна тем, что личность его сеет вокруг себя страх, который буквально подавляет и полностью лишает человеческого достоинства людей, слабых характером. Мир рецидива жесток, моральные ценности в нем перевернуты, цена жизни ничтожна. Поэтому преступления, в которых участвует и которыми руководит рецидивист, часто жестоки, характеризуются смелостью замысла и исполнения, осмотрительностью и предусмотрительностью. После этого, как правило, либо наступает затишье, либо преступник попадает в сферу деятельности правоохранительных органов за мелкие преступления.

Кроме обычных мер предупреждения преступного рецидива, с учетом специфичности этого вида преступления, принимаются и специфические меры профилактики, которые тесно увязываются с причинами и условиями, способствующими совершению повторных преступлений. Они направлены на устранение и локализацию в первую очередь социальных факторов и явлений, служащих базой возникновения рецидива преступлений, недопущение повторных преступлений со стороны одних и тех же лиц.

Очень важную роль в профилактике повторных преступлений должны выполнять исправительно-трудовые учреждения по коррекции осужденных, по устранению у них криминогенных личностных свойств и наклонностей, приобщению этой категории лиц к общественно полезному труду, по недопущению свободного общения опасных и особо опасных рецидивистов с лицами, совершившими преступления впервые или нетяжкие преступления.

Речь идет о дифференцированном подходе к избранию, мер исправления осужденных, а после их освобождения – о средствах и способах адаптации лиц освобожденных из мест лишения свободы. Надо исключить возможность преступного влияния рецидивистов на других законопослушных граждан. В этом плане должен быть усилен контроль за поведением лиц, находящихся под гласным административным надзором органов милиции.

Вопросы профилактики преступности и предотвращения рецидива преступлений являются самыми сложными.

Криминология может лишь предложить какие-то общие направления и способы проведения профилактики рецидивной преступности. Сама работа по предупреждению рецидива преступности лежит на правоохранительных органах и других структурах власти.

 

 

Pin It on Pinterest

Яндекс.Метрика